Иск о возмещении убытков акционерному обществу

Некоторые особенности рассмотрения иска о возмещении убытков акционеров дочернего общества к основному обществу.

При анализе вопроса об ответственности основного общества перед дочерним обществом в случае предъявления иска акционерами обращает на себя внимание ряд обстоятельств.

Условия ответственности основного общества перед дочерним в п. 3 ст. 105 ГК носят более «доказываемый» характер, нежели в законодательстве о хозяйственных обществах. Если п. 3 ст. 105 ГК связывает ответственность основного общества только с его виной (которая может быть выражена в различных формах – умысел или неосторожность в соответствии со ст. 401 ГК), то федеральные законы о хозяйственных обществах требуют доказывания и того фактического обстоятельства, что основное общество заведомо знало о том, что дочернее общество после исполнения действий, которые оно совершило по инициативе основного общества, понесет убытки. Вряд ли при анализе данной ситуации можно говорить о противоречиях норм ГК и федеральных законов о хозяйственных обществах. В данном случае, на наш взгляд, речь идет о соотношении общих и специальных норм, поскольку принятие специальных федеральных законов о хозяйственных обществах прямо предусмотрено ГК.

В этой связи в п. 12 постановления № 4/8 Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1997 г. «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» разъяснено следующее. При разрешении споров, связанных с привлечением акционерных обществ к ответственности по обязательствам (долгам) дочерних обществ, необходимо руководствоваться п. 2 ст. 105 ГК и п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах». Основное общество, имеющее право давать дочернему обществу обязательные для него указания, в том числе по договору с ним, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Основное общество может быть привлечено к субсидиарной ответственности по долгам дочернего общества, если по его вине наступит несостоятельность (банкротство) дочернего общества.

Кроме того, в п. 12 данного постановления разъяснено, что ответственность основного общества по долгам дочернего общества при несостоятельности (банкротстве) последнего, а также в случаях причинения убытков дочернему обществу может наступать лишь при наличии вины основного общества (ст. 401 ГК).

На наш взгляд, содержащиеся в п. 3 ст. 6 Закона «Об акционерных обществах» условия ответственности основного общества перед дочерним сложно доказуемы в судебной практике: ведь необходимо доказать, что основное общество заведомо знало, что дочернее общество понесет убытки. В данном случае с точки зрения ст. 401 ГК имеет место вина в форме прямого умысла. Для доказывания данного обстоятельства могут использоваться как свидетельские показания, так и письменные доказательства. При этом связь дочернего и основного обществ не должна пониматься как владение контрольным пакетом акций дочернего общества.

В качестве таких доказательств могут фигурировать:

решения основного общества, определявшие необходимость для дочернего общества продавать продукцию по ценам ниже рыночных;

справки о действовавших в тот период рыночных ценах на аналогичную продукцию;

данные о результатах финансово-хозяйственной деятельности дочернего общества (например, периодически составляемые балансы и иные финансовые отчеты);

сопоставительные таблицы, отражающие различные варианты результатов финансово-хозяйственной деятельности в зависимости от того, по каким ценам продавалась бы продукция дочернего общества (по определенным основным обществом и существовавшим в тот же период рыночным ценам на аналогичную продукцию), и другие документы.

Оценка отношений основного и дочернего обществ может осуществляться исходя из того, что они могут иметь самые различные формы, поскольку согласно п. 2 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах» и п. 2 ст. 6 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество признается дочерним при наличии хотя бы одного из трех альтернативных, но не взаимоисключающих критериев. Во-первых, основное общество имеет преобладающее участие в уставном капитале дочернего общества. Во-вторых, между основным и дочерним обществами имеется договор, из которого отношения сторон можно квалифицировать как отношения основного и дочернего обществ. В-третьих, основное общество имеет возможность иным образом определять решения, принимаемые дочерним обществом.

Все указанные критерии могут иметь место как одновременно, так и в отдельности. Наибольшую сложность, а вместе с тем и удобство, представляет третье условие, которое позволяет расширить предмет доказывания за счет включения в него разнообразных фактических обстоятельств, отражающих возможность влияния на определение решения дочернего общества.

Данное правило о возможности такого влияния связывает воедино несколько юридических критериев для взыскания убытков с основного общества в пользу акционеров дочернего общества:

а) использование возможностей влияния основного общества на положение дел в дочернем обществе;

б) данные возможности основного общества использовались для того, чтобы дочернее общество совершало определенные действия;

в) основное общество заведомо знало о результатах совершаемых дочерним обществом действий, которые приведут к наступлению убытков. Таким образом, форма вины в данном случае – только умысел, направленный на причинение убытков дочернему обществу, а не другим третьим лицам;

г) причинно-следственная связь между действиями основного общества и наступившими убытками для дочернего общества;

д) факультативным, а не обязательным, на наш взгляд, элементом предмета доказывания будет то обстоятельство, что основное общество явилось в конечном счете выгодоприобретателем по юридическим действиям (сделкам), совершенным дочерним обществом, в то время как дочернее общество в результате их осуществления понесло убытки;

е) наличие факта убытков у дочернего общества, которые в зависимости от конкретной ситуации могут заключаться либо в упущенной выгоде (например, при заключении сделок под влиянием основного общества), либо сочетаться с реальным ущербом (при указании со стороны основного общества на способ хранения, переработки, перевозки имущества дочернего общества и другие юридически значимые действия);

ж) размер убытков. При этом реальнее будет взыскание абстрактных убытков;

з) отсутствие ответственности контрагентов дочернего общества за убытки, возникшие в рамках их взаимных обязательств. В случае виновности контрагентов в убытках, возникших у дочернего общества, требование о взыскании убытков от имени акционеров дочернего общества должно быть обращено к другой стороне по договору, а не к основному обществу.

Контроль основного общества за дочерним может быть как непосредственным, так и опосредованным, через так называемые промежуточные общества. Например, можно квалифицировать отношения обществ как основного и дочернего в той ситуации, когда общество «А» приобрело крупный пакет акций общества «Б», которое, в свою очередь, было основным по отношению к обществу «В». Общество «А» назначило ряд должностных лиц в общество «Б», имеющих возможность принимать решения по текущим и перспективным вопросам финансово-хозяйственной деятельности общества «Б», в том числе и в отношении общества «В». Вследствие навязывания обществу «В» необходимости продажи его продукции по ценам, ниже рыночных, общество «В» было доведено до банкротства. Поскольку решения в отношении общества «В» принимались как обществом «Б» (владевшим контрольным пакетом «В»), так и членами совета директоров от общества «А», владевшего крупным (но не контрольным пакетом акций общества «Б»), то акционеры общества «В» оценили в исковом заявлении в качестве основных для себя как общество «Б», так и общество «А».

Практика контроля основного общества за деятельностью дочерних обществ показывает правильность такого подхода к определению круга ответчиков, поскольку контроль основного общества за деятельностью дочерних обществ может осуществляться как непосредственно, так и через цепочку «промежуточных» обществ.

Следует при этом иметь в виду, что дочернее общество само может обратиться с иском о взыскании убытков, причиненных по вине как основного общества, так и других третьих лиц, при условии доказанности причинной связи между наступившими убытками и действиями основного общества либо других лиц. Вместе с тем и акционеры дочернего общества вправе обратиться с таким же иском на основании п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах» к основному обществу о взыскании убытков в пользу дочернего общества. Поскольку одни и те же убытки нельзя взыскать дважды, то при предъявлении иска от самого дочернего общества к основному обществу акционеры уже не вправе обратиться с самостоятельным иском к основному обществу. В таком случае судья должен отказать в принятии искового заявления на основании п. 4 ст. 129 ГПК либо при обнаружении данного обстоятельства в стадии судебного разбирательства оставить заявление без рассмотрения на основании п. 4 ст. 221 ГПК.

Неурегулированным в законодательстве остался вопрос об ответственности в том случае, когда, например, дочернее общество – банк выдает по требованию основного общества кредит лицу, которое заведомо не будет его отдавать. В таком случае, во-первых, нет убытков, поскольку речь идет об исполнении основного обязательства, и, во-вторых, можно ли предъявить иск наряду с должником и к основному обществу. Здесь будет крайне сложно доказать причинную связь между возникшими имущественными потерями у банка и совместными действиями основного общества и должника, направленными на получение кредита и его заведомый невозврат.

Важный момент, который может возникнуть в судебной практике, – о субъекте «заведомого знания» основного общества об убытках, которые будут причинены дочернему обществу. Полагаем, что в этом качестве могут рассматриваться лица, уполномоченные на представление интересов юридического лица – основного общества. Ведь заведомое знание основного общества – некая юридическая абстракция, поскольку носителями информации являются конкретные должностные лица основного общества, управляющие деятельностью основного общества и наделенные правом .выступать от имени общества, в том числе и по воздействию на дочернее общество.

Смотрите так же:  Нормативно правовой договор как источник права

Возможность предъявления иска акционерами ликвидированной дочерней компании к основной компании.

В юридической практике возникал вопрос о возможности предъявления иска акционерами дочернего общества к основному обществу после ликвидации дочернего общества в связи с тем, что причиной банкротства дочернего общества стали действия основного общества. В таком случае после ликвидации дочернего общества его акционеры соответственно утрачивают данный правовой статус (акционеров), поскольку дочернее общество перестает существовать как субъект гражданского права. Поэтому в данном случае иск бывших акционеров о возмещении причиненных им убытков ликвидацией может быть основан прежде всего на ст. 1064 ГК, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда. Подобное основание для предъявления иска имеет и тактические преимущества, основанные на следующем: ответчики не смогут сослаться на то обстоятельство, что истец не имеет юридического статуса акционера вследствие ликвидации дочернего акционерного общества, акционером которого он являлся.

Согласно ст. 1064 ГК вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим ущерб. В данном случае ст. 1064 ГК может применяться как правовое обоснование практически любых исков о возмещении вреда, независимо от поводов их возникновения. На основании ст. 1082 ГК (предусматривающей способы возмещения вреда) при удовлетворении требования о возмещении вреда суд вправе обязать ответчика возместить причиненные им убытки. Поскольку требование будет касаться возмещения убытков за тот период, когда основное общество являлось акционером дочерней компании, то убытки должны обосновываться и ссылкой на п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах». Таким образом, ликвидация дочернего общества не затрагивает право его акционеров на предъявление иска на основании п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах».

По нашему мнению, положения п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах» вряд ли правильно толковать как предусматривающие только «косвенное» средство защиты интересов акционеров. Формулировка данного нормативного положения дает основания для ее распространительного толкования. В п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах» не указано, что акционеры могут предъявить иск только «от лица» или «от имени» своего общества, равно как и не запрещается прямое предъявление иска акционерами. Таким образом, буквальное прочтение п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах» позволяет выдвинуть убедительный аргумент в пользу того, что акционеры вправе предъявить иск к основному обществу, невзирая на ликвидацию своего общества.

В российском законодательстве отсутствуют положения, противоречащие такому истолкованию, равно как и не имеется противоречащих такому истолкованию авторитетных разъяснений или решений судов. Таким образом, полагаем, что более состоятельна точка зрения по данному вопросу, заключающаяся в том, что акционеры, предъявляющие требования на основании п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах», имеют независимое основание для предъявления иска, поскольку защищают собственные интересы.

Защита корпоративной собственности в арбитражном суде

Проблема 25. Взыскание убытков, причиненных акционеру (участнику) и обществу, с исполнительных органов общества

Действующее законодательство не всегда позволяет эффективно использовать механизм, установленный ст. 71 Закона об АО по взысканию убытков, причиненных виновными действиями генерального директора, члена совета директоров, члена правления в пользу акционерного общества

В соответствии с п. 5 ст. 71 Закона об АО акционер (акционеры), владеющий в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции), а также к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу их виновными действиями (бездействием).
При применении данной статьи возникает вопрос о процессуальном положении общества по иску акционера о взыскании убытков в пользу общества.
Представляется, что вопрос о том, может ли общество быть соистцом по данной категории споров, однозначно положительно решен в ст. 71 Закона об АО, предусматривающей право общества обратиться с требованием о взыскании убытков.
Процессуально вступление общества в процесс с правами истца оформляется следующим образом:
— при заявлении совместно с акционером искового требования (ст. 46 АПК РФ);
— при подаче обществом самостоятельного иска и объединении исков акционера и общества в одно производство (ст. 130 АПК РФ).
Принудительное, по инициативе суда, привлечение общества в качестве истца по делу невозможно, так как это не предусмотрено ст. 44-46 АПК РФ.
Таким образом, в случае если обществом не заявлен иск о взыскании убытков, то речь может идти только о целесообразности привлечения его к участию в деле в качестве третьего лица по иску акционера.
В случае если общество не обращается с таким иском, не поддерживает требования акционера, очевидно, что мажоритарные акционеры, назначившие директора, избравшие правление и совет директоров, не согласны с требованиями и не хотят взыскания убытков с назначенного ими директора (избранных ими членов совета директоров).
В случае удовлетворения иска акционера генеральный директор перечислит денежные средства обществу и, оставаясь генеральным директором, продолжит свою деятельность. При этом перечисленные средства акционеру не достанутся, а общество всегда найдет способ возвратить генеральному директору полученную сумму (например, путем предоставления займа, выплаты дополнительного вознаграждения, премии и т.п.).
Более того, несмотря на то что активы общества будут увеличены, это никак не отразится на доходах акционера, так как мажоритарные акционеры, назначившие директора, вправе не принимать решения о выплате дивидендов, а полученную обществом прибыль направить на другие цели.
Необходимо отметить, что с полученного обществом дохода (взысканных убытков) общество будет обязано уплатить налоги.
Таким образом, при отсутствии общества в качестве истца по требованию акционера о взыскании убытков и при возражении общества на требования акционера существует большая вероятность того, что права акционера, нарушенные виновными действиями директора (члена совета директоров, правления), восстановлены быть не могут.
Необходимо иметь в виду, что, как правило, убытки в большинстве случаев причиняются именно генеральным директором, который и представляет общество в суде по иску акционера о взыскании убытков в пользу общества. Таким образом, генеральный директор (ответчик по делу) не поддержит требования о взыскании с него убытков, выступая при этом одновременно еще и от имени общества.
В случае если генеральный директор уволен и владелец контрольного пакета акций недоволен его деятельностью, ничто не препятствует обществу заявить требование о взыскании убытков, не дожидаясь, когда за него это сделает акционер.
Согласно ст. 52 АПК РФ отказ прокурора от предъявленного иска не лишает истца права требовать рассмотрения дела по существу, если истец участвует в процессе. Таким образом, АПК РФ допускает возможность неучастия истца в процессе, по которому заявлено требование, защищающее его права и интересы.
Об этом свидетельствует, например Постановление Президиума ВАС РФ от 24 апреля 2002 г. N 11968/01, согласно которому прокурор, предъявив иск, согласно ч. 1-3 ст. 41 АПК РФ несет обязанности и пользуется правами истца, кроме права на заключение мирового соглашения. ВАС РФ указал на то, что нормы действующего арбитражного процессуального законодательства не требуют обязательного указания в исковом заявлении истца в том случае, когда иск заявлен прокурором (заместителем прокурора) в защиту интересов государства и общества.
Таким образом, по мнению автора, арбитражный суд не вправе привлечь в качестве истца общество помимо его воли и без заявленного им иска. В противном случае будет нарушено правило, установленное ст. 4 АПК РФ о том, что заинтересованное лицо вправе, а не обязано обратиться в арбитражный суд за защитой своих прав и интересов.
Если суд все же привлечет общество в качестве истца помимо его воли, возникнет вопрос: какие требования общества рассматривает арбитражный суд в отсутствие искового заявления от истца (общества)? Кроме того, отсутствие такого заявления влечет за собой невозможность общества отказаться от иска.
Отказ акционеру во взыскании убытков на том основании, что он не привлек к участию в деле в качестве истца общество, не будет, по мнению автора, основан на законе, так как ст. 71 Закона об АО прямо предусматривает, что иск может быть подан как акционером, так и обществом, а не только совместно.
Таким образом, остается только один вопрос: должно ли общество быть привлеченным к участию в деле на правах третьего лица, когда по делу доказывается факт причинения ему убытков?
Представляется, что данный вопрос является риторическим, так как именно общество может представить все необходимые доказательства, подтверждающие или опровергающие факт причиненных убытков (бухгалтерскую отчетность, решения собраний акционеров, заключенные обществом договора и всю другую документацию, которая хранится только у общества, но никак не у акционера).
Более того, общество должно являться получателем взысканных средств выгодоприобретателем.
Кроме того, в случае если убытки взыскиваются с генерального директора общества, который не уволен и продолжает исполнять обязанности, то явка такого директора в качестве ответчика по делу фактически означает явку законного представителя общества.
Запрашивая от ответчика как от физического лица документы, связанные с возможными убытками общества, суд фактически запрашивает документы от общества.
В случае же если генеральный директор уволен, то тем более получение необходимых доказательств без привлечения общества к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, невозможно.
Представляется, что процессуальное положение общества может и должно быть таким: третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования (только в том случае, если общество само не заявило требование о взыскании убытков).
Возникает вопрос: противоречит ли каким-либо нормам АПК РФ рассмотрение судом требования, заявленного в пользу третьего лица?
Представляется, что АПК РФ прямо не запрещает предъявление данного иска при условии, что заинтересованное лицо доказывает нарушение своих прав и законных интересов.
Согласно ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных прав и законных интересов.
Акционерное общество создается с целью извлечения прибыли. Акционер напрямую заинтересован в том, чтобы деятельность общества не была убыточной. В случае если в результате виновных действий руководителей общества причинен убыток, права и законные интересы акционера нарушаются, что подтверждается правом акционера на подачу соответствующего иска, предусмотренным ст. 71 Закона об АО и ст. 53 ГК РФ.
Проблема процессуального положения общества по данной категории спора вызвана тем, что законодатель, предоставив акционеру право взыскивать убытки в пользу общества, видимо, не задумывался о том, каким образом это может восстановить нарушенные права акционера, если общество не желает предъявлять соответствующий иск вместе с акционером.
Желая защитить права акционера, законодатель не предусмотрел правовых механизмов реализации судебного решения в случае, если общество не согласно со взысканием в его пользу убытков, а также не внес в АПК РФ норму (по аналогии со ст. 45, 52 АПК РФ) о возможности предъявления требования акционером в качестве заявителя с правами истца.
Причина сложившейся ситуации заключается, по мнению автора, в следующем.
В иске о защите личных интересов акционер является прямым выгодоприобретателем, например, ему возмещается нанесенный ущерб.
По косвенному иску прямым выгодоприобретателем является акционерное общество, в пользу которого взыскивается присужденное. Выгода самих акционеров косвенная, так как они лично ничего не получают, кроме возмещения ответчиком понесенных ими судебных расходов в случае выигрыша дела, в то время как в конечном счете акционеры защищают свои собственные интересы, поскольку после возмещения убытков должна возрасти курсовая стоимость акций, увеличивая активы общества.
Причина возникновения косвенных исков связана с «распылением» контрольного пакета акций среди акционеров, т.е. с исчезновением фигуры мажоритария.
В такой ситуации управление обществом сосредотачивается в руках органов управления, которые не всегда действуют в интересах акционеров.
В соответствии с п. 23.1 Правил гражданского судопроизводства в федеральных районных судах США допускается рассмотрение производных исков, поданных акционерами, чтобы побудить директоров корпорации действовать определенным образом от имени корпорации против третьего лица, а также с целью возмещения ущерба корпорации, причиненного директорами, нарушившими свои доверительные обязанности.
Возможность взыскания убытков с менеджмента предусмотрена Законом об акционерных обществах Германии 1965 г. (§ 147).
Гражданская ответственность администраторов перед АО установлена в разд. 9 Закона Франции «О торговых товариществах».
Вместе с тем необходимо отметить, что в России сформировалась совершенно иная система распределения корпоративного капитала (акций) и контрольный пакет акций общества, как правило, находится в руках одного лица или нескольких аффилированных лиц. Таким образом, взыскание убытков в пользу общества, а не в пользу акционера, при наличии мажоритария, который не согласен с заявленными требованиями, не достигает той цели, которая достигается в странах с другой системой распределения акций.
Кроме того, во многих странах акционерное общество, наняв управляющих, страхует риск их ответственности перед ним самим. Условие о страховании ответственности обычно становится частью контракта управляющего с корпорацией.
Тем не менее необходимо еще раз подчеркнуть, что действующее законодательство позволяет акционеру взыскивать убытки в пользу общества вне зависимости от того, предъявляет ли при этом иск само общество (в ст. 71 Закона об АО указано: «общество или акционер: вправе обратиться в арбитражный суд с иском. «).
Таким образом, непривлечение акционером общества в качестве истца по делу не может препятствовать удовлетворению исковых требований, имея в виду, что такие обязанность и право у акционера отсутствуют, а у арбитражного суда нет права на самостоятельное привлечение истца к участию в деле.
Вопросы же, связанные с реальной эффективностью взыскания убытков для восстановления нарушенных прав акционера, не входят в компетенцию суда и требуют внесения изменений в действующее законодательство.
Существует несколько вопросов, по которым хотелось бы получить разъяснения ВАС РФ.
Во-первых, как соотносится требование ст. 15 ГК РФ о том, что убытки могут взыскиваться только лицом, которому они причинены, со ст. 71 Закона об АО, допускающей взыскание убытков в пользу третьего лица (общества)?
Согласно п. 5 ст. 71 Закона об АО акционер, владеющий в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета), общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.
Похожая норма содержится в п. 3 ст. 53 ГК РФ, согласно которой лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно или разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.
В то же время согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Из Постановления ФАС Московского округа, представленного в качестве иллюстрации проблемы, не усматривается, что суды применяли ст. 53 ГК РФ (имеется только ссылка на ст. 15 ГК РФ).
Представляется, что применение ст. 15 ГК РФ без одновременного применения ст. 53 ГК РФ невозможно, так как ст. 15 ГК РФ допускает предъявление требования о взыскании убытков, причиненных заявителю, а не третьему лицу.
Кроме того, ст. 53 ГК РФ допускает взыскание убытков только с органов юридического лица, представляющих его интересы в силу закона или учредительных документов. Члены совета директоров или члены правления сами по себе не являются органами юридического лица и не всегда имеют право выступать от имени общества.
Представляется необходимым разъяснение Президиума ВАС РФ по вопросу соотношения ст. 53 и 15 ГК РФ, имея в виду, что ст. 15 ГК РФ не предусматривает возможности взыскания убытков в пользу третьего лица.
Во-вторых, какие именно доказательства могут являться допустимыми и относимыми по делам о взыскании убытков, причиненных обществу? Представляется необходимым дать судам хотя бы примерные ориентиры в этом вопросе, так как по нему отсутствуют какие-либо разъяснения.
Убытки могут заключаться в том, что:
— в результате уменьшаются активы общества;
— возникает необходимость для общества и (или) акционеров искать дополнительные инвестиции (привлекать займы, принимать решения о дополнительном выпуске акций, продавать имущество) для восстановления платежеспособности общества, расчетов с кредиторами в связи с уменьшением активов.
Представляется необходимым указание в информационном письме ВАС РФ на то, что факт причинения обществу убытков может подтверждаться судебными актами, вступившими в законную силу, о признании недействительными сделок, заключенных генеральным директором, решений собраний акционеров (созыв и проведение которых осуществлены членами совета директоров, членами правления, генеральным директором), актами оценки имущества, проданного обществом по заведомо заниженной цене, бухгалтерской отчетностью общества (наличие убытков в балансе), судебными актами, подтверждающими возбуждение процедуры банкротства общества, претензиями кредиторов по вопросу неисполнения обязательств вследствие неплатежеспособности общества, решениями судов о взыскании задолженности с общества, доказательствами, свидетельствующими о принятии обществом мер для восстановления платежеспособности и расчетов с кредиторами (договоры займа) и т.п.
При оценке доказательств (судебных актов, вступивших в законную силу), суды должны принимать во внимание наличие причинно-следственной связи между виновными действиями ответчика и признанием судом недействительными договоров (решений собраний), возбуждением судом процедуры банкротства, учитывая также причинно-следственную связь обстоятельств, послуживших основанием для принятия судами данных решений с уменьшением активов общества.
В-третьих, относится ли к подведомственности арбитражного суда иск о взыскании убытков с генерального директора, заявленный не акционером, а обществом (имея в виду наличие трудовых отношений)?
В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 о некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» ВАС РФ дал следующие разъяснения.
. На основании п. 5 ст. 71 Закона акционер (акционеры), владеющий в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции), а также к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу их виновными действиями (бездействием) (п. 37).
Иски, предъявляемые акционерами (в том числе акционерами — физическими лицами) в указанных в данном постановлении случаях, подлежат рассмотрению арбитражными судами в соответствии с АПК РФ (п. 38).
Давая разъяснение по данному вопросу ВАС РФ не указал на то, подведомственен ли арбитражному суду иск общества к генеральному директору, имея в виду наличие трудовых отношений между данными лицами.
В то же время согласно позиции Президиума ВС РФ требования общества к бывшему генеральному директору общества о взыскании убытков, причиненных действиями данного лица в период исполнения им обязанностей генерального директора, подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции*(46).
Верховный суд РФ указал на следующее.
К подведомственности арбитражных судов отнесены дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, если сторонами в них являются юридические лица или индивидуальные предприниматели (ст. 27 АПК РФ). По правилам специальной подведомственности, установленным ст. 33 АПК РФ, к ведению арбитражных судов отнесены и другие дела. В рассматриваемом случае стороной в споре является физическое лицо — бывший генеральный директор акционерного общества.
С учетом правил общей подведомственности спор не может быть отнесен к ведению арбитражного суда ввиду несоблюдения критерия субъектного состава — в нем участвует физическое лицо, не имеющее статуса индивидуального предпринимателя.
По правилам специальной подведомственности спор также не может быть отнесен к его ведению, поскольку относящиеся к данному вопросу положения ст. 33 АПК РФ (п. 4 ч. 1) о специальной подведомственности относят к арбитражным делам споры между акционером и акционерным обществом, за исключением трудовых споров.
Отношения между генеральным директором акционерного общества и акционерным обществом вытекают из трудового договора (гл. 43 Трудового кодекса Российской Федерации). Следовательно, дело по иску акционерного общества к генеральному директору общества (в том числе бывшему) о возмещении им убытков, причиненных обществу при исполнении своих обязанностей, возникает из трудовых отношений и как дело по трудовому спору подведомственно судам общей юрисдикции.
Таким образом, представляется необходимым согласование позиции ВАС РФ и ВС РФ по вопросу подведомственности споров по иску общества к генеральному директору.
Обращает на себя внимание тот факт, что ст. 71 Закона об АО предусматривает возможность обращения с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции), а также к управляющей организации или управляющему, не уточняя — заявляется ли иск к лицу, исполняющему обязанности органа, члена совета, правления, управляющего или к лицу, прекратившему исполнять обязанности.
Представляется целесообразным указание в информационном письме ВАС РФ на то, что исковые требования могут быть предъявлены как к тем, так и к другим лицам.
Представляется, что споры данной категории вне зависимости от того — является ли взыскателем акционер или общество, подлежат рассмотрению в арбитражном суде.
Попытка автора самостоятельно изучить практику рассмотрения судами дел по данной категории споров не дала результатов, так как в базах данных практически отсутствуют соответствующие судебные решения. Найдено только Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 27 мая 2003 г. по делу N Ф08-1555/2003 — решением суда с ответчика (директора) в пользу общества (истца), взысканы убытки, причиненные обществу, несмотря на наличие трудовых отношений.

Смотрите так же:  Адвокат горбачев сергей

О возмещении убытков к основному акционерному обществу

Возмещение убытков

Вопрос: По заявлению акционера о возмещении убытков дочернего общества к основному акционерному обществу, суд постановил о возврате иска, из-за необходимости акционера направиться в суд по месту пребывания основного общества.

Законны ли действия суда?

Ответ адвоката: Здесь, действия суда законны.

Обоснование: Пункт 4.1 статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает один из эпизодов редкой подсудности исковое заявление или по спору заявление, которое указано в ст. 225.1 Кодекса, передается в арбитражный суд по адресу пребывания юридического лица, которое указано в ст. 225.1 Кодекса.

Статья 225.1 охватывает список корпоративных споров, которые подсудны арбитражным судам, например: споры по искам участников, учредителей, членов юридического лица (дальше по тексту — участники юридического лица) о компенсации ущерба, который был причинен юридическому лицу, признании сделок недействительными, которые были совершены юридическим лицом, и (или) использовании результатов недействительности этих сделок.

Следовательно, иск акционера дочернего общества о компенсации ущерба к основному обществу нужно подавать по месту пребывания основного общества. Статья 129 АПК РФ предусматривает одну из причин возврата искового заявления эпизод, когда дело данному суду неподсудно.

Вывод: В этом случае, действия суда законны.

Исковое заявление о возмещении убытков и упущенной выгоды, причиненных ненадлежащим исполнением обязанностей директором акционерного общества

В Арбитражный суд г. Ярославля

Истец: ООО «Ярэнерго»

местонахождение: ул. Набережная д.54

Ответчик ООО «Роспечать»

местонахождение: ул. Гагарина д.90

сумма иска 450000 рублей

госпошлина 2000 рублей

Исковое заявление о возмещении убытков и упущенной выгоды

Директор акционерного общества ООО «Роспечать» по договору от «16»марта 2013 г. № 345-678 обязался: напечатать и поставить справочную литературу, заказанную ООО «Ярэнерго» в сроки предусмотренные договором. Ответчик взятые на себя обязательства не выполнил.

Смотрите так же:  Договор на покупку оборудования с монтажом

В соответствии со статьей 309 Гражданского кодекса РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом. До настоящего времени Ответчик своих обязательств не выполнил. Ответчик не принял всех необходимых мер для того, чтобы предотвратить причинение убытков акционерному обществу.

6 статьей договора № 345-678 предусмотрена ответственность Ответчика в виде неустойки в сумме 200000 (двести тысяч) рублей за невыполнение обязательств при исполнении договора.

Вследствие указанных выше действий Ответчика Истец понес убытки на сумму 300000 (триста тысяч) рублей.

Нарушение обязательств Ответчиком стало причиной, лишившей Истца возможности получить прибыль. Упущенная выгода исчисляется в размере 150000 (сто пятьдесят тысяч) рублей.

В связи с вышеизложенным и на основании ст.ст. 15, 393, 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, в порядке статьи 33 АПК РФ, пункта 3 статьи 69 и пункта 2 статьи 71 ФЗ «Об акционерных обществах»

Взыскать с Ответчика в пользу Истца убытки, понесенные Истцом в размере 300000 (триста тысяч) рублей.

Взыскать с Ответчика в пользу Истца упущенную выгоду в размере 150000(сто пятьдесят тысяч) рублей.

  1. Копия договора № 345-678 от «16» марта 2013 г. между Истцом и Ответчиком.
  2. Копия письма от «5»мая 2013 г.
  3. Копия претензии от «2»июня 2013 г.
  4. Копии документов, подтверждающих убытки.
  5. Расчет суммы иска.
  6. Почтовая квитанция об отправке Ответчику копии искового заявления.
  7. Квитанции об уплате госпошлины.

«28» июня 2013 г. Канашин Н.Н.

Помощь в подготовке заявлений, исков, жалоб, договоров и соглашений

Оперативная консультация по телефону или в офисе бюро

Адвокат по арбитражным делам — помощь специалиста по судебным спорам юрлиц

Иск о возмещении убытков акционерному обществу

В Арбитражный суд г. ____________


Истец: __________________________
местонахождение: ________________
телефон: ________________________
факс __________, e-mail _________

Ответчик ________________________
местонахождение: ________________
телефон: ________________________
факс __________, e-mail _________

сумма иска ______________________

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
о возмещении убытков и упущенной выгоды,
причиненных ненадлежащим исполнением обязанностей
директором акционерного общества

Директор акционерного общества _______________________________
по договору от «___»__________ 200_ г. N ____ обязался:
1) __________________________________________________________;
(указать обязательства Ответчика по договору)

2) __________________________________________________________;
3) __________________________________________________________.
Ответчик взятые на себя обязательства не выполнил.
В соответствии со статьей 309 Гражданского кодекса РФ
обязательства должны исполняться надлежащим образом. До настоящего
времени Ответчик своих обязательств не выполнил. Ответчик не
принял всех необходимых мер для того, чтобы предотвратить
причинение убытков акционерному обществу.
______ статьей договора N ______ предусмотрена ответственность
Ответчика в виде неустойки (пени, штрафа) в сумме ______ (_______)
рублей за невыполнение обязательств при исполнении договора.
Вследствие указанных выше действий (бездействия) Ответчика
Истец понес убытки на сумму _________ (__________________) рублей.
Стоимость убытков включает:
1) __________________________________________________________;
(произвести расчет убытков)

2) __________________________________________________________.
Нарушение обязательств Ответчиком стало причиной, лишившей
Истца возможности получить прибыль. Упущенная выгода исчисляется в
размере __________ (_______________) рублей из следующего расчета:
_________________________________________________________________.
(привести расчеты)

В связи с вышеизложенным и на основании ст.ст. 15, 393, 395
Гражданского кодекса Российской Федерации, в порядке статьи 33 АПК
РФ, пункта 3 статьи 69 и пункта 2 статьи 71 ФЗ «Об акционерных
обществах»
ПРОШУ:

1) Взыскать с Ответчика в пользу Истца убытки, понесенные
Истцом в размере ________________ (_____________) рублей.
2) Взыскать с Ответчика в пользу Истца упущенную выгоду в
размере _____________ (________________) рублей.
3) Взыскать с Ответчика в пользу Истца проценты за пользование
чужими денежными средствами в размере ________ (_________) рублей.

Приложение:
1. Копия договора N ___ от «__»__________ 200_ г. между Истцом
и Ответчиком.
2. Копия письма от «___»__________ 200_ г.
3. Копия письма от «___»__________ 200_ г.
4. Копия претензии от «___»__________ 200_ г.
5. Копии документов, подтверждающих убытки.
6. Расчет суммы иска.
7. Почтовая квитанция об отправке Ответчику копии искового
заявления.
8. Квитанции об уплате госпошлины.

«___»__________ 200_ г. _________________________
(подпись)