Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11 сентября 2015 г. N Ф09-5520/15 по делу N А47-10219/2014 (ключевые темы: простой вагонов — спецификация — накладная — о железнодорожном транспорте — договор поставки)

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11 сентября 2015 г. N Ф09-5520/15 по делу N А47-10219/2014

11 сентября 2015 г.

Дело N А47-10219/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 08 сентября 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 11 сентября 2015 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Абозновой О.В.,

судей Сирота Е.Г., Черкасской Г.Н.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Пушкаревой Е.М., рассмотрел в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Республики Башкортостан кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Уфимский завод каркасного домостроения» (далее — общество «УЗКД») на решение Арбитражного суда Оренбургской области от 03.04.2015 по делу N А47-10219/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2015 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании посредством использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Республики Башкортостан приняла участие представитель общество «УЗКД» — Зайнетдинова З.Ш. (доверенность от 02.09.2014). Полномочия указанного лица проверены Арбитражным судом Республики Башкортостан.

Обществом с ограниченной ответственностью «Южно-уральская Горно-перерабатывающая Компания» (далее — общество «Южно-уральская ГПК») заявлено ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы в отсутствие представителя. Ходатайство судом кассационной инстанции рассмотрено и удовлетворено в соответствии с ч. 3 ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Общество «Южно-уральская ГПК» обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с иском к обществу «УЗКД» о взыскании 146 910 руб. неустойки (с учетом уточнения исковых требований, принятого судом в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

На основании ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены открытое акционерное общество «Российские железные дороги» (далее — общество «РЖД») и общество с ограниченной ответственностью «Предприятие промышленного железнодорожного транспорта» открытого акционерного общества «Башстройтранс».

Решением Арбитражного суда Оренбургской области от 03.04.2015 (судья Лазебная Г.Н.) исковые требования удовлетворены.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2015 (судьи Ершова С.Д., Бабкина С.А., Матвеева С.В.) указанное решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество «УЗКД» просит указанные судебные акты в части взыскания 67 260 руб. неустойки отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении требования в данной части. Заявитель жалобы полагает, что судами не применены подлежащие применению нормы материального права ( п. 1 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации), не учтено, что им проявлена та степень заботливости и осмотрительности, какая требовалась по характеру обязательств и условий оборота, и приняты все меры для надлежащего исполнения обязательств по договору. Кассатор считает, что представленными в материалы дела доказательствами (уведомлениями об окончании выгрузки вагонов и памятками уборки вагонов) подтверждается факт своевременной разгрузки части спорных вагонов и передачи их обществу «РЖД», которое в свою очередь как монополист в сфере железнодорожных перевозок является, по мнению заявителя жалобы, единственным лицом, ответственным за простой.

Ссылаясь на ст. 330 , 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, кассатор указывает, что предусмотренная п. 2.9.4 договора плата является неустойкой, то есть мерой ответственности за нарушение обязательства по договору, а не компенсационной выплатой за сверхнормативный простой вагонов, как указано судами. Общество «УЗКД» полагает ошибочным вывод судов о том, что по условиям спецификаций к договору наступление ответственности покупателя за сверхнормативный простой вагонов не поставлено в зависимость от причин простоя, считает, что на него неправомерно возложена полная ответственность за несоблюдение сроков доставки порожних вагонов при отсутствии вины. Кроме того, заявитель жалобы считает, что спор рассмотрен судами без учета запрошенных им документов, подтверждающих то обстоятельство, что простой вагонов имел место по вине их собственника — общества «РЖД».

В отзыве на кассационную жалобу общество «Южно-уральская ГПК» просит оставить оспариваемые судебные акты без изменения.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

Как следует из материалов дела и установлено судами при рассмотрении спора, между обществом «Южно-уральская ГПК» (поставщик) и обществом «УЗКД» (покупатель) заключен договор поставки от 01.02.2012 N 368/1-12 (далее — договор), по условиям которого поставщик обязался поставлять покупателю, а покупатель обязался принимать и оплачивать цемент (товар) по ассортименту, количеству, цене и на условиях, согласованных в договоре и приложениях к нему, являющихся его неотъемлемыми частями.

В п. 2.1 договора предусмотрено, что доставка товара осуществляется автомобильным или железнодорожным транспортом на условиях поставки товара поставщиком путем отгрузки согласованным транспортом покупателю (грузополучателю) или путем выборки товара покупателем (грузополучателем) в месте нахождения поставщика.

В соответствии с п. 2.3, 2.9.3, 2.9.4 договора общество «Южно-уральская ГПК» обязалось произвести доставку товара покупателю железнодорожными вагонами общества «РЖД», собственными или арендованными вагонами, а общество «УЗКД» обязалось среди прочего контролировать и организовывать своевременную выгрузку товара, отправку порожних вагонов поставщика, своевременное, полное и достоверное оформление перевозочных и сопроводительных документов, обеспечить простой вагонов на станциях выгрузки не более двух суток.

К договору сторонами подписаны спецификации N 2, 3, 61. Согласно п. 1, 2 данных спецификаций и п. 2.9.4 договора поставка товара осуществляется железнодорожным транспортом поставщика, за задержку свыше двух суток вагонов, не принадлежащих обществу «РЖД», от даты передачи вагонов от общества «РЖД» грузополучателю на станции назначения с покупателя взимается плата за сверхнормативное пользование вагонами из расчета 1770 руб. за каждый вагон в сутки, начиная с 3-х суток простоя. При этом неполные сутки простоя вагонов считаются за полные. Срок простоя вагонов рассчитывается с даты прибытия груженого вагона на станцию выгрузки и до даты отправления вагона после выгрузки. Даты прибытия и отправления подтверждаются календарными штемпелями в железнодорожных накладных. В случае возникновения разногласий по сроку простоя вагонов покупатель/грузополучатель представляет копии заверенных железнодорожных накладных, по которым прибывал груженый вагон на станцию выгрузки и отправлялся после выгрузки. При непредставлении покупателем вышеуказанных документов в течение пяти рабочих дней со дня выставления поставщиком счета на оплату простоя количество суток простоя считается признанным покупателем, счет подлежит оплате в полном размере.

Ссылаясь на факт сверхнормативного простоя вагонов N 53660064, N 59327015, N 59326835, N 59327544, N 59331488, N 59326710, N 59311027, N 59311001, N 59311522, N 59309864, N 59340851, N 59342428, N 59344200, N 58989641, N 59328518, N 59335414, N 59661694, N 53660544, N 59351114, общество «Южно-уральская ГПК» неоднократно направляло в адрес общества «УЗКД» претензии с требованиями оплатить сверхнормативный простой вагонов в добровольном порядке.

Неисполнение обществом «УЗКД» указанных требований послужило основанием для обращения общества «Южно-уральская ГПК» в арбитражный суд с рассматриваемым иском о взыскании 146 910 руб. платы за сверхнормативный простой вагонов.

Удовлетворяя исковые требования, суды первой и апелляционной инстанций исходили из доказанности факта превышения нормативного срока простоя вагонов и наличия оснований для применения к обществу «УЗКД» меры ответственности в виде взыскания платы, согласованной сторонами в договоре поставки и спецификациях к нему. Расчет сверхнормативного времени простоя вагонов и платы за такой простой проверены судами и признаны правильными.

Выводы судов являются верными, соответствуют представленным в материалы дела доказательствам и нормам действующего законодательства.

В соответствии с п. 1 ст. 779 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. При этом заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг (п. 1 ст. 781 названного Кодекса ).

В силу ст. 309 , 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства, в том числе договор поставки от 01.02.2012 N 368/1-12 и спецификации к нему, транспортные железнодорожные накладные, данные автоматизированной системы «ЭТРАН» общества «РЖД», суды первой и апелляционной инстанций установили факт простоя вагонов на станции выгрузки сверх согласованного сторонами срока и пришли к выводу о наличии оснований для возложения на общество «УЗКД» ответственности за данный простой вагонов в виде взыскания платы, предусмотренной п. 2.9.4 договора с учетом п. 2 спецификаций к нему.

Расчет срока сверхнормативного простоя вагонов произведен с учетом дат прибытия вагонов на станцию выгрузки, определенных по данным автоматизированной системы «ЭТРАН» общества «РЖД», и дат отправления вагонов после выгрузки, определенных в соответствии с календарным штемпелем в графе «Оформление приема груза к перевозке» в оригиналах транспортных железнодорожных накладных, что соответствует условиям договора. Расчет срока сверхнормативного пользования вагонами и платы за него проверен судами и признан правильным, в связи с чем исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Взыскиваемая сумма определена судами как согласованная в спецификациях к договору поставки от 01.02.2012 N 368/1-12 выплата компенсационного характера, не зависящая от виновного характера действий покупателя. При этом судами установлено, что в п. 2 спецификаций к договору (в отличие от п. 2.9.4 самого договора) наступление ответственности покупателя за сверхнормативный простой вагонов не поставлено в зависимость от причин их простоя.

Несогласие ответчика с выводами судов о характере взыскиваемой суммы как платы за сверхнормативное пользование вагонами, не влияет на правильность принятого решения. Доводы заявителя жалобы относительно неправомерного возложения на него данной договорной ответственности за нарушение сроков пользования вагонами при отсутствии его вины в таком нарушении не являются обоснованными в силу п. 3 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также по существу сводятся к необходимости дать иное толкование условиям заключенного договора, следовательно, касаются фактической стороны спора, доказательственной базы по делу, оценки судами договора, в рамках которого возникли спорные правоотношения. Подобного рода доводы не могут быть приняты судом кассационной инстанции, который в силу положений гл. 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не уполномочен разрешать вопросы факта, исследовать и оценивать доказательства.

Иные изложенные в кассационной жалобе доводы, в том числе о недоказанности факта простоя части спорных вагонов, ненадлежащей оценке представленных в материалы дела доказательств, рассмотрении спора при отсутствии необходимых, по мнению заявителя жалобы, документов, также не могут быть положены в основу отмены оспариваемых судебных актов, поскольку заявлены без учета норм ч. 2 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исключивших из полномочий суда кассационной инстанции установление обстоятельств, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешение вопросов достоверности или недостоверности доказательств, преимущества одних доказательств перед другими, а также переоценку доказательств, которым уже была дана оценка судами ( постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.03.2013 N 13031/12).

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не выявлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286 , 287 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решение Арбитражного суда Оренбургской области от 03.04.2015 по делу N А47-10219/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2015 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Уфимский завод каркасного домостроения» — без удовлетворения.

Смотрите так же:  Отказ от совместно нажитого имущества как оформить

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25 мая 2016 г. N 302-ЭС16-372 Суд отменил принятые ранее судебные акты в части удовлетворения требования о взыскании платы за время нахождения вагонов на путях общего пользования, поскольку истцом по заявленным требованиям был пропущен срок исковой давности

Резолютивная часть определения объявлена 23 мая 2016 г.

Определение изготовлено в полном объеме 25 мая 2016 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — судьи Самуйлова С.В.,

судей: Букиной И.А. и Ксенофонтовой Н.А.,

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу ответчика — акционерного общества «РН-Транс» (г. Новокуйбышевск, далее — общество) на решение Арбитражного суда Красноярского края от 16.03.2015 (судья Мальцева А.Н.), постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 09.07.2015 (судьи Магда О.В., Бабенко А.Н., Морозова Н.А.) и постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30.10.2015 по делу N А33-20206/2014 (судьи Белоножко Т.В., Качуков С.Б., Клепикова М.А.) по иску открытого акционерного общества «Российский железные дороги» (г. Москва, далее — ОАО «РЖД», железная дорога) к обществу о взыскании платы за время нахождения вагонов на путях общего пользования, при участии третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: открытых акционерных обществ «Совфрахт», «Первая грузовая компания», обществ с ограниченной ответственностью «Трансойл», «Транспортно-логистическая компания».

В заседании приняли участие представители:

от АО «РН-Транс» — Ананьина Я.О., Борисов Б.Я., Кузьмичев А.С., Павлов М.И., Поляков С.А., Фортунатов Б.М.,

от ОАО «РЖД» — Романов А.Ю., Ткаченко Н.И.,

от ПАО «Совфрахт» — Зорин Ю.О., Пак А.В.,

от АО «Первая грузовая компания» — Барановский К.В., Саюк Е.А.,

от ООО «Трансойл» — Баширов Р.А.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Самуйлова С.В., вынесшего определение от 25.04.2016 о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании, а также объяснения представителей лиц, участвующих в деле, судебная коллегия, установила:

как следует из материалов дела, общество и железная дорога заключили договор от 29.11.2010 N ЭР/11, которым стороны урегулировали взаимоотношения по организации расчетов и оплате причитающихся ОАО «РЖД» платежей при перевозках грузов и/или порожних вагонов и иных услуг/работ, выполняемых ОАО «РЖД» при организации перевозок.

01.04.2013 стороны подписали дополнительное соглашение к договору N 5, в котором, по существу, изложили договор в новой редакции и распространили его действие с 01.01.2013.

По условиям договора ОАО «РЖД» имело право взимать с общества плату за время нахождения не принадлежащих перевозчику вагонов на путях общего пользования, если эти вагоны задержаны в пути следования (в том числе на промежуточных станциях) из-за неприема их железнодорожной станцией назначения по зависящим от клиента-грузополучателя причинам. Размер платы определен в приложении N 3 к договору (пункт 2.1.11 договора в редакции дополнительного соглашения N 5).

С 22.01.2013 по 14.02.2013 на промежуточных станциях задерживались вагоны, следовавшие в адрес общества. Задержки произошли из-за невозможности их приема на станции назначения Новая Еловка по причинам, зависящим от грузополучателя (большое скопление порожних вагонов общества на приемо-отправочных путях станции), о чем составлены акты общей формы. Часть вагонов прибыла на станцию назначения с просрочкой доставки. Простой вагонов, вызванный указанными задержками, повлек за собой занятость инфраструктуры ОАО «РЖД».

За время простоя (до момента подачи данных вагонов на путь необщего пользования) железная дорога начислила грузополучателю плату в сумме 14 926 623,22 руб., которую потребовало оплатить. Неисполнение обществом этого требования послужило поводом для обращения ОАО «РЖД» в суд с иском по настоящему делу.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 16.03.2015, оставленным без изменения постановлениями апелляционного и окружного судов, иск удовлетворен частично: с общества в пользу железной дороги взыскано 11 902 420,46 руб. платы за время нахождения вагонов на путях общего пользования. Суды отказали во взыскании платы за простой вагонов, прибывших на станцию назначения до истечения срока доставки, поскольку плата за время задержки вагонов взимается при условии прибытия спорных вагонов с нарушенным сроком доставки.

Оценив доводы общества о пропуске истцом срока исковой давности по заявленным требованиям, суды сочли их несостоятельными, поскольку о нарушенном праве ОАО «РЖД» узнало лишь 01.04.2013 (дата заключения дополнительного соглашения N 5 к договору), в то время как иск подан в суд 06.03.2014, то есть в пределах одного года.

Суды руководствовались статьями 307, 309, 401, 421, 431, 784, 791, 793, 797 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), статьями 39, 119 Федерального закона от 10.01.2003 N 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» (далее — Устав железнодорожного транспорта), пунктами 3.1, 3.2.4 Правил составления актов при перевозках грузов железнодорожным транспортом, утвержденных приказом МПС РФ от 18.06.2003 N 45, пунктом 4.7 Правил эксплуатации и обслуживания железнодорожных путей необщего пользования, утвержденных приказом МПС РФ от 18.06.2003 N 26. Кроме того, суды приняли во внимание пункт 34 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.2005 N 30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации», постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.02.2011 N 12745/10, от 18.10.2012 N 6424/12, от 10.03.2009 N 14391/08, решение Верховного Суда Российской Федерации от 30.11.2010 N ГКПИ10-1331, определение Верховного Суда Российской Федерации от 11.12.2014 N 301-ЭС14-3538.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество просило судебные акты отменить в удовлетворенной части и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска, ссылаясь на неверное толкование и применение судами статей 197, 200, 797 ГК РФ, статей 39, 126 Устава железнодорожного транспорта.

Заявитель указал, что истец требовал плату за нахождение вагонов на путях общего пользования, поэтому в силу статьи 126 Устава железнодорожного транспорта срок исковой давности составляет один год и исчисляется со дня наступления события, послужившего основанием для предъявления иска, то есть с окончания простоя на путях общего пользования следовавших в адрес ответчика вагонов. По факту прибытия задержанных в пути следования на промежуточных станциях Красноярской железной дороги вагонов на станцию назначения Новая Еловка перевозчик составил акты общей формы, где зафиксировал окончание простоя вагонов, следовавших в адрес общества, в январе — феврале 2013 года. Иск предъявлен в суд 06.03.2014, то есть после истечения предусмотренного законом срока исковой давности.

Заявитель полагал, что заключение сторонами дополнительного соглашения от 01.04.2013 N 5 к договору от 29.11.2010 N ЭР/11 не является событием, с наступлением которого железная дорога узнала о нарушении своих прав. Распространив действие дополнительного соглашения на отношения, возникшие с 01.01.2013, стороны урегулировали фактические отношения, связанные с организацией расчетов, что не давало возможность предъявления претензий за события, имевшие место в прошлом.

Заявитель также считал не доказанным наличие вины грузополучателя в задержке спорных вагонов.

В судебном заседании представители заявителя и третьих лиц поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представители ОАО «РЖД» настаивали на законности и обоснованности обжалованных судебных актов, заявив о том, что до достижения соглашения по основаниям и размеру платы железная дорога не имела правовой возможности взыскать устанавливаемую договором плату за пользование путями общего пользования, в связи с чем срок исковой давности следует исчислять с 01.04.2013.

Законность обжалованных судебных актов проверена судебной коллегией в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, и в той части, в которой они обжалуются (пункт 2 статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия полагает, что разрешая вопрос о сроке исковой давности, суды не учли следующее.

Понятие исковой давности как срока для защиты права по иску лица, право которого нарушено, введено в гражданское законодательство для обеспечения стабильности гражданского оборота и защиты прав и законных интересов его участников (статья 195 ГК РФ).

В течение этого срока суд обязан предоставить защиту указанному лицу.

Суд может предоставить защиту и по истечении срока исковой давности, но только в случае, если противная сторона до вынесения решения не заявит о его пропуске. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является достаточным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (пункт 2 статьи 199 ГК РФ).

По общему правилу срок исковой давности составляет три года и начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, однако законом может быть установлено и иное (статья 196, пункт 1 статьи 200 ГК РФ).

Так в соответствии со статьями 197, 797 ГК РФ, а также статьей 126 Устава железнодорожного транспорта срок исковой давности по требованиям об оплате провозных платежей как вытекающий из правоотношений по перевозке грузов по железной дороге составляет один год и начинает течь со дня наступления события, послужившего основанием для предъявления такого иска.

Основанием для иска послужили обстоятельства, указанные сторонами в пункте 2.1.11 договора, то есть нахождение не принадлежащих перевозчику вагонов на путях общего пользования в результате их задержки не по вине перевозчика. Следовательно, в данном случае событием, с которым закон связывает начало течения срока исковой давности, является факт простоя вагонов общества на путях общего пользования, имевший место в январе — феврале 2013 года.

Иск подан в арбитражный суд 06.03.2014, то есть за пределами срока давности. Общество как сторона в споре заявило о пропуске истцом срока исковой давности.

При таких обстоятельствах иск удовлетворению не подлежал.

Вопреки доводам ОАО «РЖД» дата заключения соглашения, распространившего свое действие на предшествующие отношения сторон, не является событием, с которым закон связывает начало течения срока исковой давности. Кроме того, заключение дополнительного соглашения к договору само по себе не прерывает срок исковой давности, так как не подтверждает совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

В связи с существенным нарушением норм материального права и норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности, на основании пункта 1 статьи 291.11 АПК РФ решение от 16.03.2015, а также постановления от 09.07.2015 и от 30.10.2015 по делу N А33-20206/2014 подлежат отмене в части удовлетворенных требований. В указанной части иск удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила:

решение Арбитражного суда Красноярского края от 16.03.2015, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 09.07.2015 и постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30.10.2015 по делу N А33-20206/2014 в части взыскания 11 902 420,46 руб. отменить, в удовлетворении исковых требований о взыскании 11 902 420,46 руб. отказать.

Определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Судебная практика по простоям

Обзор судебной практики Арбитражного суда Нижегородской области
по спорам, связанным с осуществлением деятельности
железнодорожным транспортом.

1. Несмотря на многочисленные разъяснения практики применения норм УЖТ, следует признать, что по-прежнему имеют место случаи неправильного толкования судом установленного законом претензионного порядка урегулирования споров, вытекающих из договоров перевозки.

Претензии, возникшие в связи с утратой, недостачей, повреждением (порчей) грузов, рассматривает Дорожный центр фирменного транспортного обслуживания железной дороги — филиала ОАО «Российские железные дороги», в состав которой входит железнодорожная станция назначения перевозимого груза.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось к открытому акционерному обществу «Российские железные дороги» в лице филиала Горьковская железная дорога (далее — Дорога) о взыскании стоимости поврежденного груза, перевозимого ответчиком.
Исковые требования основаны на статьях 42, 120 и 119 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации (далее — Устав), статье 797 Гражданского кодекса Российской Федерации и мотивированы невыполнением ответчиком договорного обязательства по сохранной перевозке вверенных ему грузоотправителем материальных ценностей.
Решением иск удовлетворен по заявленным основаниям. Довод ответчика о несоблюдении претензионного порядка урегулирования спора отклонен, поскольку претензия направлена в адрес ОАО «Российские железные дороги» и получатель корреспонденции имел возможность переотправить ее в подразделение, занимающееся рассмотрением претензий.
Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда решение суда отменено, иск оставлен без рассмотрения в соответствии с пунктом 2 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Апелляционная инстанция признала несоблюденным порядок предъявления претензий перевозчику, установленный в статье 122 Устава, в Правилах предъявления и рассмотрения претензий, возникших в связи с осуществлением перевозок грузов железнодорожным транспортом (далее — Правила) и в приказе ОАО «Российские железные дороги» от 06.06.2005 N 84.
Заявитель, оспаривая вывод суда о несоблюдении претензионного порядка урегулирования спора, считал свои действия по направлению претензии в адрес филиала «Приволжская железная дорога» соответствующими требованиям пункта 3 Правил, согласно которому претензии, возникающие в связи с осуществлением перевозки грузов, предъявляются к перевозчику, если конечным пунктом перевозки является железнодорожная станция. Применительно к сложившейся ситуации конечным пунктом перевозки являлась железнодорожная станция Буйнакск Северо-Кавказской железной дороги, а перевозчиком ОАО «Российские железные дороги», следовательно, претензия, по мнению истца, правомерно была направлена перевозчику в лице филиала «Приволжская железная дорога», на станции которой произошел пожар.
По мнению подателя жалобы, ссылка Первого арбитражного апелляционного суда на приказ президента ОАО «Российские железные дороги» от 06.06.2005 N 84 ошибочна, поскольку он не является законодательным актом, предназначен для внутреннего пользования Общества и не исполнен его работниками в части информирования грузоотправителей о конкретных подразделениях ОАО «Российские железные дороги», занимающихся рассмотрением претензий.
Истец также указал, что все филиалы ОАО «Российские железные дороги» (Горьковская, Северо-Кавказская, Приволжская железные дороги) входят в перечень подразделений, в функциональные обязанности которых входит рассмотрение претензий.
Оставляя постановление апелляционного суда без изменений, окружной суд руководствовался следующим.
Согласно статье 120 Устава до предъявления к перевозчику иска, связанного с осуществлением перевозок груза, к перевозчику обязательно предъявляется претензия. Порядок предъявления и рассмотрения претензий грузоотправителей устанавливается правилами перевозок грузов железнодорожным транспортом (статья 122 Устава).
В соответствии с пунктом 1 Правил перечень подразделений перевозчика, в функциональные обязанности которых входит рассмотрение претензий, устанавливается перевозчиком с указанием их юридических адресов и доводится до сведения грузополучателей, грузоотправителей, владельцев железнодорожных путей необщего пользования, с которыми заключены договоры на эксплуатацию железнодорожного подъездного пути или договоры на подачу, уборку вагонов, и других юридических лиц, пользующихся услугами железнодорожного транспорта общего пользования.
Во исполнение названных закона и подзаконного акта приказом от 06.06.2005 N 84 президента ОАО «Российские железные дороги» утвержден такой Перечень, согласно которому претензии, возникшие в связи с утратой, недостачей, повреждением (порчей) грузов, рассматривает Дорожный центр фирменного транспортного обслуживания железной дороги — филиала ОАО «Российские железные дороги», в состав которой входит железнодорожная станция назначения перевозимого груза.
В данном случае железнодорожной станцией назначения перевозимого груза является Буйнакск Северо-Кавказской железной дороги. Следоват
ельно, претензия должна быть направлена Дорожному центру фирменного транспортного обслуживания Северо-Кавказской железной дороги — филиал ОАО «Российские железные дороги» (город Ростов-на-Дону, улица Привокзальная, дом 1/2).
Истец направил претензию начальнику службы коммерческой работы филиала «Приволжская железная дорога» ОАО «Российские железные дороги» в город Саратов, который не является надлежащим субъектом по рассмотрению претензий, поэтому вывод апелляционной инстанции о несоблюдении истцом претензионного порядка урегулирования спора правомерен.
Довод истца о том. что приказ президента ОАО «Российские железные дороги» предназначен лишь для внутреннего пользования Общества, несостоятелен. Данный документ принят в соответствии с Правилами, которые определяют порядок предъявления претензий к перевозчику. Указанные Правила разработаны в соответствии с Федеральным
законом, а потому являются обязательными для всех лиц, пользующихся услугами транспорта (дело № А43-20060/2006-15-312).

Смотрите так же:  Доверенность на продажу квартиры из-за границы

Как показывает практика, до настоящего времени имеют место случаи предъявления требований к перевозчику за пределами срока исковой давности, в связи с чем при подготовке отзыва на исковое заявление, поступившее в адрес перевозчика рекомендую Вам обращать внимание на данное обстоятельство.

В иске о взыскании денежных средств, составляющих сумму, излишне уплаченную за перевозку грузов железнодорожным транспортом, отказано правомерно, так как истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

ОАО «Северсталь» обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к ОАО РЖД в лице филиала «Горьковская железная дорога» (далее ОАО «РЖД», железная дорога) о взыскании 1 106 129 рублей 64 копеек, составляющих излишне уплаченную плату за перевозку грузов железнодорожным транспортом в феврале — июле 2005 года.
Исковые требования основаны на статьях 15, 196, 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктах 2.33.1, 2.6 Тарифного руководства N2 1, утвержденного постановлением Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 12.06.2003 N2 47-т/5, и мотивированы тем, что ОАО «РЖД» неосновательно обогатилось на сумму разницы между платой за перевозку грузов железнодорожным транспортом, рассчитанной по схемам ИЗ/В 6 и И1/В4.
Сославшись на статьи 197, 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд отказал в удовлетворении иска в связи с пропуском ОАО «Северсталь» годичного срока исковой давности, предусмотренного статьей 125 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации (далее — Устав). При этом суд указал, что правоотношения сторон по оплате стоимости перевозки и возврату излишне уплаченных сумм регулируются специальным законом — Уставом, в связи с чем нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающие общий срок исковой давности в три года не применяются.
Истец обратился с жалобой, в которой указал, что иск не связан с перевозкой грузов железнодорожным транспортом и не основан на нормах Устава, поскольку вытекает из договора поставки и мотивирован нормами об убытках и взыскании неосновательного обогащения, а потому суд не должен был применять статью 125 Устава и статьи 197, 199 Гражданского кодекса Российской Федерации и отказывать в иске по причине пропуска срока исковой давности.
Кассационная инстанция оставила без изменения вынесенное решение, исходя из следующего.
Согласно статье 125 Устава иски к перевозчикам, возникшие в связи с осуществлением перевозок грузов, багажа, грузобагажа, могут быть предъявлены в случае полного или частичного отказа перевозчика удовлетворить претензию либо в случае
неполучения ответа перевозчика на претензию. Указанные иски предъявляются в соответствии с установленной подведомственностью, подсудностью в течение года со дня наступления событий, послуживших основаниями для предъявления претензий.
По смыслу статей 195 и 197 Гражданского кодекса Российской Федерации, установленный в статье 125 Устава срок предъявления иска к перевозчику относится к специальным срокам исковой давности.
В соответствии с пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
При рассмотрении настоящего спора ОАО «РЖД» заявило о пропуске срока исковой давности, поэтому суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявленного иска по данному основанию.
Что касается доводов, изложенных в кассационной жалобе, в исковом заявлении истец действительно сослался на договор поставки, однако данный договор регулирует отношения ОАО «Северсталь» и ООО «ОМК-Сталь». но не касается прав и обязанностей ОАО «РЖД», не являющегося стороной этого договора.
ОАО «Северсталь» и ОАО «РЖД» связаны договором перевозки, в рамках которого и произведена уплата железнодорожного тарифа, поэтому к правоотношениям сторон применяются положения Устава, устанавливающие сокращенные сроки исковой давности. (А43-7996/07-10-160).

2. Споры, связанные со взысканием штрафов и платы за простой или несвоевременный возврат вагонов, на практике встречаются достаточно часто и при их рассмотрении у судов иногда возникают проблемы с оценкой предоставленной сторонами доказательственной базы. Не всегда эта оценка совпадает с позицией перевозчика.

Нахождение спорных вагонов на путях ветвевладельца однозначно не свидетельствует об обязанности его оплачивать плату за пользование, поскольку в силу статьи 62 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации необходимым условием для взимания платы является фактическая подача вагона к месту погрузки. С момента подачи к месту погрузки у грузоотправителя возникает обязанность по внесению платы.

ОАО РЖД обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к ОАО Волга о взыскании платы за пользование вагонами по акту приема-передачи грузовых вагонов в сумме 1 344 руб. 60коп.
Исковые требования основаны на статье 39 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации.
Решением Арбитражного суда Нижегородской области в удовлетворении исковых требований отказано.
ОАО «РЖД» не согласилось с принятым по делу решением и обратилось с апелляционной жалобой.
Заявитель апелляционной жалобы считал неправильным вывод суда о том, что фактическая передача спорных вагонов ответчиком железной дороге произведена по акту №45 от 19.01.06.
По мнению заявителя, акт №45 от 19.01.06 удостоверяет только прекращение арендных отношений. Возврат вагонов в порядке, установленном параграфами 6, 7 договора на эксплуатацию железнодорожного подъездного пути, ответчиком не произведен, уведомления об окончании грузовых операций ОАО «Волга» 19.01.06 железной дороге не направлялись, памятка приемосдатчика на уборку вагонов 19.01.06 не оформлялась. Такие документы были оформлены только 20.01.2006.

Апелляционная инстанция оставила в силе принятое решение.

В соответствии со статьей 39 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации за время нахождения вагонов, контейнеров у грузополучателей, грузоотправителей, обслуживающих грузополучателей, грузоотправителей своими локомотивами владельцев железнодорожных путей необщего пользования либо за время ожидания их подачи или приема по причинам, зависящим от таких грузополучателей, грузоотправителей, владельцев, указанные лица вносят перевозчику плату за пользование вагонами, контейнерами. Оплачиваемое время за пользование вагонами, контейнерами для погрузки грузов, выгрузки грузов на железнодорожных путях необщего пользования определяется в соответствии с положениями главы 4 настоящего Устава.
Согласно статье 62 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации вносимая в соответствии со статьей 39 Устава грузоотправителями, грузополучателями перевозчику плата за пользование вагонами, контейнерами в случае подачи их на железнодорожные пути не общего пользования локомотивами, принадлежащими перевозчику, исчисляется с момента фактической подачи вагонов, контейнеров к месту погрузки, выгрузки вагонов до момента получения перевозчиком от грузоотправителей, грузополучателей уведомления о готовности вагонов, контейнеров к уборке. Порядок передачи вагонов, контейнеров на железнодорожные пути необщего пользования, железнодорожные выставочные пути и их возвращения обратно, а также место такой передачи устанавливается договорами на эксплуатацию железнодорожных путей необщего пользования или договорами на подачу и уборку вагонов.
За задержку вагонов, контейнеров, принадлежащих перевозчику, под погрузкой, выгрузкой на местах общего и необщего пользования, в том числе на железнодорожных путях необщего пользования, более чем на двадцать четыре часа по истечении установленных договорами на эксплуатацию железнодорожных путей необщего пользования или договорами на подачу и уборку вагонов технологических сроков оборота вагонов, контейнеров либо по истечении тридцати шести часов с момента подачи вагонов под погрузку, выгрузку локомотивами, принадлежащими перевозчику, грузоотправители, грузополучатели, владельцы железнодорожных путей необщего пользования несут перед перевозчиком ответственность в соответствии со статьей 99 настоящего Устава.
Как следует из уведомления и памятки прием ос датчика от 20.01.2006, спорные вагоны были поданы железной дорогой ОАО «Волга» под погрузку в 12.00 часов 20.01.2006.
Согласно уведомлениям и ведомости подачи и уборки вагонов грузовые операции завершены 20.01.2006 в 13.00 и 16.00 часов.
При изложенных обстоятельствах, основания для взыскания предусмотренной статьей 39 Устава платы за пользование вагонами в период с 00.10 часов 20.01.2006 отсутствуют.
Довод заявителя жалобы об обязанности ответчика оплачивать плату в 00.00 часов 20.01.2006 апелляционный суд посчитал несостоятельным. Доказательств подачи ответчику в это время вагонов в установленном законодательством и договором порядке истец не представил. Нахождение спорных вагонов на путях ветвевладельца однозначно не свидетельствует об обязанности его оплачивать плату за пользование, поскольку в силу статьи 62 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации необходимым условием для взимания платы является фактическая подача вагона к месту погрузки. С момента подачи к месту погрузки у грузоотправителя возникает обязанность по внесению платы. Как видно из материалов дела, указанные вагоны были поданы ответчику в рамках заключенного договора аренды и возвращены дороге согласно акту от 19.01.2006. Подача спорных вагонов в декабре 2005 года, в январе 2006 года в рамках договора аренды и отсутствие в связи с прекращением арендных отношений уведомления о передаче вагонов на железнодорожный путь станции в соответствии с договором на эксплуатацию железнодорожного пути не являются основанием для возникновения между сторонами новых отношений по пользованию этими вагонами. (А43-34995/06-7-359)

Все грузы, ввозимые или вывозимые с территории РФ, подлежат таможенному оформлению и железная дорога не вправе выдавать грузополучателю перевозимые под таможенным контролем грузы без разрешения и таможенного оформления грузов. Время таможенного оформления не является

Смотрите так же:  Материальная ответственность основания наступления

сверхнормативным простоем вагонов.

В Арбитражный суд Нижегородской области обратилось акционерное общество с иском о взыскании с ОАО «Российские железные дороги» в лице филиала Горьковская железная дорога 47 600 рублей необоснованно списанного штрафа.
Ответчик иск не признал, указав на то, что факт простоя цистерны подтвержден соответствующими документами и списан с истца

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано.

Повторно рассмотрев дело, арбитражный апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции, сославшись в обоснование своей позиции на следующие обстоятельства.
Из ведомости подачи и уборки вагонов, актов общей формы следует, что цистерна простаивала на ответственности грузополучателя до оформления таможенных документов.
За время простоя ОАО «РЖД» — филиалом ГЖД был начислен штраф на основании статьи 99 ФЗ «Устав железнодорожного транспорта в РФ».

Однако простой вагонов составляет время таможенного оформления грузов.

Согласно статьям 26, 131. 134. 254 Таможенного кодекса Российской Федерации все грузы, ввозимые или вывозимые с территории Российской Федерации, подлежат таможенному оформлению и железная дорога не вправе выдавать грузополучателю перевозимые под таможенным контролем грузы без разрешения и таможенного оформления грузов.
Более того, списание штрафа произведено до заключения договора на право безакцептного списания, в том числе штрафов.
При изложенных обстоятельствах суд вышестоящей инстанции пришел к выводу, что правовых оснований для безакцептного списания штрафа за простой вагона под выгрузкой не имелось (дело № А4 3-3 4 370/2006 39-659).

3. Несохранная перевозка также требует надлежащего оформления доказательственной базы, которая не всегда имеет место. Иногда казалось бы незначительное нарушение, допущенное при составлении акта может стать основанием для отказа в иске.
Во взыскании стоимости недостающего груза, переданного по договору поставки, и подлежащей выплате эксперту компенсации отказано, так как в акте экспертизы не прописано время начала и окончания приемки груза, что является нарушением оформления приемных документов получателя данного груза.
ОАО «САЗ» обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к ОАО РЖД о взыскании 371 921 рубля 84 копеек, в том числе 369429 рублей 68 копеек стоимости недостающего груза и 2 492 рублей 16 копеек в виде денежной суммы, подлежащей выплате эксперту за проведение экспертизы.
Судом первой инстанции заявленные требования удовлетворены. При этом суд исходил из доказанности факта недостачи груза, а также обоснованности суммы, подлежащей выплате эксперту.
Кассационная инстанция посчитала данное решение подлежащим отмене ввиду следующего.
В силу статьи 95 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации перевозчик несет ответственность за несохранность груза после принятия его для перевозки и до выдачи грузополучателю, если не докажет, что недостача груза произошла вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить или устранить по независящим от него причинам.
Согласно статье 119 указанного устава обстоятельства, являющиеся основанием для возникновения ответственности перевозчика, грузоотправителя (отправителя), грузополучателя (получателя), других юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, а также пассажира при осуществлении перевозок пассажиров, грузов,
багажа, грузобагажа железнодорожным транспортом, удостоверяются коммерческими актами, актами общей формы и иными актами.
В силу пункта 5 Инструкции о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления от 15.06.1995 N2 П-6 (далее Инструкция) при отказе от составления коммерческого акта получатель обязан в соответствии с действующими на транспорте правилами обжаловать такой отказ и произвести приемку продукции в порядке, предусмотренном настоящей Инструкцией.
В нарушение названного положения истец обжаловал отказ перевозчика в составлении коммерческого акта спустя более двух месяцев (26.01.2007).
Акт осмотра вагона с чугуном от 13.11.2006 составлен в одностороннем порядке только с участием представителей истца, что лишает указанный документ доказательственного значения.
Акт экспертизы от 13.11.2006 свидетельствует о том, что в железнодорожном вагоне выявлена недостача 34030 килограммов чугуна. В нарушение подпункта «б» пункта 25 Инструкции П-6 в акте не прописано время начала и окончания приемки груза, что имеет существенное значение для рассмотрения данного спора, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства, каким образом с момента принятия груза грузополучателем осуществлялась охрана.
Имеющиеся в приемных документах истца нарушения, допущенные при их составлении, являются основаниями к отказу в удовлетворении исковых требований.
Отменив решение суда первой инстанции окружной суд указал на неправильное применением судом 119 Устава и статью 65 АПК РФ. (А43-6601/07-39-157)

4. Учитывая, что РЖД является одним из крупных работодателей, в практике имеют место споры связанные с оплатой ею обязательных платежей и санкций во внебюджетные фонды.
Примером подобного спора может служить дело, недавно рассмотренное Арбитражным судом Нижегородской области. При рассмотрении кассационной жалобы, отменив решение суда первой инстанции, суд вышестоящей инстанции пришел к выводу, что предоставляемые работодателем своим работникам блага в случаях, не предусмотренных законом, только тогда включаются в базу для исчисления страховых взносов в Фонд социального страхования, когда с учетом обстоятельств конкретного дела такие блага могут быть расценены как вознаграждение работников в связи с выполнением ими работы (служебных обязанностей).

ОАО РЖД обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о признании недействительным решения НРО ФСС РФ об отказе в привлечении Общества к ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. В соответствии с данным решением и с учетом имеющейся переплаты Обществу предложено уплатить 258 198 рублей 90 копеек

страховых взносов и 19245 рублей 21 копейку пеней.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленного требования. Суд исходил из того, что спорные выплаты не перечислены в Перечне выплат, на которые не начисляются страховые взносы в Фонд социального страхования Российской Федерации, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 07.07.1999 №765, поэтому доначисление страховых взносов произведено Фондом правомерно.

Окружной суд отменил вынесенное решение по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 24.07.1998 №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний подлежат, в том числе, физические лица, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), заключенного со страхователем.
В силу пункта 3 статьи 22 Федерального закона №125-ФЗ правила начисления, учета и расходования средств на осуществление обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний утверждаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.
В пункте 3 Правил начисления, учета и расходования средств на осуществление обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 02.03.2000 №184 (далее — Правила), установлено, что страховые взносы начисляются на начисленную по всем основаниям оплату труда (доход) работников (в том числе, внештатных, сезонных, временных, выполняющих работу по совместительству), лиц, осужденных к лишению свободы и привлекаемых к труду страхователем, а в соответствующих случаях — на сумму вознаграждения по гражданско-правовому договору.
Согласно статье 129 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 30.06.2006 N2 90-ФЗ) заработная плата (оплата труда работника) — вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).
В силу пункта 4 Правил страховые взносы не начисляются на выплаты, установленные в перечне, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 07.07.1999 №765.
Таким образом, действующим законодательством не установлено, что объектом для исчисления страховых взносов являются любые доходы. Основанием для исчисления страховых взносов являются выплаты, производимые работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей в соответствии с установленной работодателем системой оп-

латы труда, то есть начисленные работнику за определенный трудовой результат.

Утвержденный Правительством Российской Федерации Перечень выплат, на которые не начисляются страховые взносы в Фонд социального страхования Российской Федерации, устанавливает исключения не из любых доходов, полученных физическими лицами, а из выплат, начисленных работникам в связи с выполнением ими работы (служебных обязанностей). Сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и физическими лицами не является основанием для вывода о том, что все выплаты, которые начисляются физическим лицам, по существу представляют собой оплату их труда.
Предоставляемые работодателем своим работникам блага в случаях, не предусмотренных законом, только тогда включаются в базу для исчисления страховых взносов в Фонд социального страхования, когда с учетом обстоятельств конкретного дела такие блага могут быть расценены как вознаграждение работников в связи с выполнением ими работы (служебных обязанностей).
Материалы дела свидетельствуют о том, что в спорном периоде Общество производило выплаты работникам в виде стоимости подарков, выплат к юбилейным датам и в связи с празднованием Международного женского дня 8 Марта, к профессиональным праздникам, материальной помощи, выплаченной в связи с уходом работника в отпуск и в связи с семейным положением.
Данные выплаты не связаны с выполнением работниками трудовых обязанностей, не являются компенсирующими или стимулирующими, не носят обязательного характера и не зависят от результатов труда работников Общества.
Таким образом, указанные выплаты не являются объектом для исчисления страховых взносов. (А43-24096/07-4 5-909)

Отдел анализа и обобщения судебной практики и информатизации