Сам себе адвокат

защита прав в суде без адвоката

Post navigation

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА по ч.3 ст.327 УК РФ

Судебная практика по ч.3 ст.327 УК РФ

Судебная практика сложившаяся по применению ч.3 ст.327 УК РФ -использование заведомо подложного документа, хорошо видна из примера судебной практики, который приводится ниже.

В Ростовской области сотрудники полиции в погоне за показателями раскрываемости на протяжении нескольких лет возбуждали уголовные дела по ч.3 ст.327 УК РФ в отношении учителей школ.

В соответствии с Законом « Об образовании» учителя регулярно проходят обучение на курсах повышения квалификации. При направлении на курсы суточные и средства на оплату проживания в гостинице не выдаются, а потому учителя вынуждены все эти расходы оплачивать из собственных средств.

Для подтверждения расходов за проживания в гостинице учителя предоставляют в бухгалтерию подтверждающие платежные документы. В гостинице, где обычно снимают номера, идет бойкая торговля поддельными платежными документами. Чтобы компенсировать свои расходы, понесенные в командировке, учителя покупали эти поддельные платежные документы и предоставляли их в бухгалтерию для оплаты.

Орган дознания квалифицировал действия учителей по ч. 3 ст.327 УК РФ как использование заведомо подложного документа.

Предметом этого преступления является подложный, официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей.

Использование подложного документа — это его предъявление с целью получения каких-либо прав или освобождения от обязанностей.

По одному из таких уголовных дел учитель утверждала, что предоставила в бухгалтерию только лишь кассовый чек из гостиницы, а счет оплату не предоставляла. Предъявление одного лишь кассового чека не дает право на получение расходов за проживание в гостинице, а потому в ее действиях отсутствует состав преступления.

Защита в ходе дознания и в судах придерживалась следующей позиции.

Преступление, предусмотренное ч.3 ст.327 УК РФ имеет место быть только в случае если заведомо подложный документ был предоставлен с целью получения определенного права или освобождения от определенной обязанностью, но не с целью получения денежных средств. Завладение имуществом путем использования подложного документа должно квалифицироваться как мошенничество, т.е. по ч.1 ст.159 УК РФ.

Однако, мошенничество как и любое хищение предполагает наличие у виновного корыстной цели. Учитель же такой цели не преследовал и пояснил, что предоставил кассовый чек с целью компенсировать понесенные командировочные расходы, которые по закону ему должны компенсировать. Поскольку, корыстной цели у учителя не было, то в действиях учителя нет состава мошенничества.

Дознаватель вынес постановление о прекращении уголовного дела по ч.1 ст.159 УК, но направил в суд уголовное дело по ч.3 ст.327 УК РФ. При ознакомлении с материалами уголовного дела защита заявила ходатайство, о прекращении уголовного дела указывая, что в соответствии с руководящими разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 года № 51 « о судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», незаконное получение пенсий, пособий и других выплат на основании подложных документов квалифицируется как мошенничество, т.е. по ч.1 ст.159 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч.3 ст.327 УК РФ не требуется. То есть, если нет состава мошенничества, то не может быть состава и предусмотренного ч.3 ст.327 УК РФ.

Кроме того, подозреваемый и настаивал на том, что приобщенная к уголовному делу копия счета оплаты, она не предъявляла. Этот факт подтверждается тем, что на нем нет подписи директора школы, который всегда визирует эти документы.

Изложенные доводы не были приняты во внимание.

В судах Ростовской области сложилась судебная практика вынесения обвинительных приговоров в отношении учителей по ч.3 ст.327 УК РФ, доводы защиты изложенные выше оставались без какой-либо убедительной мотивировки.

Судебная практика.

Обвинительный приговор мирового судьи был обжалован в суд апелляционной инстанции, однако жалоба осужденной была оставлена без удовлетворения. Надзорная жалоба в Президиум Ростовского областного суда так же была оставлена без удовлетворения.

Жалоба на имя Председателя Ростовского областного суда была удовлетворена. Заместитель председателя областного суда отменил постановление судьи Ростовского областного суда и направил уголовное дело и жалобу учителя на рассмотрение Президиума Ростовского областного суда. Постановлением Президиума Ростовского областного суда приговор мирового судьи и постановления суда апелляционной инстанции были отменены, а производство по уголовному делу прекращено с правом на реабилитацию.

Основанием для отмены приговора и прекращения уголовного дела явилось следующее.

Как указывалось выше, предметом этого преступления является подложный официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей. Форма документа, предоставляющая право на получение расходов на оплату гостиницы утверждена Приказом Министерства РФ от 13.12.1993 года №121 « об утверждении форм документов строгой отчетности», это форма 3-Г. Имеющийся в уголовном деле счет оплаты не соответствует этой форме, а потому документом предоставляющим право на получение денежных средств не является. Поскольку учитель не представил в бухгалтерию документ предоставляющий право в его действиях нет состава преступления.

Указанная судебная практика по применению ч.3 ст.327 УК РФ помогла избежать судимости другим учителям и дает возможность отменить уже состоявшиеся незаконные приговора в отношении других учителей.

Поделиться в соц. сетях

Post navigation

One thought on “ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА по ч.3 ст.327 УК РФ ”

В августе 2015 года я обратился в Автономную некоммерческую организацию «Центр консультации и права», находящуюся по адресу г. Краснодар, ул. Пашковская, 65, по поводу моего трудоустройства в качестве третейского судьи постоянно действующего третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права». После заполнения анкеты с личными данными и последующей проверки, предоставленных мной данных, 02.09.2015г. мне было объявлено о зачислении в штат вышеупомянутой организации в качестве третейского судьи постоянно действующего третейского суда — Краснодарского краевого суда общественной организации при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права». Также меня ознакомили с положением о постоянно действующем третейском суде при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права», уставом Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права» и разъяснили мне мои права и обязанности. После чего мне было выдано удостоверение № 84374 для личного пользования внутри вышеупомянутой организации, справка о подтверждении статуса и ещё целый пакет документов, исходя из которого следовало что я являюсь судьёй постоянно действующего третейского суда — Краснодарского краевого суда общественной организации при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права».

01.10.2015г. я двигался на автомобиле по трассе М-4 «Дон» в направлении г. Ростов-на-Дону по своим личным делам. На 1102 км. а/д М-4 «Дон» (так называемый пост «Самарский») в 08:32 меня остановил сотрудник ДПС и «попросил» предоставить для проверки документы, даже не объяснив причину остановки, что меня очень удивило так как двигались мы в пробке подъезжая к посту ДПС и нарушить что-либо я в принципе не мог. Я предоставил сотруднику ДПС портмоне с документами в первой и второй закладке которого находились моё водительское удостоверение и свидетельство о регистрации ТС соответственно. Однако сотрудника ДПС заинтересовало удостоверение с надписью Арбитражный суд Краснодарского края, также находящееся в этом портмоне. Он попросил меня показать данное удостоверение, а затем попросил ему его передать для ознакомления. После чего вместе с ним ушёл, а минут через 10-15 вернулся и начал пугать меня статьёй 327 УК РФ, якобы я подделал удостоверение судьи Краснодарского краевого суда общей юрисдикции (правда не уточнил то ли федерального, то ли мирового). Я сразу же объяснил сотруднику ДПС, что данное удостоверение является удостоверением судьи третейского суда и никаких прав и свобод оно мне не предоставляет, да и причин требовать их у данного сотрудника ДПС в тот момент не было (хотя в рапорте этот сотрудник указывает, что я «тыкал» ему удостоверением в лицо). Меня попросили показать содержание багажника, и я сразу беспрекословно это требование представителя власти выполнил. После этого меня попросили пройти на пост. Видя происходящее я сразу же в присутствии ещё нескольких сотрудников ДПС начал объяснять, что я третейский судья, потом видя, что нет понимания в их глазах сходил в машину и предоставил им весь пакет документов относительно того что это удостоверение судьи постоянно действующего третейского суда — Краснодарского краевого суда общественной организации при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права» и что эта организация мне данное удостоверение и выдала. Даже предоставление мной пакета документов не произвело никакого влияния на этих «служителей закона», так как целью их, как мне показалось, было не разобраться в ситуации проверив документы, а получить с меня своё вознаграждение, после чего со спокойной душой меня отпустить. Но такое разрешение ситуации меня не устраивало, поэтому я требовал либо меня отпустить, либо оформить всё происходящее документально, но заверил их в том, что я буду жаловаться и просить наказать данных сотрудников за превышение их полномочий и не соответствии профессиональной этике. После чего был оформлен протокол изъятия вещей и документов с присутствием понятых, по которому у меня изъяли удостоверение № 84374. Затем сотрудник ДПС остановивший меня и проводивший допрос, старший лейтенант полиции Попов Эдуард Викторович быстро попытался оформить постановление по делу об административном правонарушении в котором указал причину остановки моего автомобиля не пристёгнутыми ремнями при движении. Я опроверг данное утверждение инспектора ДПС, после чего он сразу по рации вызвал двух своих коллег-инспекторов ДПС, которых в момент остановки моего автомобиля даже рядом не было, для того чтобы они подтвердили в протоколе моё правонарушение, которое они якобы лично наблюдали. На моё предложение вызвать свидетеля, находившегося в моём автомобиле, они лишь усмехнулись. Затем при сопровождении патрульной машины ДПС меня доставили в МО «Азовский», где после беседы с дознавателем и предоставления ему объяснительной, а также всех правоустанавливающих документов, меня отпустили. Руководство Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права» связывалось с дознавателем и предоставило все затребованные дознавателем документы. Экспертизы проведено не было, но проведённое дознавателем некое исследование установило, что нельзя провести сравнение данного удостоверения с каким-либо другим удостоверением, так как подобного образца нет. Но ничего из этого не помешало дознавателю Афанасьевой С.С. 02.11.2015г. возбудить в отношении меня уголовное дело по ч.3 ст. 327 УК РФ. На следующий день я с учредителем Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права» отправился к дознавателю Афанасьевой С.С. для выяснения причин сложившейся ситуации. Пообщавшись с дознавателем Афанасьевой С.С., нам с её слов стало ясно, что она уже готова была писать отказное по данному материалу, так как все необходимые основания для этого мы ей предоставили, но заместитель прокурора межрайонной азовской прокуратуры Дадаян Сергей Львович лично дал письменное указание о возбуждении уголовного дела в отношении меня. Мы попытались попасть на приём к Дадаян С.Л., чтобы объяснить и предоставить возможно не дошедшую до него информацию, но он наотрез отказался принять нас и пообщаться с нами. Следующим моим шагом была попытка обращения в Следственный комитет по г. Азову. Но и там я не нашел понимания. Не найдя защиты своих гражданских прав в СК РФ я подал жалобу в Азовский городской суд на незаконное возбуждение уголовного дела. Но в Азовском городском суде признали возбуждение уголовного дела законным, а также сослались на то, что не имеют законных полномочий влиять на до судебное разбирательство уголовного дела. Также остались без удовлетворения жалобы, направленные в суд апелляционной инстанции и суд кассационной инстанции.

Я в течении 5-7 месяцев обращался и в администрацию Президента РФ, и в генпрокуратуру РФ, но результатом этих обращений явилось то, что дознаватель спустя десять месяцев с момента начала всей этой нелепейшей истории собрал дело, ознакомил меня с материалами этого дела, и передал их в межрайонную азовскую прокуратуру, где конечно же утвердили обвинительное заключение. Самое обидное что никто из этих представителей ни правоохранительных органов, ни прокуратуры даже и не захотели разобраться в этом деле. Основанием для уголовного преследования с их стороны в отношении меня является рапорт сотрудника ДПС, который нашёл в моём портмоне удостоверение, в котором есть надпись что я судья Краснодарского краевого суда, а также имеется справка с Краснодарского краевого суда общей юрисдикции о том, что я не являюсь судьёй Краснодарского краевого суда общей юрисдикции. Но никто из них скажем так не заметил на обложке надпись Арбитражный суд Краснодарского края, а на моё предложение дать запрос именно в Арбитражный суд Краснодарского края и получить информацию о том, что зарегистрирован ли у них постоянно действующий третейский суд — Краснодарский Краевой суд общественной организации при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права», хотя данная информация имеется на официальном сайте Арбитражного суда Краснодарского края (в списке постоянно действующих третейских суд — номер 135), получил ответ что эта информация им не нужна. А если бы ещё было проведена экспертиза, то в экспертном заключении было бы указано полное несоответствие как визуального дизайна, так и содержания моего удостоверения с удостоверением судьи общей юрисдикции. Но это же им не нужно. Тогда сразу возникает вопрос, а в чём смысл их работы, если это не защита прав и свобод граждан РФ, которые ежедневно работают, платят налоги, с которых вообще-то они, «горе-защитники», получают свою зарплату.

Смотрите так же:  Налог размеров в 26%

Я сразу обозначил всем «организаторам этого незаконного уголовного преследования» свою позицию, что я ни в чём не виноват, и в моих действиях нет состава преступления, поэтому ни с кем договариваться не буду и требовал прекращения незаконного преследования. Но раз дело дошло до суда, то буду отстаивать свою невиновность и правоту в суде. Конечно же обидно в своей стране доказывать, что «ты не верблюд», но ещё обиднее понимать, что подобное может произойти «на пустом месте» с каждым из нас, в нашей стране, которую мы любим и которой мы так дорожим, а это сборище «псевдо блюстителей закона» делает всё чтоб мы её возненавидели, ведь прикрываются они законами РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, и они издевательски показывают нам что трактовка этих законов будет только в их варианте.

Но у них это не получится, они сгниют в своей корысти и алчности, а правда всё равно восторжествует, надо только верить и сражаться за неё до победного конца.

Жаль только, что со стороны нашего государства нет никакой поддержки.

Использование подложных документов судебная практика

по результатам изучения судебной практики по рассмотрению уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 327 УК РФ

(подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков)

6 февраля 2015 года

Судебной коллегией по уголовным делам Вологодского областного суда изучена практики рассмотрения судами области в 2013-2014 годах уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 327 УК РФ (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков).

В ходе обобщения изучены 276 уголовных дел в отношении 278 лиц, рассмотренных по первой инстанции мировыми судьями Вологодской области и федеральными судьями районных и городских судов области за указанный период, в том числе:

— по части первой статьи 327 УК РФ — 22 дела в отношении 23 лиц;

— по части второй статьи 327 УК РФ – 4 дела в отношении 4 лиц;

— по части третьей статьи 327 УК РФ – 250 дел в отношении 251 лица.

203 уголовных дела (73,6%) в отношении 204 лиц рассмотрено судами с постановлением обвинительных приговоров.

71 уголовное дело (25,8%) в отношении 71 лица прекращено судами по не реабилитирующим основаниям, в том числе:

— на основании ст. 28 УПК РФ (в связи с деятельным раскаянием) – 66 дел в отношении 66 лиц;

— на основании ст. 27 ч. 1 п. 3 УПК РФ (вследствие акта об амнистии) – 3 дела в отношении 3 лиц;

— на основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ (за истечением срока давности уголовного преследования) – 2 дела в отношении 2 лиц.

По 2 уголовным делам (0,7%) в отношении 3 лиц (Вологодский городской суд) уголовное преследование по ст. 327 ч.1, ст. 327 ч.3 УК РФ было прекращено судом ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Из общего числа рассмотренных судами с постановлением приговора уголовных дел 199 дел (98%) рассмотрено по ходатайствам обвиняемых в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением 1 дело – в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве (главы 40, 40.1 УПК РФ), 3 дела рассмотрено судами с проведением судебного разбирательства.

Изучение материалов уголовных дел о преступления рассматриваемой категории показывает, что предметом преступлений, предусмотренных ст. 327 УК РФ, судами области признавались:

— водительское удостоверение (128 дел);

— медицинская справка, медицинское заключение, личная медицинская книжка (57 дел);

— справка формы 2-НДФЛ, копия трудовой книжки (47 дел);

— листок нетрудоспособности (13 дел);

— справки (7 дел, в том числе 4 дела – справки школьника, 1 дело — справка БУЗ «Станция переливания крови № 2»; 1 дело – справка о нетрудоспособности; 1 дело – справка о нахождении в Специальном приемнике УМВД России по г. Череповцу под административным арестом);

— счет, чек, квитанция о проживании в гостинице (3 дела);

— медицинские бланки рецептов (3 дела);

— договор займа, справки об остатке долга по договору займа (2 дела);

— сберкнижка, договор об открытии банковского счета, свидетельство о праве на наследство по завещанию (1 дело);

— договор купли-продажи транспортного средства (1 дело);

— договор на участие в долевом строительстве, квитанция к ПКО (1 дело);

— паспорт транспортного средства (1 дело);

— аттестат о среднем (полном) общем образовании (1 дело);

— акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (1 дело);

— паспорт гражданина Российской Федерации (1 дело);

— заявление о заключении договора купли-продажи лесных насаждений для заготовки древесины для собственных нужд (1 дело);

— свидетельство об окончании курсов подготовки водителей транспортных средств (1 дело);

— протокол общего собрания членов СПК (колхоз) (1 дело);

— бланк страхового полиса ОСАГО (1 дело);

— залоговый билет (1 дело);

— разрешение на перевозку крупногабаритного груза (1 дело);

— платежное поручение (1 дело).

В 2014 году в апелляционном порядке Вологодским областным судом рассмотрены 6 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 327 УК РФ, в отношении 6 лиц (по 1 делу – основная квалификация, по 5 делам — дополнительная квалификация). Из числа рассмотренных дел в отношении 4 лиц постановленные приговоры в части квалификации по ст. 327 УК РФ признаны законными и обоснованными, по 2 делам в отношении 2 лиц приговоры отменены с направлением дел на новое судебное разбирательство ввиду допущенных судами первой инстанции нарушений уголовно-процессуального закона.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от 13 ноября 2014 года отменен приговор Кадуйского районного суда Вологодской области от 11 сентября 2014 года в отношении Куса В.И., оправданного по ст.ст. 260 ч.3, 327 ч. 2 УК РФ за отсутствием события преступления, по ст. 260 ч. 2 п. «г» УК РФ ввиду отсутствия состава преступления. Органом предварительного расследования Кус В.И. обвинялся по ст. 327 ч. 2 УК РФ в том, что в один из дней ноября 2009 года совершил подделку договоров купли-продажи лесных насаждений путем их подписания, не будучи стороной в договорах и не обладая полномочиями на их подписание, совершенную с целью скрыть другое преступление – незаконную рубку лесных насаждений и облегчить ее совершение. Судебная коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что Кус В.И. допустил нарушение только требований Гражданского кодекса Российской Федерации в части надлежащего оформления полномочий на совершение сделок от имени представляемых лиц, который основан на показаниях свидетелей данных в ходе судебного разбирательства без оценки их показаний, полученных в ходе предварительного расследования дела.

5 ноября 2014 года, рассматривая апелляционную жалобу Хахина С.Н., осужденного в соответствии с приговором Череповецкого городского суда Вологодской области от 12 сентября 2014 года по ст. 327 ч. 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 7 000 рублей, Вологодский областной суд не согласился с доводами осужденного, оспаривавшего обоснованность отнесения подделанных им путевых листов к официальным документам. В обоснование принятого решения суд апелляционной инстанции сослался на положения Постановления Правительства Российской Федерации от 8 июля 1997 года № 835 «О первичных учетных документах», согласно которому путевой лист легкового автомобиля является официальным документом, представляющими право на перевозку пассажиров, а также на Постановление Госкомстата России от 28 ноября 1997 года № 78 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ на автомобильном транспорте», приказ Министерства транспорта Российской Федерации № 152 от 18 сентября 2008 года, которыми определены форма путевого листа, его обязательные реквизиты и порядок заполнения.

В ходе проведенного обобщения установлено, что судами допускались ошибки также и при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 327 УК РФ.

Так, приговором Никольского районного суда Вологодской области от 21 мая 2014 года Воронин Н.А. был осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 327 ч.1 и ст. 327 ч. 3 УК РФ. Судом было установлено, что 25 декабря 2013 года Воронин Н.А. внес в свидетельство об окончании курсов подготовки водителей транспортных средств, выданное на его имя, заведомо недостоверные сведения о прохождении курсов подготовки водителей категории «В» и «С», а именно, в строке «категории» произвел изменение первоначальной записи категория «С» на категории «В» и «С», а 27 января 2014 года предоставил данное свидетельство в РЭГ ОГИБДДД МО МВД России «Никольский» вместе с заявлением на выдачу водительского удостоверения взамен утраченного.

Квалифицируя действия осужденного по совокупности преступлений, районный суд не учел, что использование заведомо подложного документа лицом, совершившим его подделку, охватывается ч. 1 ст. 327 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ не требует.

Основные вопросы, возникающие при рассмотрении уголовных дел данной категории обусловлены тем, что термин «официальный документ» в Уголовном кодексе Российской Федерации не определен, отсутствуют какие-либо критерии для его конкретизации, в связи с чем, он относится к числу оценочных понятий уголовного закона.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 года № 575-О-О отмечено, что «сложившаяся правоприменительная практика наступление ответственности за подделку официальных документов связывает не с формой, а с содержанием соответствующего документа, а именно с тем, что документ предоставляет права или освобождает от обязанностей, то есть с установлением юридически значимых фактов, имеющих непосредственное отношение к обстоятельствам конкретного дела».

16 декабря 2010 года и 25 сентября 2014 года Конституционный Суд Российской Федерации в определениях №№ 1671-О-О, 2224-О еще раз обратил внимание на значимость судебной практики по делам рассматриваемой категории, указав, что «термин «официальный документ», наполняется содержанием в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом толкования этого законодательного термина в правоприменительной практике».

Разъяснение термина «официальный документ» применительно к конкретным категориям уголовных дел, содержится и в некоторых Постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Так, в соответствии с пунктом 33 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года № 14 (ред. от 23 декабря 2010 года) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» незаконная выдача или подделка рецепта или иного документа, дающего право на получение сильнодействующих веществ, квалифицируется по статье 327 УК РФ.

Согласно пункту 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года № 64 (ред. от 23 декабря 2010 года) «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» в тех случаях, когда лицо в целях уклонения от уплаты налогов и (или) сборов осуществляет подделку официальных документов организации, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, а также штампов, печатей, бланков, содеянное им при наличии оснований влечет уголовную ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 198 или статьей 199 и статьей 327 УК РФ.

В соответствии с пунктом 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2008 года № 3 (ред. от 23 декабря 2010 года) «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы» действия призывника или лица, проходящего альтернативную гражданскую службу, подделавших официальный документ и использовавших его в целях уклонения от призыва на военную службу или увольнения с альтернативной гражданской службы, подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответственно частью 1 или частью 2 статьи 328 УК РФ и частью 1 статьи 327 УК РФ. Если указанные лица лишь использовали заведомо подложный официальный документ, то содеянное следует квалифицировать по части 1 или части 2 статьи 328 УК РФ и части 3 статьи 327 УК РФ.

Смотрите так же:  Образец заявления на загранпаспорт ребенка до 14 лет

Согласно пункту 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется, как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ и соответствующей частью статьи 159 УК РФ.

В соответствии с пунктом 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1980 года № 6 (ред. от 6 февраля 2007 года) «О практике применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте» в случаях подделки похищенных билетов для проезда на железнодорожном, воздушном, водном и автомобильном транспорте и предъявлении их транспортной организации для оплаты под видом отказа от поездки, опоздания к отправлению (вылету) транспортного средства и т.п. либо сбыта таких поддельных билетов гражданам действия лица должны быть квалифицированы как подделка документов (ст. 327 УК РФ) и мошенничество (ст. 159 УК РФ).

Изучение решений Верховного Суда Российской Федерации, вынесенных в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, размещенных в «Системе Консультант Плюс: Российское законодательство» показывает, что Верховным Судом России признавались законными приговоры, в соответствии с которыми лица признавались виновными по части 1 или части 2 статьи 327 УК РФ за подделку следующих официальных документов:

— паспорт гражданина Российской Федерации (определения от 10.05.2012 № 66-О12-30, от 26.04.2012 № 33-О12-11сп, от 23.11.2011 № 56-О11-74);

-водительское удостоверение (определения от 2.10.2008 № 5-О08-184, от 23.04.2007 № 89-О07-9, от 28.03.2007 № 81-О06-132);

— служебное удостоверение (определения от 20.09.2011 № 81-О11-77сп, от 19.06.2006 № 44-Д06-4);

— трудовая книжка (определения от 25.07.2005 № 32-О05-26сп, от 26.12.2007 № 49-О07-61);

— справка формы 2 НДФЛД (определения от 23.12.2013 № 86-УДП13-1, от 26.12.2007 № 49-О07-61);

-справка о заработной плате (определение от 27.10.2006 № 44-О06-111);

— страховой полис (определение от 6.09.2012 № 70-Д12-18);

— свидетельство о праве собственности на недвижимое имущество (определения от 22.05.2012 № 56-О12-28, от 14.05.2007 № 89-О07-5);

— нотариально удостоверяемые документы, в том числе доверенность (определения от 18.10.2011 № 18-О11-56сп, от 24.05.2011 № 44-О11-38);

— свидетельство о регистрации транспортного средства (определение от 4.03.2003 № 05-О02-265);

— паспорт транспортного средства (определения от 21.06.2011 № 207-О11-4, от 18.03.2010 № 5-О09-42);

— листок нетрудоспособности (от 25.05.2006 № 46-Д06-16);

— счета-фактуры (определение от 15.12.2010 № 7-Д10-5);

— договор купли-продажи (определение от 29.09.2010 № 20-О10-31сп);

— кредитный договор (определение от 30.09.2008 № 22-О08-12);

— протокол общего собрания акционеров акционерного общества (определение от 30.05.2006 № 32-Д06-5).

Особо следует отметить решения Верховного Суда Российской Федерации, в соответствии с которыми те или иные документы не признавались в качестве официальных, подделка которых влечет уголовную ответственность по ст. 327 ч. 1 УК РФ.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2014 года № 44-АПУ14-33 оставлена без удовлетворения апелляционная жалоба представителя потерпевшего на приговор Пермского краевого суда от 29 апреля 2014 года в отношении Белоусова А.С., оправданного по ст. 327 ч.2 УК РФ за отсутствием состава преступления. Апелляционная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что договор купли-продажи автомобиля, составленный в простой письменной форме, не относится к официальным документам, которыми признаются документы, выданные органами государственной власти и управления, органами местного самоуправления либо другими организациями, которые предоставляют права или освобождают от обязанностей, либо удостоверяют юридически значимые факты.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 октября 2007 года № 47-О07-51 оставлен без изменения приговор Оренбургского областного суда от 29 мая 2007 года, в соответствии с которым Адиянов И.С. и другие лица были оправданы по ст. 327 ч. 2 УК РФ за отсутствием состава преступления. Кассационная инстанция не согласилась с доводами кассационного представления государственных обвинителей, в котором ставился вопрос о необоснованности оправдания по ст. 327 УК РФ, и не признала товарно-транспортные накладные официальными документами.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2005 года № 70-О05-20 отменен приговор суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 17 июня 2005 года в отношении В. в части его осуждения по ст. 327 ч.1 УК РФ и дело в этой части прекращено производством за отсутствием состава преступления. Признавая В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 327 ч.1 УК РФ, суд первой инстанции сослался на то, что он подделал доверенность на право управления автомобилем «Тойота-Королла». Суд кассационной инстанции указал, что с данным выводом согласиться нельзя, поскольку выписанная собственноручно доверенность на право управления автомобилем от имени другого лица, не оформленная и не удостоверенная надлежащим образом, не может являться официальным документом.

Использование подложных документов

Российская судебная практика говорит о том, что сегодня покупка больничных листов, дипломов и других документов стало распространенным явлением.

В соответствии с Уголовным кодексом РФ использование заведомо подложных документов является уголовно наказуемым деянием.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с мошенничеством, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Официально закон не дает определения подложного документа, поэтому среди юристов вот уже на протяжении 20 лет не утихают споры на этот счет. Одни считают, что к таким документам относятся только те, что накладывают определенные права и обязанности на граждан и выданы государственными или муниципальными органами власти. Остальные придерживаются мнения, что по ч.3 ст.327 УК РФ предметом преступления являются все документы, независимо от кого они исходят, в том числе от юридических и физических лиц.

Ответственность за предоставление подложных документов

Ч.3 ст.327 Уголовного кодекса за использование подложных документов устанавливает наказание в виде: штрафной санкции – из расчета заработной платы подсудимого, либо до 80 тысяч рублей, исправительных работ до 2 лет, обязательных работ до 480 часов или ареста на срок до полугода.

В качестве субъекта выступает лицо, достигшее на момент совершения преступного деяния 16 лет. Причем именно то, которое использовало, а не занималось изготовлением подложных документов. Преступление считается оконченным в момент их предъявления.

Важно! Если в результате использования на работе поддельного диплома, работник получил повышение заработной платы, то ему также будут предъявлено обвинение по ст. 159 УК РФ «Мошенничество».

Основным мотивом чаще всего является желание получения материальных или иных благ, либо освобождение от выполнения обязанностей благодаря использованию подложных документов.

Использование подложных документов в суде

Данное деяние образует состав преступления, установленного в ст.303 УК РФ «Фальсификация доказательств».

Опасность данных противоправных действий кроется в том, что виновное лицо покушается на установленный порядок судопроизводства, обеспечивающий вынесение законного и обоснованного решения. В результате же его действий выносятся необъективные решения и приговоры.

Если документы фальсифицированы по гражданскому делу представителем или непосредственно лицом, участвующим в деле, это образует состав преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 Уголовного кодекса. За данное деяние грозит штраф, арест от 2 до 4 месяцев или исправительные работы до 2 лет.

Когда речь идет об уголовном судопроизводстве и подложные документы использованы представителем власти: дознавателем, следователем, прокурором или защитником подсудимого, то уголовное дело в отношении них возбуждается по чт.2 ст.303 УК РФ. А в качестве наказания суд устанавливает принудительные работы или ограничение свободы до 3 лет, либо направляет в места лишения свободы на срок до 5 лет.

Важно! В качестве дополнительного наказания подсудимый может лишиться права занимать определенную должность или заниматься конкретной деятельностью до 3 лет.

В ситуации, когда доказательства «сфабрикованы» по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, то это уже квалифицированный состав преступления и виновный может лишиться свободы на срок до 7 лет, а также права заниматься своей профессиональной деятельностью в течение 3 лет.

Таким образом, перед тем, как воспользоваться «заманчивым» предложением о покупке справок или диплома следует задуматься о том, что данные деяния указаны в уголовном законе. Кроме того, использование ряда таких документов, например: водительских удостоверений, без соответствующих практических умений может повлечь за собой серьезные негативные последствия, в том числе нести угрозу жизни и здоровью ни в чем не повинных граждан.

Если в отношении Вас возбуждено уголовное дело по ч.3 ст.327 УК РФ рекомендуем обратиться за помощью к квалифицированным адвокатам, которые будут представлять Ваши интересы в правоохранительных органах и судебных инстанциях.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

«Некоторые вопросы квалификации незаконных действий с официальным документом (ст. 327 УК РФ)»

Деятельность любой организации связана с документооборотом. При этом ряд документов содержит сведения, значимые как для отдельных лиц, так и для государства. В связи с этим законодатель предусмотрел уголовную ответственность за наиболее общественно опасные незаконные действия с документами.

Вместе с тем некоторые вопросы применения ст. 327 УК РФ вызывают сложности на практике. Среди них:

1. Отнесение документа к числу официальных;

2. Установление признаков объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 327 УК РФ;

3. Квалификация подделки и (или) использования официального документа, сопряженных с иными преступными действиями.

Отнесение документа к числу официальных

Признаки официального документа (ст. 327 УК РФ)

Согласно абз. 5 п. 2 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.12.2010 № 1671-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шишкина Виталия Юрьевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации» понятие «официальный документ» является оценочным. Следовательно, в каждом конкретном случае суд должен решать вопрос о статусе документа, исходя из конкретных обстоятельств рассматриваемого уголовного дела.

Для отнесения документа к числу официальных необходимо констатировать наличие двух признаков: официальность и способность документа к предоставлению.

Официальность выражается в возможности включения документа в официальный документооборот. Данная включенность обусловлена изданием документа официальным субъектом (государственные органы, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения. Государственные корпорации, Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска и воинские формирования Российской Федерации, органы внутренних дел, их должностные лица и т.д.), представления документа такому субъекту или возможностью нахождения документа в делопроизводстве субъекта. Именно включенность в документооборот официального субъекта наделяет документ соответствующим качеством, что обусловлено возможностью причинения вреда отношениям в сфере порядка управления в случае незаконных действий с таким документом.

Способность документа к предоставлению выражается в возможности предоставления прав или освобождения от обязанностей как лицу, использующему официальный документ, так и третьим лицам. Документ может обладать предоставительным свойством в управленческих отношениях и при отсутствии прямого указания в нем на конкретные права или обязанности.

Виды официальных документов (cm. 327 УК РФ)

1. Документ, удостоверяющий личность, является особой разновидностью официальных документов, выделяемой по признаку опосредованного предоставления. Такое предоставление выражается в том, что документ удостоверяет личность, в том числе в определенном статусе, что опосредует предоставление прав или освобождение от обязанностей в отношении данного лица. Таким образом, для целей ст. 325, 327 УК РФ по характеру предоставления можно выделить документы, удостоверяющие личность, и иные официальные документы.

2. В силу того, что признак официальности документа как предмета преступления по ст. 327 УК РФ распадается на несколько составляющих, все официальные документы можно разделить на 3 группы. К первой относятся документы, изданные официальным (публичным) субъектом, ко второй — документы, которые могут быть представлены такому субъекту в целях реализации прав или освобождения от обязанностей, к третьей — внутренние документы официального субъекта, т. е. находящиеся в его документообороте.

В качестве особой (исключительной) разновидности официальных (в целях квалификации по ст. 327 УК РФ) следует выделить нотариально удостоверенные частные документы. Во-первых, согласно ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (далее — Основы) нотариусы совершают предусмотренные законодательными актами нотариальные действия от имени Российской Федерации. Согласно ст. 2 Основ при совершении нотариальных действий нотариусы обладают равными правами и несут одинаковые обязанности независимо от того, работают ли они в государственной нотариальной конторе или занимаются частной практикой, а оформленные нотариусами документы имеют одинаковую юридическую силу. Во-вторых, в соответствии с положениями ст. 3 Основ нотариальной деятельностью вправе заниматься гражданин Российской Федерации, сдавший квалификационный экзамен, за исключениями, предусмотренными Основами. Решение о допуске к квалификационному экзамену лиц, желающих сдать квалификационный экзамен, принимается в порядке, установленном федеральным органом юстиции совместно с Федеральной нотариальной палатой, квалификационной комиссией.

Смотрите так же:  Требования к рабочей программе фгос начального образования

Таким образом, документ становится официальным в силу того, что, действуя от имени государства при удостоверении частного документа, нотариус придает такому документу публичный статус.

3. Основываясь на том, что документы, находящиеся в отечественном документообороте, могут исходить от официальных субъектов не только Российской Федерации, но и от соответствующих иностранных субъектов, следует выделить российские и иностранные официальные документы. Подобное широкое толкование документа как предмета преступления предусматривает конструкция диспозиции ч. 1 ст. 327 УК РФ, в которой принадлежность России, РСФСР или СССР установлена только относительно государственных наград.

4. Большое количество нормативных правовых актов наравне с документами в бумажной форме признают документы и в электронной форме (например, п. 10 ст. 2 Федерального закона от 27.07.2010 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»; п. 5 ч. 8 ст. 20 Федерального закона от 01.12.2007 № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях»; п. 1 ч. 5 ст. 6.1 Федерального закона от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»; и др.). Общее требование к форме существования документа — объективная способность однозначно его воспринимать, в том числе с помощью технических средств (например, компьютера). Электронный документ приобретает юридическую силу благодаря его удостоверению электронно-цифровой подписью, являющейся его незаменимым реквизитом (ст. 6 Федерального закона от 06.04.2011 № 63-ФЗ (ред. от 28.06.2014) «Об электронной подписи»). Таким образом, по признаку формы объективации информации (сведений) можно выделить документы на бумажных носителях и документы в электронной форме.

Признаки объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ

Соотношение понятий «поддельный» и «подложный» официальный документ

И подделка, и подлог предполагают обман. Однако подделка исключает подлинность документа. Подлог в широком смысле охватывает и подделку, и использование подлинного, но чужого документа; в узком — только использование чужого документа.

В п. п. 6, 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 51) говорится об использовании не подложного, а поддельного документа. В ч. 4 ст. 327 1 УК РФ, конструкция которой сходна с конструкцией ст. 327, предметом преступления являются также заведомо поддельные марки. Кроме того, Конституционный Суд РФ (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16.12.2010 № 1671-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шишкина Виталия Юрьевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации») считает общим для всех предусмотренных ст. 327 УК РФ составов преступлений то, что документ, предоставляющий те или иные права или освобождающий от обязанностей, является поддельным.

Таким образом, использование подлинного документа, принадлежащего другому лицу, или предъявление вместо надлежащего документа схожего с ним не образует состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ. Предметом преступления в данном составе является такая разновидность подложного документа, как поддельный документ.

Использование поддельных документов отнесено к преступлениям против порядка управления. Данный состав является логическим завершением перечисления незаконных операций с официальными документами. Следовательно, предметом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, является также официальный документ. Это подтверждается позицией Верховного Суда Российской Федерации. Так, п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 03.04.2008 № 3 «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы» применительно к части ч. 3 cт. 327 УК РФ говорит об использовании заведомо подложного официального документа.

Момент окончания подделки официального документа

Применительно к подделке официального документа момент окончания преступления должен определяться так же, как и момент окончания подделки денег и ценных бумаг. Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.04.1994 № 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег и ценных бумаг» изготовление фальшивых денежных знаков или ценных бумаг является оконченным преступлением, если изготовлен хотя бы один денежный знак или ценная бумага, независимо от того, удалось ли осуществить сбыт подделки. При этом в соответствии с положениями п. 3 данного постановления при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях лица состава преступления необходимо установить, являются ли денежные купюры, монеты или ценные бумаги поддельными и имеют ли они существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными денежными знаками или ценными бумагами.

Таким образом, подделку официального документа следует считать оконченной с момента полного изготовления хотя бы одного документа, пригодного к использованию. Такая пригодность выражается в соответствии требованиям к форме, наличии всех необходимых для конкретного документа реквизитов. Иными словами, посредством использования такого поддельного официального документа лицо может приобрести права или освободиться от обязанностей.

Использование и сбыт поддельного официального документа

Использование заведомо поддельного официального документа означает его предъявление (демонстрация документа компетентному лицу для подтверждения наличия того или иного права) или представление (вручение документа соответствующему лицу, когда документ остается в его ведении). Цель использования — извлечение полезных предоставительных свойств документа. Так как состав ч. 3 ст. 327 УК РФ является формальным, преступление считается оконченным с момента совершения предъявления или предоставления, независимо от того, удалось ли виновному получить права или освободиться от обязанностей, а также от реализации таких «предоставлений».

Сбыт означает передачу поддельного официального документа другому лицу как возмездно, так и безвозмездно. Конкретными формами такой передачи могут быть продажа, дарение, обмен, залог и т.д. Сбыт следует считать оконченным в момент выбытия документа из владения лица, его подделавшего, и поступления в распоряжение нового держателя.

Квалификация подделки и (или) использования официального документа, сопряженных с иными преступными действиями

Квалификация подделки документа и деяния, для совершения которого была осуществлена такая подделка, по совокупности является традиционной, что обусловлено нанесением вреда сразу нескольким категориям общественных отношений. Так, согласно п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 51 хищение чужого имущества путем обмана или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 327 и 159 УК РФ.

Верховный Суд Российской Федерации применительно к налоговым преступлениям (п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления») дал следующее разъяснение: «В тех случаях, когда лицо в целях уклонения от уплаты налогов и (или) сборов осуществляет подделку официальных документов организации, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, а также штампов, печатей, бланков, содеянное им при наличии к тому оснований влечет уголовную ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 198 или ст. 199 и ст. 327 УК РФ».

В п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.12.1980 № 6 «О практике применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте» указано, что в случаях подделки похищенных билетов и предъявления их транспортной организации для оплаты под видом отказа от поездки, опоздания к отправлению (вылету) транспортного средства и т.п. либо сбыта таких поддельных билетов гражданам действия лица должны быть квалифицированы как подделка документов (ст. 327 УК РФ) и мошенничество (ст. 159 УК РФ).

Из вышеуказанного правила есть исключения. Согласно п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 51 хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ.

В ч. 1 ст. 327 УК РФ предусмотрена ответственность за подделку официального документа в целях его использования (что, по сути, является приготовлением к нарушению нормального функционирования управленческих отношений), а в ч. 3 — за использование поддельного документа, когда происходит непосредственное воздействие на порядок официального документооборота. Тем не менее санкция ч. 1 суровее санкции ч. 3 статьи. Президиум Московского областного суда в постановлении от 02.02.2011 № 23 по делу № 44у-60/11 пришел к выводу о том, что использование заведомо подложного документа лицом, совершившим его подделку, охватывается диспозицией ч. 1 ст. 327 УК РФ и дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ не требует. Таким образом, в условиях действующего УК РФ подделка официального документа поглощает его дальнейшее использование. Однако в случае истечения сроков давности за подделку ранее истечения сроков давности за использование документа возможность привлечения подделывателя к уголовной ответственности сохранится только по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Выводы

1. Признаки официального документа: официальность, означающая включенность в официальный документооборот, и способность документа к предоставлению прав и освобождению от обязанностей при его использовании.

2. Виды официальных документов: по характеру предоставления выделяются документы, удостоверяющие личность, и иные официальные документы; по признаку отношения к официальному субъекту — документы. изданные официальным субъектом, представляемые такому субъекту в целях реализации прав или освобождения от обязанностей, либо находящиеся в его документообороте, а также частные документы, удостоверенные нотариусом; по признаку государства-издателя — российские и иностранные; по форме объективации информации — на бумажных носителях и в электронной форме.

3. Использование чужого подлинного документа не образует состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ. Предметом преступления в данном составе является поддельный документ.

4. Подделка официального документа окончена с момента полного изготовления хотя бы одного документа, пригодного к использованию.

5. Использование заведомо поддельного официального документа означает его предъявление или представление. Преступление окончено с момента совершения предъявления или предоставления, независимо от того, удалось ли виновному получить права или освободиться от обязанностей. Сбыт состоит в передаче поддельного официального документа другому лицу как возмездно, так и безвозмездно. Сбыт окончен с момента выбытия документа из владения лица, его подделавшего, и поступления в распоряжение нового держателя.

6. Подделка документа и деяние, для совершения которого была осуществлена такая подделка, квалифицируются по совокупности. Использование официального документа, поделанного другим лицом, при совершении мошенничества не требует дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ. Подделка официального документа поглощает его дальнейшее использование, однако в случае истечения сроков давности за подделку ранее истечения сроков давности за использование документа подделыватель привлекается к уголовной ответственности только по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Правовой отдел УМВД России по Ярославской области