Ликвидация цедента не мешает оспорить требования цессионария

Конкурсный управляющий в рамках дела о банкротстве общества обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными шести договоров подряда, заключенных между должником и фирмой. На основании них в реестр требований кредиторов была включена задолженность общества в размере 7,5 млн рублей.

Суд удовлетворил заявление. Он пришел к выводу, что подрядчик не имел возможности выполнить оговоренные работы – ремонт мягкой кровли крыш, поскольку в штате фирмы состоял лишь 1 сотрудник. Кроме того, договор и первичные документы (товарные накладные, акты выполненных работ) подписаны человеком, который на тот момент умер. При всем этом какой-либо необходимости заключения договоров на выполнение указанных работ у общества не имелось. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о совершении сделок при злоупотреблении правом.

Апелляционная инстанция и Верховный Суд РФ с этим согласились.

Высшие судьи получили дело по причине того, что кассация отвергла заявление управляющего. Она обратила внимание, что право требования к должнику на основании спорных договоров по уступке перешло к одному гражданину, который подтвердил его через третейский суд, а затем ко второму. Фирма же ликвидировалась. Но по общему правилу при ликвидации одной из сторон сделки спор о признании этой сделки недействительной не может быть рассмотрен судом, и дело подлежит прекращению (п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, Постановление Президиума ВАС РФ от 11.10.2005 № 7278/05).

Верховный Суд РФ признал такой подход ошибочным.

В рассматриваемом случае фирма до своей ликвидации уступила права по договорам подряда.

При разрешении вопроса о включении требования цессионария в реестр ликвидация первоначального цедента не препятствовала рассмотрению заявления по существу. Такой факт не может породить сомнения в обоснованности требования. Данное обстоятельство также не должно препятствовать лицам (в частности, кредиторам), которым такое требование противопоставляется, в реализации права на защиту от необоснованных притязаний.

Иной подход нарушает баланс юридических возможностей заинтересованных лиц и применительно к процедурам банкротства повышает вероятность включения требования правопреемника через устранение одного из механизмов проверки его реального характера, что недопустимо.

Цессионарий, претендующий на получение исполнения по договору, правоспособность не утратил. В такой ситуации именно он является надлежащим ответчиком по спору о признании недействительной сделки, на которой основано его требование.

Таким образом, объективных препятствий для рассмотрения обособленного спора по существу не имелось.

Документ включен в СПС «Консультант Плюс»

ВС: как надо оспаривать цессию в преддверии банкротства должника

Промсвязьбанк уступил права требования по кредитам неплатежеспособного должника компании, которая сама вскоре была признана банкротом. Ее управляющий пошел в суд оспаривать договор цессии и добился своего в кассации округа. Но у экономколлегии ВС оказалось иное мнение по этому вопросу.

В марте 2011 года Промсвязьбанк выдал ЗАО «Рускон» два кредита на общую сумму 53,8 млн руб., заключив также в качестве обеспечения исполнения обязательств договоры поручительства.

В конце февраля 2012 года банк переуступил права требования по кредитам и обеспечительным сделкам ЗАО «Отечество-Агро» также за 53,8 млн руб. Последнее заплатило эти деньги Промсвязьбанку спустя месяц – 23 марта, получив прямо в тот же день как новый кредитор эту сумму от “Рускон”.

Однако еще до этого, 2 марта 2012 года, в отношении «Рускон» было возбуждено дело о банкротстве (№ А12-3373/2012), в рамках которого перечисление последним 53,8 млн руб. обществу «Отечество-Агро» было признано недействительным как сделка с предпочтением. Суд обязал «Отечество-Агро» вернуть эту сумму, но компания отказалась, а в августе 2014 года сама была признана несостоятельной по упрощенной процедуре отсутствующего должника (№ А12-24106/2014).

Конкурсный управляющий «Отечество-Агро» потребовал в суде признать недействительным договор цессии с Промсвязьбанком от 2011 года. Компания не получила по этой сделке равноценное встречное исполнение, настаивал управляющий: она приобрела низколиквидные требования к обществу «Рускон», которое на момент уступки уже находилось в «неудовлетворительном финансовом состоянии», и Промсвязьбанк об этом знал. Все это причинило убытки «Отечество-Агро», который из-за этого не смог расплатиться с другими кредиторами.

Поручительство против прикрываемых сделок

Первые две инстанции оснований для признания договора цессии недействительным не нашли. При его заключения Промсвязьбанк не мог знать о долгах «Отечество-Агро», рассудили они. Наличие же признаков неплатежеспособности у «Рускон» само по себе не свидетельствует о невозможности погашения кредитов, так как «Отечество-Агро» были переданы и права по обеспечивающим сделкам поручительства, указали суды.

Кассация округа с таким подходом не согласилась, признав спорную сделку недействительной и обязав Промсвязьбанк вернуть деньги. По ее мнению, банк вел себя недобросовестно и просто переложил все риски на «Отечество-Агро». При этом, пришла к выводу коллегия, счет «Отечество-Агро» использовался как транзитный: создавалась лишь видимость участия компании в отношениях по выкупу требований, в действительности же заемщик – «Рускон» – просто погашал задолженность перед Промсвязьбанком.

Выход за пределы

Спором решила заняться экономическая коллегия Верховного суда, которая в итоге поддержала Промсвязьбанк и позицию двух первых инстанций.

Как говорится в недавно опубликованном определении тройки ВС (Иван Разумов, Денис Капкаев и Сергей Самуйлов), суд первой инстанции и апелляция пришли к правильному выводу о недоказанности управляющим самого факта причинения вреда имущественным правам кредиторов «Отечество-Агро».

Уступленные банком требования обеспечивались поручительствами, а значит, их ликвидность не могла определяться лишь финансовым состоянием основного должника без оценки реальной возможности истребования задолженности с поручителей,

– говорится в определении ВС.

По мнению экономколлегии, окружной суд, констатировав взаимосвязанность договора цессии и всех расчетных операций и признав их притворными, вышел за пределы заявленных требований. Конкурсный управляющий оспаривал только сделку уступки и не просил признать недействительными две последовательные расчетные операции.

Более того, обратила внимание «тройка», «Отечество-Агро» могло сослаться на эти обстоятельства в деле о банкротстве “Рускон” (№ А12-3373/2012), где операция по перечислению последним 53,8 млн руб. обществу «Отечество-Агро» была признана недействительной. Однако этого сделано не было, и тем самым фактический переход требований от банка к обществу «Отечество-Агро» был признан состоявшимся.

Ошибки конкурсного управляющего

Экономколлегия правильно указала, что для оценки ликвидности уступленного актива необходимо оценивать в том числе реальную возможность получения удовлетворения за счёт существующих поручителей, комментирует спор Сергей Коновалов, юрист практики разрешения споров «Некторов, Савельев и Партнеры«: «В противном случае поручительство просто бы игнорировалось, что нивелировало бы сущностное значение этого института». Согласен Коновалов и с выводом ВС о том, что окружной суд вышел за пределы иска. «Процессуальное законодательство не предоставляет суду право изменять по своему усмотрению заявленные требования с целью использования более эффективного способа защиты», – указывает он.

Это дело в очередной раз продемонстрировало значительную сложность оспаривания сделок должника в рамках процедуры банкротства, говорит Алексей Толстов, партнер адвокатского бюро «Бобров, Толстов и партнеры». Спорные сделки действительно выглядят крайне подозрительно, обращает внимание юрист: уступка заключена в предбанкротный период, расчеты совершены после начала процедуры банкротства заемщика и при этом в один день, а в заключении договора цессии отсутствовал экономический смысл. «Однако процессуальные ошибки конкурсного управляющего не позволили ВС в полной мере высказаться по ключевому вопросу. «А был ли сговор и злоупотребление между всеми участниками сделок?» – отмечает Толстов.

Вполне распространенная схема

ВС в этом деле сформулировал два важных подхода о признании уступки и соответствующих платежей недействительными, указывает Николай Покрышкин, партнер «Кульков, Колотилов и партнеры». Во-первых, для применения ст. 170 Гражданского кодекса («Недействительность мнимой и притворной сделки») уступка и платежи должны оспариваться в качестве единой притворной сделки в рамках дела о банкротстве. Во-вторых, для применения альтернативного основания недействительности (ст. 61.2 закона о банкротстве – «Оспаривание подозрительных сделок должника») необходимо доказать причинение вреда кредиторам должника, который не может быть установлен без исследования как платежеспособности самого должника по уступаемому праву, так и возможности взыскания долга по обеспечительным сделкам с третьих лиц.

При этом, обращает внимание Покрышкин, уступка банками прав требований к неплатежеспособным должникам в пользу третьих лиц вполне распространенная схема. Она позволяет усложнить признание недействительными погашений через «прослойку» в преддверии банкротства должника, а если такие погашения организовать не удалось, допускает банкам избежать обязательного создания резервов в суммах, эквивалентных размеру безнадежной задолженности, рассказывает Покрышкин.

Уступлено право требования – не нужен и резерв, а продолжать взыскание можно и от имени подконтрольного цеденту цессионария,

Схемы с уступкой прав требования в предвидении банкротства должника иногда используются именно для целей переноса рисков оспаривания сделок при банкротстве с одного хозяйствующего субъекта на другого, подтверждает и Роман Зайцев, партнер Dentons. «Нельзя исключать, что это определение ВС может способствовать развитию этой практики в предвидении банкротства, – рассуждает он. – В связи с чем остается ожидать иных разъяснений высшей судебной инстанции, препятствующих развитию подобных злоупотреблений».

Если требования одного из кредиторов должника в преддверии банкротства были удовлетворены в результате совершения не одной, а нескольких взаимосвязанных сделок, оспаривать такие сделки нужно вместе, а не по отдельности

Банк выдал компании кредит, обеспеченный поручительством, а в преддверии ее банкротства уступил права требования новому кредитору, которого тоже вскоре признали банкротом. В результате цессии банку удалось вернуть почти всю сумму долга. Конкурсный управляющий нового кредитора попытался оспорить цессию, настаивая на том, что банк специально провернул такую схему, чтобы получить деньги в обход других кредиторов. Но ВС РФ в Определении от 28.04.2016 № 306-ЭС15-20034 по делу № А12-24106/2014 решил, что признаков недобросовестности со стороны банка не было.

Смотрите так же:  Днтский пособия

Компания-заемщик заключила с банком два кредитных договора, по условиям которых она получила почти 54 млн руб. Оба кредита были обеспечены поручительством генерального директора заемщика, а также еще одной организации. Через год банк уступил право требования к заемщику, а также права, обеспечивающие исполнение обязательств заемщиком, новому кредитору. А еще через несколько дней суд возбудил дело о банкротстве заемщика. То есть уступка прав требования состоялась буквально в преддверии банкротства заемщика. Цессионарий (новый кредитор) перечислил банку почти 54 млн руб. в счет оплаты приобретенных требований и в этот же день получил от заемщика сумму задолженности. По сути получилось так, что уже после возбуждения дела о банкротстве заемщик вернул долг банку, но только через нового кредитора.

Заемщика признали банкротом. Его конкурсный управляющий обратился с иском о признании недействительной сделки по перечислению заемщиком (банкротом) денег новому кредитору. Суд признал эту сделку недействительной как совершенную с предпочтением и обязал нового кредитора вернуть эти деньги заемщику. Но тот деньги не вернул. Конкурсный управляющий провел торги, на которых физлицо (оно же ликвидатор цессионария) приобрело требования к цессионарию (новому кредитору заемщика). Причем требования на 53 млн руб. он приобрел всего за 48 000 руб. Затем цессионария (нового кредитора) признали несостоятельным по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого ­должника.

Конкурсный управляющий цессио­нария (нового кредитора) решил оспорить самую первую уступку прав требования между банком и цессионарием и совершенный по ней платеж. Он ссылался на то, что по этому договору новый кредитор, не получив равноценное встречное исполнение, передал банку 53 млн руб., приобретя низколиквидные требования к заемщику, который уже на момент цессии отвечал признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества. При этом банк знал о неудовлетворительном финансовом состоянии заемщика. В результате заключения договора цессии у цессио­нария возникли значительные денежные обязательства перед банком, исключающие возможность удовлетворения требований других кредиторов.

Судебное разбирательство

Суды первой и апелляционной инстанций отказали конкурсному управляющему цессионария в иске о признании недействительным договора цессии, заключенного между банком и цессио­нарием, и платежа по нему. Они указали, что банк в момент заключения договора цессии не знал и не мог знать о наличии у цессионария (нового кредитора) неисполненных обязательств перед другими кредиторами и о наличии у цессионария признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества. Также они отклонили доводы о заключении сделки без равноценного встречного обеспечения: по мнению судов, само по себе наличие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества у заемщика не свидетельствовало о невозможности погашения задолженности по кредитным договорам, поскольку передавались не только требования к заемщику, но и права по обеспечивающим сделкам поручительства. Именно поэтому суды не приняли в качестве доказательства неравноценности встречного предоставления отчет об оценке рыночной стоимости требований к заемщику (в нем рыночная стои­мость требований оценивалась в размере 5 883 000 руб.). Ведь оценщик не учитывал возможность получения долга за счет поручителей. А перечисление денег в один день не являлось, по мнению судов, достаточным доказательством учас­тия банка в сговоре, его явной недобросовестности и злоупотреб­лении им правом на совершение договора цессии и действий по принятию исполнения по этому договору.

Кассация с нижестоящими судами не согласилась. Она отменила их судебные акты и признала недействительным договор цессии между банком и новым кредитором. Суд указал, что, по сути, банк переложил на нового кредитора риск наступления неблагоприятных последствий принятия исполнения кредитных обязательств от заемщика, находившегося в преддверии банкротства, при большой доле вероятности обжалования и признания платежа заемщика недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельнос­ти (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Таким образом, в результате недобросовестного поведения банк получил денежные средства в размере неисполненных заемщиком кредитных обязательств под видом принятия исполнения от нового кредитора по договору цессии, при этом для проведения расчетов между банком и заемщиком был использован счет нового кредитора (цессионария).

ВС РФ оставил в силе судебные акты первой инстанции и апелляции.

Вопрос о недействительнос­ти цессии и платежа по ней Судебная коллегия по экономичес­ким спорам ВС РФ рассмотрела по двум основаниям — по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (подозрительные сделки), а также по ст. 10 и 168 ГК РФ (недобросовестность). По первому основанию она указала, что конкурсный управляющий должен был доказать совокупность следующих обстоятельств:

договор цессии и действия по его исполнению были совершены с целью причинить вред имущественным правам кредиторов цессионария;

в результате их совершения такой вред был причинен;

банк знал или должен был знать об указанной цели к моменту уступки требований.

Если хотя бы одно из этих обстоя­тельств не будет доказано, то сделка и платеж по ней не могут быть признаны недействительными по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“», далее — постановление № 63). В данном деле конкурсный управляющий не доказал сам факт причинения вреда имущественным правам кредиторов, поскольку уступленные банком требования обеспечивались поручительствами, а значит, их ликвидность не могла определяться лишь финансовым состоянием основного должника без оценки реальной возможности истребования долга с поручителей.

Также Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ рассмотрела доводы конкурсного управляющего о недействительности сделки и платежа на основании ст. 10 и 168 ГК РФ. Дело в том, что наличие специальных оснований оспаривания сделок по правилам ст. 61.2 Закона о банкротстве само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как недействительную на основании ст. 10 и 168 ГК РФ (абз. 4 п. 4 постановления № 63). Но в этих разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов подозрительных сделок. А в данном деле такие обстоятельства не были установлены. При этом ВС РФ высказался против выводов кассационной инстанции по поводу сговора, в результате которого создавалась лишь видимость участия нового кредитора в отношениях по выкупу требований. Кассация констатировала взаимосвязанность перечисления заемщиком денег новому кредитору, договора цессии и отношений, связанных с расчетами по договору цессии, признав их притворными, прикрывающими прямое погашение заемщиком, находящимся в процедуре банкротства, долга перед банком (п. 2 ст. 170 ГК РФ). Однако конкурсный управляющий не предъявлял требование о признании недействительными двух последовательных расчетных операций и взаимосвязанного с ними договора цессии, ограничившись оспариванием только договора цессии и расчета по нему. Следовательно, суд кассационной инстанции вышел за пределы заявленного арбитражным управляющим требования.

Кроме того, даже если согласиться с тем, что имели место прикрывающие прямое погашение долга заемщиком взаимосвязанные сделки, к таким сделкам применяются положения п. 2 ст. 170 ГК РФ. В рассматриваемом случае последствием недействительности прикрываемой сделки по прямому погашению долга является применение реституции между сторонами такой прикрываемой сделки (банком и заемщиком) и признание отсутствующим требования кредитора-физлица к цессионарию (новому кредитору). Поэтому рассмотрение вопроса о недействительности двух расчетных операций и договора цессии как взаимосвязанных отношений было невозможно без привлечения кредитора-физлица к учас­тию в таком обособленном споре в качестве ответчика. А поскольку кассация рассмотрела незаявленное требование без участия всех ответчиков и неверно применила последствия недействительности сделок, ВС РФ отменил ее постановление и оставил в силе акты первой инстанции и апелляции.

Банкротство: как признать уступку права требования недействительной

Компанию признали банкротом. У должника нет средств, чтобы платить кредиторам, но в период подозрительности компания заключила договор цессии. Если кредиторы оспорят сделку, они смогут вернуть деньги, которые компания выплатила цеденту.

В отношении компании-должника начали процедуру банкротства. Недобросовестный должник предвидел вероятность этого и заранее вывел активы. Управляющему не удается отыскать имущество для конкурсной массы. Но если должник совершал сделки в период подозрительности, кредиторы вправе их оспорить. Тогда часть средств удастся вернуть. В частности, если недобросовестный должник незадолго до банкротства заключил договор цессии, суд может признать уступку права требования незаконной.

Как оспорить уступку банкроту права требования

В определении ВС РФ от 28.04.16 по делу № 306-ЭС15-20034 Верховный суд подчеркнул, при каких обстоятельствах заключение договора цессии становится недействительной сделкой. Кредитор, который возражает против сделки должника-банкрота, должен подтвердить, что:

  1. Компания-должник пошла на сделку уступки прав во вред имущественным интересам кредиторов.
  2. Договор уступки права навредил кредиторам.
  3. Компания-должник имела представление о негативных для кредиторов последствиях сделки.

Кредитору нужно доказать все три аспекта. Если хотя бы один из аспектов подтвердить не удастся, суд не признает уступку требования недействительной.

Например, управляющий не смог убедить суд, что должник совершил цессию с целью навредить кредиторам. Управляющему отказали в удовлетворении исковых требований. См. постановление АС Западно-Сибирского округа от 13.01.16 № Ф04-27953/2015 по делу № А45-16446/2014. Из постановления:

«… цедент и цессионарий заключили договор уступки права требования… цедент уступает, а цессионарий приобретает право требования суммы долга по договорам поставки…, заключённых между цедентом и ООО…

… конкурсный управляющий исходил из подозрительного характера договора, совершения сделки с целью причинения вреда имущественным интересам кредиторов и осведомлённости другой стороны сделки о её негативной цели.

… суды правомерно исходили из того, что производство по делу о банкротстве (цессионария)… возбуждено почти через три года после заключения договора уступки; на дату совершения сделки отсутствовали какие-либо судебные акты о взыскании с должника денежных средств в пользу третьих лиц; требования кредиторов, впоследствии включённые в реестр требований кредиторов должника, возникли позднее даты заключения оспариваемого договора.

Смотрите так же:  Требования на водку

… (цессионарий) в преддверии исполнения своего обязательства перед (цедентом)… располагал денежными средствами в общем размере 15 700 000 руб. При таких обстоятельствах факт отражения в бухгалтерском балансе (цессионария) непокрытого убытка в размере 802 тыс. руб. сам по себе не мог свидетельствовать о неплатёжеспособности…

… Доводы заявителя выражают несогласие с выводами судов, направлены на переоценку установленных ими фактических обстоятельств и подлежат отклонению».

Как сделка уступки права позволяет банкроту вывести средства

Если кредитор помешает незаконной уступке права, это не даст компании-должнику вывести активы таким способом. Банкрот не старается выкупить настоящую дебиторскую задолженность, которую перед ним реально будут погашать. Ему нужно «приобрести» по договору цессии задолженность организации, которая платить не может. То есть выкупить обязательство, которое не будут исполнять. Формально банкрот получает право требования, фактически его собственные реальные средства уходят компании-цеденту.

На недобросовестно должника укажут, в частности, такие обстоятельства:

  • должник-цессионарий заключает договор, где присутствует большой долг (например, задолженность выше 50% балансовой стоимости активов),
  • между цессионарием и цедентом есть связь.

Например, управляющий банкротством оспорил подозрительную сделку уступки права, по которой компания-банкрот могла стребовать дебиторскую задолженность. Выписка из ЕГРЮЛ, которую представил суду управляющий, показала, что сделку совершили связанные лица. Участник общества-банкрота и лицо, которое заключило сделку от имени цедента, состояли в супружеских отношениях. Кроме того, стоимость сделки не соответствовала размеру долга, который приобретала компания-банкрот. Деятельность компании-цедента проанализировали, и выявили неплатежеспособность. Все эти обстоятельства позволили суду признать сделку уступки права недействительной (постановление АС Уральского округа от 12.05.16 по делу № А76-20870/2014).

Таким образом, кредиторам нужно подтвердить три аспекта, которые указал Верховный суд, а также убедиться, что банкрот получил по договору цессии требование, которое не будут исполнять. Это позволить признать сделку недействительной и вернуть деньги.

Смотрите видеолекцию

Понятие и признаки банкротства. Рассказывает Андрей Набережный, старший менеджер управления по экспертному сопровождению процедур банкротства ГК «Внешэкономбанк».

Цессия при банкротстве должника: как ее оспорить

Андрей Ларин рекомендует:

Как пополнить конкурсную массу должника при банкротстве

Если должник уступил требование, чтобы вывести активы и оставить кредиторов без денег, цессию можно оспорить. Как сформулировать просительную часть заявления и от чего зависит выбор формулировки. Если он добросовестный — взыскивайте неосновательное обогащение. По общему правилу, при банкротстве все, что передал должник по недействительной сделке, возвращается в конкурсную массу. Значит, в нее возвращают и права требования, которые он передал по недействительному договору цессии.

Сложности возникают, если к моменту оспаривания уступки он уже выплатил долг цессионарию — если был удовлетворен иск , ему придется платить второй раз. Президиум ВАС указал: если суд признал соглашение об уступке права недействительным, а он уже исполнил обязательства перед цессионарием, такое исполнение считается надлежащим. Обязательство должника по договору прекратилось, и его нельзя заставить исполнить его повторно.

Вывод ВАС прямо влияет на то, как сформулировать просительную часть в заявлении о признании договора цессии недействительным. Не просите суд вернуть имущество в конкурсную массу должника и восстановить дебиторскую задолженность. Он откажет, и приведет к неосновательному обогащению должника.

Привлекайте цессионария к участию в обособленном споре как заинтересованное лицо, а должника — как третье лицо. Просите суд признать договор цессии недействительным и взыскать с цессионария уплаченную сумму долга.

Пример формулировки «1. Признать недействительным договор цессии, заключенный Обществом, А (общество-банкрот) и Обществом Б. 2. Взыскать с Общества Б в пользу Общества, А неосновательное обогащение в размере _____ руб.» Например, заимодавец и заемщик заключили договоры займа. Заимодавец передал права требования третьему лицу, которому заемщик перечислил деньги. Впоследствии заимодавца признали банкротом. Суд указал: если должник надлежаще исполнил денежное обязательство новому кредитору, первоначальный кредитор вправе получить деньги с нового кредитора.

Что делать если должник недобросовестный

Если должник недобросовестный — просите восстановить требование. Если должник знал или должен был знать, что у цессии противоправная цель, но все равно исполнил обязательство новому кредитору, действуют другие правила. В этом случае просите суд признать договор цессии недействительным и восстановить права требования.

Пример формулировки «1. Признать недействительным договор цессии, заключенный Обществом, А (общество-банкрот) и Обществом Б. 2. Применить последствия недействительности сделки и восстановить права требования Общества, А к Должнику по договору от № в размере _____ руб.» Суд удовлетворит заявление, если сможете подтвердить недобросовестность должника. Доказать это сложно — в практике нет единого подхода к обстоятельствам, которые должен проверить суд. Попробуйте сослаться на то, что договор цессии заключили с нарушением закона о банкротстве или цель уступки — вывод активов должника.

Например, в ходе конкурсного производства общество уступило цессионарию право требования к гостинице. Гостиница выплатила долг новому кредитору. Конкурсный управляющий потребовал признать договор цессии недействительным и взыскать с гостиницы всю сумму долга. Первая инстанция и апелляция удовлетворили заявление частично. Сделку признали ничтожной, но деньги взыскали с цессионария, а не с гостиницы, решив, что она надлежащим образом исполнила обязательства.

Суд округа возвратил спор на новое рассмотрение. Стороны договора знали о конкурсном производстве, но совершили сделку в обход закона о банкротстве и злоупотребили правом. При этом суды не исследовали, был ли добросовестен должник, когда платил долг новому кредитору. На новом круге рассмотрения суд восстановил право требования общества к гостинице.

Если не сможете обосновать недобросовестность —задолженность не будет восстановлена. В одном деле две инстанции признали сделку недействительной, но восстановить требование отказались. Управляющий подал кассационную жалобу. Суд округа оставил ее без удовлетворения: заявитель не доказал, что должник злоупотребил правом, когда исполнял обязательство новому кредитору.

В такой ситуации суд может только взыскать с цессионария то, что уплатил ему должник. Бесполезно ссылаться на то, что должник по первоначальному договору должен был проверить, действительно ли соглашение об уступке. В законе такой обязанности нет. Напротив, должник обязан исполнить свою обязанность новому кредитору. Кроме того, заявитель обязан доказать, что стороны знали о противоправности сделки — как сторона, которая на это обстоятельство ссылается.

Цессия по обязательным платежам в деле о банкротстве: нововведения законодательства

Уступка права требования (цессия) является давним инструментом гражданского права. Российское законодательство всегда рассматривало данный вид перемены лиц в обязательстве, но оставляло всегда значительные пробелы в соответствующем разделе. Однако активизация гражданских отношений, произошедшая в 90-х годах, позволила расширить круг возможностей по использованию цессии в предпринимательской деятельности. С течением времени удобство данной нормы, повышающей эффективность деятельности, оценили все субъекты гражданского оборота.

Действительно, наличие отложенного платежа, например, дебиторской задолженности, для организации, действующей в реальном секторе, не всегда удобно, поскольку требует дополнительных затрат и усилий для взыскания. С другой стороны, многие финансовые структуры готовы взять на себя вопрос получения денежных средств. В рамках одного обязательства можно применить механизм замены кредитора, и все стороны удовлетворят свои потребности, денежный оборот также не приостановится.

Вопрос об уступке права требования регулируется первой частью Гражданского кодекса РФ, главой 24. Так, согласно ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Таким образом, фактически меняется состав лиц в обязательстве – одного кредитора заменяет другой. Указанный способ перемены лиц в обязательстве оформляется посредством двустороннего договора, в котором передающая право сторона – цедент, а приобретающая его – цессионарий.

Подобные договоры регулируются гражданским законодательством, хотя Гражданский кодекс РФ не содержит отдельных глав о порядке заключения и исполнения таких сделок, что означает применение общего порядка. ФЗ «О несостоятельности «банкротстве)» не ограничивает сторон в отношении заключения договора цессии. В рамках указанных правоотношений происходит замена кредиторов в реестре, продажа долга должника, поскольку речь идет именно о гражданских обязательствах. Порядок оформления передачи соответствующих прав отработан за восемь лет действия настоящего закона. Но в деле о несостоятельности (банкротстве) обязательно присутствует еще один участник – уполномоченный орган, которым в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 30.09.2004г. №506 является Федеральная налоговая служба. Круг вопросов, который решает уполномоченный орган, также определен – фактическое представление интересов Российской Федерации в деле о банкротстве. Кроме того, налоговый орган является кредитором по обязательным платежам. Также уполномоченный орган, при наличии задолженности по оплате налогов, имеет возможность подавать заявление о банкротстве организаций. На практике получается именно так, что первые долги, которые появляются у организации – это налоговые обязательства. В этих целях уполномоченным органом в делах о банкротстве стала ФНС РФ, способная избавлять экономику от недействующих юридических лиц и получать какие-то денежные средства для погашения обязательных платежей. Подобная функция, безусловно, необходима и оправдана, однако нельзя забывать, что заявитель в деле о банкротстве оплачивает расходы на ведение процедуры. Сюда включается расходы на вознаграждение арбитражного управляющего, публикацию сведений о банкротстве, госпошлины, расходы на привлеченных специалистов и т.д. Простой подсчет расходов на ведение процедуры банкротства выявляет значительный расход федеральных денежных средств. И вот уже внутренними актами Министерство экономического развития РФ ограничило ФНС РФ в подаче заявлений о признании несостоятельными отсутствующих юридических лиц.

Участие уполномоченного органа в деле о банкротстве проявляется во включении его в реестр требований должника. Изначально, подобные требования, включенные в реестр, должны погашаться из стоимости имущества должника пропорционально между всеми кредиторами одной очереди. Именно таким образом кредитор может получить удовлетворение по существующей задолженности. Но практический опыт ведения процедур показывает, что требования кредиторов в среднем погашаются в размере, не превышающем 7%. Таким образом, уполномоченный орган в крайне редком случае может ожидать расчета по задолженности. И если конкурсные кредиторы в деле о банкротстве могут избавляться от подобной задолженности с помощью уступки права требования (цессии), то уполномоченный орган таких возможностей до соответствующих изменений в законе не имел. Действительно, нередко существуют некие лица, которые заинтересованы в приобретении дебиторской задолженности. Ведь размер требования конкурсного кредитора определяет объем голосов для принятия решения, следовательно, кредитор со значительной задолженностью может управлять предприятием-банкротом. То есть размер кредиторской задолженности – вопрос не только финансовый, но и политический, что зачастую обеспечивает смену кредиторов по гражданским обязательствам в деле о банкротстве. Но цессия имеет место быть только для обязательств, гражданских правоотношений. Обязательные платежи, кредитором по которым является ФНС РФ, относятся к финансовой сфере и не предполагают такого свободного изменения сторон правоотношений. Согласно ст. 45 НК РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, что пресекает возможности передачи права по погашению задолженности по обязательным платежам. Но и налоговая служба страдает от такого ограничения, наращивая долги в бюджете.

Смотрите так же:  Где можно оформить паспорт

В связи со значительными затратами на проведение процедур банкротства предприятий, были внесены изменения в законодательство о банкротстве Федеральным законом №296-ФЗ от 30.12.2008г., содержащее в себе новшество для права в целом. Так, одновременно были введены в действие статьи 71.1., 85.1, 121.1, 129.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которые предусматривают возможность погашения учредителями (участниками) должника, собственником имущества должника — унитарного предприятия и (или) третьим лицом задолженности по обязательным платежам в ходе какой-либо процедуры банкротства. Последствием погашения требований должника учредителем или третьим лицом является замена налогового органа на нового кредитора в реестре требований кредиторов. В данном случае законодатель внедрил способ, позволяющий совершить некий аналог цессии по обязательным платежам в рамках дела о банкротстве. Если рассмотреть непосредственно процедуру подобной уступки права, то можно выявить следующие особенности. Конечно, нигде в законе при погашении требований налогового органа учредителем или третьим лицом не упоминается термин «цессия». Обуславливается такое маневрирование в понятиях просто – подобные отношения, относящиеся к ведению финансового права, нельзя прямо назвать цессией, но именно такой характер они и имеют. Более того, законодательно предусмотрено отсутствие какого-либо гражданско-правового акта в основании указанного действия. Так, если уступка права по гражданским обязательствам должна быть оформлена соглашением, то погашение требований налогового органа участником или третьим лицом в деле о банкротстве в основании своем имеют только судебный акт. В данной случае нет необходимости в оформлении какого либо дополнительного документа.

Следует также отдельно рассмотреть порядок подобного погашения требований налогового органа, поскольку он также является новаторским для законодательства. В данном случае действительно потребовалось связать в один процесс нормы гражданского и финансового права, с тем, чтобы соблюсти интересы всех участников. Цели для каждого из субъектов данных правоотношений разные, например, налоговому органу важно, чтобы требования к должнику в полном объеме были погашены любым лицом. Поскольку налоговая инспекция не может характеризоваться аффелированностью или другой зависимостью с возможным приобретателем прав, то ее согласие не так важно. Лицо, выразившее желание погасить требования налоговой инспекции также имеет задачи вполне конкретные – исполнение обязанности по передаче соответствующего долга налоговой инспекцией и включение в качестве кредитора в реестр. Должник в данном случае не может иметь никаких интересов, поскольку требования, установленные арбитражным судом, уже существуют и еще не погашены. Следовательно, должнику, как правило, безразлично, кто будет занимать ту или иную строчку в реестре требований кредиторов. Закон попытался учесть все перечисленные задачи участников данной процедуры. Поэтому погашение требований уполномоченного органа в деле о банкротстве участником должника, третьим лицом включает в себя следующие мероприятия.

Участник общества, собственник имущества унитарного предприятия, либо третье лицо должны выразить свое намерение погасить требования уполномоченного органа, включенные в реестр требований кредиторов, путем подачи заявления в арбитражный суд, рассматривающий соответствующее дело о банкротстве. Исходя из п.2 ст. 71.1, 85.1, 121.1, 129.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» подобное заявление лицо, выразившее желание погасить требование налоговой инспекции, должно направить в арбитражный суд, арбитражному управляющему, должнику, в уполномоченные органы. Таким образом, все заинтересованные участники процедуры извещаются о предстоящих действиях. Далее, при наличии всех необходимых условий в заявлении (наименовании плательщика и срока погашения), арбитражный суд выносит определение о его удовлетворении. Именно в определении будет указан срок, порядок, расчетный счет и все необходимые данные для расчетов. Соблюдая государственные интересы, закон предусмотрел возможность погашения требований налогового органа только в полном объеме, включая неустойки, пени, штрафы, требования первой очереди и т.д. Подобное условие требует четкого определения суммы погашения, которая также указывается арбитражным судом. Закон предусмотрел, что ни налоговая инспекция, ни должник, ни арбитражный управляющий возражать не могут, поскольку априори соблюдаются интересы всех участников дела. Данный тезис подтверждают основания для отказа в удовлетворении такого заявления – отказ заявителя и отсутствие уполномоченного органа в качестве кредитора в реестре. Следовательно, никакие другие аргументы не могут повлиять на вынесение определения. Практика применение указанной нормы располагает примерами, где налоговый орган активно возражал против удовлетворения указанного заявления. Возражения основывались на применении ст. 45 НК РФ, в силу которой оплата налогов должна производиться непосредственно налогоплательщиком. Надо отметить, что подобный аргумент часто повторялся по различным делам в совершенно разных регионах. Так, по делу А32-28409/2009 Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда, подтвержденным Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, удовлетворено заявление о погашении требований уполномоченного органа в деле о банкротстве. Однако МИФНС №8 по Краснодарскому краю обжаловало указанный судебный акт, в связи с тем, что он нарушает ст. 45 НК РФ. Рассмотрев жалобу, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд указал, что в соответствии с п.32 Постановления ВАС РФ №60 от 23.07.2009г. при применении положений о погашении требований налогового органа в порядке ст. 71.1, 85.1, 121.1, 129.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. 45 НК РФ не применяется. Данный тезис применим и в других аналогичных делах, например, Определение Арбитражного суда Тамбовской области от 05.05.2010г. по делу №А64-1186/08-10 оспаривалось налоговым органом в Девятнадцатом арбитражном апелляционном суде по тем же основаниям. Однако и в этом случае апелляционная инстанция, опираясь на Постановление ВАС РФ №60 от 23.07.2009г. отказала в удовлетворении жалобы. Следовательно, сформировалось единообразие судебной практики, в соответствии с которой обязательные платежи в порядке применения ст. 71.1, 85.1, 121.1, 129.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» могут погашаться третьим лицом.

Определением арбитражного суда об удовлетворении заявления о намерениях погасить требования налогового органа рассматриваемая процедура не оканчивается.

Так, определив сроки, размер и порядок погашения, заявитель производит соответствующие платежи и предоставляет доказательства в арбитражный суд.

Арбитражный суд, в свою очередь, рассматривает представленные доказательства заявителем, запрашивает данные о поступлении денежных средств в соответствующие бюджеты и внебюджетные фонды, после чего выносит определение о признании погашенными требований об уплате обязательных платежей. Кроме того, суд также автоматически меняет кредитора в реестре требований кредиторов. Таким образом, фактически оплатив долг уполномоченному органу, не затрачивая время на длительные переговоры, можно включиться в реестр требований кредиторов определенного должника. Данная процедура со временем получает все большее применение. Например, по делу №А23-4095/09Б-17-197 участник должника обратился в Арбитражный суд Калужской области с заявлением о погашении требований налогового органа и замене кредитора. После осуществления необходимых действий, уполномоченный орган в реестре был заменен на другого кредитора – учредителя, после чего долг учредителем должнику в гражданско-правовом порядке был прощен, процедура банкротства прекращена. Таким образом, использование подобного механизма предотвратило банкротство юридического лица. Также нередко использование данной схемы позволяет приобрести необходимое количество голосов для принятия того или иного решения в рамках дела о банкротстве. Потому можно говорить о возможности использования новых правил кредиторами для достижения своих целей. По итогам исследования вопроса об административном порядке цессии по обязательным платежам, можно сделать следующее заключение: использование предложенного механизма несет положительные результаты для участников дела о банкротстве. Подобная норма находится на стыке отраслей права и призвана обеспечить интересы всех сторон процедуры. Но, безусловно, приоритетом обладает уполномоченный орган, требования которого оплачиваются в полном объеме и в короткие сроки. Необходимо отметить, что государство сделало выбор в пользу погашения денежных средств, нежели контроля процедуры банкротства. Тем не менее, подобный способ позволяет всем субъектам данных правоотношений маневрировать, достигая своих целей. Следовательно, положительный эффект от использования данной нормы подтверждает целесообразность такого нововведения.

Автор: Порохова Анастасия. Ведущая семинаров Бизнес-школы ITC Group