Штраф за расторжение договора

Подборка наиболее важных документов по запросу Штраф за расторжение договора (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Штраф за расторжение договора

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Штраф за расторжение договора

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

ВС подтвердил законность компенсации за досрочное расторжение договора

Компания внесла за арендованные помещения задаток, который ее контрагент оставил себе в качестве штрафа за досрочное и немотивированное расторжение договора. Позицию компании поддержали три инстанции, и ключевую роль в этом сыграла формулировка про штраф. Но теперь жалобой арендодателя со ссылкой на свободу договора занялась экономколлегия ВС, которая поставила точку в этом вопросе.

В апреле 2012 года ООО «Меркатор Калуга» арендовало у ООО «Боровский Завод Агропластмасс» нежилое помещение в Калужской области. По договору срок аренды составлял пять лет. Арендатор также заплатил заводу 1,771 млн руб. задатка, то есть двухмесячную арендную ставку. Но эта сумма, как уточнили в документе контрагенты, не является платежом за первые месяцы, а удерживается арендодателем «в качестве гарантии надлежащего выполнения обязательств арендатором». Иными словами, если «Меркатор Калуга» по любым причинам, не указанным в договоре, расторгнет сделку до истечения срока, то завод оставляет задаток себе «в качестве штрафа».

Так и вышло: в начале 2014 года «Меркатор Калуга» досрочно расторг договор аренды без указания мотивов, завод же, в свою очередь, удержал уплаченный задаток. Однако, по мнению арендатора, односторонний отказ от исполнения сделки – не основание для применения меры ответственности в виде штрафа. Компания пошла в суд оспаривать пункт договора о задатке (№ А40-53452/2014), и три инстанции сошлись во мнении, что это положение следует признать недействительным. Штраф они квалифицировали как неустойку, решив, что он противоречит ее правовой природе – «как меры ответственности, применяемой за нарушение гражданских прав». Установленный же «механизм расторжения договора» в целом, по их мнению, также идет вразрез с законодательством. «Такое расторжение договора [в одностороннем внесудебном порядке] не является гражданско-правовым нарушением, а является способом самозащиты права, допускаемой законом (ст. 14 ГК РФ), – поясняли они. – И выбор участником гражданского оборота такого способа самозащиты не может быть обусловлен дополнительным обременением в виде уплаты денежной суммы, поскольку законом в такой форме способ защиты не предусмотрен (ст. 12 ГК РФ)».

Не ответственность, а возможность

Тогда Боровский завод обратился с жалобой в Верховный суд РФ, сославшись на то, что стороны свободны в определении условий сделки, а значит, были вправе согласовать выплату компенсации в случае досрочного расторжения. Кроме того, в договоре была предусмотрена обоюдная обязанность контрагентов заплатить за отказ: если бы досрочно расторг сделку завод, то он должен был бы вернуть компании задаток в двойном размере.

Как настаивал в жалобе заявитель, удержание задатка не связано с нарушением сторонами договорных обязательств, а является особым условием для досрочного немотивированного расторжения в одностороннем порядке. Такую компенсацию назвали штрафом, но это не меняет ее сути – предоставить возможность сторонам расторгнуть договор по любой причине, а не привлечь к ответственности, указывал он.

Судье Елене Борисовой эти доводы показались заслуживающими внимания, и она решила передать дело на рассмотрение экономической коллегии, которая рассмотрела дело 27 октября. От заявителя жалобы – завода – никого не было, и слово передали представителю «Меркатор Калуга» Екатерине Акимовой. «Суды совершенно верно истолковали пункт договора, – говорила она. – Формулировка про штраф является волей арендодателя. Иного толкования не может быть». По словам Акимовой, удержание заплаченной суммы в качестве штрафа не находит своего отражения ни в правовой природе задатка, ни в природе неустойки.

– А для какой цели вы предусмотрели задаток? – поинтересовалась судья Борисова.

– Он обеспечивал плату арендных платежей. Или если был бы причинен ущерб…

– Но в договоре написано «в качестве гарантии надлежащего выполнения обязательств арендатором»… Как тогда читать этот пункт договора? Что вы имели в виду?

– Это была типовая форма арендодателя. И его воля заключалась в том, что если будет одностороннее расторжение, то мы подвергнемся штрафной санкции.

– Вы понимали такое последствие?

– Мы, если честно, думали, что задаток будет удержан в качестве арендных платежей…

«Тройка» удалилась в совещательную комнату и в итоге решила акты нижестоящих инстанций отменить, а в требованиях «Меркатор Калуга» полностью отказать.

Правомерно ли включить в договор аренды условие, позволяющее применить к арендатору штрафные санкции в случае досрочного расторжения им договора аренды? 07.03.2015 02:02

В отношении вопроса о включении в договор аренды условия, позволяющего применить к арендатору штрафные санкции в случае досрочного расторжения им договора аренды, позиции арбитражных судов неоднозначны.

1. Первая позиция заключается в том, что включение в договор аренды условия о выплате арендатором штрафа за досрочное расторжение договора, является правомерным:

В соответствии с п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Согласно п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422).

В соответствии с п. 1 ст. 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков (п. 1 ст. 330 ГК РФ).

Данные нормы позволяют арендатору включать в договор аренды условие, позволяющее применить к арендатору штрафные санкции в случае досрочного расторжения им договора аренды.

Данная позиция подтверждается, в частности, арбитражной практикой (Определение ВАС РФ от 27.06.2012 N ВАС-7806/12 по делу N А29-5375/2011).

2. Между тем, существует противоположная позиция, которая заключается в том, что условие о выплате штрафа, в случае досрочного расторжения договора аренды, не является правомерным:

Условия досрочного расторжения договора аренды предусмотрены ст. 620 ГК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 620 ГК РФ договором аренды могут быть установлены дополнительные (помимо указанных в данной статье) основания досрочного расторжения договора по требованию арендатора в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК РФ.

В силу статьи 330 Гражданского кодекса РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства .

Установление в договоре указанной штрафной санкции, подлежащей взысканию с арендатора только (исключительно) за досрочное расторжение договора в одностороннем порядке, противоречит правовой природе неустойки, как меры ответственности, применяемой за нарушение исполнения обязательств.

Совершение одной стороной обязательства юридического действия по отказу от его исполнения, когда такой отказ допускается законом или договором, само по себе не может быть квалифицировано как нарушение обязательства, поскольку является реализацией права, тем более не может быть квалифицировано, как основание для возникновения у стороны обязанности нести ответственность за такое правомерное поведение.

Поэтому односторонний отказ истца от исполнения договора аренды не может являться основанием для применения к арендатору меры ответственности в виде неустойки/штрафа.

Кроме того, досрочное расторжение договора в одностороннем порядке (односторонний отказ от исполнения договора — ст. 310, п. 3 ст. 450 ГК РФ) само по себе не является гражданско-правовым нарушением, а является способом самозащиты права, допускаемой законом (ст. 14 ГК РФ), и выбор участником гражданского оборота такого способа самозащиты не может быть обусловлен дополнительным обременением в виде уплаты денежной суммы, поскольку законом в такой форме способ защиты не предусмотрен (ст. 12 ГК РФ).

При таких обстоятельствах, условие договора аренды о выплате штрафа не создает для сторон прав и обязанностей, поскольку противоречат ст. 330 ГК РФ

Данная правовая позиция также подтверждается судебной практикой (например, Постановление ФАС Московского округа от 02.04.2013 по делу N А40-108365/11-53-979).

Таким образом, позиции арбитражных судов по данному вопросу неоднознны.

Плата за отказ от договора. Судебная практика включения в договоры условий одностороннего отказа

В настоящее время в предпринимательской деятельности существенно скорректирована процедура одностороннего отказа заказчика от договора возмездного оказания услуг в сторону соблюдения разумного баланса интересов обеих сторон такого договора. Из общего правила о праве заказчика на односторонний внесудебный немотивированный отказ от договора с компенсацией в пользу исполнителя только лишь фактически понесенных расходов на основании п. 1 ст. 782 ГК РФ появилось исключение. Теперь отказ может быть обусловлен необходимостью соблюдения определенного срока и выплатой компенсации исполнителю.

Данная правовая норма не исключает возможности согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг, в частности односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.14 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах»).

Отрицательная судебная практика включения в договоры условий одностороннего отказа

Так, например, Президиум ВАС РФ в постановлении от 7.09.10 г. № 2715/10 указал, что по смыслу ст. 782 ГК РФ отказ заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг возможен в любое время — как до начала исполнения услуги, так и в любое время в момент ее оказания, а поскольку право сторон на односторонний отказ от договора возмездного оказания услуг императивно установлено ст. 782 ГК РФ, оно не может быть ограничено соглашением сторон, а установленные в нарушение данного запрета ограничения названного права являются недействительными на основании п. 1 ст. 422 и ст. 168 ГК РФ.

На практике исполнители услуг с целью компенсации своих имущественных потерь включают в договоры об оказании услуг с заказчиками разные условия отказа последних от исполнения договоров, и все такие условия суды ранее всегда признавали не соответствующими требованиям ст. 782 ГК РФ, например единовременная выплата, кратная стоимости услуг охраны за три последних истекших месяца, в договоре об оказании охранных услуг (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 30.09.09 г. по делу № А32-6548/2009), отступное (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 9.06.06 г. по делу № А31-7745/2005–18), неустойка (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 3.02.10 г. по делу № А82-3770/2009–8) и др.

В соответствии с правовой позицией Президиума ВАС РФ, изложенной в п. 2 информационного письма от 21.12.05 г. № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм ГК РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств», заказчик обязан оплатить исполнителю фактически понесенные расходы только лишь в случае, если они действительно были необходимы для оказания услуг по договору. Нижестоящие арбитражные суды придерживались аналогичной позиции (постановления ФАС Московского округа от 25.09.08 г. № КГ-А41/7966–08, ФАС Волго-Вятского округа от 1.10.07 г. № А43-50/2007-28-2 и др.).

Неудобство данной позиции для исполнителя связано с объективной сложностью доказывания факта и размера фактически понесенных им расходов, необходимых для исполнения принятых им на себя обязательств по договору возмездного оказания услуг. По смыслу п. 1 ст. 782 ГК РФ понесенные исполнителем расходы должны быть обусловлены его действиями по исполнению принятых обязательств по договору возмездного оказания услуг. В состав названных расходов, кроме того, не могут входить заработная плата работников, отчисления на социальные нужды, налоги, поскольку они являются законодательно закрепленными расходами организации и не могут включаться в расчет убытков, если эти расходы не связаны с исполнением обязательств по гражданской сделке (постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.04.07 г. по делу № А56-16831/2006).

Смотрите так же:  Нотариус березники телефон

Заработная плата работников, уволенных по сокращению штатов, не может быть отнесена к фактическим расходам исполнителя по договору возмездного оказания услуг, поскольку сокращение численности штата работников произошло после расторжения договора, в то время как заказчик в случае отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг возмещает исполнителю только фактически понесенные расходы, т. е. расходы, совершенные в период действия договора (постановление ФАС Центрального округа от 19.01.06 г. № А35-11459/04-С9). Понесенные исполнителем расходы должны быть обусловлены его действиями по исполнению принятых обязательств по договору возмездного оказания услуг. Норма п. 1 ст. 782 ГК РФ как раз регулирует те случаи, когда исполнитель понес расходы в счет еще не оказанных услуг в связи с односторонним отказом заказчика от договора (постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.04.07 г. по делу № А56-16831/2006).

Установленное в п. 1 ст. 782 ГК РФ регулирование отношений по одностороннему отказу от договора возмездного оказания услуг направлено на защиту прав и интересов заказчика, не нарушая при этом прав исполнителя, который может предъявить к возмещению свои фактически понесенные расходы, если сможет их документально подтвердить. На практике нередко встречаются ситуации, когда недобросовестные заказчики злоупотребляют своими правами — отказ от исполнения договора они используют с целью отказа от оплаты услуг исполнителя.

Например, по договору об оказании правовых услуг исполнитель принял на себя обязательство за плату по заданию заказчика выполнить для него претензионно-исковую работу с его оппонентом и взыскать с него долг, предприняв для этого все возможные меры, предусмотренные действующим законодательством РФ. В результате, получив подготовленную квалифицированными специалистами исполнителя претензию с четким изложением по существу всех существенных моментов со ссылками на нормативные правовые акты и судебную практику, исполнитель в полном объеме погашает свой долг. Поскольку заказчик в услугах исполнителя больше не нуждается, он от них отказывается на основании п. 1 ст. 782 ГК РФ.

В данной ситуации, когда искомый результат достигнут, но исполнитель, добросовестно исполнив свои обязательства по договору, получает не все причитающееся ему вознаграждение, на которое он рассчитывал, а только его часть, нарушается разумный баланс интересов участников гражданского оборота, что может стимулировать исполнителей к поиску иных форм договорного сотрудничества или увеличения базы своих фактических издержек для получения компенсации, что негативно может сказаться на гражданском обороте.

Новая судебная практика учета условий о компенсации за расторжение договора

Однако необходимо учитывать, что такая возможность действует только в отношениях между предпринимателями и при заключении соответствующих сделок гражданами между собой. Нельзя включить условие о компенсации за отказ от договора в соглашение с потребителем, поскольку оно будет расцениваться как ущемляющее его права, что влечет его недействительность (Апелляционное определение Московского городского суда от 26.11.15 г. по делу г. № 33–43296/2015).

Размер выплачиваемой компенсации стороны устанавливают по договоренности. В частности, это могут быть удержание аванса (постановление Арбитражного суда Московского округа от 9.11.15 г. № Ф05-11570/2015), часть оговоренной цены за реализуемые товары, работы или услуги (например, 50–60% от общей цены по договору) либо определенная расчетным путем часть общей стоимости (например, плата за три месяца оказания услуг при досрочном расторжении абонентского договора), невозвращаемый аванс (постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.05.14 г. по делу № А56-1385/2013), полная оплата за неполный месяц оказания услуг (решение Арбитражного суда Псковской области от 30.01.15 г. по делу № А52-3591/2014), полная оплата за этап оказания услуг, если они были разбиты по этапам и отказ имел место в части исполнения одного из них (решение Арбитражного суда г. Москвы от 29.04.15 г. по делу № А40-2765/15) и др.

Например, в договоре на оказание услуг общественного питания условие о компенсации услуг исполнителя может быть сформулировано следующим образом: «В случае отказа заказчика от исполнения договора менее чем за 7 дней до начала оказания услуг заказчик должен выплатить исполнителю 50% от стоимости услуг по договору. В других случаях отказа заказчика от исполнения договора заказчик должен выплатить исполнителю 20% от стоимости услуг по договору».

Установление в договоре возмездного оказания услуг условия о плате за односторонний отказ заказчика от договора соответствует конструкции отступного, закрепленного в ст. 409 ГК РФ, в силу которой по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением отступного — уплатой денежных средств или передачей иного имущества. В данном случае уплатой определенной денежной суммы стороны прекращают свой договор; при этом соглашением сторон выступает изначально предусмотренное в договоре условие о платном отказе от него. Внесение платы за отказ от договора возможно как путем уплаты заказчиком соответствующей суммы, так и удержанием исполнителем уже внесенных ему денежных средств, либо предъявлением к зачету его встречных однородных требований.

При этом необходимо учитывать, что возможность прекращения договора возмездного оказания услуг не может быть обусловлена выплатой рассматриваемой компенсации, равно как и оплатой фактически понесенных расходов исполнителя, если стороны не оговорили компенсацию, поскольку договор в любом случае расторгается, что не лишает исполнителя возможности в дальнейшем взыскать причитающуюся ему компенсацию (Определение ВС РФ от 13.01.15 г. № 5-КГ14-139).

В договоре не может содержаться условие на запрет одностороннего отказа заказчика от него, поскольку стороны вправе только оговорить условия такого отказа или вообще не включать никаких правил на этот счет, допустив автоматическое применение к своим отношениям в такой ситуации общей нормы, содержащейся в п. 1 ст. 782 ГК РФ, но не могут его исключить. Закон не исключает возможности изменения условий и порядка реализации права на односторонний отказ по договору возмездного оказания услуг, но стороны лишены возможности вообще такое право исключить. Они также не могут обусловить право на отказ от договора внесением предварительной оплаты стоимости всех оказанных услуг, поскольку ее невнесение не является препятствием для реализации права заказчика на такой отказ.

Односторонний отказ заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг не прекращает обязательства заказчика оплатить исполнителю необходимые расходы, которые он понес в счет услуг, как оказанных, так еще и не оказанных, до момента одностороннего отказа заказчика от исполнения договора. Таким образом, расходы, понесенные исполнителем, могут быть оплачены заказчиком как до отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг, так и после него, в том числе взысканы с заказчика в судебном порядке, на само право отказаться в одностороннем порядке от договора это не влияет (ответ на вопрос № 5 Обзора судебной практики Верховного суда РФ от 4.03.15 г. № 1 (2015).

Новая судебная практика учета условий о неустойке за расторжение договора

Суд также признает недопустимым установление платы за отказ от договора в размере полной стоимости всего вознаграждения по договору или большей его части, т. е. практически за весь период действия расторгаемого договора (постановление Арбитражного суда Московского округа от 6.11.14 г. № Ф05-12254/14). Данное условие следует поместить в раздел об оплате, чтобы у суда в случае спора оно не ассоциировалось с мерой ответственности в отношении заказчика.

В этом случае к заявленной исполнителем сумме компенсации даже не будут применены положения ст. 333 ГК РФ о снижении неустойки в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушенного обязательства. Такое условие об ответственности за отказ от договора суд просто посчитает недействительным, поскольку отказ от договора в любом случае является правомерным действием, в то время как неустойку можно устанавливать только на случай нарушения обязательства (постановление ФАС Уральского округа от 2.06.14 г. № Ф09-2951/14).

Право заказчика на односторонний отказ от договора нельзя обеспечить неустойкой, поскольку заказчик может реализовать его в любой момент, хотя в судебной практике можно встретить подход, в силу которого в предпринимательской сфере отсутствуют основания для защиты интересов слабой стороны; при этом стороны договора свободны при выборе вида компенсации за отказ от договора (решение Арбитражного суда Свердловской области от 15.12.14 г. по делу № А60-44935/2014), поэтому они не лишены возможности согласовать неустойку на случай отказа от договора (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5.04.16 г. № Ф01-618/2016). В этой ситуации неустойка, по сути, выполняет функцию отступного (постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.02.14 г. № Ф07-10413/2013), хотя в судебной практике преобладает позиция о невозможности взыскания неустойки в случае одностороннего отказа от договора.

Неустойка имеет дуалистическую правовую природу, являясь способом обеспечения исполнения обязательств и одновременно мерой ответственности за его нарушение. В случае, когда право на односторонний отказ от договора изначально предусмотрено законом, его реализация всегда выступает правомерным действием, поэтому здесь нечего ни обеспечивать и не за что привлекать к ответственности (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 2.06.15 г. № Ф06-23363/2015).

Так, в одном деле суд указал, что согласование в договоре условия о неустойке, подлежащей взысканию с заказчика только исключительно за досрочное расторжение договора в одностороннем порядке, противоречит правовой природе неустойки как меры ответственности, применяемой за нарушение гражданских прав. Поскольку досрочное прекращение договорных отношений, когда таковое установлено законом или договором, само по себе не может быть квалифицировано как нарушение обязательства и как основание для возникновения у стороны обязанности нести ответственность за досрочное прекращение договора (постановление Арбитражного суда Московского округа от 6.06.16 г. № Ф05-5662/2016).

На практике рассматривался случай, когда в заключенном договоре найма жилого помещения стороны предусмотрели, что при расторжении договора по инициативе наймодателя он обязан выплатить штраф в размере месячной ставки платы за проживание в квартире. Наймодатель воспользовался своим правом на расторжение договора, однако стороны подписали дополнительное соглашение, в котором зафиксировали, что он прекращается именно по указанному основанию.

В такой ситуации для нанимателя помимо необходимости обосновать правомерность взыскания неустойки за отказ от договора также необходимо было доказать, что у него вообще возникло право на ее получение. Это было связано с тем, что неустойку, как следовало из буквального содержания соответствующего условия договора, стороны согласовали именно на расторжение договора по инициативе наймодателя, что предполагает совершение им односторонней сделки. Заключение соглашения по этому поводу может быть расценено как согласованное волеизъявление сторон на прекращение договора, и указание на изначально имевшую место инициативу наймодателя не меняет ситуацию, притом что стороны в самом соглашении не оговорили право нанимателя на получение неустойки, определив тем самым порядок прекращения сотрудничества.

В защиту позиции нанимателя можно в рассматриваемой ситуации привести следующие аргументы. Неустойка была согласована за расторжение договора по инициативе наймодателя, что нашло отражение в тексте заключенного соглашения о прекращении договора. Стороны могли заключить его без включения в него условия об основании расторжения, однако они его указали и подписали документ без каких-либо возражений, тем самым признав изложенные в нем обстоятельства.

Поскольку неустойка установлена договором за его прекращение по инициативе наймодателя, не имеет принципиального значения, в какую форму стороны его облекли — заключение подписанного обеими сторонами соглашения вместо совершения наймодателем односторонней сделки. Оформление прекращения договора путем заключения двустороннего соглашения не меняет соответствующее основание в отличие от ситуации, если бы стороны подписали соглашение без включения в него такого условия, что свидетельствовало бы об отсутствии у нанимателя права на взыскание неустойки. Судебное разбирательство по указанному делу еще не завершено, можно строить только прогнозы, однако в любом случае участникам гражданского оборота в подобных случаях мы можем пожелать не создавать подобных спорных ситуаций, чтобы не усложнять себе жизнь.

Смотрите так же:  Как судебные приставы забирают автомобиль

В приведенном примере, поскольку наниматель был поставлен в известность наймодателем о его желании отказаться от договора, следовало не подписывать с ним никаких соглашений и дождаться получения уведомления. Кроме того, изначально при согласовании условий заключаемого договора в него ни в коем случае не следовало формулировать компенсацию за отказ от договора как неустойку, что вызывает сразу два вопроса: о правомерности и возможности ее снижения на основании ст. 333 ГК РФ. Для увеличения шансов на взыскание компенсации ее следует обозначить как отступное, поскольку доминирующей позицией в судебной практике является невозможность установления неустойки на случай отказа от договора об оказании услуг.

Возможность согласования сторонами договора об оказании услуг иного режима отказа от договора не означает правомерность установления санкции (постановления Арбитражного суда Московского округа от 1.12.14 г. по делу № А40-1860402/13-98-1626, ФАС Западно-Сибирского округа от 5.11.03 г. по делу № Ф04/5661–819/А67-2003), поэтому включать условие о компенсации за отказ от договора следует в раздел об оплате и формулировать именно как плату — компенсацию в виде части установленной цены.

Компенсацию за отказ от договора также нельзя формулировать в привязке к доходам, которые исполнитель мог бы получить, если бы заказчик не заявлял отказ, поскольку в этом случае у суда может возникнуть устойчивая ассоциация с упущенной выгодой, для взыскания которой исполнитель должен доказать ее факт и размер, вину заказчика, наличие прямой (непосредственной) причинно-следственной связи между поведением заказчика и причинением убытков исполнителю (постановление Арбитражного суда Московского округа от 6.11.14 г. по делу № А40-135254/13-110-664).

Сроки уведомления об отказе от договора

Однако, если заказчик располагает сведениями об иных адресах исполнителя, которые могут быть указаны в самом договоре об оказании услуг, на бланках исполнителя, на его сайте и в иных доступных источниках, уведомление следует отправлять по всем известным адресам, чтобы в случае спора заказчик мог доказать свою добросовестность и принятие всех разумных мер. В договоре об оказании услуг может быть закреплена возможность электронного документооборота. В такой ситуации заказчик сможет оперативно направить свое уведомление с гарантией того, что в момент отправки исполнитель его получит. В дальнейшем распечатку со своего электронного почтового ящика он сможет использовать как доказательство.

После получения уведомления об отказе заказчика от договора исполнитель уже не вправе претендовать на получение оплаты за свои услуги, поэтому, продолжая их оказание, он принимает на свой счет риск их неоплаты, поскольку понесенные после прекращения договора расходы после явно выраженного заказчиком намерения на его расторжение не подлежат компенсации (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.08.13 г. № А58-4973/2012), и заказчик не может быть принужден к оплате услуг, от которых отказался (решение Арбитражного суда Магаданской области от 15.05.15 г. по делу № А37-2134/2014).

При этом заказчик должен оплачивать только те услуги исполнителя, которые соответствуют условиям договора и обычно предъявляемым требованиям, поскольку из системного толкования ст. 309, п. 1 ст. 723 и ст. 783 ГК РФ следует отсутствие обязанности заказчика оплачивать некачественно оказанные ему услуги, приведшие к возникновению у него убытков (постановление Президиума ВАС РФ от 24.09.14 г. № 4593/13).

Исключение составляет случай, когда исполнитель может доказать, что услуги были приняты заказчиком и имели вследствие этого для него потребительскую ценность. Исполнителю недостаточно будет направить заказчику акт об оказанных услугах, подписанный со своей стороны, и ссылаться на то, что услуги были фактически приняты заказчиком без возражений, поскольку само по себе это обстоятельство не исключает обязанность исполнителя доказывать факт и объем оказанных услуг, их потребительскую ценность для заказчика (постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.10.14 г. по делу № А40-173317/13-13-142-1572).

Приведенная правовая позиция о праве сторон договора об оказании услуг установить компенсацию за отказ от договора в судебной практике толкуется расширительно и позволяет участникам гражданского оборота не только согласовать размер платы за отказ от договора, но и установить конкретный срок, который должен соблюсти заказчик, направляя уведомление, например за 30 дней до даты предполагаемого расторжения договора (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28.04.15 г. № Ф09-21783/2013). Это особенно актуально для абонентских договоров с исполнением по требованию, где исполнитель вправе получать плату независимо от того, обращался к нему заказчик или нет (ст. 429.4 ГК РФ).

Для усиления аргументации исполнителя по поводу правомерности установления в договоре об оказании услуг определенного срока, обязательного для соблюдения права на односторонний отказ от договора, такое условие следует предусмотреть для обеих сторон, что будет свидетельствовать о его паритетности (решение Арбитражного суда Республики Карелия от 9.04.15 г. по делу № А26-272/2015). Такое договорное условие не противоречит закону и не будет ущемлять права сторон договора возмездного оказания услуг (решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 31.03.15 г. по делу № А07-24368/2014).

Также в договоре об оказании услуг в интересах исполнителя следует закрепить условие о том, что стоимость оказанных услуг может быть пересмотрена в сторону увеличения. Изначально в договоре она приводится в привязке к общему объему заказываемых услуг с указанием на ее увеличение в случае отказа заказчика от всего согласованного объема. Такой порядок определения цены не противоречит закону, поскольку менее высокая цена устанавливается исполнителем на весь объем услуг, что не лишает заказчика возможности выбрать интересующие его услуги и условия их оплаты.

Однако такое условие не может быть подразумеваемым, оно должно быть четко выражено в договоре, поскольку при его отсутствии в случае отказа заказчика от договора исполнитель будет не вправе поставить вопрос о лишении его предоставленной ранее скидки с общей цены услуг и потребовать уплаты образовавшейся суммовой разницы (постановление ФАС Поволжского округа от 20.02.14 г. по делу № А65-10908/2013).

Для юриста, оказывающего свои услуги на условиях абонентского правового обслуживания, важно учесть в договоре условие о выплате ему вознаграждения при досрочном отказе от него заказчика, чтобы иметь возможность компенсировать хотя бы часть неполученного дохода. Такой порядок с согласованием компенсации за отказ от договора применим также и к договорам поручения, на что обращается внимание в судебной практике (решение Забайкальского районного суда г. Новосибирска от 29.06.15 г. по делу № 2–1742/2015). Дополнительным аргументом в пользу юриста относительно действительности условия о компенсации за отказ от договора будет также частичное исполнение заказчиком данного условия, перечисление ему части денег, а против — его недобросовестное поведение, выразившееся в нарушении своих обязательств по договору.

Заказчик при расторжении договора с юристом, качество услуг которого его не устраивает, не обязан указывать в качестве основания виновные действия исполнителя, для оперативного прекращения договора он может использовать свое право на немотивированный отказ. В этом случае, если в договоре была предусмотрена компенсация в пользу исполнителя, суд примет во внимание, не был ли связан отказ от договора с допущенными исполнителем нарушениями, и откажет в ее взыскании, тем более если ее размер является чрезмерным, например 100% от стоимости услуг. Требование о взыскании такой суммы суд отклонит со ссылкой на недопустимость злоупотребления правом в соответствии со ст. 10 ГК РФ (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 7.07.16 г. № Ф02-2499/2016).

Во избежание необходимости приводить в случае спора доказательства в опровержение требования исполнителя о взыскании компенсации за отказ от договора заказчику помимо ссылки на п. 1 ст. 782 ГК РФ необходимо также обозначить конкретные нарушения со стороны исполнителя, которые послужили основанием для принятия заказчиком такого решения. Закон не исключает возможности указания заказчиком в своем уведомлении об отказе от договора не одного, а сразу нескольких оснований для такого действия. В этом случае, даже если исполнитель приведет аргументированные возражения относительно правомерности отказа заказчика от договора, то ссылка на п. 1 ст. 782 ГК РФ является вполне достаточной, чтобы снять все вопросы.

Расторжение договора аренды: как арендатору выехать из помещения, не неся дополнительные расходы

Аренда недвижимости занимает одну из ключевых позиций в предпринимательской деятельности, так как немногие могут себе позволить приобрести коммерческую недвижимость в собственность. При этом в процессе арендных отношений возможны и нередко происходят различные непредвиденные ситуации, из-за которых арендаторы вынуждены покидать арендуемые помещения досрочно. Поэтому при заключении договора арендатору необходимо предусмотреть, как вести себя при наступлении подобных обстоятельств и преодолеть их с наименьшими затратами. С какими подводными камнями сталкиваются арендаторы коммерческих помещений и как на это реагируют суды, рассмотрим в материале.

При заключении договора аренды недвижимости арендатору, даже предполагающему взаимовыгодное и долгосрочное сотрудничество с арендодателем, все же следует ответственно подойти к согласованию условий договора, учитывая возможность принудительного прекращения арендных отношений при отсутствии на то согласия и желания арендодателя.

В частности, предпринимателям, равно как и юристам компаний, при заключении договора аренды недвижимости (помещения) следует крайне скрупулезно отнестись к согласованию условий договора аренды в части возможности арендатора досрочно расторгнуть договор в одностороннем порядке и сопутствующих такому расторжению условий.

Согласно действующему законодательству если срок договора аренды не истек, то стороны могут прекратить возникшие правоотношения в следующих случаях:

по обоюдному соглашению арендатора и арендодателя;

в судебном порядке по инициативе арендатора или арендодателя по основаниям, перечисленным в Гражданском кодексе РФ;

по инициативе арендатора или арендодателя по основаниям, предусмотренным в законе и/или самом договоре аренды.

В статье 620 ГК РФ указан перечень оснований, при наличии хотя бы одного из которых договор может быть расторгнут по инициативе арендатора. При этом арендатор должен направить арендодателю уведомление о расторжении договора.

Кратко основания для расторжения можно описать следующим образом:

арендодатель не предоставляет имущество в пользование арендатору либо создает препятствия пользованию имуществом;

переданное арендатору имущество имеет препятствующие пользованию им недостатки, о которых арендатор не знал;

арендодатель не производит являющийся его обязанностью капитальный ремонт имущества;

имущество окажется в состоянии, не пригодном для использования, не по вине арендатора.

Изменить или расторгнуть договор по соглашению стороны смогут, даже если в договоре не предусмотрено данное обстоятельство, в силу закона (ст. 450 ГК РФ).

При заключении договора аренды помещения важно убедить арендодателя включить в договор право арендатора на расторжение договора в одностороннем порядке (при наличии каких-либо обстоятельств либо немотивированно). В противном случае, даже если арендатор покинет помещение, ему все равно придется платить арендную плату до окончания срока действия договора либо подписания соглашения сторон о расторжении договора аренды (см., например, Определение ВС РФ от 23.05.2017 № 301-ЭС16-18586 по делу № А39-5782/2015).

В практике встречаются ситуации, когда арендатор неправильно трактует условие договора аренды, обязывающее арендатора при досрочном освобождении помещения уведомить об этом арендодателя за определенное количество времени, — сформулированное таким образом условие не дает автоматически право арендатору досрочно расторгнуть договор в одностороннем порядке.

Важно различать условие о наличии права на односторонний отказ и требование о расторжении. В договоре должно быть четко сказано, что арендатор «имеет право отказаться от договора» или «имеет право расторгнуть договор в одностороннем порядке». Если стороны укажут в договоре, что у арендатора есть право требовать расторжения, то он сможет только обратиться в суд с соответствующим исковым требованием (постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2011 № 9615/11 по делу № А65-18291/2009).

Порядок расторжения действующего договора аренды, предусматривающего право арендодателя на отказ

Если в договоре предусмотрено право арендатора на односторонний отказ, то для одностороннего расторжения договора необходимо выполнить ряд юридически значимых действий.

Письменно сообщить арендодателю о своем желании расторгнуть договор, указав при этом дату, с которой арендатор прекратит пользоваться помещением. Важно учитывать способ уведомления, который стороны закрепили в самом договоре. Это, как правило, делается посредством отправления ценного письма с описью вложения в адрес арендодателя, который указан в договоре. Не лишним будет продублировать такое уведомление по адресу арендодателя, указанному в ЕГРЮЛ, если они расходятся. Уведомление о досрочном расторжении договора аренды должно содержать четкое волеизъявление арендатора на его расторжение. В противном случае договор считается действующим (см., например, постановления ФАС Уральского округа от 16.03.2010 № Ф09-1497/10-С3 по делу № А47-4639/2009, АС Дальневосточного округа от 11.07.2017 № Ф03-2251/2017 по делу № А51-21837/2016).

Смотрите так же:  Инспекция жалоба на тсж

Согласовать дату передачи помещения арендодателю. Это можно сделать в том же уведомлении о расторжении и передать ключи от помещения по акту с подробным указанием качественных характеристик помещения и имущества, в нем находящегося, обязательно прописав в акте отсутствие претензий со стороны арендодателя. Не лишним будет составить фото-, видеофиксацию состояния помещения на момент передачи помещения и приобщить к акту приема-передачи, о чем сделать отметку в акте.

Не лишним будет заключить соглашение о расторжении договора и зафиксировать в нем факт передачи помещения и факт отсутствия задолженности по аренде и иным обязательствам, вытекающим из договора. Если же арендодатель уклоняется от подписания передаточного акта в отношении помещения, арендатору необходимо направить в адрес такого арендодателя односторонний акт передачи помещения ценным письмом с описью вложения. Если арендодатель и в этом случае откажется от подписания акта, он будет считаться уклонившимся от приемки объекта аренды, и в будущем арендатор сможет защитить свои права в суде.

Расторжение договора при отсутствии условия о праве арендатора на одностороннее расторжение

В случае отсутствия у арендатора права на односторонний отказ от договора расторгнуть договор досрочно в одностороннем порядке для арендатора будет довольно проблематично. При отсутствии согласия арендодателя расторжение в таких случаях производится в судебном порядке и в исключительных случаях.

В соответствии со ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

На практике встречается немного положительных судебных решений о расторжении договора по инициативе арендатора. Среди них можно отметить следующие.

В некоторых спорах основанием для расторжения было, к примеру, несоответствие температурного режима арендуемых помещений требованиям государственных санитарно-эпидемиологических правил, которое препятствует их использованию по согласованному в договоре аренды целевому назначению и является основанием для досрочного расторжения договора по требованию арендатора, если в момент заключения договора арендатор не знал и не мог знать о данном недостатке (см., например, постановление АС Уральского округа от 05.09.2014 № Ф09-5267/14 по делу № А07-21582/2013).

Также арендатор может досрочно расторгнуть договор, если арендуемое помещение является предметом требований о сносе самовольной постройки (см., например, постановление АС Московского округа от 14.07.2016 № Ф05-9593/2016 по делу № А40-184922/2015).

Наиболее часто используемое основание для судебного расторжения договора — в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ). Арендаторам следует учесть, в каких случаях суд не встанет на их сторону при попытке расторгнуть договор на основании ст. 451 ГК РФ.

Так, экономический кризис, отсутствие кредитования и тяжелое финансовое положение не являются основаниями для досрочного расторжения договора аренды в связи с существенным изменением обстоятельств, даже если арендатор утратил производственную необходимость в пользовании помещением (см., например, постановления ФАС Уральского округа от 22.03.2010 № Ф09-1684/10-С3 по делу № А47-7415/2009, Восточно-Сибирского округа от 27.12.2011 по делу № А19-10682/2011).

Экономическая нецелесообразность дальнейшего использования арендованного имущества, по мнению судов, не свидетельствует о состоянии, не пригодном для использования, возникшем вследствие обстоятельств, за которые арендатор не отвечает, и так же не является основанием для расторжения договора в соответствии с п. 4 ст. 620 ГК РФ (см., например, постановление АС Северо-Западного округа от 29.04.2015 № Ф07-2114/2015 по делу № А56-45069/2014).

Не признаются основаниями для досрочного расторжения договора по инициативе арендатора приобретение иного помещения арендатором в собственность (см. постановление ФАС Поволжского округа от 27.02.2009 по делу № А72-5802/2007), а также резкое ухудшение финансового состояния арендатора (постановление Президиума ВАС РФ от 30.11.2010 № 9600/10 по делу № А17-1960/2009).

Отметим также, что условие договора аренды, обязывающее арендатора при досрочном освобождении помещения уведомить об этом арендодателя за определенное количество времени, само по себе не признается условием, дающим право арендатору досрочно расторгнуть договор в одностороннем порядке, поскольку досрочное освобождение помещений может являться и следствием досрочного расторжения договора по обоюдному согласию (см., например, постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 30.04.2010 по делу № А53-11498/2009, Западно-Сибирского округа от 17.01.2014 по делу № А75-2492/2013).

Если арендодатель не согласен с требованиями арендатора о досрочном расторжении договора, возникает вопрос: может ли суд отказать арендатору в расторжении договора, несмотря на наличие оснований, установленных ст. 620 ГК РФ?

Все зависит от фактических обстоятельств. К примеру, встречаются случаи, когда арендодатель после обращения арендатора в суд в связи с наличием недостатков у арендуемого помещения своевременно устранил недостатки в разумный срок. В результате основания для досрочного расторжения договора по инициативе арендатора отпали (см., например, постановление ФАС Московского округа от 23.09.2009 № КГ-А40/9494-09-П по делу № А40-5968/08-50-45).

Расторжение договора аренды, заключенного на неопределенное время

Такая ситуация может возникнуть в случаях, когда договор аренды заключен без указания срока (ст. 610 ГК РФ) или когда срок срочного договора аренды закончился, но арендатор продолжает аренду без возражений со стороны арендодателя, тогда считается, что договор заключен сторонами на тех же условиях на неопределенное время (ч. 2 ст. 621 ГК РФ).

Отсутствие срока в договоре дает возможность расторгнуть договор аренды в любой момент. При этом инициирующая расторжение сторона должна предупредить контрагента о прекращении договора аренды за три месяца, если иное не установлено договором. Эти правила распространяются и на договор субаренды, как продленный на неопределенное время, так и изначально заключенный с таким условием.

Взыскание убытков, причиненных несвоевременным уведомлением о расторжении, и неустойки

Некоторые арендодатели предусматривают в договоре возложение на арендатора обязанности по уведомлению арендодателя о расторжении договора за определенный срок. Какие последствия наступают для арендатора, не выполнившего договорное условие о заблаговременном уведомлении об одностороннем расторжении?

Судебной практике известны случаи, когда с арендатора, не выполнившего условие договора о заблаговременном уведомлении арендодателя за определенный срок до даты расторжения договора, взыскивались убытки в виде упущенной выгоды, а также неустойка (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30.04.2013 по делу № А79-6999/2012).

Неустойка — это еще одна уловка со стороны арендодателя, которая может содержаться в договоре аренды (см. Определение ВАС РФ от 15.04.2011 № ВАС-4681/11 по делу № А36-1063/2010).

В случае расторжения договора по инициативе арендатора или его одностороннего отказа от договора арендодатель вправе удержать денежные средства, переданные ему в качестве обеспечения исполнения обязательства, если такое условие предусмотрено договором. Как правило, это оплата последнего месяца аренды. С июня 2015 г. в соответствии с п. 3 ст. 310 ГК РФ право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, по соглашению сторон может быть обусловлено выплатой определенной денежной суммы другой стороне обязательства. Следовательно, с указанной даты вопрос о правомерности удержания денежных средств при одностороннем отказе от договора урегулирован законодательно. По данному поводу также высказался Верховный суд РФ в постановлении от 03.11.2015 № 305-ЭС15-6784 по делу № А40-53452/2014, пояснив, что стороны при заключении договора вправе определить сумму компенсации, которая должна быть выплачена одной из сторон при отказе от договора. Такая компенсация может быть поименована в договоре штрафом, однако это не изменяет ее сути, которая состоит не в привлечении к ответственности стороны, решившей досрочно отказаться от договора, а напротив, предоставляет возможность расторжения договора без объяснения причин любой из сторон.

Накладные расходы

В практике арендных отношений встречаются договоры, условиями которых предусматривается возложение на арендатора обязанности по компенсации расходов арендодателя по уплате вообще всех платежей, связанных с содержанием и эксплуатацией принадлежащего ему объекта недвижимости: налогов, сборов, штрафов в бюджет, связанных с владением и пользованием имуществом, налога на имущество, коммунальных и иных платежей, расходов по содержанию земельного участка, на котором расположено здание, и т.д. В договоре аренды такие условия обычно охватываются понятием «накладные расходы». Возможность возложения на арендатора вышеперечисленных расходов установлена, по мнению арендодателей, положениями п. 2 ст. 616 ГК РФ, согласно которому арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды.

Одним из важных вопросов, связанных с арендой помещений, является вопрос правомерности возложения на арендатора обязанности по заключению договора с управляющей компанией при аренде нежилых помещений в многоквартирном доме и несения арендатором расходов по содержанию общего имущества многоквартирного дома. По данному вопросу сложилась единообразная судебная практика, основывающаяся на ст. 161, 162 ЖК РФ, в силу которой возложение на арендатора обязанностей по заключению от своего имени договора с управляющей компанией на управление многоквартирным домом и оплате понесенных ею расходов недопустимо (см. постановления Президиума ВАС РФ от 12.04.2011 № 16646/10 по делу № А55-11329/2009 и от 17.04.2012 № 15222/11 по делу № А40-99124/10-37-796).

Расходы по содержанию общего имущества в многоквартирном доме обязан нести собственник нежилого помещения, расположенного в многоквартирном доме. Условиями договора аренды это правило не может быть изменено, ввиду того что собственник не обладает правом возлагать на арендатора обязанность заключать гражданско-правовой договор, по которому арендатор будет нести бремя содержания общего имущества многоквартирного дома, с третьим лицом.

Поэтому арендатору при прекращении арендных отношений следует учесть, что гражданским законодательством РФ не предусмотрена возможность возложения на него бремени содержания имущества, которым он не владеет и не пользуется.

Арендатору можно порекомендовать внимательно проверять договор на предмет обоснованности выставляемых арендодателем накладных расходов и при составлении акта передачи помещения, если в нем фиксируется соответствующая задолженность, зафиксировать несогласие с указанными суммами. Это обстоятельство усилит его позицию в суде в случае спора.

Подводя итог, можно рекомендовать арендаторам относиться к условиям заключения договора аренды с повышенной степенью ответственности. Законодатель предусмотрел достаточно демократичный механизм защиты прав как арендодателя, так и арендатора. От умелого использования предоставленных инструментов будет зависеть финансовый итог как одностороннего расторжения арендатором договора аренды, так и расторжения его по соглашению сторон.