Международное контрактное право

Договор международной купли-продажи – это соглашение о предоставлении товаров определенного вида в собственность, заключенное между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся на территории различных государств.

Для признания договора купли-продажи международным, достаточно лишь одного условия – местонахождение коммерческих предприятий сторон в разных государствах. Национальная (государственная) принадлежность сторон при этом не имеет значения.
То есть не будет являться международной куплей-продажей сделка между российским и иностранным лицом, находящимися на территории России.

Российскими участниками международной купли-продажи могут являться юридические лица, имеющие постоянное место нахождения на территории РФ, и индивидуальные предприниматели, имеющие постоянное или преимущественное место жительства на территории РФ.

Сторонами международной купли – продажи выступают продавец и покупатель.

В обязанности продавца входит:

  • поставить товар;
  • передать относящиеся к товару документы;
  • передать право собственности на товар.

В обязанности покупателя входит:

  • уплатить цену за товар;
  • принять поставку товара в соответствии с требованиями договора.

Международный договор купли-продажи, таким образом, сочетает в себе элементы купли-продажи непосредственно и поставки.

Основным документом, регулирующим международную куплю-продажу, является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.

Важно знать, что Конвенция не применяется к купле-продаже: — товаров, которые приобретаются для личного, семейного или домашнего использования, то есть товаров, не предназначенных для предпринимательских целей; — с аукциона; — в порядке исполнительного производства или иным образом в силу закона; — фондовых бумаг, акций, обеспечительных бумаг, оборотных документов и денег; — судов воздушного и водного транспорта, а также судов на воздушной подушке; — электроэнергии.

Международная купля-продажа включает в себя также и поставку продаваемых товаров. Отсюда важным аспектом в регулировании отношений между продавцом и покупателем выступают условия поставки товаров.

Основной документ, регулирующий условия поставки товаров представлен Международными правилами толкования торговых терминов – ИНКОТЕРМС-2000.

Порядок заключения договора международной купли-продажи

На основании пункта 2 статьи 1209 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор международной купли-продажи, одной из сторон которого является российское лицо, должен заключаться в письменной форме независимо от места его заключения. В противном случае договор будет признан недействительным. Даже если сделка уже исполнена, то она все равно будет признана недействительной. Вносимые в договор изменения условий также должны быть в письменной форме.

Под письменной формой понимается составление документов, подписанных сторонами, а также обмен документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Общий порядок заключения договора международной купли-продажи содержится в Венской конвенция 1980 г.

При составлении и одновременном подписании документа сторонами трудностей, как правило, не возникает.

Однако, с учетом международного характера рассматриваемого договора, стороны в силу объективных обстоятельств зачастую не могут присутствовать в одном и том же месте в одно и то же время. Поэтому Конвенция предусматривает порядок заключения договора посредством оферты и акцепта.

Оферта – это предложение стороны заключить договор. Чтобы предложение рассматривалось как действенное намерение, оно должно быть направлено конкретному лицу (или лицам) и выражать конкретное желание заключить сделку, в том числе сведения о наименовании товара, его количестве, цене.

Акцепт – это заявление или иное поведение получателя оферты (предложения заключить сделку), выражающее согласие с ней. В определенных случаях согласие заключить сделку может выражаться в совершении действий. Например, в силу обычая или сложившейся между сторонами практики получатель оферты может выразить свое согласие на заключение договора путем отправки товара или уплаты цены.

Договор считается заключенным в момент, когда согласие с предложением заключить его получено оферентом.

В случае, когда согласие заключить договор выражается путем совершения действий, то договор считается заключенным с момента совершения таких действий.

Часто процесс заключения договора происходит через средства факсимильной связи посредством переписки и т. д. В этом случае заинтересованным сторонам следует быть внимательными.

Конвенция гласит, что ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнения, ограничения, или иные изменения, является отклонением оферты и представляет собой встречную оферту. Например, если лицо «А» направило лицу «Б» оферту, но лицо «Б» не согласно с предложенными условиями для заключения договора и направляет лицу «А» документ с иными условиями, то считается, что лицо «Б» направило оферту и является связанным в случае акцепта. Поэтому, если лицо «Б» не имеет намерения заключить договор, а направляет свои возражения с целью выработки условий, которые бы устраивали обеих сторон, и заключения договора в последующем, то лицу «Б» следует сделать оговорку: «Данное письмо (документ, сообщение) не являются офертой».

Если договор купли-продажи заключается представителями сторон, то важно знать, что форма доверенности определяется по праву страны места ее совершения (выдачи).

Срок действия доверенности определяется правом страны, где была выдана доверенность. Это означает, что если доверенность была выдана на территории Российской Федерации, то срок ее действия не может превышать 3-х лет, а если срок в доверенности не указан, то она сохраняет силу в течение года со дня ее совершения.
Доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям российского права.

Форма и содержание договора

Форма и содержание договора определяются Венской конвенцией и применимым правом.

Применимое право – это нормы, которыми регулируется отношения, возникающие из международного договора, в частности, купли-продажи.

Стороны в договоре согласовывают, какое право будет подлежать применению. В противном случае к договору будет применяться право продавца.

Определение применимого права является определяющим и имеет важное практическое значение. Например, действительность договора зависит от того, соблюдены ли нормы применимого права. Например, если применимым является российское право, то договор купли-продажи в обязательном порядке должен содержат условия о наименовании и количестве товаров, так как это требует Гражданский кодекс РФ.

Договор международной купли-продажи считается заключенным с момента

Статья 11 Конвенции закрепляет, что «не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания». Данное положение вступает в противоречие с общим правилом о письменной форме договора купли-продажи. В этой связи, СССР при ратификации данной конвенции сделал оговорку. Согласно постановлению ВС СССР от 23 мая 1990 г. №1511-1 любое положение статьи 11 Конвенции, которое допускает, чтобы договор купли-продажи, его изменение или прекращение соглашением сторон либо оферта, акцепт или любое иное выражение намерения совершались не в письменной, а в любой форме, неприменимо, если хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое предприятие в России.

Приведем показательный пример из практики:

«Фирма, зарегистрированная в иностранном государстве, обратилась в арбитражный суд с иском к российскому акционерному обществу.

Российским торговым предприятием (покупателем) в июле 1996 года был заключен внешнеторговый контракт с этой фирмой (продавцом) на поставку товара.

Стороны при заключении сделки в письменной форме договорились, что поставка товара будет осуществляться на условиях СИФ (морская перевозка) в редакции ИНКОТЕРМС-90. При этом обязанность по оплате фрахта до пункта назначения и по страхованию сделки возлагалась на продавца — иностранную фирму.

Фактически перевозка осуществлена на условиях ФОБ — продавец поставку не страховал.

В пути товар был испорчен попаданием морской воды во время шторма. Покупатель, получив товар в негодном состоянии, счел это виной продавца, который односторонне изменил базисные условия поставки с СИФ на ФОБ, что, в свою очередь, привело к ненадлежащему исполнению обязательств по сделке.

Иностранная фирма настаивала, что двустороннее изменение договора имело место. В качестве доказательства приводились следующие обстоятельства: продавец отправил по факсу оферту с предложением снизить цену контракта; покупатель в телефонных переговорах согласился с этим предложением. В результате телефонных переговоров продавец счел возможным зафрахтовать судно на условиях ФОБ и не страховать сделку.

Российское предприятие отрицало факт устного согласия на изменение условий контракта.

А рбитражному суду, разрешающему спор, не были представлены доказательства письменного волеизъявления сторон на изменение условий контракта.

При разрешении данного спора следовало учитывать, что сделка относилась к категории внешнеэкономических. В соответствии с пунктом 3 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации внешнеэкономические сделки заключаются в простой письменной форме. Кроме того, предприятия участников сделки находились в разных государствах.

Следовательно, к отношениям сторон применима Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года, вступившая в силу для России с 01.09.91.

Конвенция содержит норму императивного характера о форме сделки — статья 12.

При этом в указанной статье оговаривается обязательность письменной формы сделки. Это правило распространяется как на договор международной купли-продажи, так и на его изменение (ст.29 Конвенции).

Статья 12 Конвенции применяется, когда хотя бы одна из сторон в договоре имеет коммерческое предприятие в государстве — участнике Конвенции, законодательство которого требует, чтобы договоры купли-продажи заключались в письменной форме, о чем это государство сделало заявление на основании статьи 96 Конвенции.

СССР при присоединении к Конвенции заявил о соблюдении требований статьи 12. Это заявление действует в отношении Российской Федерации, к которой перешли обязательства СССР по Конвенции.

Статья 13 Конвенции к письменной форме (из электронных видов связи) относит только сообщения «по телеграфу и телетайпу».

Таким образом, договор купли-продажи и его изменение в случае участия в нем фирмы из Российской Федерации должен заключаться в письменной форме, каковой телефонная связь не является.

Договор между спорящими сторонами был заключен в письменной форме на условиях СИФ (ИНКОТЕРМС-90), то есть продавец должен был отправить товар на условиях СИФ.

Продавец по факсу предложил покупателю осуществить поставку товара на условиях ФОБ.

Покупатель никаким письменным документом не подтвердил своего согласия изменить договор в части отказа от условий СИФ и перехода на условия ФОБ.

Таким образом, продавец предложил изменить контракт, а покупатель на предложение не ответил. Следовательно, изменения контракта в отношении базиса поставки (СИФ на ФОБ) в письменной форме не произошло» [1] .

Стороны договора не могут изменять в договорном порядке вышеуказанное правило. Таким образом, договор купли-продажи, как и любые изменения к нему, должны быть совершены в письменной форме.

Классическая формула заключения договора — оферта и акцепт [2] .

Первейшей стадией заключения договора считается направление оферты. Согласно п.1 ст. 14 Конвенции, офертой является предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, если оно достаточно определено и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта.

Предложение является достаточно определенным, если в нем обозначен товар и прямо или косвенно устанавливаются количество и цена либо предусматривается порядок их определения.

ГК РФ в ст.435 содержит норму, что «оферта должна содержать существенные условия договора», Конвенция не содержит такого положения, однако можно сделать вывод, что обозначение в оферте товара, его количества и указание в ней цены — является указанием на существенные условия возможной сделки, является необходимым и достаточным, чтобы предложение представляло собой оферту. Эти условия являются критичными для наличия оферты и, соответственно, договора. В случае, если оферта не содержит прочих разумно необходимых условий договора (срок поставки, место поставки, срок оплаты и т.д. – они указаны в п.3. ст.19), эти условия могут быть установлены на основании правил Части ІІІ Конвенции. В то же время, в определенных условиях, отсутствие прочих условий договора в оферте может быть истолковано как отсутствие намерения считать себя связанным в случае акцепта, например, если сумма договора настолько значительна, что от разумно действующего человека можно было бы ожидать согласования значительно большего количества условий договора [3] .

Направление оферты уже говорит о том, что сторона желает заключить договор, если контрагент на это согласен. Оговорки в направленном предложении только о возможности оферты, запрос о потенциальной возможности принятия оферты – самой офертой в смысле законодателя (как Российского, так и международного) не является. Оферта – не есть предложение о ведении предварительных переговоров с целью выяснения возможности заключения договора. Оферта – целенаправленное предложение о заключении договора на указанных в ней условиях.

Итак, чтобы считаться офертой, предложение должно удовлетворять определенным требованиям.

а) быть обращенным к одному или нескольким конкретным лицам. Конвенция не содержит такого понятия как «публичная оферта», а предложение, адресованное неопределенному кругу лиц, рассматривается по общему правилу только как приглашение делать оферты. Однако иное может быть прямо указано в оферте (п.2 ст.14 Конвенции), и тогда предполагается, что в оферте усматривается воля лица, делающего предложение, заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется.

б) быть достаточно определенным,

в) ясно выражать намерение оферента заключить договор.

Два последних признака оферты являются ключевыми во всех правовых системах.

Аналогичные определения оферты содержатся и в иных международных актах: так, Принципы УНИДРУА [4] дают следующее определение (ст.2.2): Предложение о заключении договора является офертой, если оно достаточно определено и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта. В этом определении нет указания на то, что предложение «должно быть адресовано определенному кругу лиц» — оно представляет собой по сути определение публичной оферты (т.е. оферты без указания конкретных лиц, адресованной неопределенному кругу субъектов), что конечно же, не изменяет ее сущности в случае акцепта.

Смотрите так же:  Федеральный закон 113-фз о присяжных

Чтобы сформировать отношение к предложению о заключении договора, получатель оферты должен знать, что оферент обратился к нему с намерением заключить договор на определенных условиях. Предложение не может создавать действительную оферту, если оно отражает только намерение оферента заключить договор без указания его конкретных условий – иначе адресат получил бы недостаточно информации, чтобы сформировать юридическое отношение к подобной оферте, так как неясно, о каком договоре и на каких условиях идет речь. Невозможно считать офертой и предложение, которое детально определено, но не выражает намерения стороны заключить договор (по сути, оно представляет собой информацию, отправленную адресату без конкретной цели вступить в договорные отношения) [5] .

В то же время, заключение договоров не составляет обязанности ни одной из сторон, каждая из них вправе направить оферту другой стороне. Так, в случае если сторона, получившая оферту не согласна с определенными условиями предложенного договора, она может направить свою оферту (контроферту, встречную оферту), внеся соответствующие корректировки в изначальное предложение.

Оферта может представлять собой развернутый проект договора либо заказ, исходящий от стороны, которая нуждается в определенных услугах (например, от покупателя). Но каким бы способом оферта ни была выражена, договор признается заключенным лишь в случае прямого ее подтверждения – в случае его акцепта.

Оферта вступает в силу, когда она получена адресатом оферты – потенциальным акцептантом. И здесь важен момент времени получения оферты.

Момент, когда оферта считается полученной, устанавливается в соответствии со ст. 24 Конвенции. Кроме того, из формулировки ч. 1 ст. 15 Конвенции следует, что даже если адресат оферты каким-либо образом достоверно узнал об отправке соответствующей оферты и о ее содержании, до момента ее получения в соответствии со ст. 24 Конвенции он не может принять эту оферту.

Не до конца решенным остается вопрос о том, может ли оферта считаться полученной, если оферент принял ее текст, но не может его прочесть – например, текст оферты изложен на непонятном ему языке или электронное уведомление, в котором находится этот текст, не может быть обработано средствами адресата оферты [6] . Мы считаем, что в таком случае оферта может считаться полученной лишь с того момента, когда смысл ее уяснен получателем, т.е. текст оферты представлен в виде доступном для акцептанта. Таким образом, если текст не доступен по причине невладения языком или невозможностью прочтения электронного письма в необходимой кодировке – оферта не получена, содержание ее не передано, условия не уяснены, а, следовательно, потенциальный акцептант не имеет возможности выразить свою волю и отношение по предложениям оферты.

Реалии нашего времени могут порой кардинально изменяться, финансовые и иные условия стороны, направившей оферту, могут оказаться неспособными выполнить обязательства по оферте, отосланной адресанту оферты. В подобном случае (в случае, когда оферент отказывается от обязательств по оферте) оферта, даже когда она является безотзывной, может быть отменена оферентом, если сообщение об отмене получено адресатом оферты раньше, чем сама оферта, или одновременно с ней. Например, оферта послана авиапочтой, но отказ от оферента был получен адресантом оферты раньше самой оферты – например, по электронной почте, по телефону или факсимильным письмом.

Итак, пока договор не заключен, оферта может быть отозвана оферентом, если сообщение об отзыве будет получено адресатом оферты до отправки им акцепта.

Однако по смыслу п.2 ст.16 Конвенции оферта не может быть отозвана:

а) если в оферте указывается путем установления определенного срока для акцепта или иным образом, что она является безотзывной; или

b) если для адресата оферты было разумным рассматривать оферту как безотзывную и адресат оферты действовал соответственно.

Сторона, получившая оферту не несет на себе обязательства по принятию ее. В случае получения оферентом сообщения об отклонении оферты – она утрачивает свою силу.

Легальное определение акцепта дано в ст. 18 Конвенции. Им признается заявление или иное поведение адресата оферты, выражающее согласие с офертой. Молчание или бездействие само по себе не являются акцептом.

Такое требование к акцепту обусловлено тем, что намерение акцептанта принять предложение должно быть выражено таким образом, чтобы не было сомнений ни в отношении факта акцепта, ни в отношении совпадения условия акцепта с условиями оферты. Эти требования могут быть выражены в общем правиле, согласно которому акцепт должен быть абсолютным и соответствовать условиям оферты. Это подтверждает и п.1 ст.19, согласно которому если ответ на оферту содержит дополнения, ограничения или иные изменения – то это является отклонением оферты и представляет собой встречную оферту. Существенные условия оферты не подлежат изменению акцептантом. Однако ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнительные или отличные условия, не меняющие существенно условий оферты, является акцептом, если только оферент без неоправданной задержки не возразит устно против этих расхождений или не направит уведомления об этом. Если он этого не сделает, то условиями договора будут являться условия оферты, с изменениями, содержащимися в акцепте.

Акцепт оферты вступает в силу в момент, когда указанное согласие получено оферентом. Чтобы оферент мог расценивать сообщение акцептанта как согласие на предложение о заключении договора, такое согласие должно быть выражено в определенной форме – в форме заявления, отправленного в определенный срок. Акцепт не имеет силы, если оферент не получает указанное согласие в установленный им срок, а если срок не установлен, то в разумный срок, принимая при этом во внимание обстоятельства сделки, в том числе скорость использованных оферентом средств связи. Устная оферта должна быть акцептована немедленно, если из обстоятельств не следует иное.

Как указано выше, акцепт молчанием не считается акцептом, но п.3 ст.1 допускает, что если в силу оферты или в результате практики, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, или обычая адресат оферты может, не извещая оферента, выразить согласие путем совершения какого-либо действия, в частности действия, относящегося к отправке товара или уплате цены, акцепт вступает в силу в момент совершения такого действия, при условии, что оно совершено в пределах срока оферты.

Итак, совершение конклюдентных действий между контрагентами также допустимо. Но на данном фоне возникает вопрос – есть ли необходимость акцептанту (сторона В) извещать оферента (сторона А) о совершенном исполнении действия в случае, когда, например, акцептант (В) во исполнение договора отправил партию товара в адрес оферента (А) и транспортировка товара будет очень продолжительной, причем этот срок может превысить разумный для акцепта. В таком случае оферент (А) сможет узнать, было ли его предложение принято уже только после истечения срока для акцепта. Не получая ответа от потенциального акцептанта (В) в указанный срок, оферент (А) может направить аналогичную оферту третьему лицу (другому потенциальному акцептанту – стороне С) – и только после этого получить уведомление о совершенном акцепте первоначального акцептанта (В). Такая ситуация чревата известными последствиями, прежде всего в отношении оферента (А), т.к. если при получении извещения об акцепте В, он не успеет отозвать оферту, направленную С согласно п.1 ст.14 Конвенции – он будет связан обязательством с обоими акцептантами.

Поэтому, представляется, что, когда оферта сделана, для возникновения договорного обязательства необходимо, чтобы она не только была акцептована, но и чтобы акцепт был сообщен. Однако Конвенция (впрочем, как и ГК РФ) не налагает на акцептанта такой обязанности и не определяет последствий неизвещения, если из обычных правил взаимоотношений следует, что акцептант не обязан уведомлять оферента о совершении конклюдентных действий, тем самым – о принятии оферты. Здесь остается только порекомендовать оференту установить в оферте обязанность акцептанта известить о совершенном акцепте действием.

Срок акцепта оферты устанавливается ст. 20 Конвенции: течение срока для акцепта, установленного оферентом в телеграмме или письме, начинается с момента сдачи телеграммы для отправки или с даты, указанной в письме, или, если такая дата не указана, с даты, указанной на конверте. Течение срока для акцепта, установленного оферентом по телефону, телетайпу или при помощи других средств моментальной связи, начинается с момента получения оферты ее адресатом.

Запоздавший акцепт сохраняет силу акцепта, если оферент без промедления известит об этом адресата оферты устно или направит ему соответствующее уведомление. Когда из письма или иного письменного сообщения, содержащего запоздавший акцепт, видно, что оно было отправлено при таких обстоятельствах, что, если бы его пересылка была нормальной, оно было бы получено своевременно, запоздавший акцепт сохраняет силу акцепта, если только оферент без промедления не известит адресата оферты устно, что он считает свою оферту утратившей силу, или не направит ему уведомления об этом.

Акцепт, также как и оферта, может быть отменен, если сообщение об отмене получено оферентом раньше того момента или в тот же момент, когда акцепт должен был бы вступить в силу (ст.22).

Договор считается заключенным в момент, когда акцепт оферты вступает в силу в соответствии с положениями Конвенции.

[1] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 1998 г. N 29 «Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 1998г. — №4.

[2] От англ. offer – предлагать; accept – принимать.

[3] Шемелин Д. Комментарий к статье 14 Венской конвенции // cisg.ru/content/cisg_text.php?id=14

[4] Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) // «Закон» — 1995 г., — № 12

[5] Кучер А .Н. Оферта как стадия заключения предпринимательского договора // Законодательство — 2001 — №5.

Заключение договора международной купли-продажи товаров

Особенности регулирования оферты в договоре международной купли-продажи товаров

Каждый день в современном мире заключается большое количество договоров. Внешнеторговые договоры заключаются на основе различных правовых систем, в частности, таких, как англо-американская и континентально-европейская. Наиболее важным отличием между этими правовыми системами является момент заключения договора. В странах англо-американской системы права (Англия, США) момент заключения договора совпадает с моментом отправления акцепта, поэтому ее называют «теорией почтового ящика». Эта теория получила отражение также в гражданском законодательстве Японии. А в государствах континентальной Европы (Франции, Германии, Италии) момент заключения договора приурочивается к моменту получения оферентом сообщения об акцепте [1].

Гражданский Кодекс Российской Федерации исходит из того же принципа, что и континентально-европейская правовая система: «договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта» (п. 1 ст. 433).

Сравним два разных подхода к моменту заключения договора. В «теории почтового ящика» содержится элемент неопределенности. Например: акцептант отослал акцепт вовремя, но в связи с задержкой на почте ответ пришел с опозданием к оференту, а оферент в свою очередь уже заключил другой договор, т, к. он рассматривал неполучение своевременного ответа как отказ акцептанта от заключения договора. Исходя из возможности возникновения подобных недоразумений, предпочтение следует отдать второй концепции.

Вышеуказанная концепция отражена в ст. 23 Венской Конвенции 1980 года: «договор считается заключенным в момент, когда акцепт оферты вступает в силу в соответствии с положениями настоящей Конвенции». П. 2 ст. 18 Конвенции гласит: «акцепт оферты вступает в силу в момент, когда указанное согласие получено оферентом». Таким образом, Венская Конвенция в данном вопросе занимает позицию, характерную для континентальной Европы.

Процесс заключения договора – это всегда поиск компромисса, успешный исход вероятен, чем большими альтернативами в регламентации отношений с партнером располагает сторона. Это в свою очередь, возможно, за счет практики составления и разработки договоров, знание которой делает гибкой позицию сторон.

Первым действием, необходимым для заключения договора международной купли-продажи, как и любого другого, является направление оферты. В этом отношении весьма большое значение имеет ст. 14 Конвенции, где дается определение оферты: «предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, является офертой, если оно достаточно определенно и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта».

Таким образом, в статье содержатся три основных требования, которым должно отвечать предложение о заключении договора:

1) адресат предложения – одно или несколько конкретных лиц;

2) предложение должно быть достаточно определенным, если оно содержит те условия («обозначен товар и прямо или косвенно устанавливаются количество и цена либо предусматривается порядок их определения»), без которых договор не может считаться заключенным;

3) предложение выражает намерение оферента связать себя договором в случае принятия предложения акцептантом.

Рассмотрим более подробно каждый из вышеперечисленных признаков. С начала обратимся к субъектному составу. Ясно, что оферент – это лицо, от которого исходит оферта, а акцептант—лицо, которому адресована оферта.

В Конвенции указаны две несовпадающие ситуации применительно к акцептанту. В роли акцептанта могут выступать либо несколько конкретных лиц, либо одно лицо.

Следует помнить, что под словом «лицо» в Конвенции подразумеваются как физические и юридические лица, так и их объединения, не признаваемые юридическими лицами в некоторых национальных законодательствах, например полное товарищество в Швейцарии и ФРГ или партнершип в США и Англии [2].

В соответствии с текстом Конвенции адресатом оферты могут быть несколько конкретных лиц (два или более), которые действуют совместно, например, являются участниками полного товарищества или в случае, если оферент хочет купить здание, принадлежащее нескольким лицам. Оферта может адресовываться как определенному лицу с указанием его имени, так и владельцу или владельцам предприятия или фирмы с указанием их конкретного наименования [3].

Смотрите так же:  Как заполнять договор купли-продажи земельного участка

Требования к адресату оферты связаны с разным подходом национальных систем к публичным предложениям. В одних правовых системах публичные предложения рассматриваются, как приглашения сделать оферту, в других – как публичные оферты [4].

Следует отметить, что публичные оферты в тех странах, где они практикуются, как правило, применяются только во внутренней торговле или на территориях, где обычно осуществляется бизнес. Следовательно, для международной купли-продажи не характерен пример публичной оферты в форме выставления товара в витрине с указанием его цены. В тоже время в международной торговле практикуется предложения, обращенные к неопределенному кругу лиц, например публикация рекламного объявления о готовности поставить запасные части к машинам и оборудованию по каталогу с указанием цены любому лицу, на основании заказа адресата со ссылкой на каталог. Хотя, даже направление по почте рекламного объявления и каталога конкретному адресату не исключает возможности рассмотрения данного предложения в качестве вызова на оферту [5].

Данные расхождения учтены в Конвенции, ее составители избрали компромиссный вариант. В Конвенции указано общее правило о том, что для признания офертой предложения о заключении договора необходимо, чтобы оно было адресовано одному или нескольким конкретным лицам, а предложение, адресованное неопределенному кругу лиц (например, реклама, опубликованная в средствах массовой информации) рассматривается лишь как приглашение делать оферты, и может квалифицироваться в качестве оферты лишь при наличии соответствующего прямого указания лица, сделавшего такое предложение (п. 2 ст. 14 Конвенции). Вероятно, данная оговорка была включена в текст Конвенции с учетом англо-американской прецедентной практики.

В соответствии с Гражданским Кодексом Российской Федерации для признания предложения публичной офертой необходимо, чтобы оно отвечало трем следующим признакам:

1) должно содержать в себе все существенные условия договора;

2) из предложения должна усматриваться воля оферента заключить договор;

3) из предложения должна следовать посылка заключить договор с любым, кто отзовется.

Интересно, что в одном из дел офертой на заключение договора перевозки была признана заявка о выделении автомобилей (Постановление Президиума ВАС РФ от 30 марта 1999 года № 3943/98). В другом деле офертой на заключение договора займа было признано письмо с просьбой перечислить денежные средства (Постановление Президиума ВАС РФ от 23 декабря 1997 года № 5589/97). А Постановлением Президиума ВАС РФ от 9 декабря 1997 года № 4188/97 офертой т был признан прайс-лист. Отсюда можно сделать вывод, что судебная практика в настоящее время ориентируется не на конкретную формулировку, а на содержание документа, на тот смысл, который стороны придают ему с учетом сложившихся между ними отношений.

Необходимо также учесть и распространенную сегодня практику заключения договора путем выставления счета, что фактически позволяет говорить о формировании в отношении данного вопроса обычая делового оборота [6].

Достаточная определенность оферты согласно ГК РФ предполагает, что из нее адресат способен сделать правильный вывод о воле оферента. Любая неопределенность в отношении различных элементов будущего договора – указания сторон, их прав и обязанностей, предмета договора может привести к различному пониманию содержания оферты, что повлечет за собой утрату офертой своего назначения [7].

Второе требование относится к направленности оферты. Она должна быть составлена таким образом, чтобы позволить адресату сделать вывод о том, что для заключения договора достаточно выражения совпадающей с офертой воли им самим. Эти два условия помогают отграничить оферту от обычных переговоров, устных или письменных, целью которых является уточнение намерений контрагента или вызов его на контрпредложение.

Третье условие посвящено существенным условиям договора, которые определены в ст. 432 ГК РФ либо вытекают из нее. Указанный в оферте набор условий является максимальным. Соответственно, после того как адресат примет предложение, без внесения каких-либо изменений или дополнений со своей стороны, оферент не сможет менять условия, содержащиеся в оферте. Смысл этого требования к оферте может быть выражен следующим высказыванием: она должна быть настолько определенная, чтобы можно было путем ее принятия достигнуть соглашения о всем договоре.

Четвертое условие связано с адресностью оферты. Проще говоря, из нее должно быть ясно, к кому именно она обращена. Определенность адресата оферты в литературе понималась по-разному. Так, была весьма популярна точка зрения, по которой оферта должна быть всегда адресована конкретному лицу (лицам) и никогда не может быть «брошена в толпу». Этот вывод в той или иной мере был связан с принципом допустимости оферты только ad incertam personam из римского права. Сторонникам такой позиции была P.O. Халфина, которая полагала, что «предложение не может рассматриваться как оферта, поскольку здесь еще не установлен один из существенных элементов договора – его сторона» [8]. Ее позицию поддержал Ф.И. Гавзе [9].

Некоторые цивилисты выступали за то чтобы признать офертой при некоторых условиях предложение, адресованное неопределенному кругу лиц, если из него усматривалась воля оферента заключить сделки «с любым и каждым» [10].

С учетом того, что теперь участники оборота имеют возможность самим находить себе партнеров, причем в условиях жесткой конкуренции распространилась практика помещения различных приглашений к заключению договоров по радио, телевидению, в прессе, ГК РФ признал офертой предложение, которое при соблюдении всех остальных требований – достаточной определенности и полноты – выражало бы волю заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется.

Так, ГК РФ допускает возможность обязать заключить договор любое лицо, давшее сообщение в печати, на телевидении и указавшие точные параметры товаров, работ и услуг в том случае, если:

1) «предложение достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение»;

2) «оферта должна содержать существенные условия договора».

Нельзя не заметить сходства этих норм с рассмотренными выше правилами, содержащимися в Конвенции 1980 года. Конвенция, с одной стороны, разработана с учетом положений, сложившихся в различных правовых системах, а, с другой, – оказывает существенное влияние на развитие национального законодательства государств-участников.

К публичной оферте можно отнести сообщение в СМИ о продаже точно указанных товаров, выполнении конкретно указанных работ или предоставления услуг, адреса оферента, готовности вступить на объявленных условиях в договор с любым желающим и т.д. С точки зрения законодателя, никакой разницы между такой офертой и обычной, адресованной конкретному лицу, нет. Иными словами обычная и публичная оферты будут иметь одинаковые последствия.

Также интересной мне представляется точка зрения профессора Ю.А. Кабалкина [11]. Он считает, что следует различать предложения, сделанные неопределенному кругу лиц, и предложения, обращенные ко всем и каждому. Так, если предложение не имеет конкретного адресата и сделано на условиях, когда оно может вызвать неопределенное число откликов, оно считается обращенным к определенному кругу лиц и признается не офертой, а вызовом на нее. Напротив, предложение рассматривается как обращение ко всем и каждому и имеет силу оферты, если в каждый момент оно может быть акцептовано лишь каким-либо одним лицом и если оно в любой момент может быть снято до наступления нового акцепта.

В соответствии с положениями Гражданского Кодекса РФ реклама, если из нее прямо не следует, что она является офертой, рассматривается только, как приглашение делать оферты. Реклама отличается от оферты тем, что она всегда обращена к неопределенному кругу лиц и ее целью является информирование потребителей о товарах, работах и услугах, а не сообщение адресатам о существенных условиях договора. В то же время согласно ст. 25 Закона « О рекламе» и ст. 437 Гражданского Кодекса РФ реклама может выступать в двух формах: как приглашение делать оферту и как публичная оферта, если в ней указаны все существенные условия договора.

Итак, в п. 1 ст. 436 ГК РФ содержится общая презумпция в пользу того, что реклама и иные предложения, которые адресованы неопределенному кругу лиц, признаются только приглашением к оферте, но не офертой. При публичной оферте определенность во взаимоотношениях сторон зависит от характера предложения, и соответственно снять неопределенность должен тот, кто обращается с предложением. Если он хочет выступить с офертой, ему надо прямо выразить это в предложении, так как вторая сторона не обязана догадываться, что следует понимать под извещением.

Было бы справедливым исходить из положений Венской Конвенции и признавать публичную оферту приглашением делать оферты, поскольку Россия является участницей данной Конвенции. Согласно п. 2 ст. 7 Гражданского Кодекса Российской Федерации, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора. Поэтому, любое лицо, обращающееся к оференту, выступает с предложением заключить договор на условиях, указанных в публичной оферте. Оферент, обладающий возможностью предоставить соответствующие товары, работы, услуги, заключает договор с обратившимися.

Вызов на оферту также относится к предложениям, адресованным неопределенному кругу лиц. Под ним понимается предложение вступить в переговоры о заключении договора и направлять соответствующие оферты. Офертой в данной ситуации будет считаться то заявление, которое делается лицом, откликнувшимся на приглашение. Лицо, направившее приглашение делать оферты, может отказаться от своего приглашения без наступления для него отрицательных последствий [12].

В отношении розничной купли-продажи действует специальное правило (п. 2 ст. 494 ГК). Оно выражается в том, что выставление товаров в месте продажи (на прилавке, витрине), демонстрация их образцов или представление сведений о продаваемых товарах (каталогов, описаний, фотоснимков товаров) в месте их продажи могут быть признаны публичной офертой даже в случаях, когда отсутствует цена и другие существенные условия, кроме случаев, когда продавец явно для окружающих определил, что соответствующие товары не предназначались для продажи (такое указание может быть сделано в витрине). Соответственно, в исключение из правила, установленного п. 1 ст. 437 ГК, одного выставления товара в месте продажи недостаточно для предположения о том, чтобы продавец рассматривал эти действия в качестве оферты.

В современной юридической литературе, несмотря на принятие ГК РФ с нормами о публичной оферте, высказываются мнения в пользу «конкретного адресата оферты» [13]. Таким образом, сущность публичной оферты состоит в том, что это «предложение заключить договор обращено не к неопределенному кругу лиц, а к любому и каждому» [14]. Поэтому первый, кто отзовется на публичную оферту, акцептует ее и тем самым снимает предложение (такси, стоящее на стоянке с включенным зеленым огоньком, автоматы по продаже напитков, размещенные на прилавке магазина товары и т.п.).

М.И. Брагинский и В.В. Витрянский не согласны с такой точкой зрения. Они объясняют свою позицию следующими рассуждениями [15]. Существуют две разные ситуации, связанные с публичной офертой. Одна из них действительно предполагает однократность оферты и, следовательно, поглощение ее заключенным договором. Здесь имеется ввиду то, что происходит в приведенном выше примере со стоящим на стоянке в ожидании пассажиров такси. Но гораздо большее значение, по их мнению, имеют случаи множественности адресатов публичной оферты, особенно неопределенной множественности. Это видно из примера: покупка лицом товаров в магазине не прекращает действия публичной оферты. Она сохраняет силу в полном объеме, кроме, случаев, когда приобретен «последний товар». Если в отношении магазина могут быть использованы еще и правила о публичном договоре (п. 3 ст. 426 ГК), то возможны ситуации, когда правила о таком договоре не действуют, а все же предложение с неоднократным действием, «брошенное в толпу», признается публичной офертой.

Правила о публичной оферте введены в интересах участников гражданского оборота. Поэтому сужение указанного понятия практически приводит к ограничению предоставляемых соответствующими нормами гарантий для «отозвавшихся», в числе которых большинство составляют потребители, заведомо более слабая сторона.

Любопытно, что когда в России появились первые автоматы, отпускающие в обмен на деньги конфеты и другие подобные товары, то Г.Ф. Шершеневич без колебаний признал выставление автомата офертой [16]. Есть все основания занять аналогичную позицию и теперь. Это прямо предусмотрено п. 2 ст. 498 ГК: «договор розничной купли-продажи с использованием автоматов считается заключенным с момента завершения покупателем действий, необходимых для получения товара».

В п. 2 ст. 14 Венской Конвенции публичная оферта рассматривается в качестве приглашения делать оферты. И только если сам оферент прямо укажет, что предложение заключить договор связывает его перед любым лицом, кто отзовется, то такое предложение можно считать офертой с распространением на него всех правовых последствий.

Возвратимся ко второму признаку оферты, закрепленному в Конвенции 1980 года. «Предложение будет достаточно определенным, если в нем будет обозначен товар, прямо или косвенно установлены количество и цена либо предусмотрен порядок их определения». Таким образом, количество товаров может быть определено прямо (например, «столько-то единиц такого-то оборудования») или косвенно, путем согласования порядка установления количества. Так, стороны могут договориться о продаже фактического количества товара, имеющегося у продавца или о покупке всего количества товаров, которое необходимо покупателю. Применение такой широкой формулировки оправдывается предоставлением полной свободы сторонам в данном вопросе.

Цена может быть также установлена в виде твердой суммы, либо посредством установления порядка ее исчисления. Международной договорной практике известны случаи, когда цена устанавливалась через определенные промежутки времени после заключения договора, а именно, на стадии исполнения договора. Так, стороны могут договориться об оплате оборудования по цене, преобладающей на мировом рынке в момент отгрузки товара продавцом покупателю.

Смотрите так же:  Приказ по туберкулёзу рф 951

Оферта может включать в себя любые другие условия, что может быть указано в самом тексте оферты, либо в ранее заключенном контракте, типовом контракте. Если в оферте не содержатся дополнительные условия, то они будут определяться на основе норм применимого права и обычаев [17].

Третий признак оферты – «намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта». В Конвенции выделяются критерии, с помощью которых можно установить наличие такого намерения. Ст. 8 Конвенции предусматривает как субъективные критерии, позволяющие учесть сложившееся между сторонами отношения, так и объективные, основанные на понимании, которое имело бы разумное лицо, действующее в том же качестве, что и другая сторона, при аналогичных обстоятельствах. Поэтому, в спорных случаях, связанных с длительными переговорами и неоднократным обменом предложений, необходимо детально анализировать фактические взаимоотношения сторон, включая переговоры, любую сложившуюся практику во взаимоотношения сторон, обычаи, любое последующее поведение сторон.

Таким образом, в российском законодательстве требования к содержанию оферты в основном совпадают с требованиями Конвенции. Правда, в Конвенции понятие оферты сформулировано немного более общим образом, чем в Гражданском Кодексе РФ, а именно «указанием в предложении существенных условий договора (обозначение товара, его количество и цена) или порядка их определения» (ст. 14 (1) Конвенции). В то время как в ГК РФ закреплено, что «оферта должна содержать существенные условия договора» (ст. 475).

В ст. 55 Конвенции содержится критерий определения цены: «в тех случаях, когда договор был юридически действительным образом заключен, но в нем прямо или косвенно не устанавливается цена или не предусматривается порядка ее определения, считается, что стороны; при отсутствии какого-либо указания об ином, подразумевали ссылку на цену, которая в момент заключения договора обычно взималась за такие товары, продававшиеся при сравнимых обстоятельствах в соответствующей области торговли». Следовательно, если исходить из ст. 55 Конвенции, то отсутствие в предложении условия о цене не лишает его достаточной определенности. Таким образом, между ст. 14 (1) и ст. 55 Конвенции заметно противоречие, которое в литературе предлагается разрешить следующим образом [18]. Согласно ст. 6 стороны могут отступить от любого положения Конвенции или изменить его действие (при условии соблюдения письменной формы сделки – ст. 12). Отсутствие в договоре соглашения сторон о цене следует рассматривать как договоренность отступить от положения ст. 14 в отношении условия о цене. Не содержащее условия о цене предложение, если оно было акцептовано адресатом, должно признаваться офертой по смыслу Конвенции. Существует мнение, что такой подход допустим лишь в исключительных ситуациях, например, когда покупатель принял и использовал поставленный товар [19].

Наша точка зрения по этому вопросу состоит в следующем: логичнее было бы полагать, что при отсутствии упоминания о цене нельзя заключить юридически действительный договор, т.к. мы считаем, что цена должна быть существенным или необходимым условием всякого возмездного договора.

В Комментарии Секретариата ООН разрешили это противоречие, сославшись на то, что некоторые государства при ратификации Конвенции могут сделать оговорку о том, что ч. 2 Конвенции (Заключение договора) не будет применяться, если одна из сторон договора купли-продажи имеет свое коммерческое предприятие в данном государстве. Подобные оговорки сделали: Дания, Норвегия, Финляндия и Швеция, соответственно, в этих странах не будет возникать расхождений между упомянутыми статьями [20]. Вместе с тем большинство государств приняли Конвенцию целиком, поэтому для этих стран адекватное толкование взаимосвязи этих двух статей необходимо.

Конвенция не затрагивает вопроса о действительности договора или каких-либо из его положений, отсюда следует, что этот вопрос должен решаться в соответствии с применимым национальным правом. Во многих странах, прежде всего с англо-американской правовой системой, цена не считается существенным условием договора и, соответственно, он может быть признан действительным и без указания цены. В РФ цена согласно ГК РФ также не является существенным условием договора (ст. 485). Если применимое национальное право признает отсутствие цены в договоре основанием для признания договора недействительным, то ст. 55 не применяется.

Оферта вступает в силу в тот момент, когда она получена адресатом. Момент вступления оферты в силу имеет большое значение. Во-первых, до получения адресатом оферта не порождает правовых последствий, не связывает адресата и потому не может быть акцептована, даже если адресату становится известно от третьих лиц о ее отправлении. Во-вторых, до вступления в силу оферту можно отменить, уведомив об этом адресата до или одновременно с получением оферты. В-третьих, поскольку оферта вступает в силу только после ее получения адресатом, риск искажения ее содержания с помощью технических средств лежит на оференте.

Интересно, что в российском законодательстве нет нормы, определяющей момент вступления в силу оферты, поэтому на практике исходят из положений Венской Конвенции. Оферта связывает оферента с момента ее получения адресатом. Адресат в свою очередь может акцептовать оферту (тогда акцепт вступает в силу и заключается договор), или отклонить ее, в этом случае она утрачивает силу.

Адресат оферты принимает решение об акцепте в течение определенного периода времени. Этот срок обычно установлен в самой оферте, либо определяется с учетом конкретных обстоятельств (например, ориентируются на скорость использованных оферентом средств связи).

В ст. 16 Венской Конвенции указаны два вида оферты: твердые (безотзывные) и условные (свободные). Твердую оферту отозвать нельзя. Безотзывная оферта определяется в Венской Конвенции следующим образом: «в ней указывается путем установления определенного срока или иным образом, что она является твердой либо для адресата было разумным рассматривать ее в качестве безотзывной».

В ходе Венской конференции представители англо-американской и континентальной систем права по-разному истолковали первую часть обозначенного определения. Так, представители континентальной Европы считают, что оферта становится безотзывной в силу факта включения в оферту срока для акцепта. Представители другой правовой системы исходят из того, что оферта будет твердой в тех случаях, когда в ней указывается, что она действительна до какой-либо определенной даты [21].

Конвенция исходит из того, что по общему правилу, оферта считается условной (п. 1 ст. 16), если иное не следует из ее текста или из взаимоотношений сторон (п. 2 ст. 16). Сопоставление положений Конвенции и ГК РФ (ст. 435-438) об оферте свидетельствует, о том, что они аналогичны по своей сути и, следовательно, ГК РФ разработан с учетом сложившихся к настоящему времени и широко применяемых норм международного права. В тоже время их сходство не означает их полного тождества, так как в ГК характер общего правила придан не условной, а твердой оферте.

Свободную оферту часто используют при переговорах с несколькими возможными адресатами [22]. Она не обладает признаками твердой оферты и, следовательно, может быть отозвана оферентом.

До какого момента оферент вправе отозвать оферту? Как мы знаем, договор считается заключенным в момент получения акцепта оферентом. Соответственно оференту можно было бы предоставить право отозвания оферты до момента заключения договора. Но, в Конвенции данный вопрос решили в интересах добросовестного адресата, поэтому право на отзыв оферты ограничивается более коротким периодом (до отправления акцепта адресатом).

Следовательно, право оферента на отзыв оферты прекращается в момент своевременного отправления акцепта, несмотря на то, что оферент еще не получил акцепт и договор к тому моменту еще не был заключен [23]. Таким образом, своевременное направление акцепта лишает оферента права отозвания оферты и превращает тем самым оферту из условной в твердую.

Необходимо различать понятия «отмены» и «отозвания» оферты. Отменить оферту можно до ее вступления в силу. Отозвание же допускается после вступления оферты в силу и до отправки акцепта, при том только для условной оферты [24].

В ст. 17 Конвенции указано, что оферта утрачивает силу в момент получения оферентом сообщения об отклонении оферты. С этого момента оферент больше не связан принятым им обязательством (офертой) и вправе заключить договор с каким-либо другим лицом. Отказаться от оферты можно как прямым, так и косвенным путем. Примером косвенного отказа служит ответ, содержащий существенное изменение предложения, который в свою очередь является встречной офертой.

В.А. Мусин считает, что по своей правовой природе оферта представляет собой одностороннюю сделку, направленную на заключение договора [25]. Ее юридическая сила выражается в том, что в сочетании с другой односторонней сделкой – акцептом (совершенным своевременно, т.е. в пределах установленного в оферте либо – при отсутствии в ней таких указаний – разумного срока) она приводит к возникновению договорного обязательства между оферентом и акцептантом.

Ф.И. Гавзе был портив такой позиции. Он обращал внимание на то, что «эти действия – предложение (оферта) и принятие предложения (акцепт) – являются лишь составными частями двусторонней сделки – договора. Волеизъявление одного из лиц, изъявивших свою волю (оферента), направлено на получение ответного волеизъявления другого лица (акцептанта), в результате чего возникает общий волевой акт, договор, приводящий к достижению встречных результатов, желательных для них» [26].

Последняя точка зрения пользуется большим признанием среди российских цивилистов. Так, О.А. Красавчиков, также полагал, что «договор является не суммой двух односторонних сделок, а тем конечным результатом, в котором воля сторон находит свое общее выражение, то есть единым, с юридической точки зрения, «волевым актом» [27]. С моей точки зрения именно эта позиция представляется более правильной.

[1] Фомичев В.И. Международная торговля. М, 1998. С. 54.

[2] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. Под ред. М.М. Богуславского. М., 1994, С. 36.

[4] Мусин В.А. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года и некоторые вопросы гражданского и международного частного права // Журнал международного частного права. № 1.1993. С. 13.

[5] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994. С. 21.

[6] Алещев И.А. Оферта или не оферта? // Экономика и жизнь. №31.2001. С. 5.

[7] Комментарий к ч.II ГК РФ для предпринимателей. М, 1995. С. 244.

[8] Халфина P.O. Значение и сущность договора в советском социалистическом гражданском праве М, 1952, С. 50.

[9] Гавзе Ф.И. Социалистический гражданско-правовой договор. М., 1972. С. 85.

[10] Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1953. С. 94.

[11] Гражданский кодекс РФ. Часть 1. Научно-практический комментарий / Под ред. Т.Е. Абовой, Ю.А. Кабалкина, В.П. Мозолина. М., 1996, С. 640.

[12] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994. С. 36.

[13] Гражданское право, Т. 2, Учебник. / Под ред. Суханова Е.А. М., 1993. С. 23.

[15] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. T, 1. М., 2000. С. 156.

[16] Шершеневич Г.Ф. Курс русского гражданского права. Т. 2. М, 1995. С. 74.

[17] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994. С. 12.

[18] См.: Лебедев С.Н. Вопросы заключения договора в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров // Материалы семинара по Конвенции об исковой давности и Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров, разработанных в рамках Комиссии ООН по праву международной торговли. М., 1995. С. 59.

[20] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994. С. 147.

[21] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994. С. 158.

[22] В.А. Мусин Международные торговые контракты. Л., 1986. С. 25.

[23] Коммерческое право. / Под ред. Попондопуло В.Ф., Яковлева В.Ф. СПб., 1998. С. 364.

[24] Брызгалов Н.Я. Контракт во внешнеэкономической деятельности: уч. пособие. Владивосток, 1996. С. 56.

[25] Мусин В.А. Международные торговые контракты. Л., 1986. С. 29.

[26] Гавзе Ф.И. Социалистический гражданско-правовой договор. М., 1972. С. 87.

[27] Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958, С. 96.