Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (УК РСФСР) (с изменениями и дополнениями) (утратил силу)

Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г.

С изменениями и дополнениями от:

25 июля 1962 г., 6 мая, 14 октября 1963 г., 16 января, 3 июля 1965 г., 18 марта, 4 августа, 16 сентября 1966 г., 1 июня 1967 г., 8 мая, 19 июня, 12, 27 декабря 1968 г., 17 октября, 14 ноября 1969 г., 25 февраля, 21 мая 1970 г., 22 июня, 22 июля, 20 октября 1971 г., 17 марта, 23 июня, 30 ноября, 15 декабря 1972 г., 17 апреля, 10 октября 1973 г., 11, 15 июля 1974 г., 7 августа 1975 г., 3 февраля, 11 марта, 13 декабря 1977 г., 7 мая, 11 июня 1980 г., 24 августа, 21 сентября, 10 ноября, 15 декабря 1981 г., 11 октября, 3 декабря 1982 г., 9 августа, 13 сентября 1983 г., 30 января, 16 июля 1984 г., 20 февраля, 5 апреля, 1, 18, 30 октября, 29 ноября 1985 г., 28 мая, 1 августа 1986 г., 5, 29 июня, 17 июля, 31 августа, 20 октября 1987 г., 5 января, 30 марта, 29 июля, 11 августа, 21 ноября 1988 г., 12 января, 8 апреля, 10 мая, 5 июля, 11 сентября, 11 декабря 1989 г., 2 января, 27 февраля, 16 октября 1990 г., 28 февраля, 21 марта, 25 апреля, 18 октября, 5 декабря 1991 г., 13, 18 марта, 12 июня, 2 июля, 9, 20 октября, 17, 24 декабря 1992 г., 18 февраля, 29 апреля, 1, 6, 16 июля, 27 августа 1993 г., 1 июля, 13 декабря 1994 г., 7 марта, 24, 28 апреля, 18 мая, 18 июля 1995 г., 13 апреля, 30 июля 1996 г.

Федеральным законом от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ Уголовный кодекс РСФСР признан утратившим силу с 1 января 1997 г.

См. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ

См. Закон РСФСР от 27 октября 1960 г. «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР»

Уголовный кодекс РСФСР имеет задачей охрану советского общественного и государственного строя, социалистической собственности, личности и прав граждан и всего социалистического правопорядка от преступных посягательств. Для осуществления этой задачи Кодекс определяет, какие общественно опасные деяния являются преступными, и устанавливает наказания, подлежащие применению к лицам, совершившим преступления. Кодекс состоит из Общей и Особенной части, которые объединяют 18 глав (269 статей).

Общая часть распространяется как на деяния, указанные в Кодексе, так и на деяния, ответственность за которые предусмотрена общесоюзными законами, еще не включенными в Кодекс.

Уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления, под которым понимается общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на советский общественный или государственный строй, социалистическую систему хозяйства, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права граждан, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное Особенной частью Кодекса. Не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Уголовное наказание применяется только по приговору суда.

Общая часть закрепляет пределы действия Кодекса в пространстве и времени. Обратную силу имеет только Закон, устраняющий наказуемость деяния или смягчающий наказание. Закреплены формы вины в совершении преступления (умысел и неосторожность), преступления, ответственность за которые наступает с 14 лет (по общему правилу ответственность наступает с 16 лет), определены деяния, подпадающее под признаки преступления, но таковыми не являющиеся (причинение вреда в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости). Рассмотрены стадии совершения преступления и вопросы соучастия в преступлении. Закреплены цели и виды наказаний. В исключительных случаях возможно применение смертной казни (расстрел).

Самостоятельная глава Общей части посвящена назначению наказания и освобождению от наказания. Рассматриваются вопросы обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность, назначения наказания по нескольким приговорам и при совершении нескольких преступлений, давности привлечения к уголовной ответственности и исполнения обвинительного приговора, уловного осуждения, погашения судимости и др.

Закреплены положения о принудительных мерах медицинского и воспитательного характера.

Особенная часть состоит из 12 глав, каждая из которых объединяет составы преступлений, направленных против определенной группы общественных отношений. Приоритетное место отводится интересам государства и социалистической собственности — составы преступлений против этих объектов закреплены в главах 1 и 2 Особенной части соответственно. Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности закреплены в главе 3.

В приложении к Кодексу находится перечень имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда.

Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г.

Принят третьей сессией ВС РСФСР пятого созыва 27 октября 1960 г.

Настоящий Кодекс вводится в действие с 1 января 1961 г.

Текст Кодекса опубликован в Ведомостях Верховного Совета РСФСР, 1960, N 40, ст. 591

Федеральным законом от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ настоящий Кодекс признан утратившим силу с 1 января 1997 г.

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Федеральный закон от 30 июля 1996 г. N 103-ФЗ

Федеральный закон от 13 апреля 1996 г. N 30-ФЗ

Федеральный закон от 18 июля 1995 г. N 109-ФЗ

Федеральный закон от 18 июля 1995 г. N 106-ФЗ

Федеральный закон от 18 мая 1995 г. N 79-ФЗ

Федеральный закон от 28 апреля 1995 г. N 67-ФЗ

Федеральный закон от 28 апреля 1995 г. N 66-ФЗ

Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. N 61-ФЗ

Федеральный закон от 7 марта 1995 г. N 28-ФЗ

Федеральный закон от 13 декабря 1994 г. N 59-ФЗ

Федеральный закон от 1 июля 1994 г. N 10-ФЗ

Закон РФ от 27 августа 1993 г. N 5668-I

Закон РФ от 16 июля 1993 г. N 5451-I

Закон РФ от 6 июля 1993 г. N 5329-I

Закон РФ от 1 июля 1993 г. N 5304-I

Закон РФ от 29 апреля 1993 г. N 4902-I

Закон РФ от 29 апреля 1993 г. N 4901-I

Закон РФ от 18 февраля 1993 г. N 4512-I

Закон РФ от 18 февраля 1993 г. N 4510-I

Закон РФ от 24 декабря 1992 г. N 4217-I

Закон РФ от 17 декабря 1992 г. N 4123-I

Закон РФ от 20 октября 1992 г. N 3692-I

Закон РФ от 9 октября 1992 г. N 3618-I

Закон РФ от 2 июля 1992 г. N 3181-I

Закон РФ от 12 июня 1992 г. N 2988-I

Закон РФ от 18 марта 1992 г. N 2540-I

Закон РФ от 13 марта 1992 г. N 2509-I

Закон РСФСР от 5 декабря 1991 г. N 1982-I

Закон РСФСР от 18 октября 1991 г. N 1763-I

Закон РСФСР от 25 апреля 1991 г. N 1101-I

Закон РСФСР от 21 марта 1991 г. N 945-I

Закон РСФСР от 28 февраля 1991 г. N 752-I

Закон РСФСР от 16 октября 1990 г. N 243-I

Указ Президиума ВС РСФСР от 27 февраля 1990 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 2 января 1990 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 11 декабря 1989 г.

Изменения вводятся в действие с 1 декабря 1989 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 5 июля 1989 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 10 мая 1989 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 8 апреля 1989 г. (в ред. Указа Президиума ВС РСФСР от 11 сентября 1989 г.)

Изменения вводятся в действие с 10 апреля 1989 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 12 января 1989 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 21 ноября 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 11 августа 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 29 июля 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 30 марта 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 30 марта 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 5 января 1988 г.

Изменения вводятся в действие с 1 марта 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 20 октября 1987 г.

Изменения вводятся в действие с 1 января 1988 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 31 августа 1987 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 17 июля 1987 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 29 июня 1987 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 5 июня 1987 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 1 августа 1986 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 28 мая 1986 г.

Изменения вводятся в действие с 1 июля 1986 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 28 мая 1986 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 29 ноября 1985 г.

Изменения вводятся в действие с 1 января 1986 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 30 октября 1985 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 18 октября 1985 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1985 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 5 апреля 1985 г.

Изменения вводятся в действие с 1 октября 1985 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 20 февраля 1985 г.

Изменения вводятся в действие с 1 марта 1985 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 16 июля 1984 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 30 января 1984 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 13 сентября 1983 г.

Изменения вводятся в действие с 1 октября 1983 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 9 августа 1983 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 3 декабря 1982 г.

Изменения вводятся в действие с 1 января 1983 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 3 декабря 1982 г.

Изменения вводятся в действие с 1 января 1983 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 11 октября 1982 г.

Изменения вводятся в действие с 1 января 1983 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 15 декабря 1981 г.

Изменения вводятся в действие с 1 января 1982 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 10 ноября 1981 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 21 сентября 1981 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 24 августа 1981 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 11 июня 1980 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 7 мая 1980 г.

Изменения вводятся в действие с 1 июня 1980 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 13 декабря 1977 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 11 марта 1977 г.

Изменения вводятся в действие с 1 апреля 1977 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 3 февраля 1977 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 7 августа 1975 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 7 августа 1975 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 15 июля 1974 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 11 июля 1974 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 10 октября 1973 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 17 апреля 1973 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 15 декабря 1972 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 30 ноября 1972 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 23 июня 1972 г.

Изменения вступают в силу с 1 сентября 1972 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 17 марта 1972 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 20 октября 1971 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 22 июля 1971 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 22 июня 1971 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 21 мая 1970 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 25 февраля 1970 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 14 ноября 1969 г.

Смотрите так же:  Увольнение в связи с ликвидацией организации рб

Указ Президиума ВС РСФСР от 17 октября 1969 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 27 декабря 1968 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 12 декабря 1968 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 19 июня 1968 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 8 мая 1968 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 1 июня 1967 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 16 сентября 1966 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 4 августа 1966 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 18 марта 1966 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 3 июля 1965 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 16 января 1965 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 14 октября 1963 г.

Указ Президиума ВС РСФСР от 6 мая 1963 г.

Закон РСФСР от 25 июля 1962 г.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Уголовный кодекс ссср история

Начавшийся во второй половине 50-х годов XX века курс на демократическое развитие государства коснулся и формы государственного единства. Он затронул, в первую очередь, сферу экономики, в которой сформировался крайний централизм, проявлявшийся в существенном ограничении прав союзных республик. Это замедлило дальнейшее развитие народного хозяйства как самих республик, так и СССР в целом.

Существующий в то время режим не смог учесть тех важных изменений, которые были совершены за прошедшие годы в республиках. В них были подготовлены свои собственные кадры специалистов в разнообразных сферах экономики и культуры, которые были способны глубже, чем специалисты из центра, учесть конкретную ситуацию, сложившуюся в своих регионах и успешно решать задачи любой сложности.

Перемены во внутренней политике государства отразились и на реформировании советского права, в том числе и уголовного.

Цель исследования. Изучить отдельные аспекты советского уголовного права конца 50-х – начала 60-х годов XX века.

Материалы и методы исследования

В целях исследования рассматриваемой проблемы изучались литературные источники, а также нормы уголовного законодательства РСФСР и союзных республик, действовавшего в 50-е и 60-е годы прошлого столетия; использованы научные методы анализа и синтеза.

Результаты исследования и их обсуждение

Поворотным в истории развития нашего государства, а также уголовного законодательства, явился XX съезд КПСС, который состоялся в 1956 году. на нем с докладом о культе личности И.В. Сталина и его последствиях выступил 1-й секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев.

В докладе и принятом на его основе постановлении съезда нарушение законности во времена правления И.В. Сталина было оценено как преступление против КПСС, государства и общества. В отчетном докладе говорилось: «Используя установку Сталина о том, что чем ближе к социализму, тем больше будет врагов, и, используя резолюцию февральско-мартовского Пленума ЦК КПСС по докладу Ежова, провокаторы, пробравшиеся в органы государственной безопасности, а также бессовестные карьеристы стали осуществлять именем партии массовый террор против кадров партии и Советского государства, против рядовых советских граждан» [1, с. 32].

В докладе приводились сведения о масштабах репрессий. Еще до начала съезда партии после смерти И.В. Сталина Верховный Суд СССР начал пересмотр дел об осуждении за контрреволюционные преступления, о реабилитации невинно осужденных.

Так, к концу 50-х годов Верховным Судом было реабилитировано несколько тысяч необоснованно осужденных лиц. После XX съезда КПСС стала проводиться усиленная работа по подготовке нового уголовного законодательства.

В декабре 1958 года приняты новые Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. В качестве первостепенной задачи Основы провозглашали «охрану советского и государственного строя, социалистической собственности, социалистического правопорядка, личности и прав граждан».

Важным моментом принятых Основ стала отмена существующего ранее принципа аналогии, то есть общественно-опасным стало считаться деяние, только прямо предусмотренное законом.

Закон, который устанавливал наказуемость деяния или усиливал наказание за него, обратной силы не имел, то есть не распространялся на деяния, совершенные до момента его введения. Основы провозглашали принцип индивидуализации наказания и связь уголовной ответственности со степенью вины; был отменен принцип объективного вменения, в соответствии с которым наказание могло применяться без учета факта виновности (к так называемым «социально опасным» лицам, к близким родственникам обвиняемого и т.п.).

В специальной литературе отражается, что «наказание, согласно Основам, могло применяться только по приговору суда, учитывающего все объективные и субъективные обстоятельства дела. Был повышен возрастной предел для наступления уголовной ответственности (с 14 до 16 лет), прежний продолжал действовать в случаях наиболее тяжких преступлений (разбой, изнасилование и др.). Исключались некоторые виды наказаний: объявление «врагом народа», удаление из СССР, поражение политических прав по суду» [2, с. 745-746].

В Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 года впервые в советском уголовном законодательстве было закреплено понятие «невменяемости».

Как пишет Н.Ю. Скрипченко: «в соответствии со статьей 11 Основ к лицу, совершившему общественно опасное деяние в таком состоянии, судом могли применяться принудительные меры медицинского характера. Перечень данных мер был установлен законодательством союзных республик» [3, с. 46].

На содержании Основ отразилась сложившаяся в рассматриваемый период тенденция к демократизации общественной жизни. К примеру, в Основах была сужена и смягчена уголовная ответственность за преступления, не представляющие большей опасности для общества и государства.

Тем не менее, Основы ужесточали ответственность за отдельные наиболее тяжкие общественно опасные деяния. В Основах предусматривалось ужесточенное наказание для лиц – рецидивистов, а также иных опасных антиобщественных субъектов. В них отчетливо выражался принцип ответственности только за определенное преступление и принцип индивидуализации наказания в зависимости от степени вины субъекта, совершившего преступное деяние.

В Основах приводился перечень наказаний, который начинался от наиболее мягких (общественное порицание) и заканчивался наиболее суровыми (лишение свободы на определенный срок и ссылка).

Исключительной мерой Основы предусматривали высшую меру наказания в виде смертной казни. Но смертная казнь допускалась только при совершении особо тяжких преступлений, таких, как измена Родине, шпионаж, диверсия, террористический акт, бандитизм, умышленное убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах.

Основы аннулировали некоторые ранее существовавшие виды наказаний, например, лишение избирательных прав. Основами было предусмотрено и снижение максимального срока лишения свободы с 25 лет до 10 лет, а за особо тяжкие преступления и для особо опасных рецидивистов – до 15 лет.

В Основах было предусмотрено, что условно-досрочное освобождение следует применять лишь к осужденным, которые примерным поведением и честным отношением к труду доказали свое исправление и фактически отбыли не менее половины срока наказания. А к лицам, осужденным за тяжкие преступления, условно-досрочное освобождение применялось по отбытии ими не менее двух третей срока наказания. Тем не менее, для особо опасных рецидивистов эта мера вовсе не предусматривалась.

В декабре 1958 года Верховным Советом СССР приняты Законы «Об уголовной ответственности за государственные преступления» и «Об уголовной ответственности за воинские преступления». Данные нормативные правовые акты были приняты вместо подобных законов, которые действовали с 1927 года.

После вступления Основ в законную силу произошла реформа республиканских УК 1959-1961 годов. В своих Общих частях уголовные кодексы во многом повторяли Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, тем не менее, УК в ряде случаев детализировали и развивали Основы.

При всем этом уровень конкретизации оставался различным. Больше всего схожесть с Основами наблюдалась в УК Грузии и УК Эстонии. В данном случае на содержание кодексов оказало влияние развитие научных школ и правовых традиций.

Укрепление законности выразилось, в первую очередь, в четкой конструкции нормы об основаниях уголовной ответственности. Статья 3 Основ устанавливала: «Уголовной ответственности и наказанию подлежат только лица, виновные в совершении преступления, то есть умышленно или по неосторожности совершившие предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние».

Согласно данной норме изменилось и понятие преступления. Социальная характеристика преступлений как общественно-опасных деяний была дополнена правовой, то есть предусмотренной уголовным законом.

Юридически безупречными стали формулировки уголовно-правовых норм, регламентирующих соучастие, формы вины, невменяемость, необходимую оборону, крайнюю необходимость. Заранее не обещанные укрывательство и недонесение перестали быть соучастием.

Основы возродили в полном объеме термин «наказание», более четко определили систему и цели наказания. В Основах были подробно регламентированы нормы о снятии и погашении судимости.

Принцип демократизма реализовался в нормах об исполнении наказаний, в частности, об исправительных работах, кроме того, в институтах условного осуждения и условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбытия наказания. Коллективы трудящихся получили право участия в их применении и исполнении.

Однако представляется, что положение статьи 22 Основ, определяющей, что смертная казнь может быть предусмотрена законодательством Союза ССР в отдельных случаях и за некоторые другие особо тяжкие преступления, была не вполне удачной, поскольку она давала законную возможность расширения сферы ее применения.

После принятия УК союзных республик, начиная с 1962 года, стали издаваться законы об ужесточении уголовной ответственности, например, за взяточничество, сопротивление работникам милиции и народным дружинникам, за особо крупное хищение государственного и общественного имущества, в которых предусматривалась в качестве наказания смертная казнь.

Положительным моментом следует считать то, что смертная казнь, ссылка, высылка не применялись к несовершеннолетним и беременным женщинам, совершившим преступления. Ссылка и высылка также не применялись к совершившим преступление женщинам, на иждивении которых находились дети до восьмилетнего возраста.

Из перечня наказаний были исключены лишения прав в виде изгнания из пределов СССР, объявление врагом народа, поражение прав.

Также в качестве положительного момента следует отметить то, что Основы уголовного законодательства 1958 года значительно сократили применение такой тяжкой меры наказания, которой в годы сталинского беззакония весьма злоупотребляли и законодатель, и суды, и местные органы власти, как конфискация имущества. Согласно статье 30 Основ, «конфискация имущества может быть назначена только за государственные и тяжкие корыстные преступления в случаях, указанных в законе».

Уголовный кодекс РСФСР 1960 года, как и принятые в 1959-1961 годах кодексы других союзных республик, всецело соответствовал Основам уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, в результате чего к нему следует отнести указанные выше достоинства и недостатки Основ.

Однако думается, что серьезным антидемократическим просчетом УК РСФСР явилось его несоответствие общепризнанным международным нормам о правах и свободах человека и гражданина.

Так, целый ряд его норм серьезно ограничивал духовную свободу советских граждан (например, статья 70 УК РСФСР, предусматривающая уголовную ответственность за антисоветскую пропаганду и агитацию), выбор места жительства и рода занятий (статья 198 УК РСФСР, предусматривающая уголовную ответственность за нарушение правил паспортной системы, статья 209 УК РСФСР, которой была предусмотрена ответственность за бродяжничество или попрошайничество либо ведение иного паразитического образа жизни) и другие права и свободы.

Эти уголовно-правовые нормы противоречили Всеобщей декларации прав человека, принятой 10 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН, а немного спустя и Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г. и последующим международно-правовым документам о правах и свободах человека.

В 1958 года классификация преступлений на отдельные виды не была завершена. В начальной редакции Основ ее не было вообще. Как пишет Г.А. Хайруллина, «УК РСФСР 1960 года, в свою очередь, не содержал стройной классификации описанных в нем посягательств, однако в нем упоминались такие категории преступлений, как тяжкие, особо тяжкие, а также не представляющие большой общественной опасности» [4, с. 16-17].

Смотрите так же:  Увольнение в период временной нетрудоспособности

Выражая господствующее в литературе мнение, Д.О. Хан-Магомедов отмечал, что «в действующем уголовном законодательстве отсутствует классификация по степени их общественной опасности на основе какого-либо единого критерия, что вряд ли можно считать правильным» [5, с. 24].В УК РСФСР 1960 года были конкретизированы нормы, в которых устанавливалась ответственность за насилие в отношении представителя власти. Так, глава IX УК РСФСР 1960 года содержала следующие нормы об этом: статья 191 «Сопротивление представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка», статья 191.1 «Сопротивление работнику милиции или народному дружиннику», статья 191.4 «Оказание сопротивления военнослужащему, сотруднику органа внутренних дел или иному лицу при исполнении ими обязанностей по охране Государственной границы Российской Федерации», статья 193 «Угроза или насилие в отношении должностного лица или гражданина, выполняющего общественный долг».

В УК РСФСР 1960 года круг норм, в которых устанавливалась ответственность за оскорбление представителя власти, так же как и в случаях с предыдущими из рассматриваемых в данной работе преступлений, был существенно расширен. Уголовная ответственность за оскорбление представителя власти устанавливалась в трех нормах девятой главы Особенной части УК РСФСР 1960 года.

В УК РСФСР 1960 года статьи, предусматривающей ответственность за разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа, не было, имелась только норма в восьмой главе, в которой предусматривалась ответственность за разглашение сведений в отношении участников судопроизводства.

В УК РСФСР 1960 года ответственность за действия, дезорганизующие работу исправительно-трудовых учреждений, уже предусматривалась в отдельной норме – статье 77.1 УК, причем государством данное преступление каралось вплоть до смертной казни.

Следует согласиться с мнением о том, что «круг деяний, относимых законодателем в УК РСФСР 1960 года к числу преступлений против порядка управления, как и по УК 1922 года и 1926 года, по-прежнему был неоднороден, и они существенно различались по объективным и субъективным характеристикам» [6, с. 11].

Кроме того, уголовным законодательством РСФСР 1960 года не в полной мере были защищены участники уголовного судопроизводства. В юридической литературе указывается, что «в УК РСФСР 1960 года более защищенными были участники, непосредственно осуществляющие правосудие, то есть лица, вершившие суд. Потерпевшие, свидетели, обвиняемые и т.п. были практически не защищены от преступных воздействий, или эта защита осуществлялась малоэффективно» [7, с. 158].

Тем не менее, в начале 60-х годов прошлого столетия появился научный интерес к исследованию преступного поведения и его механизма, что способствовало развитию новых взглядов на предупреждение преступлений. Многие положения того периода актуальны и для сегодняшнего времени, о чем свидетельствуют работы современных исследователей. Так, по мнению А.В. Яшина «преступное поведение содержит в себе все признаки состава преступления» [8, с. 85]. В те же годы было положено начало исследованию характеристик жертвы в механизме преступного поведения, и в современной литературе отражается, что «в механизме формирования и совершения преступлений статус жертвы имеет большое значение» [9, с. 126].

В связи с указанным обстоятельством абсолютно справедливо пишет М.С. Жук: «в целом структура УК РСФСР 1960 года и каркас закрепленных в нем институтов уголовного права вполне удачны, что подтверждается как длительным периодом действия данного закона, так и тем, что многочисленные его изменения и дополнения касались лишь содержательного наполнения институтов и не затрагивали структурного оформления» [10, с. 765].

Таким образом, несмотря на существенную либерализацию уголовного законодательства, ряд его положений все же ограничивал права и свободы человека и гражданина. Это обстоятельство соответствовало существовавшей в то время административно-командной системе, сущность которой проявлялась не только в государственном управлении, но и в области уголовного права.

Хронология репрессивного законодательства в СССР

В начальный период существования со­ветской власти, непосредственно после Ок­тябрьской революции 1917 г. и до конца 1918 г., основным источником советского права являлись декреты Всероссийских съездов Советов, ВЦИК, ВРК, ВЧК, прика­зы народных комиссаров, акты местных со­ветов. Кодификация советского права нача­лась в конце 1918 г., в условиях иностран­ной интервенции и гражданской войны, что обуславливало репрессивный характер мно­гих законоположений. Статья 65 Конститу­ции РСФСР 1918 г. впервые узаконила дли­тельную практику лишения избирательных и иных гражданских прав по классово­му признаку. В Кодексе законов о труде, принятом в декабре 1918 г., зафиксирова­но положение о всеобщей трудовой повин­ности. В период 1918-1922 г., наряду с общими местами лишения свободы, находящими­ся в ведении Народного комиссариата юстиции, для изоляции классово-враждебных элементов были созданы лагеря принуди­тельных работ НКВД и лагеря ВЧК. Поря­док их организации был изложен в Поста­новлении ВЦИК (апрель 1919 г.). 10 сентяб­ря 1918 г. вступает в силу ныне широко изве­стное постановление СНК N 710 «О крас­ном терроре», которое узаконило уже фак­тически начавшийся террор против врагов советской власти. В декабре 1919 г. ВЦИК принимает «Руково­дящие начала по уголовному праву РСФСР», где в статье 25 один из пунктов перечня наказаний гласит: « объявление врагом революции и народа»[1]. Таким образом, клейм­ление «врагов народа» началось с ведома В.И.Ленина.

Кровавая вакханалия граждан­ской войны, унесшая жизни милли­онов людей, была стихией лишь формально управляемой какими-то законодательными актами. Поэто­му период 1919-1922 гг. является слишком специфическим для того, чтобы уверенно выделить основ­ные направления формирования законодательных основ Совет­ской власти. Обратимся к времени мирному.

В 1922 г. наступает второй этап кодификации советского права: со­здаются гражданский, земельный, и уголовный кодексы РСФСР, ко­декс законов о труде. КЗОТ 1922 г., в отличие от Кодекса 1918 г., отме­нил всеобщую трудовую повин­ность и ввел свободный наем рабочих. Од­нако уголовное и иные виды законодатель­ства сохранили целенаправленный классо­вый характер. Это подтверждает ст.40 УК РСФСР 1922 г., дающая разъяснение о по­ражении в гражданских правах. Согласно Исправительно-трудовому кодексу РСФСР 1924 г. особо суровый режим содержания устанавливался для «классово враждебных» преступников[2]. Первый советский уголов­ный кодекс 1922 г. подтвердил необходи­мость террора и сохранил внесудебное пре­следование[3].

Новый уголовный кодекс РСФСР был принят в 1926 г. и введен в действие 1 янва­ря 1927 г. (формально действовал до 1960 г.). В УК 1926 гг. против врагов советской власти направлен целый ряд статей и, в первую очередь, знаменитая 58-я статья с четырнадцатью подпунктами. В феврале 1927 г. вступило в силу общесоюзное поло­жение о государственных преступлениях, куда включены «контрреволюционные и особо для Союза ССР опасные преступле­ния против порядка управления»[4]. Следу­ет отметить, что УК 1926 г. довел нижний предел возраста уголовно наказуемых до 12 лет. В результате тюрьмы были заполнены «малолетками». Например, в 1927 г. з/к в возрасте от 16 до 24 лет было 48% от всех з/к. [5]

Понятно, что период 1922-1928 гг. стал самым мягким для «врагов революции», прекративших и помышлять об уничтоже­нии советской власти. Новый этап ожесто­ченной классовой борьбы открывается в 1929 г., с провозглашением политики «Вели­кого перелома». Террор обрушился на кре­стьян. В 1927-29 гг. против них активно ис­пользовали статьи 60,61 и 62 УК РСФСР 1926 г., которые позволяли лишать «кула­ков» свободы с конфискацией имущества на срок от 1-го до 2-х лет, за отказ от выполне­ния государственных повинностей. Статья 107 (спекуляция) была повернута против крестьян не сдающих зерно. Согласно цир­куляру Наркомюста от 5 сентября 1929 г. разрешались репрессии против «кулаков» и контрреволюционеров с применением вы­сшей меры наказания — расстрела. А поста­новление СНК РСФСР от 19 ноября 1929 г. давало право на заключение осужденных «кулаков» в концлагеря[6]. В этом же году перешла в активную стадию борьба с оппо­зицией в партии, с инакомыслящими по всей стране. В 1929 г. издан ряд постановле­ний об изменении «Основных начал уголов­ного законодательства СССР и союзных республик» (таким образом, редакти­руется и дополняется УК 1926 г.). Именно в этом году специальным законом СССР граждане, находив­шиеся за границей и «перебежав­шие в лагерь врагов рабочего клас­са», объявлялись вне закона, и в случае их обнаружения и опозна­ния, подлежали расстрелу в 24 ча­са; их имущество конфисковывалось. Следует особо подчеркнуть, что этому закону придавалась об­ратная сила, то есть могли быть рас­стреляны все, арестованные до его появления.

В 1930-х годах выходит целая серия постановлений, указов инст­рукций и законов ужесточающих репрессивную политику советско­го государства. Попытаемся распо­ложить их в хронологическом по­рядке.

7 августа 1932 г. — Постановле­ние ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных пред­приятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социа­листической) собственности». В на­роде — «указ о семи колосках». Как пишет А.И. Солженицын: «За стрижку колосьев детям давали не менее 8 лет. и за карман картошки тоже». Особенно актив­но использовался «указ о колосках» во вре­мя голода 30-х и 40-х годов[7].
22 августа 1932 г.- Постановление ЦИК и СНК СССР «О борьбе со спекуляцией». Этот закон такого же рода, что и предыду­щий. Отменены они были совместно Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 сентября 1953 г., а осужденные по ним — амнистированы[8]. В этом же году была ус­тановлена уголовная ответственность за по­сягательство на ударников и активистов со­циалистического труда со стороны «классо­во враждебных элементов», усилена ответ­ственность за акты террора со стороны «ку­лаков» против крестьян.

1933 г. — принят Закон «Об ответствен­ности служащих государственных учрежде­ний и предприятий за вредительские акты», и 27 июня этого же года — Постановление Верховного совета РСФСР о наказании за недоносительство о хищениях, подпадаю­щих под действие закона от 7 августа 1932 г. 8 июня 1934 г. — установлена ответствен­ность за измену Родине (высшая мера нака­зания или 10 лет заключения[9]. Этот закон в годы войны обрек на несправедливое на­казание тех, кто по вине самого государства попал в плен.

2 октября 1934 г. — Инструкция ЦИК СССР о выборах в Советы в 1934-35 гг., где подробнейшим образом перечислялись все категории граждан, лишенных избиратель­ных прав.

10 ноября 1934 г. по Постановлению ВЦИК и СНК РСФСР исправительно-трудо­вые учреждения НКЮ РСФСР переданы в ведение НКВД СССР[10].

1 декабря 1934 г. — Постановление ЦИК СССР «О порядке ведения дел о подготов­ке и совершении террористических актов». 10 декабря 1934 г. — Постановление ВЦИК и СНК РСФСР (утвержденное 9 фев­раля 1936 г.) «О дополнении уголовно-про­цессуального кодекса РСФСР главой XXXIII». Эта глава носила название «О рас­следовании и рассмотрении дел о террори­стических организациях и террористиче­ских актах против работников Советской власти». Вот выдержки из Постановления, определяющие его суть: «. Обвинительное заключение вручает­ся обвиняемым за одни сутки до рассмотре­ния дела в суде. Дела слушаются без уча­стия сторон. Кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств не до­пускается. Приговор о высшей мере нака­зания приводится в исполнение немедлен­но по вынесении приговора. »[11].

14 сентября 1937 г. — Постановление ЦИК СССР, по которому обвиняемым во вредительстве и диверсиях обвинительное заключение вручалось за сутки до разбира­тельства дела и не допускалось кассацион­ное обжалование. 2 октября 1937г. — Постановление ЦИК СССР по повышению срока наказания за особо опасные государственные преступле­ния — шпионаж, вредительство и диверсию — с 10 до 25 лет[12].

2 февраля 1938 г. — Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О дополнении УПК РСФСР главой XXXIV» — «О рассмотрении дел о контрреволюционном вредительстве и диверсиях», где говорилось: «. Приговоры о высшей ме­ре наказания (расстреле) приводятся в ис­полнение немедленно по отклонении хода­тайств осужденных о помиловании»[13].

Смотрите так же:  Развод с детьми раздел квартиры

1939 г. — отменено применение условно-досрочного освобождения осуждаемых и, фактически, прекратил свое действие испра­вительно-трудовой кодекс РСФСР 1933 г., который обеспечивал хотя бы минимальные права заключенных[14].

Уже в 1940 г. выходит целый ряд указов Президиума Верховного Совета СССР, ко­торые очень похожи на мобилизационные мероприятия военного периода. Это позво­ляет некоторым авторам утверж­дать, что «конструктивные детали» механиз­ма мобилизации оттачивались еще в 20-х го­дах, а перед войной нашли воплощение в указах Верховного Совета. Вот хронологи­ческий ряд этих указов:

10 февраля 1940 г. «О запрещении прода­жи, обмена, отпуска на сторону оборудова­ния и материалов и об ответственности по суду за эти незаконные действия».

10 июля 1940 г. «Об ответственности за выпуск недоброкачественной или некомп­лектной продукции и за несоблюдение обя­зательных стандартов промышленными предприятиями». Срок наказания по этому указу от 5 до 8 лет. Учитывая качество про­дукции и дисциплину в социалистиче­ском производстве, можно понять, что этот указ грозил многим и многим тысячам орга­низаторов и исполнителей в промышленно­сти[15].

17 июля 1940 года «О запрещении само­вольного ухода с работы трактористов и комбайнеров, работающих в машинно-трак­торных станциях». 26 июля 1940 г. «О переходе на восьми­часовой рабочий день, на семидневную ра­бочую неделю и о запрещении самовольно­го ухода рабочих и служащих с предприя­тий и учреждений» (отменен 25 апреля 1956 г.)[16].

10 августа 1940 г. «О рассмотрении на­родными судами дел о прогулах и самоволь­ном уходе с предприятий и учреждений, без участия народных заседателей» и «Об уголовной ответственности за мелкие кра­жи на производстве и за хулиганство» (срок -1 год)[17].

2 октября 1940 г. «О государственных трудовых резервах СССР», по которому мо­лодежь, фактически, насильно мобилизовывалась в систему ФЗО. По более позднему указу, за побег из школ ФЗО детям давали 6 месяцев заключения. Пострадали очень многие. Только 18 марта 1955 г. вышел указ ПВС СССР «Об отмене призыва (мобилиза­ции) молодежи в ремесленные и железно­дорожные училища»[18].

19 октября 1940 г. «О порядке обязатель­ного перевода инженеров, техников, масте­ров, служащих и квалифицированных рабо­чих с одних предприятий и учреждений в другие». 28 декабря 1940 г. «Об ответственности учащихся ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО за нарушение дисциплины и за самовольный уход из училища (школы)». Как пишет Кнышевский: «Совокупность этих законов являла собой законченную си­стему казарменной экономики с механиз­мом тотальной мобилизации. Лишь за пол­года, с 26 июня 1940 г., за самовольный уход, прогулы и опоздания на работу было осуждено более 2,09 млн. человек, из них свыше 1,7 млн. отбывали 6-месячный испра­вительно-трудовой срок по месту работы. С начала 1941 г. показатели карательной пол­итики упали, ибо меры принуждения воз­ымели действие и система прижилась, да так, что и в военное время она не потребо­вала радикального изменения. »[19].

Теперь от предвоенного времени перей­дем к войне 1941-1945 гг. Весьма характер­но, что законодательство 1930-х годов плав­но переходит в годы 40-е и новые жесткие законы военного времени не очень сильно отличаются от законов мирного.

26 июня 1941 г. — указ «О режиме рабо­чего времени рабочих и служащих в воен­ное время», с установлением на предприя­тиях, в сельском хозяйстве и на транспорте сверхурочных работ от 1 до 3 часов в день. 29 июня 1941 г. — директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Все для фронта, все для победы».

П.Н. Кнышевский приходит к выводу: «Крупные поражения советских войск ле­том и осенью 1941 г. повлекли за собой де­стабилизацию местного и военного управле­ния во многих районах и вызвали социаль­но-экономическую напряженность в тылу. Для преодоления нарастающего кризиса власти Сталин пошел по пути ужесточения репрессивных мер. Таков приказ Ставки ВГК № 270 от 26 августа 1941 г. Не менее же­стким было постановление ГКО за № 903 «со» от 17 ноября 1941 г., состоявшее всего из двух пунктов: «1. Привести в исполнение все приговоры о ВМН без утверждения их в высших инстанциях; 2. Особому Совеща­нию НКВД дано право выносить наказания вплоть до ВМН по ст. 58/1-58/14,59/2, 59/3,59/За, 59/36,59/4,59/7-59/10,59/12, 59/13 УК РСФСР и СССР. Тотчас прокати­лась волна массовых расстрелов.»[20].

26 декабря 1941 г. вышел указ ПВС СССР «Об ответственности рабочих и слу­жащих предприятий военной промышлен­ности за самовольный уход с предприятий» (отменен 13 января 1953 г.). Этот указ уста­новил, что самовольный уход с предприя­тий, в том числе эвакуированных, «рассмат­ривать как дезертирство, а лиц виновных в самовольном уходе, карать тюремным за­ключением на срок от 5 до 8 лет, дела же о виновных передавать в военные трибуна­лы»[21].

15 апреля 1942 г. — указ ПВС СССР «Об ответственности колхозников за невыработ­ку обязательного минимума трудодней» (от­менен 28 октября 1953 г.) и указ «Об ответст­венности за уклонение от мобилизации на сельскохозяйственные работы или за само­вольный уход мобилизованных с работы»[22]. Следует отметить, что «невыполнение норм влекло за собой уголовную ответст­венность, а основанием для привлечения к суду являлся даже простой список лиц, за­веренный счетоводом»[23]. 10 июля 1942 г. — постановление ГКО № 2005 «сс» — одна из самых массовых моби­лизаций молодежи 14-18 лет и направления ее в ремесленные, железнодорожные учи­лища и школы ФЗО промышленных цент­ров восточных областей.

Так же следует помнить о следующих видах репрессивной практики мобилизации трудовых ресурсов в годы войны: чистка войсками НКВД, органами милиции, госбе­зопасности и народными дружинами при­фронтовой полосы и бывших оккупирован­ных территорий, с целью осуждения за ук­лонение от трудовой мобилизации; форми­рование рабочих колонн из представителей репрессированных народов и других катего­рий «врагов народа»; использование труда узников ГУЛАГа; использование труда воен­нопленных и такого спецконтингента, как бывшие советские военнопленные и интер­нированные лица не прошедшие проверки; с конца 1944 г. интернирование граждан­ского населения Германии количеством бо­лее 140 тыс. человек.

В тяжелых условиях послевоенной раз­рухи и голода 1946-47 гг. был принят репрес­сивный указ от 4 июня 1947 г. «Об уголов­ной ответственности за хищение государст­венного и общественного имущества». Срок наказания по нему был определен в 7 — 25 лет. Под его действие попали десятки тысяч малолетних преступников и вконец обнищавших людей. (Именно они были ос­вобождены по амнистии 1953 года). А 10 ян­варя 1955 года был принят новый указ, кото­рый предусматривал наказание за мелкое хищение (не выделенное особо в указе 1947 г.) в 3 месяца лишения свободы или от 6 ме­сяцев до 1 года исправительных работ[24].

Жестокое уголовное и трудовое законо­дательство изобретало все новые указы о нака­зании граждан. Когда сегодня мы пыта­емся вычислить — сколько же сидело в тюрь­мах и лагерях незаконно репрессирован­ных, нам доказывают, что политических в ла­герях было мало, что в основном там сиде­ли уголовники. Таким образом, неосталини­сты утверждают, что жертв сталинщины бы­ло не так уж и много, что в основном нака­зывались «за дело». Однако суть заключает­ся в том, что жертвами были отнюдь не только осужденные по 58-й статье. Репрес­сивных статей хватало и без нее. Когда по­сле смерти «вождя народов» началась кам­пания амнистий и отмена наиболее одиоз­ных репрессивных законов, стало ясно как много было этих жертв.

[1] История государства и права в СССР. ч. 2, М., 1981. С.132, 115.
[2] Там же, сс.178, 188,259.
[3] Уголовный кодекс РСФСР. М., 1929.
[4] История государства и права в СССР. ч. 2, М., 1981. С. 259.
[5] Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. т. 2, М., 1990. С. 84.
[6] Книга памяти. Екатеринбург, 1994, С. 31,32. и Базаров А. Кулак и Агрогулаг. Челябинск, 1991. С. 129.
[7] Сборник документов и материалов по истории СССР советского периода. М., 1966. С. 300-301 (полный текст постановле­ния); Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. т. 2, М., 1990. С. 86.
[8] Сборник документов по истории уго­ловного законодательства СССР и РСФСР (1953-1991 гг.). Казань, 1992. С. 17.
[9] История государства и права СССР. ч. 2, М., 1981. С. 261,262; История советско­го уголовного права. 1917-1947 гг. М., 1948. С. 412.
[10] История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и органи­зации суда и прокуратуры. Сб. док./ М., 1955. С. 551-552.
[11] Там же. С. 466-470,553.
[12] История государства и права СССР. ч. 2, М., 1981. С. 323,324.
[13] История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и органи­зации суда и прокуратуры. Сб. док./ М., 1955. С 471-473,574.
[14] История советского государства и права. т. 3, М., 1985. С. 183.
[15] История советско­го уголовного права. 1917-1947 гг. М., 1948. С. 323.
[16] Сборник документов и материалов по истории СССР советского периода. М., 1966. С. 361; Сборник документов по истории уго­ловного законодательства СССР и РСФСР (1953-1991 гг.). Казань, 1992. С. 29
[17] История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и органи­зации суда и прокуратуры. Сб. док. М., 1955. С. 84.
[18] Сборник документов и материалов по истории СССР советского периода. М., 1966. С. 362
[19] Вопросы истории. № 2.1994. С.54
[20]Вопросы истории. № 2.1994. С.55
[21]Сборник документов по истории уго­ловного законодательства СССР и РСФСР (1953-1991 гг.). Казань, 1992. С. 323
[22] Там же. С. 17,25
[23] Вопросы истории. № 2.1994. С. 60
[24] История советской конституции. 1917-1956. М., 1957. С.840-841
[25] Там же. С.891
[26] Сборник документов по истории уго­ловного законодательства СССР и РСФСР (1953-1991 гг.). Казань, 1992. С. 15-17, 22; Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. т. 2, М., 1990. С. 97
[27] Сборник законов и указов Президиу­ма Верховного Совета СССР. 1938-1958 гг. // М., 1959. С. 23,27,30; История советской конституции. 1917-1956. М., 1957. С. 773
[28] История государства и права СССР. ч. 2, М., 1981. С. 417,420
[29] Сборник законов и указов Президиу­ма Верховного Совета СССР. 1938-1958 гг. // М., 1959. С. 52-58