Доначисляй и оспаривай: главные тренды налоговых споров

Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Пепеляев Групп Региональный рейтинг I группа Налоговое право и налоговые споры II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения III группа Коммерческая недвижимость/Строительство Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика × , отмечает, что в 2018 году на первом месте по-прежнему остается ответственность за налоги «пропавших» контрагентов, которые налоги не заплатили. Отдельная тенденция – дела, связанные с дроблением бизнеса. По России за прошлый год их было более ста. Также чувствительными остаются трансграничные операции.

Алексей Артюх, партнер Taxology TAXOLOGY Федеральный рэнкинг I группа Налоговое право и налоговые споры 42 место По количеству юристов Федеральный рейтинг I группа Налоговое право и налоговые споры 42 место По количеству юристов × , считает, что 2018 год продолжил основные тренды, заданные в последнее время. «Ключевым стоит признать продолжение снижения общего числа таких споров с одновременным увеличением «качества» дел: меньше на себя обращают традиционные споры о сделках с однодневками, больше стало споров о методологии и необоснованной налоговой выгоде через определение действительного экономического смысла операций и деловой цели сделки», – считает он.

Эксперты считают, что налоговые споры Верховным судом были решены «с помощью принципов права и основных начал законодательства о налогах и сборах». Определение экономколлегии по делу НАК «Азот» (дело № А68-10573/2016) интересно тем, что суд счел буквальное прочтение и толкование налоговой льготы по движимому имуществу приобретением имущества от взаимозависимого лица, противоречащим принципам экономического основания налогообложения, равенствам, а также той цели, которую преследовал законодатель при принятии закона. «В случае приобретения такого же оборудования у иного продавца на тех же условиях, право на освобождение от налогообложения не могло бы быть поставлено под сомнение, что свидетельствует о дискриминации и произвольном налогообложении», – говорится в определении суда.

В определении по делу АО «Бамтоннельстрой» вспоминают о принципе добросовестного налогового администрирования. В деле № А33-17038/2015 указано, что «Бамтоннельстрой» продал ряд объектов недвижимости, а позже договор купли-продажи признали незаконным. Компания обратилась за вычетом НДС, не получила ответа и подала уточненную декларацию по НДС с уменьшением суммы исчисленного налога. Деньги налоговая вернула, а позже, в рамках выездной проверки, и налог на прибыль, НДС, налог на имущество организаций с пенями и штрафами. ВС защитил интересы налогоплательщика.

В марте экономколлегия рассматривала спор о том, возможно ли применить льготу в случае «сестринских» займов при работе с кипрскими инвесторами. Участниками дела были «СУЭК-Кузбасса» и офшор Suek PLC (Кипр) (дело № А27-25564/2015), а суды всех трех инстанций встали на сторону налоговой: нет прямого участия – нет и права на льготу. ВС отправил дело на новое рассмотрение, и в первой инстанции суд постановил решение ФНС незаконным.

Дело «Т-Плюс» попало в обзор ВС. В 2013 году компания предоставила в налоговую уточненную декларацию за период с 1 января по 31 декабря 2010 года. Там она указала, что переплатила налог на прибыль. В 2015 году налоговая решила информацию проверить и отправилась в компанию с выездной проверкой. «Т-плюс» действия налоговой решила оспорить в суде, так как выездную проверку по истечении трех лет после окончания проверяемого налогового периода назначать незаконно. Три инстанции решали дела в пользу налоговой. Верховный суд решил, что выездную налоговую проверку налоговики не могут инициировать без учета оценки разумности срока, прошедшего с момента подачи уточненной налоговой декларации (дело № А40-230080/2016).

В 2018 году завершилось дело ООО «Мон’дэлис Русь» (дело № А11-6203/2016). При внутрихолдинговой реорганизации компания применила новацию и заменила обычную оплату обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании доначислили штрафов и налогов на сумму около 740 млн руб. При этом значительная часть санкций была связана именно с конфигурацией сделки. В итоге и налоговая, и суд признали сделку по покупке нереальной. В споре компания пыталась обосновать выбранную схему внутрихолдинговой реорганизации. В итоге иностранному акционеру переплатили значительную сумму за покупку российского предприятия, которое уже входило в холдинг. Сумму признали дивидендами.

Другое яркое дело – ООО «Нестле» (дело № А40-108591/17). Тогда налогоплательщика обвинили в том, что при покупке компании «Рузская кондитерская фабрика» (сейчас она закрылась) он понес затраты. При этом права на товарные знаки и технологии фабрики перешли в пользу аффилированной иностранной компании.

Предметом спора нередко становится исключение из состава расходов сумм затрат по сделкам, при этом выплаты за рубеж рассматриваются как выплаты дивидендов или иное распределение прибыли, подлежащее обложению в России. В деле ООО «Русджама» (дело № А11-9880/2016) услуги, оказанные иностранным холдингом, были признаны нереальными, а сами расчеты за них – скрытой выплатой дивидендов.

«Кульминацией тренда можно признать определение СКЭС ВС РФ по делу № А50-16961/2017 АО «ГалоПолимер Кирово-Чепецк», где судьи признали подлежащей российскому налогообложению любую выплату пассивного дохода в адрес иностранной организации в отсутствие понятного экономического основания для выплаты (в этом деле речь шла о перечислении средств за реально не оказанные услуги канадской однодневке)», – считает Артюх.

Начиная с 2016 года стали «популярными» споры о фактическом праве на доход, который выплачивают иностранные организации. Если его статус не подтвердить, то можно лишиться льгот международных налоговых соглашений. Процесс ОАО «Полимертепло» (дело № А40-66788/18) был отличительным, так как среди доказательств участия в цепочке выплаты дивидендов кипрского акционера, которые собрал налоговый орган, удалось получить доказательства и из иностранных юрисдикций. Также изучили электронную переписку российской компании, допросили иностранного директора кипрской организации и даже юридических консультантов.

Внутри России эксперты отмечают спор ООО «УралМетКом», связанный с методологией. В деле № А47-9881/2017 суды не стали учитывать расходы на управление дочерними организациями для расчета 20% налогов на прибыль. Тогда налоговики и суды решили, что эти затраты идут «в зачет» дивидендов. Они облагаются по ставке или 0%, или 13%. В материалах дела указано, что работники филиала рассказали, что занимались управлением дочерних компаний. При этом филиал был убыточным и не занимался производственной деятельностью – в нем работали только управленцы.

Эксперты отмечали, что подобное решение может привести к увеличению налогового бремени для бизнеса.

Ещё один спор уходящего года – спор о деловой цели, участником которого было ООО «Лебедянский» (дело № А36-4222/2017). Тогда и налоговый орган, и суды отказали в экономической состоятельности заводу из группы «ПепсиКо», который при этом же продает свою продукцию через общего дистрибьютора. В итоге расходы на рекламные услуги завода признали необоснованными затратами в пользу холдингового дистрибьютора. «Логика разрешения подобных споров в целом угрожает спокойному существованию разветвленных холдингов, перепродающих продукцию внутри группы для последующего сбыта», – комментирует Артюх.

Ещё один тренд уходящего года – о налоговой переквалификации движимого имущества на недвижимое. «Это позволяет обложить последнее налогом на имущество практически без изъятий. Особенно актуальной эта тема представляется в свете отмены налога на движимое имущество с 2019 года. Проблема актуальна для крупнейших производственных компаний. В результате переквалификации недвижимостью признается оборудование, трансформаторы, сети, трубопроводы и прочее», – отмечает Артюх. В подобных делах участвовала «дочка» «Лукойла» (дело № А40-176218/17) – Архангельский фанерный завод (дело № А05-1595/17) и другие.

Переквалифицируют и внутрихолдинговые займы во вклады в капитал. В последующем налогоплательщика лишают права на учет в расходах процентов по такому займу. В случае с ООО «Кнауф Инсулейшн» (дело № А70-8087/2018) налогоплательщика обвинили в налоговой выгоде на основе завышения налогового убытка из-за процентов. Не повлияло даже то, что в ФРГ, стране займодавца, проценты облагались налогом по более высокой ставке, чем в РФ. То есть налоговую выгоду плательщик не получил. «Ключевой проблемой здесь представляется определение рыночности отношений между заёмщиком и займодавцем, в любой момент времени от выдачи займа до его погашения не только на предмет соответствия цены рыночному уровню, но и возможности, способности заемщика обслуживать заём и рассчитываться по нему. Безусловные сложности здесь всегда возникают у greenfield-проектов при освоении новых производств, когда у нового предприятия нет ни активов, ни выручки как источника для расчетов по займу», – отмечает Артюх.

Налоговая также показала тренд в области контроля за экспортными сделками, которые касаются вопросов целесообразности привлечения аффилированных иностранных трейдеров при экспорте природных ресурсов, уровне их маржинальности и т. д. «Для многих специалистов в области ТЦО (трансфертное ценообразование) становится откровением то, что применяемый ими ранее при подтверждении рыночности цены метод сопоставимой рентабельности не выдерживает судебной проверки, когда суд и налоговые органы с куда большей охотой доверяют сведениям о ценах от независимых ценовых агентств. Безусловно, что такая практика тоже должна влечь корректировку подходов в области налогового планирования», – рекомендует Артюх.

Смотрите так же:  Как встать на учет в налоговой иностранному гражданину

Амбассадором этих процессов в 2018 году стал «Уралкалий», чье дело в начале этого года отправили на новое рассмотрение после серии проигрышей налогоплательщиком. Тогда Uralkali Trading SA продал за рубеж 60% всей продукции предприятия и заработал на этом 68,8 млрд руб. Тогда же поменялись правила о ТЦО, согласно которым трейдер должен закупать товар у «Уралкалия» для перепродажи. В итоге ФНС посчитала цены иначе, чем налогоплательщик, и доначислила компании почти 1 млрд руб. налогов (дело № А40-29025/2017). Во второй половине года такие дела начали появляться все чаще. Например, в случае с «Тольяттиазотом» появилась целая серия однотипных дел (№ А55-1621/18, № А55-1618/18, № А55-1622/18).

В 2019 году компаниям предстоит столкнуться с новой задачей: повышенной ставкой НДС. «Основной вопрос, означает ли повышение ставки НДС обязанность покупателя согласиться с повышением цены? Здесь наблюдается явная коллизия между пониманием ВАС РФ и ВС РФ НДС как части цены и нормой п. 1 ст. 168 НК РФ (некорректной, на мой взгляд) о том, что дополнительно к цене продавец обязан предъявить покупателю сумму налога. Но вряд ли споры между компаниями по поводу цены будут настолько многочисленными, что повлекут заметное увеличение нагрузки на суды», – комментирует Зарипов и добавляет, что ФНС в письме подробно разъяснила вопросы исчисления налога продавцом как налогоплательщиком. Вряд ли это вызовет большое число споров.

Налоговые споры и особенности их рассмотрения. Все ли дороги ведут к истине?

Ведение бизнеса с соблюдением норм закона не панацея от налоговых споров. Поводов для конфликта с фискальными органами множество: от несогласия с порядком проведения проверки до оспаривания решения о привлечении к ответственности. Каковы шансы налогоплательщиков на успех в суде и как восстановить нарушенные права компании в досудебном порядке? Об этом пойдет речь в нашем обзоре.

Что понимают под термином «налоговые споры»?

Налоговый спор — это вид юридического спора между государственным органом и иными участниками налоговых правоотношений по поводу исчисления и уплаты налогов [1] .

Теоретики утверждают, что всякий спор о налогах и сборах является налоговым, но не всякий конфликт с участием фискальных органов есть налоговый. Этот вида спора характеризуется такими индивидуальными признаками (особенностями):

  • Характером спорного правоотношения. Налоговым является только тот спор, который вытекает из властных отношений по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в РФ, а также отношений в процессе налогового контроля и обжалования актов и действий налоговых органов.
  • Субъектным составом. Участниками налогового спора с одной стороны выступают налоговые и таможенные органы, а с другой — налогоплательщики (физические, юридические лица, их филиалы, представительства, обособленные подразделения) и другие лица, на которые возложены обязанности по исчислению и уплате налогов, например, кредитные организации.
  • Юридическим неравенством участников. Одна сторона этого спора всегда представляет интересы государства.
  • Протеканием в определенной законом форме (досудебного и судебного конфликта) и разрешением в арбитражном суде.

Так, в производстве арбитражных судов субъектов Российской Федерации за первое полугодие 2017 года находилось 16 815 дел, связанных с применением налогового законодательства. По сравнению с показателем за этот же период предыдущего года, количество споров незначительно увеличилось (в 2016 году в указанный период на рассмотрении в судах находилось 16 719 производств этого типа).

Согласно статистике большинство налоговых споров инициируется фискальными органами и касается взыскания обязательных платежей и санкций. В первом полугодии 2017 года суды субъектов РФ рассмотрели 10 856 таких дел, а в 2016 году — 10 047. При этом требования истцов по данным спорам были удовлетворены только в 1/3 рассмотренных случаев.

На втором месте по актуальности — дела об оспаривании ненормативных актов налоговых органов и действий должностных лиц. Этот вид налоговых споров, как правило, инициируется субъектами хозяйственной деятельности — предпринимателями и юридическими лицами. Всего в первом полугодии 2017 года в производстве судов находилось 5587 таких дел. Приблизительно половина из них закончилась удовлетворением требований заявителей [2] . Каковы же причины налоговых споров и есть ли возможность предотвратить развитие конфликтов — рассмотрим ниже.

Причины налоговых споров

Несмотря на устойчивое стремление налоговой службы снизить количество конфликтов, они все еще остаются одной из наиболее распространенных и сложных категорий дел в арбитражной практике. Очевидно, что мероприятий, проводимых ФНС РФ (формирования единой системы применения закона, учета судебных решений при проведении проверок, улучшения налогового администрирования плательщиков налогов), недостаточно для сокращения числа обращений граждан и компаний в суд. Причиной появления таких споров также является постоянное развитие налогового законодательства, что порождает двусмысленность, неопределенность и противоречие норм друг другу.

Как свидетельствует судебная статистика [3] , в системе налоговых споров наиболее распространенными являются конфликты по поводу:

  • незаконности нормативных правовых актов в сфере налогов и сборов;
  • незаконности ненормативных правовых актов налоговых органов и действий (бездействия) должностных лиц (в том числе, по поводу отказа от возмещения НДС);
  • взыскания обязательных платежей и санкций (в том числе по поводу взыскания за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках);
  • возврата из бюджета средств, излишне взысканных налоговыми органами либо излишне уплаченных налогоплательщиками;
  • возмещения убытков, причиненных незаконными решениями налоговых органов или незаконными действиями (бездействием) их должностных лиц.

Так, в первой половине 2017 года по инициативе налоговых органов было начато 10 856 производств о взыскании обязательных платежей и санкций на общую сумму 5 279 936 тысяч рублей, из них 3407 дел закончились удовлетворением исковых требований. Таким образом, с помощью суда налоговой службе удалось взыскать 3 116 179 тысяч рублей.

В свою очередь, налогоплательщики за этот же период инициировали начало 5587 производств о незаконности действий и бездействий налоговых и таможенных органов, 195 производств о возврате из бюджета излишне взысканных или уплаченных средств, а также 35 производств о возмещении убытков в связи с незаконностью действий налоговых органов. Таким образом, общий объем претензий к государственным органам составил 3 096 532 тысяч рублей, при этом по решению суда было взыскано всего 230 013 тысяч рублей [4] .

Виды налоговых споров

Классификация налоговых споров — это скорее вопрос теории, чем практики. Вместе с тем, обобщение конфликтов по конкретному параметру и распределение их на группы позволяет получить наиболее полное представление о поводах, причинах и особенностях этих конфликтов. Чаще всего налоговые споры разделяют по следующим признакам:

  • стороне-инициатору;
  • предмету обжалования;
  • содержанию требований;
  • порядку рассмотрения.

В зависимости от инициатора спора выделяют:

  • споры от имени налогоплательщиков;
  • споры по обращениям налоговых, таможенных органов;
  • споры по инициативе иных лиц, вовлеченных в налоговые правоотношения.

По предмету обжалования все конфликты условно делятся на споры о выполнении фискальных обязательств и споры о восстановлении нарушенных прав незаконными действиями государственных органов. На основании содержания требований, предъявляемых участниками конфликта, их можно разделить на споры о взыскании санкций, недействительности решений налоговых органов, возмещении убытков от незаконных действий должностных лиц. По стадиям рассмотрения все споры делятся на:

С 1 января 2014 года вступили в действия нововведения, обозначенные в Федеральном законе от 2 июля 2013 года № 153-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации». Теперь досудебный порядок обязателен для всех категорий налоговых споров. Кроме этого, со 2 июня 2016 года начали действовать изменения досудебного урегулирования таких споров, установленные в Федеральном законе от 1 мая 2016 года № 130-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации». Налогоплательщики на этой стадии получили больше возможностей и реальных рычагов влияния на обжалуемые решения налоговых органов. Благодаря этому, по словам руководства ФНС РФ, постепенно удается сокращать количество обращений налогоплательщиков в суд. Например, в 2016 году налоговые органы приняли решение по 21 000 жалоб на результаты камеральных и выездных налоговых проверок. По сравнению с 2015 годом, это меньше на 11%. В пользу инициаторов обращений решения вынесены в 34% случаев [5] . 60% обращений касались налоговых проверок, 40% — составили жалобы на акты органов ненормативного характера и незаконность действий налоговых органов [6] . В то же время, в 2016 году, налогоплательщиками было инициировано 12 297 налоговых споров в суде, и в пользу истцов вынесено 5403 решения, что составляет 43,9% [7] .

Как правильно использовать доступные инструменты разрешения спора до суда и оперативно отреагировать на злоупотребления властью государственных органов — читайте далее.

Досудебное урегулирование налоговых споров

Досудебное урегулирование налоговых споров — это процедура рассмотрения и разрешения обращений, жалоб, апелляционных жалоб на действия, бездействия и решения налоговых органов вышестоящей инстанцией внутри ведомства.

Смотрите так же:  Исковое заявление о передаче технической документации на мкд образец

Право на обжалование действий налоговых органов в административном порядке предусмотрено, в первую очередь, Налоговым кодексом РФ (статьи 137 и 138). Кроме этого, к актуальной правовой базе по этому вопросу следует отнести:

  • Приказ ФНС России от 13 февраля 2013 года № ММВ-7-9/78@ «Об утверждении Концепции развития досудебного урегулирования налоговых споров в системе налоговых органов Российской Федерации на 2013–2018 годы».
  • Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации».
  • Информацию ФНС России «О разъяснении порядка досудебного урегулирования налоговых споров» (приведена на сайте www.nalog.ru по состоянию на 31 марта 2014 года).

С помощью досудебного порядка урегулирования налоговых споров можно:

  • выразить несогласие с актом проверки и результатами мероприятий налогового контроля;
  • заявить возражение на акт о выявлении фактов налоговых нарушений;
  • обжаловать вступившее или не вступившее в силу решение налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения;
  • обжаловать действия и бездействие налоговых органов.

Досудебное урегулирование налоговых споров — это оперативный и действенный метод разрешения конфликтов о приостановлении операций по счетам, о возложении обязанности уплатить налог, пеню, штраф, а также по иным решениям налогового органа, которые требуют быстрого реагирования налогоплательщика.

Согласно статье 139 НК РФ жалоба на решение и действие налогового органа подается в вышестоящий орган внутри ведомства, но через инстанцию, чье поведение обжалуется. Алгоритм действий в этом случае будет следующим:

  1. Составление жалобы, обращения, апелляционной жалобы.
  2. Подача документов в налоговый орган по месту регистрации налогоплательщика по почте, через интернет (на официальном сайте ФНС России, управлений по субъектам, единого портала государственных услуг) или лично по месту нахождения ведомства.
  3. Участие в рассмотрении жалобы в налоговом органе (по желанию заявителя).
  4. Получение решения по результатам рассмотрения обращения и при необходимости — обращение в суд.

Как свидетельствует практика, возможные варианты решения спора в порядке досудебного урегулирования — это:

  • отмена решения налогового органа о доначислении налога и санкций за его несвоевременную оплату;
  • вынесение решения об отказе в привлечении налогоплательщика к ответственности;
  • отмена решения о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение правонарушения;
  • признание действий или бездействия налоговых органов неправомерными и принятие мер по устранению допущенных ими нарушений.

Среди плюсов процедуры досудебного урегулирования налоговых споров, безусловно, оперативность и простота. Согласно статье 140 НК РФ, срок рассмотрения жалобы и апелляционной жалобы на решение о привлечение к ответственности составляет 1 месяц со дня ее получения, а других жалоб — 15 дней. Продлить этот срок может руководитель налогового органа, но не более чем на 1 месяц и 15 дней соответственно.

Досудебное урегулирование не требует оплаты государственной пошлины и не несет каких-либо судебных расходов для заявителя. Кроме этого, Закон № 130-ФЗ закрепил возможность налогоплательщика приостановить исполнение решения налогового органа, которое обжалуется, до итогового решения по обращению. Эту процедуру заявитель инициирует самостоятельно и подтверждает свое намерение банковской гарантией.

Среди минусов досудебного урегулирования налоговых споров — отсутствие права отказаться от этой процедуры, потеря времени в ожидании решения налогового органа, а также низкий процент удовлетворения ведомством требований налогоплательщиков. В ситуации, когда досудебное урегулирование не принесло ожидаемых результатов, необходимо обращаться в суд.

Налоговые судебные споры

Разрешение налоговых судебных споров в суде — это процедура обжалования актов налоговых органов ненормативного характера, а также действий или бездействия должностных лиц по поводу налогов и сборов в арбитражном суде. Право на обращение в суд с налоговым спором предусмотрено в статье 138 Налогового кодекса РФ. Участникам таких споров также следует руководствоваться:

  • положениями Арбитражного процессуального кодекса и Налогового кодекса РФ;
  • правовыми позициями, отраженными в судебных актах Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ;
  • законами и подзаконными нормативно-правовыми актами, которые регулируют предмет спора.

В результате удовлетворения требований заявителя в судебном порядке решения налоговых органов по вопросам доначисления налогов, наложения штрафных санкций за несвоевременную уплату налога, привлечение налогоплательщика к ответственности, а также другим поводам могут быть признаны недействительными, а действия или бездействие — незаконными. Решение суда в пользу заявителя позволяет восстановить нарушенные права и получить возмещение ущерба.

Причины обращения налогоплательщиков в суд, как правило, следующие:

  • несоответствие акта налогового или таможенного органа закону или иному нормативно-правовому акту;
  • нарушение действиями налоговых органов прав и интересов налогоплательщиков в экономической деятельности;
  • возложение налоговыми органами на заявителя незаконных обязанностей;
  • создание налоговыми органами искусственных препятствий нормальному ведению предпринимательства и иной экономической деятельности.

Процедура разрешения налогового спора в суде состоит из таких этапов:

  • получение заявителем решения налогового органа в порядке досудебного урегулирования спора;
  • составление заявления;
  • подача его в арбитражный суд;
  • участие в судебном рассмотрении дела;
  • получение на руки решения суда по предмету спора.

Согласно АПК РФ заявление по налоговому спору подается в течение 3 месяцев со дня, когда заявителю стало известно о нарушении его прав. Как правило, такие дела рассматриваются в суде в течение 3 месяцев со дня поступления, однако в особых случаях срок рассмотрения может быть продлен до 6 месяцев.

Особенность рассмотрения налогового спора в суде — наличие у заявителя жалобы, которая подавалась в порядке досудебного урегулирования спора. Такое обращение фактически является основой для искового заявления. Существенно, что при споре с налоговым органом именно последний обязан доказывать правомерность своих действий. В отношении истца в этом случае действует презумпция правомерности действий. Вариантами разрешения спора в пользу заявителя в арбитражном суде являются:

  • отмена полностью или частично решения налогового органа;
  • признание действия иди бездействия незаконным;
  • возложение судом на налоговый орган обязанности совершить требуемые действия.

По сравнению с вышестоящим налоговым органом суд, безусловно, обладает беспристрастностью и непредвзятостью, что дает налогоплательщику больше шансов на восстановление нарушенных прав. В ходе судебного рассмотрения спора заявитель может ходатайствовать о приостановлении выполнения оспариваемого решения, банковскую гарантию в этом случае предоставлять не нужно. Вместе с тем судебный спор требует значительно большего количества затрат как материального, так и нематериального характера. Речь идет об оплате судебного сбора, судебных издержках, временных и интеллектуальных затратах.

Налоговые споры — особая категория судебных споров, которая является индикатором состояния взаимоотношений налогоплательщиков и фискальной службы. Несмотря на современные возможности стадии досудебного урегулирования, судебное обжалование решений и действий налоговых органов продолжает оставаться актуальным.

Услуги налогового юриста: зачем они нужны?

В ситуации, когда досудебное урегулирование не приносит ожидаемых результатов, руководителям организации приходится инициировать судебный спор. Стоит ли обращаться к услугам профессиональных налоговых юристов или с этой проблемой может справиться штатный специалист широкого профиля? На этот вопрос нам ответил к.ю.н., руководитель налоговой практики КСК групп Роман Шишкин:

«Самый важный этап в процессе судебного обжалования решения или действия налогового органа — подготовка позиции клиента. Как правило, она начинается с экспертизы оспариваемого акта на предмет нарушения прав заявителя. Только опытный налоговый юрист может реально оценить шансы успешного урегулирования налогового спора в суде. Такой подход позволяет клиенту минимизировать временные и финансовые затраты и инициировать только тот спор, который имеет перспективу.

В результате экспертизы решений налоговых органов специалисты КСК групп могут заранее установить, какова вероятность разрешения конфликта в пользу клиента, какую часть решения фискальной службы можно отменить, какие аргументы использовать для отстаивания позиции в суде. По нашему мнению, основная задача юриста в споре с налоговым органом — максимально быстро восстановить нарушенные права компании и не допустить их ущемления в дальнейшем. Для этого еще на начальном этапе спора мы добиваемся запрета на принудительное взыскание и наложение ареста на имущество».

P.S. КСК групп — аудиторско-консалтинговая компания с более чем 20-летней историей на российском рынке, по итогам 2016 года занимает 3-е место в сфере юридического консалтинга (данные «Эксперт РА», 2017) [8] .

Передача дела по сопровождению налоговых споров на аутсорсинг опытным юристам позволяет решить сразу весь комплекс актуальных вопросов: от подготовки и организации проведения выездных налоговых проверок до возмещения ущерба в результате неправомерных решений сотрудников налоговой службы.

Урегулировать налоговый спор можно еще на досудебном этапе, обжаловав акты проверяющих служб.

Основания для появления налоговых споров можно исключить еще на стадии подготовки налоговой проверки благодаря аудиту налога на прибыль, выполненных начислений по НДС, уплаты НДФЛ, а также правильному формированию налоговых документов.

Для оценки налоговых рисков и поиска решений их минимизации можно воспользоваться аналогом выездной налоговой проверки.

Бухгалтерское и налоговое консультирование дает возможность выработать грамотную стратегию взаимодействия с налоговыми органами и исключить возникновения непредвиденных штрафов или более серьезных санкций.

Получить квалифицированную помощь в вопросах решения налоговых споров можно, выбрав аутсорсинг.

Спор среди специалистов это

Госкорпорация «Роскосмос» и Российская академия наук (РАН) предложили разработать в профильных вузах новую образовательную программу для подготовки специалистов по космическому праву. Это следует из совместного решения РАН и госкорпорации, копия которого есть у «РИА Новости».

Такие юристы, уверены авторы инициативы, нужны будут уже в скором будущем для отстаивания интересов России в случае появления территориальных споров при освоении Луны.

Смотрите так же:  Возврат купленного товара по закону о защите прав потребителей

«Считать необходимым… разработать план юридического обеспечения интересов Российской Федерации в потенциально возможных территориальных спорах и поручить профильным вузам (МГУ, РУДН и др.) подготовку необходимого числа специалистов по космическому праву», — говорится в документе.

Такие рекомендации «Роскосмос» и РАН составили по итогам прошедшего в ноябре прошлого года совещания по разработке Национальной программы исследования и освоения Луны.

Межгосударственные отношения в космосе, в том числе на Луне, регулируются Соглашением о деятельности государств на Луне и других небесных телах, которое было утверждено Генассамблеей ООН в 1979 году.

В этом документе утверждается, что исследование и использование Луны является достоянием всего человечества и осуществляется в интересах всех стран мира. Государства, которые занимаются исследованием естественного спутника Земли, должны руководствоваться принципами сотрудничества и взаимопомощи.

«Луна не подлежит национальному присвоению ни путем провозглашения на нее суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами», — подчеркивается в соглашении.

Член-корреспондент Российской академии космонавтики имени К.Э.Циолковского Андрей Ионин в разговоре с РБК отметил, что в профильных кругах действительно ведется юридическая международная дискуссия на тему космических владений на фоне обсуждения возможной добычи полезных ископаемых в космосе.

«Существуют две точки зрения на этот счет: первая, что международное право и так определяет порядок собственности и это распространяется на космос. А вторая точка зрения указывает, что международное право не определяет эти вопросы и осваивать космические ресурсы можно как угодно», — рассказал он.

На его взгляд, дискуссия на тему урегулирования космических споров пока не вопрос первостепенной значимости.

«Дискуссия на эту тему — это попытка перенести эпоху великих географических открытий в сегодняшний день. И по сути разговоры на тему космических владений — это все схоластика, и такая психология является хищнической», — заключил он.

В недавнем интервью РБК глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин отметил, что план финансирования пилотируемого пуска на Луну после 2025 года пока еще не сформирован, однако этот вопрос требует скорейшего разрешения. Помимо этого он подчеркнул, что «космос вне политики не работает».

Управляющий партнер УК «Право и бизнес» Александр Пахомов заявил РБК, что юридически все отношения между государствами, касающиеся Луны, определены соглашением ООН.

«Я не совсем понимаю, что это за программа по разработке космического права отдельным суверенным государством и для чего нужна подготовка специалистов по нему, тем более если речь идет о национальных интересах, и для чего она нужна. Международное право не преследует целей защиты национальных интересов, если такие интересы могут нарушать права других государств», — недоумевает юрист.

У России есть своя полномасштабная лунная программа. Изначально она разрабатывалась несколькими конструкторскими бюро: академиков Сергея Королева, Владимира Челомея и Михаила Янгеля, еще во времена СССР по ней велись активные работы, однако в 1976 году ее прервали. Миссию закрыли по нескольким причинам, в частности, из-за соперничества и, как следствие, плохой координации между конструкторами. Российская лунная программа была впервые озвучена в конце ноября 2018 года. Она рассчитана на период с 2021 по 2040 год и предполагает пилотируемые полеты на Луну, а также строительство на ней полноценной базы.

Психосоматика случается чаще у женщин.
скачать видео

Именно об этом — данная статья.

Болезнь, как резкое снижение трудоспособности, может возникать и и в силу физиологических, и в силу психологических причин. Далеко не каждая болезнь, несмотря на уверения Л. Хей, Л. Бурбо​ и их последователей, обязательно имеет психологические корни: заболеть инфекционным заболеванием может любой, самый душевно здоровый человек. Другое дело, что если человек быть здоровым не очень хочет, тем более если есть те или иные выгоды в заболевании, болезни возникают с гораздо большей вероятностью.

Болезни «с психологической подоплекой» чаще возникают у женщин, чем у мужчин, и чаще у пожилых, а не молодых людей. Детям, чтобы заболеть, нужно прилагать специальные усилия. Пожилым людям нужно прилагать большие усилия, чтобы быть здоровыми и не болеть. Чтобы заболеть, пожилому человеку достаточно перестать заботиться о своем здоровье, перестать хотеть быть здоровым. Впрочем, дети тоже достаточно изобретательны, и при желании большинство детей легко заболевают тогда, когда им это выгодно. Многие взрослые люди делают то же самое.

Психологическую подоплеку, психологический фактор в возникновении болезней не отрицает сегодня практически никто, весь вопрос в удельном весе этого фактора. Одно дело, что женщина заболела гриппом в связи с эпидемией гриппа, хотя и на фоне установки «почему бы и не поболеть». Тут психологический фактор присутствует, но определяющим не является. Другое дело, когда например женщина заболевает тяжелой формой астмы — ни с того ни с сего, без всяких казалось бы физиологических и социальных предпосылок — но как раз тогда, когда ее муж собрался от нее уходить. Если ее астма каждый раз обостряется тогда, когда у мужа снова появляется фантазия ее оставить, можно говорить скорее о психосоматике — проблемах со здоровьем, вызванных в первую очередь психологическими факторами.

Психосоматические заболевания и расстройства — те, которые обусловлены психогенными факторами, причинами которых являются в большей мере мыслительные процессы больного, чем непосредственно какие-либо физиологические причины.

Если медицинское обследование не может обнаружить физическую или органическую причину заболевания, если заболевание является результатом таких эмоциональных состояний как гнев, тревога, депрессия, чувство вины, либо если есть основания предположить психологические выгоды заболевания — в этих случаях болезнь может быть классифицирована как имеющая психосоматическую природу.

В отличие от ипохондрии, которая некоторыми ошибочно считается психосоматическим заболеванием, больные психосоматическими заболеваниями испытывают настоящую боль, настоящую тошноту или другие настоящие физически ощущаемые симптомы, но без диагнозируемой причины.

В современной медицине термин «психосоматика» приобрёл во многом негативное значение: врачи часто называют «психосоматикой» все, что относится к симуляции, психическим расстройствам или откровенному мошенничеству.

Органика или психосоматика?

Если у вас простуда, бронхиальная астма, язва желудка или головная боль, хороший врач разглядит в этом соматику и скорее всего будет лечить средствами медицины. Психолог или психологически ориентированный врач предположит, что это все психосоматика и предложит психотерапию. Чему верить?

По поводу некоторых заболеваний сегодня ведутся ожесточенные споры среди специалистов: это соматика (органика), психосоматика или вообще симуляция. В первую очередь это «химическая чувствительность» (MCS), «синдром войны в заливе» (Gulf War syndrome), «синдром хронической усталости» (chronic fatigue syndrome). Многие заболевания в свое время считались психосоматикой — ровно до тех пор, пока медицина не нашла физиологические причины этих заболеваний и не научилась их лечить. Это — астма, аллергии, мнимая беременность и мигрени. Если у вас подобные проблемы со здоровьем, вам лучше обратиться к врачу, а не к психологу.

Главное правило: если можно предположить и психосоматику, и медицинские проблемы – идем к врачу, а не к психологу. Если у вас простуда, бронхиальная астма, язва желудка или головная боль, вам к врачу, а не психологам. Все нарушения здоровья вначале должен лечить врач. Обращаться к психологу или психотерапевту, минуя врача – значит рисковать здоровьем.

Суть претензий к увлечению психологическими методами лечения та же, что и претензии к лечению с помощью хилеров: суть не в том, что операции хилеров могут непосредственно нанести вред больному, а в возможной задержке, или даже исключении обычного лечения, что чревато фатальными последствиями.

Если же, несмотря на усилия качественных врачей, вопрос не решается, тогда можно и имеет смысл обратится к психологу по поводу психосоматики↑.

Работа с психосоматикой

Психосоматику лечат чаще всего внушениями, транквилизаторами и снятием проблемной ситуации, предположительно вызвавшей соматические расстройства. Иногда перспективным является анализ внутренних выгод от наличной психосоматики. Варианты психологической работы с психосоматикой см.→