ПРИЗНАКИ ХИЩЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПРЕДМЕТОВ (ст. 229 УК РФ)

В соответствии с примечанием 1 к ст. 158 УК РФ под хищением в статьях Уголовного кодекса Российской Федерации понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и(или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. С точки зрения законодательной регламентации, признаки хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей должны полностью соответствовать всем объективным и субъективным признакам хищения, определение которого дано в примечании 1 к ст. 158 УК РФ. Распространение признаков хищения как преступления против собственности на хищения специальных предметов, т. е. на преступления, посягающие на иные объекты, вызывает многочисленные нарекания со стороны как ученых, так и правоприменителей.

Хищение как преступление против собственности и хищение наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений или их частей имеют много общих признаков, но, как правильно отметил А. А. Музыка, общность черт — фактор не доминирующий в характеристике сравниваемых преступлений(1).

Объектом преступного посягательства при совершении деяний, ответственность за которые предусмотрена в гл. 21 УК РФ, являются отношения собственности, что и обусловливает определенный набор объективных и субъективных признаков хищения. При хищении наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей социальный вред причиняется иным отношениям — отношениям, обеспечивающим здоровье населения. Отношения собственности могут выступать в качестве факультативного объекта преступления, если похищенные наркотические средства, психотропные вещества, наркосодержащие растения либо их части находились в собственности или в законном владении юридического или физического лица.

Как отмечает А. И. Бойцов, «вещи, изъятые из свободного обращения, по общему правилу, не могут рассматриваться в качестве предмета преступлений против собственности. Хотя они и обладают экономическим свойством стоимости и ее денежным выражением — ценой, совершаемые с ними общественно опасные действия нарушают не столько имущественные отношения, сколько специальный правовой режим, установленный относительно указанных вещей»(2).

В общем понятии хищения, которое содержится в примечании 1 к ст. 158 УК РФ, предмет хищения определяется как чужое имущество. В уголовном праве под имуществом понимаются вещи, деньги, ценные бумаги. Причем в теории уголовного права общепринято предметом хищения считать не любую вещь, а вещь, обладающую тремя совокупными признаками: физическим, экономическим, юридическим.

Юридический признак означает, что имущество является объектом вещного права, не изъято из свободного гражданского оборота и является чужим для виновного(3). Наркотические средства, психотропные вещества, наркосодержащие растения либо их части далеко не всегда являются объектом вещного права, а в большинстве случаев при их хищении находятся в незаконном обороте. Следовательно, не обладают юридическим признаком общего предмета хищения.

Вместе с тем указанные средства, вещества, растения и их части признаются предметом хищения, ответственность за которое установлена в ст. 229 УК РФ, как в случае нахождения их в законном обороте, так и в случае их нахождения в незаконном обороте. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 г. № 14 говорится, что по смыслу ст. 229 УК РФ ответственность за хищение наркотических средств или психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, наступает в случаях противоправного их изъятия у юридических или физических лиц, владеющих ими законно или незаконно, в том числе путем сбора растений, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, либо их частей с земель сельскохозяйственных и иных предприятий, а также с земельных участков граждан, на которых незаконно выращиваются эти растения. Эта позиция могла бы быть признана верной, если бы законодатель ограничил распространение общего определения хищения на преступления против собственности.

Существенно различаются объективные и субъективные признакихищения как преступления против собственности и объективные и субъективные признаки хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей.

К объективным признакам первого относятся: 1) противоправные безвозмездное изъятие и(или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц; 2) причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества; 3) причинная связь между действием и последствием; к субъективным признакам — 1) прямой умысел; 2) корыстная цель.

Завладение наркотическими средствами или психотропными веществами вне установленного порядка их приобретения (только в аптечных учреждениях и только по специальным рецептам) всегда противоправно. Что же касается безвозмездности изъятия и(или) обращения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей в пользу виновного либо других лиц, то следует признать, что в некоторых случаях этот признак может отсутствовать.

В определении хищения наркотических средств или психотропных веществ, которое дано в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 признак безвозмездности не упоминается и, как нам кажется, не случайно. Как совершенно справедливо отмечал А. А. Музыка, «для хищения наркотиков не обязателен признак безвозмездности их изъятия. В данном случае денежная или иная компенсация стоимости этих предметов не меняет социальной сути преступления. Бесконтрольное распространение наркотических средств всегда создает угрозу народному здоровью. Отсюда следует важный вывод: противоправные действия виновных, уплативших стоимость наркотиков и тем самым не причинивших вреда собственности, охватываются ст. 2292 УК УССР (ст. 229 УК РФ — М. Л.)»(1). И это суждение было бы справедливым, если бы общие признаки хищения не распространялись на хищение специальных предметов.

Хищение как преступление против собственности — преступление с материальным составом. Обязательным признаком хищения является наступление последствий причинение ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. В настоящее время это последствие, принимая во внимание примечание 1 к ст. 158 УК РФ, непременно должно быть и при хищении наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей.

Но при хищении наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей причинение ущерба возможно, если указанные предметы находились в собственности или законном владении физического или юридического лица. Если похищены наркотические средства, психотропные вещества, наркосодержащие растения либо их части, которые находились в незаконном обороте, то нет оснований считать, что их владельцу причиняется материальный ущерб, поскольку ущерб — понятие, связанное с нарушением прав или законных интересов физического или юридического лица.

Обязательными признаками субъективной стороны хищения являются прямой умысел и корыстная цель. Сравнительный анализ этих признаков хищения общих предметов и хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей показывает наличие существенных расхождений в их содержании.

Интеллектуальный элемент прямого умысла при обычном хищении включает в себя понимание виновным, что он завладевает чужим имуществом, а также осознание всех тех юридически значимых фактических обстоятельств, которые образуют объективную сторону хищения: осознание противоправности и безвозмездности изъятия и(или) обращения чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц, причинения ущерба собственнику или иному владельцу. Интеллектуальная сторона умысла при хищении включает в себя также осознание способа хищения. Поскольку все, за исключением разбоя, формы хищения имеют материальный состав, в интеллектуальное содержание умысла входит предвидение общественно опасных последствий своих действий — причинения ущерба собственнику или иному владельцу имущества в том или ином размере, а при конкретизированном умысле относительно размера — предвидение причинения ущерба в четко определенном размере.

Что же касается интеллектуального элемента умысла при хищении наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей, то сознанием виновного должен охватываться не только факт завладения чужим имуществом, но и то, что предметом хищения являются наркотические средства, психотропные вещества, наркосодержащие растения либо их части, тогда как при обычном хищении характер похищаемого имущества имеет значение только в том случае, если предметом хищения являются предметы или документы, имеющие особенную историческую, научную, художественную или культурную ценность. Не имеет значения для квалификации хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей осознание виновным стоимости похищаемого имущества, но принципиальное значение приобретает осознание юридически значимого размера наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей.

Обязательным признаком хищения как преступления против собственности является корыстная цель. Вопрос о том, что понимается под корыстной целью при хищении, в теории уголовного права относится к дискутируемым.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г. № 51 указывается, что при решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, т. е. стремления изъять и(или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц. Если корыстную цель при хищении понимать именно таким образом, то любое распоряжение чужим имуществом как своим уже свидетельствует о корыстной цели. Однако законодатель, давая определение хищения, говорит не просто о цели обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц, а об обращении с корыстной целью: «…совершенные с корыстной целью изъятие и(или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц …».

Тем и характерно хищение, что присутствует не просто цель обращения имущества в пользу виновного или другого лица, но эта цель корыстна в отличие от распоряжения чужим имуществом как своим собственным с иной целью, например, завладение чужим имуществом для последующего его уничтожения либо распоряжение им в интересах организации при злоупотреблении должностными полномочиями.

Во многих статьях Особенной части Уголовного кодекса конструктивным признаком состава преступления является цель, но только в одном случае — применительно к хищению — этот признак субъективной стороны используется в сочетании с прилагательным «корыстная». Десятилетиями ученые спорят о том, является ли корыстная цель необходимым признаком хищения, но никогда не подвергалось сомнению, что понятие «корысть» означает стремление к наживе, богатству, личной выгоде. Синонимами слова корысть служат такие слова, как жадность, скупость, алчность, корыстолюбие. И если законодатель счел нужным включить в обязательном порядке в субъективные признаки хищения корыстную цель, то она должна пониматься соответственно заложенному в ней смыслу.

Бесспорно, корыстная цель присутствует во всех случаях, когда чужое имущество обращается в пользу виновного. Но корыстная цель должна быть установлена и тогда, когда имущество обращается в пользу иных физических или юридических лиц, что прямо следует из определения хищения.

Подводя итоги исследованию вопроса о корыстной цели как признака хищения, проф. А. И. Бойцов делает вывод, что «корыстная цель, представляющая собой намерение извлечь конкретную имущественную выгоду из чужого имущества, является обязательным элементом субъективной стороны хищения, при недоказанности наличия которой на момент совершения деяния безвозмездное изъятие имущества не может квалифицироваться как хищение. Содержательно же корыстная цель заключается в стремлении виновного к обогащению: а) лично себя; б) близких для него физических лиц, в улучшении материального благополучия которых он заинтересован; в) юридических лиц, с функционированием которых напрямую связано его материальное благополучие; г) любых других лиц, действующих с ним в соучастии»(1).

Смотрите так же:  Возврат части денег по расписке

Исходя из действующей редакции примечания 1 к ст. 158 УК РФ, для квалификации деяния как хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей по ст. 229 УК РФ корыстная цель должна быть обязательно установлена.

Существует мнение, что хищение наркотических средств или психотропных веществ всегда совершается с корыстной целью, так как виновное лицо всегда получает наживу от хищения наркотиков, в том числе и при потреблении наркотиков им самим или другими лицами(2).

М. Л. Прохорова видит корыстную цель в том, что «предметом стремления виновного при совершении названных деяний является фактическое получение полномочий собственника (пользования, владения, распоряжения) в отношении изымаемых или истребуемых наркотических средств либо психотропных веществ, позволяющих ему извлечь для себя выгоды материального характера. Для потребителя эта выгода заключается в том, что в результате хищения или выполненного требования при вымогательстве отпадает необходимость затрачивать весьма крупные средства на приобретение наркотиков, а для сбытчика — в том, что реализация незаконно приобретенных препаратов принесет ему ощутимые доходы»(3).

Однако далее автор отмечает, что субъективная сторона указанных преступлений отличается спецификой по сравнению с субъективной стороной хищения и вымогательства чужого имущества. В отдельных случаях незаконного изъятия указанных препаратов у виновного отсутствует корыстная цель. В этих случаях предлагается квалифицировать деяние как незаконное приобретение наркотического средства или психотропного вещества(1).

Эта позиция поддержана другими учеными, которые так же полагают, что далеко не во всех случаях завладения наркотиками можно говорить о наличии корыстной цели, в частности в тех случаях, когда мотив совершения хищения — сострадание или стремление утолить наркотический голод, когда преступление совершается не потому, что лицо не хочет заплатить за наркотики, а потому, что нет возможности их купить. Поэтому хищение наркотиков не всегда можно отнести к преступлениям, совершаемым с корыстной целью(2). По мнению Э. Ф. Побегайло, «при хищении наркотических средств или психотропных веществ лицо далеко не всегда стремится извлечь в результате совершения преступления материальную выгоду. Его нередко побуждают к этому иные мотивы: стремление утолить наркотический голод (при явлениях абстиненции), сострадание к другому лицу, больному наркоманией, крайняя нужда и т. п. …Следовательно, хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ нельзя безоговорочно относить к числу корыстных посягательств»(3).

Действующая редакция примечания 1 к ст. 158 УК РФ позволяет признать хищением, в том числе хищением наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей, только такое деяние, которое совершено с корыстной целью, которая при хищении данных предметов реализуется:

1) в противоправных безвозмездном изъятии и(или) обращении чужих наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей в свою пользу;
2) в противоправных безвозмездном изъятии и(или) обращении чужих наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей в пользу близких;
3) в противоправных безвозмездном изъятии и(или) обращении чужих наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей в пользу соучастников хищения;
4) в противоправных безвозмездном изъятии и(или) обращении чужих наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей в пользу других лиц, в расчете на последующее обогащение.

Если при завладении наркотическими средствами, психотропными веществами, наркосодержащими растениями либо их частями отсутствует корыстная цель, то с учетом примечания 1 к ст. 158 УК РФ действия виновного могут квалифицироваться в зависимости от умысла только как незаконное приобретение наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей либо как приготовление к их сбыту.

В связи с тем что не каждое завладение чужими наркотическими средствами или психотропными веществами совершается с корыстной целью, было высказано предложение об отказе от понятия хищения наркотических средств или психотропных веществ с заменой его понятием разновидности незаконного приобретения(4).

По нашему мнению, корыстная цель не должна быть обязательным признаком хищения специальных предметов, что должно найти отражение в уголовном законе.

Сравнительный анализ признаков хищения с общим предметом и хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей свидетельствует о том, что хищение как преступление против собственности и хищение наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей — это самостоятельные преступления, составы которых обладают самостоятельными наборами объективных и субъективных признаков.

Приходится констатировать, что законодатель допустил серьезную ошибку, распространив понятие хищения чужого имущества на состав преступления, закрепленный в ст. 229 УК РФ. По мнению Р. Д. Шарапова, попытка Верховного Суда Российской Федерации исправить ситуацию есть не что иное, как рекомендация применять закон по аналогии в нарушение ч. 2 ст. 3 УК РФ(1).

Исследователи, обращавшие внимание на несоответствие признаков хищения в его общем понятии и хищения наркотических средств или психотропных веществ, предлагали следующее:

1. Изменить уголовный закон путем замены в ст. 229 УК РФ термина «хищение» на «неправомерное изъятие» или «завладение»(2).
2. В связи с тем, что хищение наркотических средств нельзя безоговорочно относить к корыстным преступлениям, необходимо все формы противоправного изъятия наркотиков расценивать как их незаконное приобретение(3).

Недостатки первого предложения, на наш взгляд, кроются в том, что термин «неправомерное» присущ и приобретению наркотиков. Кроме того, возможно не только неправомерное изъятие наркотических средств или психотропных веществ, но и неправомерное обращение в пользу виновного вверенных ему наркотиков. Термин «завладение» не отражает характера действий, так как переход наркотиков во владение виновного происходит и при неправомерном их приобретении, и при вымогательстве.
Что касается второго предложения, то уголовная ответственность за незаконное приобретение наркотиков при совершении добровольной сделки между владельцем или собственником наркотика и уголовная ответственность за незаконное получение наркотиков в пользование, владение и распоряжение помимо воли собственника или иного владельца или вопреки ей должна быть дифференцирована, поскольку второй способ получения наркотиков в свое незаконное владение представляет повышенную степень общественной опасности.

Наше предложение заключается в следующем.

Во-первых, при определении хищения в примечании 1 к ст. 158 УК РФ необходимо оговорить, что данное определение распространяется только на преступления, включенные в главу 21 УК РФ.

Во-вторых, включить в Уголовный кодекс определение хищения специальных предметов, над оборотом которых установлен особый контроль, следующего содержания: в статьях 221, 226 и 229 УК РФ под хищением понимаются противоправные изъятие и(или) обращение указанных в этих статьях предметов, находящихся в собственности, законном или незаконном владении другого физического либо юридического лица, в пользу виновного либо других лиц.

2.1 Понятие кражи. Юридический анализ ч.1 ст.158 УК РФ / Тайное хищение чужого имущества. Учебное пособие // Allpravo.ru. — 2006.
Глава 2. Понятие и признаки кражи

Определение дефиниции «кража» как «тайного похищения чужого движимого имущества» — известно еще русскому дореволюционному уголовному праву.

Как отмечал известный дореволюционный ученый-юрист В.И. Сергеевич кража — тайное заведомо противозаконное изъятие чужой вещи из хранилища другого лица с намерением присвоить ее себе, известна нашим древним памятникам под именем татьбы [1] . Действительно «кража» — одно из самых древних преступлений и составов преступлений, получивших закрепление в нормах права.

Татьба» как правовой термин широко употреблялся до середины 19 века и окончательно уступил место «краже» ко времени первой кодификации российского уголовного законодательства (т. 15 Свода законов Российской империи 1832 г.) [2] .

По Уголовному уложению (изд.1885г.) под татьбой и кражей (X, 222) понимается тайное похищение чужого имущества.

Цена похищенного, как и в древнейшем нашем праве, не имеет значения при оценке последствий татьбы.

Уложение знало: 1) обыкновенную татьбу, за которую полагается (за первую) потеря левого уха, кнут, тюремное заключение на два года, а затем ссылка в украйные города в какой чин пригодится (XXI, 9); 2) квалифицированную, за которую налагается более тяжкое наказание, и, наконец, 3) несколько таких видов татьбы, которые или вовсе не наказываются, или наказываются легче, чем обыкновенные.

К квалифицированной татьбе относилась церковная кража, за которую полагается смертная казнь (XXI, 14), и «ража лошади на службе, которая карается отсечением руки (VII, 29). Последнее постановление взято из градских законов (XXXIX, 53).

К ненаказуемой татьбе относится кража из сада — яблок и деревьев; эти действия ведут только к вознаграждению убытков (X, 221).

К кражам, наказуемым легче, относится: 1) кража во дворе царского величества (III, 9); 2) кража овощей из огорода (X, 211); 3) кража с поля хлеба или сена (XXI, 89) и 4) рыбы из пруда или садка (XXI, 90). Первая и третья кражи ведут к наказанию кнутом, четвертая — батогами, о второй сказано: «за кражу учинити наказание, смотря по делу» [3] .

Итак, в дореволюционные ученые-юристы и уголовный закон понимали под кражей тайное похищение чужого движимого имущества [4] , различаются квалифицированные виды кражи.

В период советского государства и права кража также определялась как «тайное похищение имущества, находящегося в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения». Попытка ревизии такого определения была предпринята лишь однажды. В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан» кража определялась как «тайное или открытое похищение личного имущества граждан», поглотив таким образом и грабеж без насилия. Данное противоречивое определение кражи подействовало 13 лет и закон вновь вернулся к традиционному пониманию кражи как тайного похищения (ст. 89 и 144 УК 1960 г.). При этом допускалась двойственность терминологии. Если в тексте ст. 89 и 144 УК говорилось о «тайном похищении», то в заголовке ст. 89 употреблялось выражение «хищение. путем кражи». Противопоставление понятий «хищение» и «похищение» не имело под собой достаточного основания с точки зрения как языковых норм, так и юридической. С постепенным распространением понятия «хищение» на преступления против личной собственности такая двойственность стала особенно нетерпимой. Уголовный кодекс 1996 г. впервые в законодательном определении кражи употребил слова «тайное хищение». Новая формулировка положила конец терминологической путанице, равно как и попыткам противопоставления понятий «хищение» и «похищение» [5] .

Обратимся к современному определению. Уголовный кодекс РФ (ч.1 ст.158 УК РФ) определяет кражу как «тайное хищение чужого имущества». Более расширенное определение кражи можно найти в п.2 постановления пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», где закреплено: как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них.

Смотрите так же:  Договор на периодический медосмотр

Из легального определения кражи можно сделать следующие выводы. Во-первых, кража является формой хищения, следовательно, ей присущи все признаки хищения, рассмотренные нами в первой главе. Во-вторых, ключевым признаком кражи как формы хищения является тайный способ совершения преступления. В противовес тайному хищению — открытым хищением чужого имущества является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет (ст.161 УК РФ).

Обратимся к признакам кражи.

[1] Сергеевич В.И. Лекции и исследования по древней истории русского права. — С.-Петербург, Типография М.М. Стасюлевича, 1910 г.

[2] Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комисcарова — М.: ИКД «Зерцало-М», 2002.

[3] Сергеевич В.И. Лекции и исследования по древней истории русского права. — С.-Петербург, Типография М.М. Стасюлевича, 1910 г.

[4] Таганцев Н.С. Курс уголовного права. — С.-Петербург, 1902 г.

[5] Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комисcарова — М.: ИКД «Зерцало-М», 2002.

Новый взгляд законодателя на «мелкое хищение»

Корыстная преступность – наиболее распространенный тип преступности. Согласно данным уголовной статистики[1], удельный вес имущественных преступлений составляет за последние годы от 51 до 59% от общего количества зарегистрированных преступлений. Ежегодные данные показывают колебание числа зарегистрированных преступлений против собственности в этих пределах. Так, в 2011 г. хищения в структуре преступности составили 54,2%. Удельный вес зарегистрированной его части в общем объеме зарегистрированной в России преступности составлял в 2015 году почти половину всех зарегистрированных преступлений (46,3%) составляют хищения чужого имущества, совершенные путем краж – 1 018 456 (+12,1%). Каждая четвертая кража были сопряжены с незаконным проникновением в жилище или помещение. Каждое тридцать первое зарегистрированное преступление – квартирная кража[2].

Верховным Судом РФ был предложен проект федерального закона (в последствии принятый), направленный на гуманизацию уголовного законодательства и предусматривающий декриминализацию ряда преступных составов. Данный законопроект получил поддержку Президента РФ, однако в Правительстве отозвались о документе с недоверием.

Как показывают криминологические исследования, совершению многих видов преступлений предшествует неоднократное совершение аналогичных административных правонарушений. Уголовное и административное право тесно связаны между собой. Разница в том, что административное право наказаниями призвано предотвращать ущерб общественным отношениям, причем увеличение ущерба часто может повлечь за собой уголовную ответственность. Данная особенность административного права позволяет ряду исследователей обоснованно называть его «смягченным уголовным правом». Многие административные правонарушения отличаются от соответствующих преступлений лишь количественными показателями, определяющими их качественную определенность, например, мелкое хищение[3].

Мелкое хищение является одним из наиболее распространенных посягательств против собственности. Известно, в частности, что в настоящее время за мелкое хищение уголовная ответственность не предусмотрена – законодатель считает достаточным административно-правовое реагирование на эти и другие подобные виды поведения. Данная норма предусматривает административную ответственность за хищение чужого имущества, поэтому при правовой характеристике содеянного важно четкое представление о диспозиции этого правонарушения[4]. Следует заметить, что вопросам ответственности за мелкие хищения уделяли внимание как криминалисты, так и ученые-административисты. Однако поиск наиболее оптимальной нормы, предусматривающей ответственность за данное правонарушение, продолжается и поныне[5]. Это обусловлено не в последнюю очередь частными изменениями данной нормы. Достаточно сказать, что действующая ст. 7.27 КоАП РФ является уже шестой редакцией этой нормы.

В соответствии с частью первой ст. 7.27 КоАП РФ под мелким хищением понимается хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных ч. 2, ч. 3 и ч. 4 ст. 158, ч. 2, ч. 3 и ч. 4 ст. 159, ч. 2, ч. 3 и ч. 4 ст. 159.1, ч. 2, ч. 3 и ч. 4 ст. 159.2, ч. 2, ч. 3 и ч. 4 ст. 159.3, ч. 2 и ч. 3 ст. 159.4, ч. 2, ч. 3 и ч. 4 ст. 159.5, ч. 2, ч. 3 и ч. 4 ст. 159.6 и ч. 2 и ч. 3 ст. 160 УК РФ. Примечание к данной статье разграничивает мелкое хищение и уголовно наказуемое хищение посредством установления количественного критерия их разграничения, в частности «хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одну тысячу рублей». Причем мелкое хищение должно обладать всеми признаками хищения.

Также частью второй ст. 7.27 КоАП РФ предусматривается ответственность за мелкое хищение чужого имущества стоимостью более одной тысячи рублей, но не более двух тысяч пятисот рублей путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных ч. 2, 3 и 4 ст. 158, ст. 158.1, ч. 2, 3 и 4 ст. 159, ч. 2, 3 и 4 ст. 159.1, ч. 2, 3 и 4 ст. 159.2, ч. 2, 3 и 4 ст. 159.3, ч. 2, 3 и 4 ст. 159.5, ч. 2, 3 и 4 ст. 159.6 и ч. 2 и 3 ст. 160[6].

По данным статистики МВД РФ, в 2015 году по всей России за мелкие хищения осуждено более 60 тысяч человек, из них 12 тысяч осужденных приговорены к лишению свободы, что показывает большой объем дел, к которым применен принятый ФЗ от 03.07.2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации и Уголовно-Процессуальный Кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности». Соответственно от снижения таких цифр и будет зависеть уровень эффективности принятого закона. От Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Виктор Пинский рекомендовал принять законопроект в первом чтении. В поддержку предложенных изменений высказались Татьяна Москалькова (СР), Иван Сухарев (ЛДПР). Юрий Синельщиков (КПРФ), назвав законопроект «социально опасным», заявил, что фракция за него голосовать не будет[7]. Как видно законопроект породил широкую дискуссию, и отдельные его нормы следует рассмотреть подробнее.

ФЗ в ч. 1 ст. 158 УК РФ увеличил сумму хищения чужого имущества, с которой наступает уголовная ответственность, с 1 тыс. до 2500 тыс. руб. Для этого в другом законопроекте, который был внесен одновременно с рассматриваемым в данной статье законопроектом, внесены изменения в ст. 7.27 КоАП РФ «Мелкое хищение». УК РФ дополнился ст. 158.1, которая устанавливает уголовную ответственность за совершение мелкого хищения лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичные действия. Однако в части изменений, касающихся предложений о введении в действие уголовной ответственности за совершение мелкого хищения лицами, подвергнутыми административному наказанию, многим представляется, не только своевременным, но и правильным. С учетом сложной экономической ситуации в стране неминуемо может возникнуть опасность роста преступлений, связанных с хищениями имущества, поэтому наличие в УК РФ ст. 158.1 сможет оказать реальное предупреждающее воздействие на сегодняшний день.

Если обсуждать минусы сложившейся системы, то хотелось бы сказать о понятии значительного ущерба. Полагаю, что значительный ущерб – категория оценочная, складывающаяся из имущественного положения потерпевшего, стоимости похищенного имущества, его значимости для потерпевшего, размера заработной платы, пенсии, наличия иждивенцев, совокупного дохода членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др. К примеру, по официальным данным минимальная среднемесячная заработная плата по всем отраслям по России составляет 12 тысяч рублей, а максимальная среднемесячная заработная плата по всем отраслям по России составляет 75 тысяч рублей, также стоит учесть и уровень безработных граждан, который по всей России составляет 4,4 млн. человек[8]. Поэтому оценка наличия данного квалифицирующего признака в каждом случае должна быть индивидуальна. Принимая во внимание уровень благосостояния населения, для правильной и объективной оценки общественной опасности наступивших последствий от действий виновных было бы целесообразным всё таки снизить минимальную сумму значительного ущерба.

Также не возможно оставить без внимания и то, что в данном случае практика сталкивается с проблемой раскрываемости и наказуемости. По сути, ФЗ ослабил наказуемость кражи, позволяя преступникам чувствовать себя более безнаказанно, в тех случаях, когда речь идет о хищениях в небольших размерах, а именно такие имущественные правонарушения составляют огромную долю от хищений в целом, совершаемых на улице, в транспорте категорией карманных воров.

Раскрываемость этих «мелких» краж невелика, и раскрываемость правоохранительными органами соответственно не на высоком уровне в этой сфере. После принятия ФЗ лица, совершающие мелкие кражи, привлекаются к административной ответственности, после чего правонарушитель будет вновь иметь возможность совершать хищения, что только повысит уровень подобного рода правонарушений в стране. Причем ему теперь не будут препятствовать ни судимость, ни более серьезные, нежели административные, уголовные наказания. И лишь в редких случаях, когда правоохранительные органы смогут задержать таких лиц повторно, их будет ожидать уголовное наказание и судимость. Таким образом облегчилась работа правоохранительных органов, но не в лучшую сторону для граждан, которые наиболее часто могут быть подвержены подобным «мелким» кражам.

Данные декриминализующие меры никак не повлияют на и без того высокий уровень преступности в этой сфере. Формально эти деяния не считаются преступлением, и на бумаге преступность снизилась безусловно, но уровень их общественной опасности тем не менее сохранится на прежнем уровне. При этом неоправданно снижается раскрываемость, осложняется достижение наказанием своих целей, например, цели предупреждения вновь совершаемых преступлений, а смягчение наказаний непременно увеличит безнаказанность.

Если у правоохранительных органов облегчиться работа в данной сфере, то в судебной сфере указанный ФЗ увеличил число поступающих ходатайств от уже осужденных лиц о приведении приговоров в соответствие с ФЗ №232 от 03.07.2016 года. Число ходатайств о приведении приговора в соответствие повысилось примерно в 3,025. Ходатайства каждого рассматривается, но не каждого удовлетворяется ввиду неправильного понимания ими принятого декриминализирующего ФЗ. По статистическим данным одного из городского суда в 2015 году ходатайств о приведении приговора в соответствие поступило 156 за целый год, в 2016 году на сегодняшний день их количество превышает 140 зарегистрированных материалов[9].

Ситуация с раскрываемостью и наказуемостью предлагаемых к декриминализации преступлений ухудшается с каждым годом, число таких преступлений растет. Декриминализация и смягчение наказаний лишь еще более ускоряют рост числа таких деяний. Данный ФЗ демонстрирует отступление правоохранительной системы.

Потому борьба с преступностью должна вестись не путем декриминализации и формального лишения статуса преступления некоторых деяний, а путем противоположных процессов – ужесточения уголовной ответственности за такие посягательства на права и свободы граждан, то есть их защиты.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что принятый ФЗ от 03.07.2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации и Уголовно-Процессуальный Кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» имеет как положительные так и отрицательные стороны. Ввиду недавнего его принятия, рассуждать о его полезности и эффективности рано, однако возникшие последствия указывают на то, что законопроект требует неких доработок, так как позже могут возникнуть трудности с его применением в правоприменительной практике.

Смотрите так же:  Требования к продуктовым магазинам санпин

1. Криминология: Учебное пособие / под ред. В.Н. Бурлакова, Н.М. Кропачева СПб.: Питер, 2013. С. 158.

2. Ежемесячный сборник декабрь 2015 год. Генеральная прокуратура Российской Федерации. Главное организационно-аналитическое управление правовой статистики. Состояние преступности в России. М. 2015. С. 6.

3. Оноколов Ю.П. Главная цель административных наказаний – превенция административных правонарушений и преступлений // Административное право и процесс. 2014. N 8. С. 37.

4. Прохорцев И.А. О предмете мелкого хищения // Административное право и процесс. 2011. N 4. С. 50.

5. Татарян В.Г. Рецензия на диссертацию Ильи Андреевича Прохорцева «Административная ответственность за мелкое хищение» // Административное право и процесс. 2012. N 5. С. 71.

6. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 06.07.2016) (с изм. и доп., вступающими в силу с 03.10.2016) // СПС «КонсультантПлюс», 2016.

7. Госдума приняла в первом чтении законопроект, изменяющий в уголовном законе понятие мелкого хищения (кражи). http://advokat-zashchitnik.ru/index.html (дата обращения: 08.09.2016).

8. Сведения о заработной плате работников организаций по категориям персонала и профессиональным группам работников за 1 полугодие 2016 года. Федеральная служба государственной статистики. М. 2016.

9. Статистика зарегистрированных уголовных ходатайств осужденных за 2016 г.// архивные данные Армавирского городского Суда.

Мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 20.03.2017 2017-03-20

Статья просмотрена: 2967 раз

Библиографическое описание:

Ефимова М. П. Мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию // Молодой ученый. — 2017. — №11. — С. 340-342. — URL https://moluch.ru/archive/145/40532/ (дата обращения: 08.02.2019).

Мелкое хищение чужого имущества, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение, предусмотренное частью 2 статьи 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Ключевые слова: мелкое хищение, административное наказание, предмет хищения, Уголовный кодекс РФ

ФЗ от 6 июля 2016 г. № 323-ФЗ в Уголовный кодекс Российской Федерации была включена новая статья 158.1 Мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию.

Мелкое хищение чужого имущества, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение, предусмотренное частью 2 статьи 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до двух месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года. [1]

Понятие хищения раскрывается в п.1 примечания к статье 158 УК РФ. «Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества». [1]

Формами (способами) хищения выступают: кража, мошенничество, грабеж, присвоение, растрата, разбой.

Виды хищения: мелкое, с причинением значительного ущерба, в крупном и особо крупном размере. Кроме того, к видам хищения относится преступление, предусмотренное статьей 164 УК РФ Хищение предметов, имеющих особую ценность.

Понятие мелкого хищения раскрывается в ст.7.27 Кодекса об административных правонарушениях (в ред. Федерального закона от 03.07.2016 N 326-ФЗ).

Статья 7.27. Мелкое хищение

  1. Мелкое хищение чужого имущества, стоимость которого не превышает одну тысячу рублей, путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных частями второй, третьей и четвертой статьи 158, статьей 158.1, частями второй, третьей и четвертой статьи 159, частями второй, третьей и четвертой статьи 159.1, частями второй, третьей и четвертой статьи 159.2, частями второй, третьей и четвертой статьи 159.3, частями второй, третьей и четвертой статьи 159.5, частями второй, третьей и четвертой статьи 159.6 и частями второй и третьей статьи 160 Уголовного кодекса Российской Федерации, — влечет наложение административного штрафа в размере до пятикратной стоимости похищенного имущества, но не менее одной тысячи рублей, либо административный арест на срок до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок до пятидесяти часов.
  2. Мелкое хищение чужого имущества стоимостью более одной тысячи рублей, но не более двух тысяч пятисот рублей путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных частями второй, третьей и четвертой статьи 158, статьей 158.1, частями второй, третьей и четвертой статьи 159, частями второй, третьей и четвертой статьи 159.1, частями второй, третьей и четвертой статьи 159.2, частями второй, третьей и четвертой статьи 159.3, частями второй, третьей и четвертой статьи 159.5, частями второй, третьей и четвертой статьи 159.6 и частями второй и третьей статьи 160 Уголовного кодекса Российской Федерации, — влечет наложение административного штрафа в размере до пятикратной стоимости похищенного имущества, но не менее трех тысяч рублей, либо административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок до ста двадцати часов. [2]

Итак, мелким хищением признается совершение хищения следующими способами:

– кражи, при отсутствии признаков, предусмотренных частями второй, третьей и четвертой статьи 158;

– мошенничества, при отсутствии признаков, предусмотренных частями второй, третьей и четвертой статьи 159, 159.1, 159.3, 159.5, 159.6;

– присвоения и растраты при отсутствии признаков, предусмотренных частями второй и третьей статьи 160 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Таким образом, законодатель указывает, что мелкое хищение может быть совершено только путем кражи, мошенничества, присвоения и растраты при отсутствии обстоятельств, отягчающих вину.

Стоимость похищаемого имущества не должна превышать 2 тысяч 500 рублей.

Среди ученых-криминалистов утвердилось мнение, что предметом хищения может быть только имущество, отвечающее следующими признаками: 1) вещным признаком, т. е. имеющее определенную физическую форму; 2) экономическим признаком, обладает объективной экономической стоимостью; 3) юридическим признаком, чужое для виновного. (Актуальные проблемы уголовного права. [3, с.67]

Именно на вещный признак предмета хищения указывают многие авторы. Вещный, он же физический признак означает, что под предметом хищения понимаются только предметы материального мира, обладающие физической субстанцией.

И здесь имеется следующая проблема. То понятие предмета хищения, которое определяется законодателем и теорией уголовного права уже давно вышло за рамки современных экономических отношений. С развитием общественных отношений появляются новые платежные средства, которые не охватываются понятием предмета хищения.

В частности, на это указывает Л. В. Иногамова-Хегай: «В настоящее время появилась новая разновидность безналичных денег, так называемые электронные или виртуальные деньги (Web Money)». [4, с.71]

Безналичные деньги не обладают физической субстанцией, не могут по своему содержанию быть в буквальном смысле слова предметами материального мира. Но, тем не менее, электронные или виртуальные деньги (Web Money) также могут выступать в качестве самостоятельного «предмета» хищения.

Непосредственным объектом преступления выступают общественные отношения, складывающиеся в сфере распределения и перераспределения материальных благ и относящиеся к категории «собственность». [5, с.514]

В юридической литературе трактуются мнения о том, что непосредственным объектом преступлений против собственности выступает собственно само право собственности. Однако, это, не совсем отвечает смыслу хищения. По этому поводу есть другое небезосновательное мнение о том, что: «нельзя считать непосредственным объектом преступления субъективное право собственности, индивидуальный имущественный интерес. Право собственности не прекращается в результате хищения вещи, которую собственник может истребовать из чужого незаконного владения и даже от добросовестного приобретателя…На практике признание индивидуального имущественного интереса объектом преступления приводит в тупик, поскольку не позволяет считать преступлением против собственности упомянутые выше ситуации, когда этот интерес либо вообще не страдает, либо не подлежит правовой защите». [6, с.172]

Об этом же говорит В. М. Лебедев: «Хищение не влечет за собой утраты собственником права на изъятое у него в ходе преступления имущество, а у лица, совершившего хищение, не возникает права собственности на похищенное. Любая форма распоряжением им похищенным — незаконна. [5, с.514]

Объективная сторона мелкого хищения характеризуется изъятием и обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц, в интересах которых действовал виновный, совершенные путем кражи, мошенничества, присвоения и (или) растраты.

Хищение признается оконченным, когда виновный имел реальную возможность владеть и распоряжаться этим имуществом.

Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла.

Субъект преступления — физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет и которое ранее было подвергнуто административному наказанию за совершение мелкого хищения.

Законодатель не указывает, в течение какого срока с момента наложения административного наказания будет иметь место уже уголовное наказание?

На основании ст. 4.6. Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, лицо, в отношении которого велось производство по делу, считается подвергнутым административному наказанию с момента вступления в силу постановления о назначении административного наказания. Указанный срок равен одному году, исчисляемому со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания. После истечения этого года лицо считается неподвергавшимся административному наказанию.

Срок для погашения наказания начинается не в момент вынесения постановления о назначении административного наказания, а в день фактического окончания исполнения назначенного наказания.

Годичный срок погашения административного наказания установлен для всех административных наказаний независимо от их вида, размера и сроков. [2]

По смыслу закона, если лицо совершило повторно мелкое хищение после погашения административного наказания, назначенного за совершение мелкого хищения, то в этом случае уголовная ответственность наступить не может, т. к. после истечения одного года лицо считается неподвергавшимся административному наказанию.