Приговоры судов по ст. 318 УК РФ Применение насилия в отношении представителя власти

Семенов С.В. совершил преступление в г. Кемерово при следующих обстоятельствах.21.10.2017 года в период времени с 02.40 часов до 04.00 часов Семенов С.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения действуя умышленно с целью нарушения нормальной .

Улитин Д.В. применил насилие, не опасное для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Преступление совершено в г.Кемерово при следующих обстоятельствах.**.**.**** около 12 часов 30 .

Подсудимый Подругин А.С. совершил применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей при следующих обстоятельствах: дд.мм.гггг в период с 20 часов 00 мину.

Дурняк А.В. совершил угрозу применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, при следующих обстоятельствах:В период времени с дд.мм.гггг до дд.мм.гггг, Дурняк А.В., находясь около располо.

Бакаев Е.А. совершил применение насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, при следующих обстоятельствах:дд.мм.гггг в период времени с Бакаев Е.А., находясь .

Волобаев В.П. применил насилие, не опасное для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Преступление совершено им при следующих обстоятельствах:, в период времени с 11 часов 00 мину.

подсудимый Ситдиков Р.М. угрожал применением насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей при следующих обстоятельствах:Так он в , по , , находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире по.

Исаев А.В. угрожал применением насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, при следующих обстоятельствах:Исаев А.В. , находясь около , будучи в состоянии алкогольного опьянения, достоверно зная.

Алешкевич И.А. совершил применение насилия не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей в г. Томске при следующих обстоятельствах. /________/ с 17 часов дрессировщик кино.

Иванюк Е.В. в период времени с 20 часов 00 минут до 20 часов 45 минут дата, находясь в близи , управляя автомашиной – грузовым седельным тягачом «» ( государственными регистрационными знаками № с полуприцепом с государственным регистрационным знак.

Подсудимый Доготер М.К. согласился с предъявленным обвинением в применении им насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, при следующих обстоятельствах:В пе.

Подсудимый Шелеметьев А.Н. согласился с обвинением в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.Исходя из обвинительного заключения, с учетом его.

Желейко К.А. применил насилие, не опасное для жизни и здоровья, в отношении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей, при следующих обстоятельствах:28.02.2017 года в период времени с 16 часов 00 минут до 16 часов 42 ми.

Кузьмин В.В., будучи в состоянии алкогольного опьянения, в период с дд.мм.гггг до дд.мм.гггг, находясь у , высказал угрозу применения насилия, в отношении представителя власти ФИО4 в связи с исполнением ею своих должностных обязанностей при следую.

Музыченко Н.Г. в период с до дд.мм.гггг, находясь у , применила насилие, не опасное для жизни и здоровья, в отношении представителя власти – участкового уполномоченного полиции ФИО5 в связи с исполнением им своих должностных обязанностей при следу.

Широков СВ. в период времени с 21 часа 05 минут до 22 часов 24 минуты 02.09.2017, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в кв. дома по ул. Демьяна Бедного в г. Хабаровске, умышленно применил насилие, опасное для жизни и здоровья, в отношении.

Чеглинцев Ю.А., 07.01.2017 в период времени с 17 часов 45 минут до 19 часов 30 минут, находясь помещении дежурной части отдела полиции № УМВД России по г. Хабаровск, расположенного по адресу: , применил насилие, не опасное для жизни или здоровья, .

7 декабря 2009 года подсудимый Лумпов Н.И. совершил применение насилия, опасного для здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, при следующих обстоятельствах:В период времени с 00 часов 00 м.

Игонин Д.Е., Шибанов С.А. и Дубков Е.Л. виновны в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.Преступление совершено каждым из подсудимых при след.

Подсудимый применил насилие, не опасное для жизни и здоровья в отношении представителя власти – старшего участкового уполномоченного полиции отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отдела полиции № УМВД РФ по Ф. в св.

по результатам обобщения судебной практики

рассмотрения Канашским районным судом Чувашской Республики

уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 318 УК РФ, за первое полугодие 2015 года (по итогам первой и апелляционной инстанции).

02 ноября 2015 года г. Канаш

В соответствии с планом основных организационных мероприятий суда на второе полугодие 2015 года судьей Канашского районного суда Чувашской Республики Григорьевой О.Н. проведен анализ судебной практики рассмотрения Канашским районным судом Чувашской Республики уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 318 УК РФ, за первое полугодие 2015 года (по итогам первой и апелляционной инстанции).

Деятельность представителей власти является одним из важнейших факторов стабилизации общества. Любое общество не может существовать без специального аппарата управления, характеризующегося выполнением особых функций. В целях обеспечения правопорядка государство наделяет своих представителей определенными полномочиями, основанными на принципе подчинения граждан их законным распоряжениям. Четкая и слаженная деятельность аппарата государственного управления во многом зависит от уровня правового обеспечения.

Общественная опасность преступлений против порядка управления в целом состоит в том, что любое из них не только подрывает авторитет государственной власти, но и нарушает нормальную деятельность органов управления, препятствует их работе, приводит к дезорганизации отношений управления, создает атмосферу неуверенности и страха, вызванную опасением у представителей власти за свою жизнь, а также за жизнь и здоровье близких.

Одним из самых распространенных преступлений этой категории является применение насилия в отношении представителя власти, уголовная ответственность за которое предусмотрена ст. 318 УК РФ. Данная статья регулирует ответственность за противоправные действия, связанные с применением насилия в отношении представителей власти и их близких. Согласно примечанию к данной статье, представителями власти являются должностные лица органов правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Правоохранительными являются государственные органы, на которые законом возложена функция борьбы с правонарушениями и обеспечения законности. К ним относятся органы прокуратуры, внутренних дел, Федеральной службы безопасности, Федеральной пограничной службы РФ, Службы внешней разведки РФ, таможенные и другие.

Система государственных органов, основной функцией которых является контроль за соблюдением законности, характеризуется как контролирующая. Она включает в себя органы ветеринарного, государственного, санитарно-эпидемиологического, иммиграционного надзора, государственной налоговой службы и др.

К иным лицам относятся должностные лица, осуществляющие законодательную или исполнительную власть, наделенные властными полномочиями принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, не находящимися у них в подчинении, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов РФ, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ, состоящие на государственной службе аудиторы и др.).

Частью 1 статьи 318 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозу применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, понимается совершение действий насильственного характера, не связанных с причинением вреда жизни и здоровью, но причиняющих потерпевшему физическую боль, связывание, ограничение свободы, побои.

Под угрозой применения насилия следует понимать действия (например, демонстрацию оружия) или высказывания виновного, выражающие намерение применить насилие в отношении представителя власти или его близких. По своему содержанию угроза может быть различной и выражаться в угрозе нанесения побоев, причинения вреда здоровью различной степени тяжести, убийством.

Часть 2 статьи 318 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Насилие, опасное для жизни или здоровья – это насилие, которое по своему содержанию объективно было способно причинить вред жизни или здоровью, либо причинило легкий, средней тяжести вред здоровью, а также неквалифицированный тяжкий вред здоровью.

Субъектом рассматриваемой категории преступлений является лицо, которое достигло шестнадцатилетнего возраста.

Статья 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти» определяет следующие виды наказания, применяемые к осужденному в зависимости от состава преступления. При применении насилия, не опасного для жизни или здоровья (ч. 1 ст. 318 УК РФ), к осужденному применяются: штраф, размер которого может составлять до двухсот тысяч рублей; штраф, равный размеру заработной платы или иному доходу осужденного за период до восемнадцати месяцев; арест сроком до шести месяцев; лишение свободы сроком до пяти лет.

Применение насилия, опасного для жизни или здоровья (ч. 2 ст. 318 УК РФ) наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

Обобщением охвачены уголовные дела о преступлениях указанной категории, рассмотренные судьями Канашского районного суда Чувашской Республики за первое полугодие 2015 года.

За отчетный период в Канашский районный суд Чувашской Республики поступило 10 уголовных дел указанной категории, из них 8 уголовных дел в отношении 8 лиц рассмотрены в первом полугодии 2015 года.

Преступления рассматриваемой категории направлены на нарушение нормальной деятельности органов власти, а также на жизнь и здоровье представителя власти. Потерпевшим от преступления может быть должностное лицо, то есть лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственном органе или органе местного самоуправления.

За первое полугодие 2015 года все преступления по ч. 1 ст. 318 УК РФ, рассмотренные судом, совершены в отношении сотрудников Министерства внутренних дел при исполнении ими своих служебных обязанностей и пресечении ими нарушений общественного порядка.

Всего по рассмотренным делам преступления совершены в отношении следующих представителей власти:

полицейских патрульно-постовой службы — 1;

полицейских участковых уполномоченных полиции — 3;

сотрудников отделов вневедомственной охраны — 5;

оперуполномоченных уголовного розыска – 2.

По семи уголовным делам обвинение было предъявлено по ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти), из которых все уголовные дела — по ч.1 ст. 318 УК РФ.

Уголовные дела в отношении лиц, обвиняемых по ч. 2 ст. 318 УК РФ, за отчетный период в суд не поступали.

По одному уголовному делу обвинение было предъявлено по ч. 1 ст. 318, 319 УК РФ.

Приговором Канашского районного суда Чувашской Республики от 15 мая 2015 года С. осуждена по ч. 1 ст. 318, 319, 69 ч. 2 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 1 год условно с испытательным сроком в 2 года. Она признана виновной в том, что публично оскорбила представителей власти – сотрудников полиции: старшего полицейского 2 взвода роты полиции Отдела вневедомственной охраны по г. Канаш Н. и полицейского того же взвода и того же отдела Э. в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей, а также применила насилие, не опасное для жизни и здоровья, в отношении Т. в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Согласно диспозиции ст. 318 УК РФ ответственность за применение насилия в отношении представителя власти наступает при условии, что оно применяется в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Анализ изученных дел свидетельствует о том, что во всех случаях судьи устанавливали, связано ли применение насилия либо оскорбление представителя власти с исполнением им своих должностных обязанностей.

Преступления данной категории (ст. 318 УК РФ) являются двуобъектными. Основным объектом преступления является нормальная деятельность органов власти, а дополнительным — жизнь и здоровье либо честь и достоинство представителя власти.

По сложившейся судебной практике уголовные дела по рассматриваемым преступлениям не прекращаются в связи с примирением с потерпевшим, что представляется правильным.

По результатам рассмотрения указанных уголовных дел за первое полугодие 2015 года, случаев прекращения уголовных дел данной категории в связи с примирением с потерпевшими не выявлено, во всех случаях судьями постановлены обвинительные приговоры.

Пять уголовных дел из числа изученных были рассмотрены судами по ходатайству осужденных без проведения судебного разбирательства в особом порядке принятия судебного решения. Нарушений требований статьей 314-316 УПК РФ и разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 года «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» при этом не допущено.

Практика назначения судами наказаний по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 318 УК РФ, показала, что по всем делам наказания осужденным назначаются в соответствии с положениями уголовного законодательства в пределах санкции статьи, предусмотренной ч. 1 ст. 318 УК РФ.

За совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ, в большинстве случаев назначалось наказание, не связанное с реальным лишением свободы. Как правило, оно назначалось лицам, впервые привлеченным к уголовной ответственности, признавшим вину и раскаявшихся в содеянном деянии. Лишь по одному уголовному делу наказание было назначено к реальному лишения свободы с применением ст. 70 УК РФ.

Смотрите так же:  Ликвидация садового товарищества

Назначая наказание лицам, совершившим преступления против порядка управления, суд также учитывал смягчающие и отягчающие вину обстоятельства, личности виновных, которые признали вину и раскаялись в содеянном деянии.

В силу ст. 63 ч.1.1 УК РФ судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.

Анализ судебной практики данной категории уголовных дел показал, что по шести уголовным делам судом установлено, что преступления совершались в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Во всех случаях это признано судьями обстоятельством, отягчающим наказание подсудимых.

За отчетный период в вышестоящий суд обжалован один приговор суда, который судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики был изменен.

П риговором Канашского районного суда Чувашской Республики от 20 мая 2015 года несовершеннолетний И. осужден по ч. 1 ст. 318, 70 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года 3 месяца с отбыванием наказания в воспитательной колонии. Приговором суда он признан виновным в том, что применил насилие, не опасное для жизни и здоровья, в отношении старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска Отдела МВД РФ по г. Канашу Ш. и участкового уполномоченного полиции Отдела МВД РФ по г. Канашу Г., являющихся представителями власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики 21 июля 2015 года указанный приговор в отношении И. изменила: исключила из приговора указание суда о зачете И. в срок отбывания наказания время содержания под стражей до судебного разбирательства в период с 13 марта 2015 г. по 19 мая 2015 года, а также исключила из резолютивной части приговора указание суда об изменении И. меры пресечения. В остальной части приговор суда оставлен без изменения.

Таким образом, изменение приговора не связано с переквалификацией действий виновного лица либо с неверным назначением такому лицу наказания.

В целом обобщение показало, что практика рассмотрения судами республики дел о преступлениях, предусмотренных ст. 318 УК РФ, соответствует требованиям закона. Нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона при рассмотрении данной категории дел за первое полугодие 2015 года судьями Канашского районного суда Чувашской Республики не допущено.

Уголовное дело по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Переквалификация на ч. 1 ст. 318 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа

Адвокат в Новосибирске — Новости — Адвокатская практика Спиридонова М.В. — Уголовные дела — Уголовное дело по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Переквалификация на ч. 1 ст. 318 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа

Уголовное дело по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Переквалификация на ч. 1 ст. 318 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа

В настоящей статье на примере конкретного дела из моей адвокатской практики будет рассмотрена организация защиты по уголовному делу по ч. 2 ст. 318 УК РФ – применение насилия, опасного для жизни и здоровья представителя власти, и ч. 1 ст. 319 УК РФ – оскорбление представителя власти.

Фабула дела.

Летом 2016 года мною было принято поручение на защиту доверителя по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Доверителя, мне уже ранее приходилось защищать по аналогичному деянию, только по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Предыдущее уголовное дело в отношении доверителя было прекращено в связи с примирением сторон по ст. 25 УПК РФ, а соответственно не влекло юридических последствий. Однако это только юридически, а фактически предыдущий факт привлечения к уголовной ответственности, да еще и по однородному преступлению, мог существенно влиять на дальнейший ход дела. Этим осложнялась защита.

Ознакомившись с материалами, которые мне могли быть предоставлены на стадии предварительного расследования, пообщавшись с подзащитным, обрисовывалась картина произошедшего и была она следующая. В один из дней подзащитный собирался к себе на дачу, вместе со знакомой они сидели на улице и ожидали такси. В этот момент к ним подошел сотрудник полиции и потребовал предоставить документы. Причиной для предъявления требования о предоставлении документов явилось то, что подзащитный находился в состоянии алкогольного опьянения и вел себя на улице шумно. У подзащитного с собой не было документов, что он и пояснил сотруднику полиции. Сотрудник полиции потребовал, чтобы подзащитный проехал с ним в отделение для установления личности. Последний стал ему объяснять, что скоро за ним приедет такси, и он уедет на дачу, что он не находиться в розыске и т.п.

Однако сотрудник полиции настойчиво продолжал требовать, чтобы подзащитный проследовал в отделение (как было установлено позднее, доставление в отделение полиции было связано с необходимостью составления административного материала, в связи с нахождением подзащитного в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения). Подзащитный решил покинуть место, где происходил разговор, на что сотрудник схватил его за руку и начал заталкивать в автомобиль. Сотрудник полиции надел на левую руку подзащитного браслет наручников и пытался надеть второй браслет на правую руку.

Подзащитный начал оказывать неповиновение относительно действий сотрудника полиции, на что последний применил в отношении подзащитного прием борьбы, от чего они совместно упали на асфальт. В результате падения подзащитный оказался снизу, а сотрудник сверху, после этого сотруднику полиции удалось надеть браслет на вторую руку подзащитного и доставить его в отделение полиции.

После прибытия в отделение полиции, сотрудник обратился за медицинской помощью, и у него был диагностирован перелом пятой пястной кости левой кисти. По версии сотрудника полиции данный перелом образовался от действий моего подзащитного, который, помимо прочего, в ходе произошедших событий оскорбил сотрудника полиции, что и послужило основанием для возбуждения уголовного дела по части 2 статьи 318 УК РФ и статьи 319 УК РФ.

Линия защиты.

В любом уголовном деле важно определить ключевой момент, отталкиваясь от которого необходимо выстраивать позицию защиты. В рассматриваемом уголовном деле таким ключевым моментом выступал умысел подзащитного на применение насилия в отношении представителя власти, точнее сказать его отсутствие.

С субъективной стороны ч. 1 и ч. 2 ст. 318 УК РФ характеризуется виной в форме прямого умысла, то есть лицо должно осознавать общественную опасность своих действий, предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления.

Даже если не рассматривать с точки зрения законности действия сотрудника полиции в описываемой ситуации и допустить, что они были правомерны, то максимум что делал подзащитный, это выражал неповиновение представителю власти. На асфальт подзащитный и сотрудник полиции упали совместно, при этом причиной падения послужили не действия подзащитного, а действия сотрудника полиции в виде применения приема борьбы.

По стечению обстоятельств рука сотрудника в результате применения приема борьбы и падения оказалась под телом подзащитного. Учитывая антропометрические данные подзащитного и сотрудника полиции, который был по комплекции и весу значительно больше, а также учитывая законы физики, следует, что тело, находящееся сверху, будет придавливать тело, находящееся снизу, а учитывая физические параметры участников события, вполне возможно причинение телесных повреждений сотруднику полиции. Только вот такие повреждения не могут состоять в причинно-следственной связи с действиями подзащитного, так как возникли по иной причине, не связанной с действиями подзащитного, а соответственно исключается его умысел на применение насилия. Данное обстоятельство являлось основополагающим элементом защиты в описываемом уголовном деле.

Что касается деяния по ст. 319 УК РФ, выразившегося в оскорблении представителя власти, в рассматриваемом уголовном деле, данное деяние могло иметь «техническое значение». Для лиц, неосведомленных в особенностях уголовного процесса, поясню, что полностью прекращать уголовные дела и оправдывать у нас не любят, такова реальная действительность. Деяние по ст. 319 УК РФ в данном случае позволяло полностью не прекращать возбужденное уголовное дело, а завершить его сугубо в рамках оскорбления, которое подзащитный не оспаривал, если причинение насилия не нашло бы своего подтверждения.

Изначально перелом пальца у потерпевшего подтверждался наличием медицинских документов, однако в ходе предварительного расследования была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая не подтвердила наличие перелома. Так уголовное дело с ч. 2 ст. 318 УК РФ было переквалифицировано на ч. 1 ст. 318 УК РФ, что уже облегчало участь подзащитного, так как ч. 1 ст. 318 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести, тогда как часть вторая указанной статьи относится к категории тяжких преступлении.

Далее подзащитному было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Обвинение, предъявленное одновременно по ч. 1 ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РФ, вызывало сомнения в его законности, так как инкриминируемое причинение насилия и оскорбление происходило по версии обвинения в одно и то же время, в одном месте, одно предшествовало другому. Оба инкриминируемых действий являются взаимосвязанными, соответственно все действия необходимо оценивать как единое преступление.

Такую позицию защиты я решил довести до следствия путем заявления соответствующих возражений. В возражениях была заложена мысль, относительно незаконности квалификации действий подзащитного одновременно по двум составам (ч. 1 ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РФ), с приведением вышеуказанных доводов об одномоментности совершения инкриминируемых деяний, а соответственно необходимости квалифицировать по наиболее тяжкому составу.

Цель таких возражений была направлена на то, чтобы прокурор, а впоследствии и суд, могли задуматься над изложенной мыслью, и в случае отведения иных доводов защиты исключить хотя бы обвинение по статье 319 УК РФ.

Следственные органы, как и ожидалось, не исключили обвинение по ст. 319 УК РФ и уголовное дело с обвинительным заключением ушло в суд в том же объеме обвинения.

Судебное рассмотрение.

Сложившаяся судебная практика по подобного рода преступлениям в Новосибирской области свидетельствует, что в последнее время осужденным назначается наказание в виде реального лишения свободы. Учитывая тот факт, что подзащитный по прошествии непродолжительного времени совершил аналогичное деяние, последнему в случае вынесения обвинительного приговора с большой долей вероятности могло быть назначено наказание, связанное с реальным лишением свободы.

Наказание по статье 319 УК РФ не предусматривает лишения свободы как такового, а предусмотренный санкцией указанной статьи штраф вполне устроил бы подзащитного. По согласованной с подзащитным позицией, последний не отрицал факта оскорбления, однако отрицал наличие умысла на причинение насилия сотруднику полиции.

В ходе судебного рассмотрения дела, умысел на применение насилия ничем не доказывался. Фактически было установлено все тоже, что и на следствии. Подсудимый и потерпевший вместе упали, рука полицейского оказалась под телом подсудимого. Потерпевший утверждал, что подсудимый руку силой придавливал к асфальту. Однако на уточняющие вопросы защиты потерпевший сказал, что не может однозначно утверждать умышлено или случайно подсудимый силой придавливал его руку. Прямых доказательств, наличия прямого умысла, а соответственно и субъективной стороны в действиях подсудимого на причинение насилия в отношении представителя власти в ходе судебного заседания установлено не было.

Наступило время прений. В ходе прений государственный обвинитель согласился с ранее изложенной мною позицией об одномоментности деяний, и попросил суд квалифицировать деяние, совершенное подсудимым по одной статье 318 УК РФ. Таким образом, результат, который я закладывал, писав ходатайство о необходимости изменения обвинения, был достигнут. Государственный обвинитель попросил назначить подсудимому наказание в виде штрафа в размере 30 000 рублей, то есть ровно в пределах санкции статьи 319 УК РФ.

Итог по делу.

Суд квалифицировал действия подсудимого по оскорблению представителя власти и причинения ему насилия по одной статье 318 УК РФ ввиду одномоментности совершения деяний и назначил наказание в виде штрафа 30 000 рублей. Такое наказание полностью устраивало сторону защиты, так как соответствовало санкции деяния по статье 319 УК РФ, вину, в совершении которого признавал подсудимый.

В конце рассмотрения настоящего дела хотелось бы отметить, что хоть в отношении подзащитного и был вынесен обвинительный приговор по ч. 1 ст. 318 УК РФ, фактически для него такой приговор стал некой «альтернативной реальностью» приговора оправдательного, так как назначенное наказание было ровно таким же, как если бы его назначили только за оскорбление по ст. 319 УК РФ. Главное, чего больше всего опасался подзащитный – реального лишения свободы, не произошло. Вынесенный судом приговор представлял собой «соломоново решение» по столь неоднозначной ситуации, обжаловать такой приговор не захотела ни сторона обвинения, ни сторона защиты.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

Прекращение уголовного дела о применении насилия в отношении представителя власти в связи с примирением: обобщение судебной практики

Как известно, в соответствии с положениями статьи 25 УПК РФ и статьи 76 УК РФ по делам публичного и частно-публичного обвинения о преступлениях небольшой и средней тяжести обязательными условиями для прекращения уголовного дела являются совершение обвиняемым преступления впервые, заявление потерпевшего о примирении с обвиняемым, а также то, что причиненный вред был заглажен[1].

Таким образом, в случае выполнения требований ст.ст. 15, 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ потерпевший вправе претендовать на прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон.

Однако в случае, если в качестве потерпевшего выступает представитель власти, прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 25 УПК РФ на практике вызывает определенные проблемы.

Смотрите так же:  Ооо открытие регистрация

Связано это с тем, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК РФ, относится к преступлениям средней тяжести.

С другой стороны, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ считаются уголовными делами публичного обвинения. И согласно сложившейся судебной практике уголовные дела публичного обвинения прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемыми не подлежат[2].

Поэтому даже несмотря на ходатайство потерпевшего и обвиняемого прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон, суд (следователь или дознаватель) крайне неохотно соглашаются с доводами и прекращают уголовные дела по данному основанию. Называя вещи своими именами, в абсолютном большинстве случаев правоохранительные органы отказывают, ссылаясь на то, что прекращение уголовного дела за примирением сторон является их правом, а не обязанностью.

Возникает резонный вопрос, для чего же тогда существуют права потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого, если их выполнение не является обязательным для суда (следователя или дознавателя)?

Почему выполнение воли участников уголовного судопроизводства о примирении сторон по преступлению небольшой или средней тяжести ставится в зависимость от желания органа государства?

В чем смысл невыполнения правоохранительными органами желания и воли потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого? Кому это нужно?

Вынесенные же постановления о прекращении уголовного дела за примирением с потерпевшим вышестоящие суды нередко отменяют.

Например, судом было указано, что заявление потерпевшего о примирении с обвиняемым не влечет обязательного прекращения уголовного дела. Оно является лишь одним из обязательных условий, которые учитывает суд при решении данного вопроса наряду с другим обстоятельствами по делу и, в частности, с объектом преступного посягательства. В тех случаях, когда примирение с таким объектом невозможно, уголовное дело прекращено быть не может, поскольку преступные действия посягают не столько на личность представителя власти, сколько на нормальную деятельность органа государственной власти[3].

Верховный суд Республики Татарстан отменил постановление суда первой инстанции за примирением сторон, поскольку объектом преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ является порядок управления в стране, а не личность потерпевшего[4].

По мнению Свердловского областного суда, фактически потерпевшим является государство в лице представителя власти, а здоровье и жизнь, честь и достоинство гражданина, как должностного лица и представителя власти, являются лишь дополнительным объектом посягательства[5].

На эти же обстоятельства указано и в других судебных актах.

Получается, что все же личность представителя власти здесь имеет далеко не самое важное значение?

Правда Конституционный Суд РФ отметил, что в уголовно-правовых отношениях «решение вопросов о возбуждении уголовного дела и его дальнейшем движении, а также о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, не зависит от волеизъявления потерпевшего – оно предопределяется исключительно общественными интересами, конкретизируемыми на основе требований закона и фактических обстоятельств дела»[6].

Следовательно, по мнению судебных органов, волеизъявление и интересы потерпевшего стоят далеко не на первом месте.

Получается, что общественные интересы важнее интересов потерпевшего?

Но почему интересы общества или государства поставлены выше, нежели интересы конкретного индивида?

Однако не вдаваясь в суть дискуссии про фикцию под названием «общественные интересы», хотел бы обратит внимание на следующее.

Имеется мнение, что прекращение уголовных дел в соответствии со ст. 25 УПК РФ по делам о двухобъектных преступлениях при наличии потерпевшего возможно, поскольку уголовный и уголовно-процессуальный законы не содержат запретов для прекращения дел указанной категории[7].

Пермский краевой суд указал, что даже несмотря на доводы государственного обвинителя о том, что объектом посягательства по ст. 318 УК РФ является не только жизнь и здоровье потерпевшего, но и государственная власть и порядок управления и оставил постановление суда первой инстанции без изменения[8].

Московский городской суд также оставил без изменения постановления суда первой инстанции, которыми производством по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, было прекращено в связи с примирением с потерпевшим[9].

В данных случаях, соблюдение условий, предусмотренных ст.ст. 15, 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ явилось достаточным основанием для реализации судом своего права о прекращении уголовного дела публичного обвинения в связи с примирением сторон.

Согласно обобщения практики рассмотрения районными судами Чувашской Республики уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 318 и 319 УК РФ в одних случаях судам отказывалось в удовлетворении ходатайств потерпевших о прекращении дела в связи с примирением с подсудимыми, которые впоследствии были осуждены по ст. 318 ч. 1 УК РФ, в других же случаях суды прекращали дела в связи с примирением сторон[10].

Такая неоднозначная и противоречивая эта судебная практика…

По данным ГАС «Правосудие» в Краснодарском крае имеются немногочисленные случаи прекращения уголовных дел по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ за примирением сторон, ограничиваясь применением положений ст.ст. 25 и 76 УК РФ[11].

Случаев прекращения уголовных дел по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ за примирением сторон обнаружить не удалось.

[1] п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»

[2] Определение Верховного Суда РФ от 19.06.2007 г. по делу № 53-007-23; Определение Верховного Суда РФ от 01.11.2012 г. № 38-Д12-29; Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 14.08.2013 г. № 55-АПУ13-6 и др.

[3] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2005 год».

[4] Обзор судебной практики Верховного суда Республики Татарстан по уголовным делам за I квартал 2009 года

[5] Определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 25 июля 2007 г., дело № 22-6902/2007

[6] Постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2005 г. № 7-П «По делу о проверке конституционности положений частей второй и четвертой статьи 20, части шестой статьи 144, пункта 3 части первой статьи 145, части третьей статьи 318, частей первой и второй статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Законодательного Собрания Республики Карелия и Октябрьского районного суда города Мурманска»

[7] Ответы Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Удмуртской Республики на вопросы судов, касающиеся применения УПК РФ и УК РФ // http://vs.udm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=60

[8] Кассационное определение Пермского краевого суда от 20.07.2010 г. по делу № 22-5171-2010; Кассационное определение Пермского краевого суда от 22.07.2010 г. по делу № 22-5266

[9] Определение Московского городского суда от 16.03.2011 г. по делу № 22-3021; Определение Московского городского суда от 24.12.2007 г. по делу № 22-14699; Кассационное определение Московского городского суда от 27.10.2010 г. по делу № 22-13900

[10] Справка о результатах обобщения практики рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 318 и 319 Уголовного кодекса РФ (подготовлено Верховным судом Чувашской Республики) // Судебный вестник Чувашии. 2010. № 2-3.

318 ч 2 ук рф судебная практика

В соответствии с планом работы Тульского областного суда проведен анализ практики рассмотрения судами Тулы и Тульской области уголовных дел по преступлениям, предусмотренным ст. 318, 319 УК РФ за 2016 год и 1 полугодие 2017 года.

Обобщение проведено с целью формирования единой судебной практики и повышения качества отправления правосудия по указанной категории уголовных дел.

Преступления, предусмотренные ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РЯ являются преступлениями с двухобъектным составом.

Основным объектом преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ является нормальная деятельность органов власти (государственных и муниципальных). Дополнительный объект — здоровье человека.

Общественная опасность преступления заключается в том, что применение насилия в отношении представителя власти нарушает нормальную служебную деятельность этих лиц, создает атмосферу неуверенности в собственной безопасности и безопасности своих близких.

В соответствии с примечанием к ст. 318 УК РФ представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями, учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности.

Объективная сторона преступления выражается в альтернативных действиях: угрозе или насильственных действиях.

Применительно к ст. 318 УК РФ угроза — это информационное воздействие на психику лиц, указанных в рассматриваемой статье, содержанием которого является высказанное вовне намерение применить насилие в связи с исполнением представителем власти своих должностных обязанностей. Угроза может служить средством для того, чтобы представитель власти изменил свое решение, отказался от какой-либо деятельности, изменил ее направление. Месть за действия представителей власти также охватывается рассматриваемым составом преступления.

Таким образом, путем угрозы потерпевшего принуждают пренебречь своими обязанностями, совершить в интересах угрожающего или иного лица требуемое действие (бездействие), стать исполнителем воли виновного лица.

Способ выражения угрозы может быть любым: устным, письменным, по телефону и тому подобное, а также в виде демонстрационных действий: угрожающих жестов, показа оружия и других. При этом, форма выражения угрозы для квалификации значения не имеет.

В ст. 318 УК РФ законодатель не конкретизировал тяжесть возможного вреда здоровью при угрозе применения насилия. Это может быть угроза причинения легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. Отсутствует указание в законе и на признак реальности угрозы, это сделано с учетом важности объекта уголовной защиты — нормальной деятельности органов управления.

Угроза наказуема по ст. 318 УК РФ, если она имеет место в связи с исполнением представителем власти своих должностных обязанностей. В иных случаях при наличии соответствующих признаков деяние может быть квалифицировано по нормам, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

Объективная сторона рассматриваемого состава преступления может быть выполнена и путем применения в отношении представителя власти или его близких насилия, не опасного для жизни или здоровья.

Характеристика этого вида насилия дается в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, понимаются побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и другие).

Состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 318 УК РФ, является формальным. Деяние будет оконченным с момента совершения действий (высказывания угрозы или применения насилия).

Общественно опасные последствия не включены в конструкцию данного состава преступления.

Частью 2 ст. 318 УК РФ предусмотрена ответственность за применение в отношении представителя власти или его близких насилия, опасного для жизни или здоровья.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 21 указанного выше Постановления Пленума, под ним следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. К данному виду относится и насилие, хотя и не причинившее вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создававшее реальную опасность для его жизни или здоровья.

С субъективной стороны деяния, описываемые диспозицией ст. 318 УК РФ, совершаются только умышленно. Виновный сознает, что угрожает применением насилия или применяет насилие к представителю власти или его близким, и желает совершить эти действия. В зависимости от отношения к последствиям в виде причинения вреда здоровью умысел может быть прямым или косвенным.

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. Действия лица, не достигшего шестнадцати лет и совершившего насилие в отношении представителя власти, квалифицируются по нормам о преступлениях против личности.

Основным объектом преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ является нормальная деятельность органов власти, их авторитет. Дополнительный объект — честь и достоинство представителя власти.

Общественная опасность оскорбления представителя власти состоит в том, что данное преступление подрывает авторитет органов управления, создает обстановку нервозности в деятельности их сотрудников, затрагивает их честь и достоинство, тем самым внося дезорганизацию в работу органов управления.

Объективная сторона состоит в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

Оскорбление представляет собой унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Под честью понимается общественная оценка личности, относящаяся к ее моральным, нравственным, духовным, социальным качествам. Достоинство — это внутренняя самооценка личности с позиции своей значимости в обществе, конкретном коллективе, самооценка своих умственных, деловых, моральных качеств.

Оскорбление может быть осуществлено любыми способами: словесно, жестами, письменно и т.д. Способ совершения преступления не влияет на наличие состава преступления.

Для рассматриваемого состава преступления необходимо наличие нескольких условий:

Во-первых, оскорбление должно быть осуществлено публично. По смыслу уголовного закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, а равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти. Это означает, что факт оскорбления становится достоянием третьих лиц или хотя бы одного лица и виновным данное обстоятельство осознается. Например, оскорбление наносится с использованием внутреннего радиовещания. Оскорбление может быть совершено как в присутствии потерпевшего, так и в его отсутствие.

Во-вторых, оскорбление должно быть осуществлено в период исполнения представителем власти своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением. Если деяние осуществляется за пределами указанных обстоятельств, оно подлежит квалификации по статьям УК РФ, устанавливающим ответственность за преступления против личности. Вместе с тем для состава оскорбления представителя власти не будет иметь значения мотивация оскорбления, если оно нанесено в период исполнения должностных обязанностей. Оскорбление в связи с исполнением должностных обязанностей означает наличие субъективной связи между действиями потерпевшего как представителя власти и нанесенным оскорблением. Такое оскорбление может быть, к примеру, местью за деятельность представителя власти, выражением недовольства такой деятельностью.

Смотрите так же:  В среду получить паспорт

В-третьих, оскорбление должно быть выражено в неприличной форме. Неприличная форма означает не только нецензурную брань или непристойные жесты в адрес представителя власти, но и иные формы, которые находятся в противоречии с принятыми в обществе нормами поведения, например плевок в лицо, пощечина, уничижительная кличка и др.

По конструкции объективной стороны данное преступление является преступлением с формальным составом и считается оконченным с момента совершения оскорбления.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что унижает честь и достоинство представителя власти, и желает этого. При нанесении оскорбления не в период исполнения потерпевшим должностных обязанностей обязательным признаком субъективной стороны состава преступления является его мотивация — связь с исполнением должностных обязанностей.

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

В ходе обобщения установлено следующее:

В 2016 году районными (городскими) судами рассмотрено

— по ст. 318 УК РФ – 52 дела, по ст. 319 УК РФ – 3 дела;

— по ст. 318 УК РФ — 1 дело, по ст. 319 УК РФ — 59 дел.

В 1 полугодии 2017 года районными (городскими) судами рассмотрено:

— по ст. 318 УК РФ — 25 дел, по ст. 319 УК РФ – 1 дело;

— по ст. 318 УК РФ дела не рассматривались, по ст. 319 УК РФ рассмотрено 26 дел.

Постановления о прекращении уголовных дел районными (городскими) судами не выносились;

мировыми судьями в 2016 году было вынесено 1 постановление о прекращении уголовного дела, возбужденного по ст. 319 УК РФ по уголовному делу № 1-5/2016.

Уголовное дело № 1-5/2016 в отношении ФИО 1, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ прекращено 21.03.2016 г. в связи с примирением подсудимой с потерпевшей на основании ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ. (мировой судья судебного участка № …) Постановление не обжаловано.

ФИО 1 обвинялась в публичном оскорблении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Прекращено дело было по ходатайству потерпевшей, которая указала, что ей принесены извинения и заглажен моральный вред.

Однако, из протокола судебного заедания неясно, каким образом был заглажен моральный вред. Поскольку дело относится к категории дел публичного обвинения, более того, оскорбление было нанесено публично, судье следовало выяснить, каким образом были принесены извинения, а также выяснить каким образом был заглажен моральный вред. Этого сделано не было.

Кроме того, районными (городскими) судами в 2016 году было вынесено одно постановление о применении принудительных мер медицинского характера по ст. 318 УК РФ;

— мировыми судьями – 1 постановление о применении принудительных мер медицинского характера в 2016 году по ст. 319 УК РФ, постановление было обжаловано, оставлено без изменения.

В 1 полугодии 2017 года вынесено 1 постановление по ст. 319 УК РФ мировым судьей …, постановление не обжаловано,

— 1 постановление о применении принудительных мер медицинского характера по ст. 318 УК РФ вынесено … районным судом …(уголовное дело в отношении ФИО 2), постановление было обжаловано в суд апелляционной инстанции, и отменено.

Так, уголовное дело в отношении ФИО 2 было направлено в … районный суд. 21.08.2017 г. ФИО 2 был освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости запрещенных уголовным законом общественно-опасных деяний, предусмотренных ст. 317, ч. 2 ст. 167, ч. 1 ст. 318 УК РФ.

По представлению прокурора постановление суда первой инстанции было отменено в апелляционном порядке, поскольку уголовное дело было принято к производству и рассмотрено с нарушением правил подсудности: уголовные дела, предусмотренные ст. 317 УК РФ подсудны областному суду.

Из общего количества рассмотренных дел районными (городскими) судами было постановлено приговоров:

— в 2016 году по ст. 318 УК РФ – 51, по ст. 319 УК РФ – 3;

— в 1 полугодии 2017 года по ст. 318 УК РФ — 24, по ст. 319 УК РФ – 1 приговор;

мировыми судьями было вынесено:

— в 2016 году по ст. 318 УК РФ 1 приговор, по ст. 319 УК РФ — 57 приговоров,

— в 1 полугодии 2017 года по ст. 319 УК РФ было постановлено 25 приговоров, по ст. 318 уголовные дела не рассматривались.

Из них, обжаловано в апелляционном порядке приговоров постановленных районными (городскими) судами:

в 2016 году по ст. 318 УК РФ — 8, все приговоры оставлены без изменения, по ст. 319 УК РФ приговоры не обжаловались;

— в 1 полугодии 2017 г. по ст. 319 УК РФ обжалован 1 приговор, который оставлен без изменения.

По ст. 318 УК РФ обжаловано 5 приговоров, из них оставлено без изменений 3 приговора, 1 приговор изменен (уголовное дело № 1-57/17 в отношении ФИО 3, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 318, 319 УК РФ), 1 приговор отменен (уголовное дело № 1-25/2017 в отношении ФИО 4, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 318 УК РФ).

Так, ФИО 4 (уголовное дело № 1-25/2017) был оправдан 22.05.2017 г. … районным судом Тульской области в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, поскольку суд пришел к выводу об отсутствии у ФИО 4 умысла на совершение преступления.

Апелляционным определением … от 12.07.2017 г. оправдательный приговор по апелляционной жалобе потерпевшего и апелляционному представлению государственного обвинителя был отменен и дело направлено на новое судебное разбирательство со стадии судебного разбирательства. Основанием к отмене оправдательного приговора явилось в соответствии с п. 1 и 2 ст. 389.15 УПК РФ несоответствие выводов суда первой инстанции, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, а также существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Суд первой инстанции признал достоверными противоречивые доказательства: показания потерпевшего и свидетелей о том, что сотрудники полиции были в форменной одежде, представились ФИО 4, предложили пройти в машину, но тот отказался, после чего стал оказывать сопротивление, и показания свидетеля ФИО 5, которая пояснила, что сотрудники полиции не представились ее сыну, и подсудимого ФИО 4, который пояснил, что находился в сильной степени алкогольного опьянения, лежал на полу, на животе, лицом вниз, не видел форменной одежды, и не понимал что перед ним сотрудники полиции. Кроме того, суд апелляционной инстанции согласился с доводами представления государственного обвинителя о том, что суд необоснованно признал недостоверными показания ФИО 4, данные в ходе предварительного расследования, которые согласуются с показаниями сотрудников полиции.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции признал не основанным на исследованных доказательствах вывод суда первой инстанции вывод об отсутствии в действиях ФИО 4 умысла на совершение преступления.

09.08.2017 г. ФИО 4 был осужден …. по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору … от 14.01.2014 г. в виде 2 месяцев лишения свободы и окончательно к отбытию назначено 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением … от 4.10.2017 г. приговор оставлен без изменения, апелляционная жалоба осужденного – без удовлетворения.

ФИО 6 (уголовное дело № 1-57/17) 19.06.2017 г. был осужден … районным судом Тульской области по ч. 1 ст. 318 УК РФ на 2 года 4 месяца лишения свободы, по ст. 319 УК РФ на 9 месяцев исправительных работ с ежемесячным удержанием 20% заработной платы в доход государства, в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 71 УК РФ и на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным постановлением от 28.08.2017 г. приговор в отношении ФИО 6 изменен на основании п. 3 ст. 389.15 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона. Суд первой инстанции при назначении наказания учел, что ФИО 6 совершил два преступления, относящиеся к категории средней тяжести, однако, ФИО 6 был осужден за два преступления, одно из них — отнесенное к категории средней тяжести, другое относится к категории преступлений небольшой тяжести.

В связи с чем, судом апелляционной инстанции были внесены соответствующие изменения и назначенное ФИО 6 наказание смягчено по ст. 319 УК РФ до 8 месяцев исправительных работ с удержанием 20% заработной платы в доход государства. По совокупности преступлений на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 2 года 5 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В апелляционном порядке было обжаловано приговоров мировых судей:

— в 2016 году по ст. 318 УК РФ приговоры не обжаловались по ст. 319 УК РФ обжаловано 6 приговоров, 5 из них оставлены без изменения, 1 приговор – изменен в отношении ФИО 7 (уголовное дело № 1-5/16)

Так, 5.04.2017 г. ФИО 7 был осужден мировым судьей судебного участка № … по ст. 319 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ, с удержанием в доход государства 20% из заработной платы осужденного. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно ФИО 7 назначено наказание в виде 2 лет 2 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением от 19.07.2016 г. приговор в отношении ФИО 7 был изменен, из вводной части приговора исключены указания о наличии у ФИО 7 четырех судимостей, которые на момент совершения преступления были погашены, из резолютивной части приговора исключено повторное указание о назначении наказания путем частичного сложения.

Кроме того, следует отметить, что указание в резолютивной части приговора о назначении наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ в части описания принципа назначения наказания, не отвечало предъявляемым требованиям закона.

— в 1 полугодии 2017 года приговоры по ст. 318 УК РФ не выносились, по ст. 319 УК РФ обжаловано 2 приговора, из них 1 приговор оставлен без изменения, 1 — отменен (… уголовное дело № 1-55/2016 по обвинению ФИО 8 по ст.ст. 119, 319 УК РФ)

ФИО 8 был осужден мировым судьей судебного участка № … 26.09.2016 г. (мировой судья …) и ему назначено наказание по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в виде обязательных работ сроком на 380 часов, по апелляционной жалобе и апелляционному представлению прокурора рассмотрено … районным судом Тульской области в апелляционном порядке.

Апелляционным постановлением от 16.02.2017 г. приговор мирового судьи отменен и дело направлено на новое судебное разбирательство в ином составе суда.

Основаниями к отмене приговора явились существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона которые выразились в том, что мировым судьей доказательства приведены без разграничения, несмотря на то обстоятельство, что обвинение ФИО 8 предъявлено по двум составам, в приговоре отсутствовал анализ и оценка доказательств по каждому обвинению, в том числе, не дано оценки показаниям подсудимого ФИО 8 и потерпевшей ФИО 9

Кроме того, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что судом первой инстанции был неправильно применен уголовный закон, поскольку назначая наказание суд первой инстанции нарушил требования Общей части УК РФ и учел смягчающие и отягчающие наказание ФИО 8 обстоятельства, не указав при этом к какому преступлению относятся установленные им смягчающие наказание обстоятельства.

Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что ФИО 8 по преступлению, предусмотренному ч.1 ст. 119 УК РФ вину не признал, по ст. 319 УК РФ вину признал, однако, суд первой инстанции, установил в его действиях смягчающее наказание обстоятельство «частичное признание вины» ФИО 8 Фактически такой вывод суда первой инстанции противоречил установленным судом обстоятельствам.

Кроме того, при изучении материалов дела установлено, что мировым судьей при составлении приговора несколько раз в описательно-мотивировочной части приведены нецензурные высказывания ФИО 8 в адрес сотрудников полиции, что противоречит требованиям закона, предъявляемым к составлению текста приговора. Однако, данное обстоятельство судом апелляционной инстанции оставлено без внимания.

Следует также отметить, что приговор мирового судьи судебного участка № …, вынесенный при последующем рассмотрении дела, соответствует предъявляемым требованиям закона. Обстоятельства, признанные судом установленными, изложены кратко, емко, в корректных выражениях, в целом приговор отвечает требованиям закона, составлен юридически грамотно, и был оставлен судом апелляционной инстанции без изменения.

Виды наказаний, назначаемых за преступления, предусмотренные ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ приведены в следующей таблице: