Разница между конфликтом и спором

Конфликт и спор относятся к видам человеческого взаимодействия, в основе которых лежит противоречие. Рассмотрим, какие характерные черты есть у каждого явления и чем отличается конфликт от спора.

Конфликт – это острое противоборство, смысл которого заключается в разрешении противоречий, возникающих в социальной системе отношений.

Спор – состязание на уровне речи, в ходе которого участники высказывают не совпадающие друг с другом мнения, аргументируют свою позицию и стремятся опровергнуть доводы, выдвигаемые противоположной стороной.

Итак, корни конфликта более глубокие. Это явление характеризуется столкновением несовместимых взглядов, интересов, потребностей или типов поведения, в то время как в споре упор делается на разницу мнений по какому-либо вопросу. Спор проще прекратить, конфликт же непременно требует разрешения.

Отличие конфликта от спора также состоит в том, насколько накалена общая обстановка. Разногласия в случае конфликта доходят до высшей степени своего развития. При этом чаще всего люди дают волю негативным эмоциям, нарушают этические правила и нормы, атмосфера становится напряженной. Что касается спора, то он может представлять собой очень конструктивное и интеллигентное общение, если собеседники относятся друг к другу с уважением, способны спокойно выслушать оппонента и последовательно высказывать собственные аргументы.

Проанализируем, в чем разница между конфликтом и спором относительно стадий развития того и другого. В конфликте сначала зарождаются противоречия, затем стороны обозначают свои позиции, разворачиваются конфликтные действия, и, наконец, после разрешения создавшейся ситуации конфликт может считаться исчерпанным. Спор начинается с выявления проблемы, по которой расходятся мнения сторон. После этого спорящие пытаются доказать справедливость своих утверждений, опираясь на определенные знания и собственный опыт. В идеале завершает спор обнаружение истины.

Спор и конфликт одно и тоже

  • Социальная психология
  • Психология групп и коллективов
  • Межличностные отношения в коллективе
  • Формальные и неформальные организации
  • Управление неформальными группами

Каждый деловой человек должен уметь обсуждать жизненно важные для своего дела проблемы, доказывать и убеждать, аргументированно отстаивать свою точку зрения и опровергать мнения своих оппонентов (имеющих другую точку зрения).

Спор — это вид деловой коммуникации, широко применяемый, если необходимо обсудить разногласия, если нет единого мнения по обсуждаемому вопросу.

Правила ведения спора следует знать и применять на практике:

  • можно обсуждать только такой вопрос, в котором хорошо разбираются обе стороны. Предмет спора не должен быть слишком близким сторонам (так как затрагивает их интересы) или слишком далеким для них (это нелепо, потому что о нем трудно судить);
  • важно четко придерживаться обсуждаемого вопроса, не уходить от предмета обсуждения, и спор должен строиться вокруг главного, а не малозначимых деталей;
  • нельзя применять в споре психологическое давление, переходить на «личности» и т.п.;
  • необходимо занять определенную позицию и быть принципиальным, но не упрямым;
  • нужно соблюдать этику ведения спора: быть спокойным, выдержанным, доброжелательным.

Тактика спора сводится к следующему:

  • аргументы располагаются от сильного к слабому: вначале используются сильные аргументы, а затем — более слабые. Сильный аргумент тот, который быстрее всего убедит оппонента в вашей правоте, а такой аргумент непременно затрагивает его чувства и интересы;
  • разоблачаются возможные доводы оппонента, опровергаются его аргументы;
  • очень эффектный прием — опровержение второстепенных аргументов оппонента.

В споре необходимо избегать некорректные приемы и уловки, противоречащие принципам деловой этики:

  • умолчание — выступающий не касается главных проблем, умалчивает о них, но при этом раздувает малозначащие вопросы;
  • использование ложных, недоказанных аргументов;
  • навешивание ярлыков на тех, кто высказывает свою точку зрения в с поре (типа: «Да что он может знать, он же невежда!»);
  • ссылка на авторитеты;
  • заведомое несогласие;
  • высокомерный ответ;
  • отсечение оппонента от предмета спора;
  • довод и сразу же комплимент в адрес оппонента;
  • аргументы, взывающие к физической силе, невежеству, жалости, выгоде, здравому смыслу.

На практике нередки ситуации, когда вотвегнадело- вое предложение по цене партнер заявляет: «Ваша цена очень высока. Мы провели переговоры с другой компанией, они просят меньшую сумму». Есть несколько вариантов развития этой ситуации:

«оттягивание» — цена не называется сразу: сначала раскрывается суть продукта и выгоды от его использования, а только потом называется цена. Нельзя сразу соглашаться с требованиями клиента, это делает предложение малоценным;

«бутерброд» — клиенту перечисляются все преимущества, которые дает ему предложение, а «сверху положите» цену. Или по-другому: называется цена, а потом — все преимущества продукта, тогда фраза закончится пользой для клиента, а не холодной цифрой цены. Таким образом, внимание клиента перемещается с темы денег на обсуждение продукции и ее преимуществ;

«сэндвич» — цена «помещается» между двумя «слоями», отражающими пользу для клиента. Надо заранее обдумать два важных преимущества продукта, назвать сначала одно из них, потом цену и затем еще одно преимущество. На «десерт» целесообразно приберечь особенно привлекательный аргумент, который утвердит клиента в необходимости принять предложение и подчеркнет его выгоду для клиента;

«сравнение» — цена соотносится с пользой продукта, сроком его эксплуатации и другими расходами клиента. Например: «Да, эти новые мониторы стоят на N рублей больше, чем те, которыми вы пользовались прежде, зато они надежнее и прослужат вам вдвое дольше. Вы дополнительно еще год будете использовать их в своей работе»;

«деление» — цена разделяется на более мелкие составляющие; так будет понятнее, как получилась итоговая цифра продукта, а когда человеку все ясно, он будет меньше сомневаться;

«эмоции» — целесообразно чаше обращаться к эмоциям клиента; ему надо дать понять, что он достоин того, чтобы позволить себе нечто особенное;

«подведение итогов» — стоит построить для клиента таблицу. В ее правой колонке перечисляются недостатки, которые назвал клиент. Затем вместе с ним анализируются все достоинства и преимущества предложения, которые перечисляются в левой колонке таблицы. После этого спросите клиента, неужели он хочет из-за единичных недостатков отказаться от такого количества преимуществ. (Здесь будет особенно важно знать как можно больше преимуществ вашего продукта!);

«отказ от скидок и уступок» — разумно воздерживаться от скидок, а предлагать бесплатные услуги; уступки целесообразны только в том случае, если объем заказа большой и если за этим заказом поступят другие, не меньшие;

«продажа отличий» — продавать следует именно те качества, продукты, достижения, сильные стороны, которые отличают вашу компанию от других, и акцентировать внимание следует не на цене, а именно на этих преимуществах, таких, как отзывы и рекомендации довольных сотрудничеством партнеров, высококачественные консультации и классные специалисты, систематическое обслуживание, близость к клиенту с точки зрения местонахождения, применение последних технологий в производстве и т.д.

Спор и конфликт одно и тоже

Спор и конфликт

Мы любим спор, и нас всегда учили тому, что его надо любить. Наша политическая система, а также правовая и научная — все непосредственно основаны на нем. Откуда проистекает эта любовь к спору и чем подогревается? Как могло случиться, что такая весьма неэффективная система стала важнейшей сферой применения нашей интеллектуальной энергии?

Самое лучшее, что можно сказать в отношении спора, так это то, что он является мотивированным исследованием предмета. Я хотел бы поставить ударение прежде на слове «мотивированное», а лишь затем на «исследование».

Без спора у нас был бы односторонний взгляд на вещи, основанный на личном интересе стороны, которая придерживается его. Это то же самое, а то и хуже, что и частичные взгляды, предлагаемые публике прессой. В связи с этим всегда есть необходимость провести углубленное исследование предмета, что достигается путем отведения кому-нибудь специальной роли оппонента, занимающего противоположную позицию.

В судах инквизиции бытовало мнение, что было бы несправедливо предавать осуждению еретика без попытки со стороны кого-нибудь, кто обладает достаточной мотивацией, бросить вызов обвинителям. По этой причине специально для этой роли назначался человек в качестве «адвоката дьявола» [34] . Можно также сказать, пусть это прозвучит несколько цинично, что церковь была бы не в состоянии продемонстрировать силу своей логики, если бы у нее под рукой не было какого-нибудь ученого оппонента.

В гражданском суде роль атакующего играет обвинитель, а роль защищающего — адвокат ответчика. И тот и другой обладают мотивацией (профессиональная гордость, гонорар, репутация) хорошо выполнить свою работу. То же справедливо и в отношении политических партий. Таким образом, именно в споре возникает мотивация исследовать некий предмет, которой иначе могло бы не быть.

Если мы теперь обратимся к концепции исследования, то можем обнаружить, что мотивация на деле способна служить тормозом исследования. Если важная идея внезапно посетила адвоката, но она идет вразрез с интересами подзащитного, разве станет он высказывать ее? Если политическая партия, находящаяся в оппозиции, видит явные достоинства в том, что предлагается правительством, станет ли эта партия признавать публично, что это благо, и пытаться взять это на вооружение? Истина состоит в том, что роли, которые были розданы в обеспечение аспекта мотивации, могут конфликтовать с подлинным исследованием предмета. Как только люди получили роли нападающего и защитника, они начинают играть их — за счет исследования. После чего нам лишь остается согласиться с тем, что нападение и защита сами по себе являются наилучшим способом исследования (что, конечно же, не так).

Самое нехорошее, что можно сказать о споре, так это то, что он отнимает большое количество времени и дает людям умеренного интеллекта ощущение, что они заняты полезной интеллектуальной деятельностью. Спор действительно представляется привлекательным упражнением для ума, поскольку почти всегда человеку есть что сказать. В одной из предыдущих глав я указывал на то, что критическое мышление является одним из самых простых типов мыслительной деятельности (выбор восприятий, ценностей, системы координат, начальной позиции для атаки и так далее). Итак, нам потому нравится спор, что в процессе его наш интеллект занят полезным делом.

Смотрите так же:  Доверенность на продажу квартиры из-за границы

Диалогический метод Сократа, известный нам со слов Платона, являлся, вероятно, большим шагом вперед в беседах богатых греков, которым не приходилось работать, поскольку всю работу за них выполняли рабы и домохозяйки. Логические споры скорее относились к области развлечений и были направлены на поиск истины в большей степени, нежели просто беседы. Со временем спор превратился в хобби и искусство, и были люди (софисты), которым даже платили за то, что они ходили на суды или учили других искусству спора, точно так же как мне иногда платят корпорации за то, чтобы я учил методу латерального мышления их менеджерский состав.

В эпоху раннего Ренессанса уже существовавшая традиция аргументированного спора была с готовностью продолжена теологами и в особенности философами-схоластами (вроде Фомы Аквинского), которые с радостью нашли в учениях Аристотеля, Платона и Сократа мощный и верный способ, позволявший с легкостью доказать, что еретики заблуждались. Все, что требовалось, это убедить еретиков играть по тем же правилам. Еретики с готовностью согласились, поскольку считали, что смогут одолеть церковь по ее же правилам. Это им почти удалось в ряде случаев, правда, мастера церковной науки всегда — в самый последний момент — доставали-таки из рукава козырную карту, что тот же святой Августин делал с божественной грацией.

Теологи, овладевшие искусством спора, на самом деле более твердо стояли на ногах, чем древние греки, поскольку язык и концепции теологии гораздо ближе к сконструированной системе. Концепции Бога, совершенства, свободной воли могут быть точно определены и не обязаны соответствовать действительности. Например, когда Сократ спорил о природе смелости, его метод подразумевал постоянные ссылки на ситуации из реальной жизни, в которых человек испытывает смелость. Таким образом, посредством влияния, которое церковь имела на университеты, семинарии и школы, традиция и значение спора заняли центральную позицию в западном мышлении и со временем стали неотъемлемой частью правовой и политической систем.

Интересно, что не относящиеся к церкви мыслители — гуманисты — также сочли метод аргументированного спора несравненно более эффективным, нежели что-либо иное, что было доступно им. Таким образом, и церковь в ее выпадах против еретиков, и гуманисты, исполненные сомнений по поводу церковных догм, использовали один и тот же метод.

Рассмотрим некоторые из аспектов спора, иные, нежели мотивация: занимательное времяпрепровождение и то ощущение, что занимаешься интеллектуальным делом, которое нередко испытывают участники спора. Спор может служить для того, чтобы указать на фактическую ошибку, например: число погибших во всем мире в результате происшествий на дорогах в прошлом году составило не 90, а 200 тысяч. В ходе спора может быть указано на внутренние логические ошибки оппонента или несоответствия в его доводах. Некоторые выводы необязательно вытекают из предложенных посылок. Некоторые вещи справедливы только при определенных обстоятельствах. Спор может подстегнуть исследование предмета путем смещения акцента с одного аспекта на другой. Он способен разрушить всю систему аргументов, показав, что один аргумент неверен и потому вся конструкция также неверна (или что человек, построивший ее, не слишком умен). Он может предложить другую систему ценностей. Может быть предложен пример другого опыта, в результате чего последствия некоего действия могут быть подвергнуты сравнению с другими возможными последствиями (в начале роста инфляции люди больше тратят или экономят?).

В лучшем случае в результате спора могли быть достигнуты многие из этих целей. Однако обычно спор концентрирует внимание на доказательстве ложности доводов оппонентов и того, что люди, выдвигающие их, одновременно недалеки и преследуют собственные интересы. Даже в науке это крайне редкий случай, когда сколько-нибудь значительный научный прогресс достигался бы спором. Причина этому состоит в том, что спорящие должны находиться в пределах одной системы координат или парадигмы. Если нет, то ни одна из сторон не поймет другую, и в итоге сторона, занимающая более традиционную позицию, будет смотреть на другую как просто на чудаков. В результате крайне маловероятно, что парадигмы могут быть изменены в результате спора. Спор лишь приведет в порядок вещи внутри существующих парадигм.

По той же причине спор не способен изменить восприятия и убеждения, поскольку исходные точки отсчета попросту разные. Человека, смотрящего на улицу через окно с розовым стеклом, никогда не убедить в том, что мир за окном не розовый, другому человеку, который смотрит сквозь обычное стекло.

Итак, спор в лучшем случае ограничен в своих возможностях. Недостатки же, свойственные ему, значительны.

К ним следует отнести, например, зачастую враждебные отношения между оппонентами и присвоение ими себе той или иной роли (возьмите, к примеру, мучительные бракоразводные процессы). Поляризация мнений и исход «выиграл/проиграл» вместо исследования предмета. Практически все время отнимают нападение и защита вместо креативного конструирования альтернатив. Исход «выиграл/проиграл» предполагает пребывание на прежних позициях, тогда как креативный дизайн подразумевает новые позиции, способные принести реальную пользу обеим сторонам. Некоторые из этих аспектов подробно изложены в моей книге «Конфликты» («Conflicts»). Творение новых выгодных для оппонентов идей часто называют исходом «выиграл/выиграл» (в отличие от «выиграл/проиграл»).

Если бы нам пришлось отказаться от спора, что мы могли бы предложить на его место? Ответ: исследование.

Во многих странах новые суды по семейным делам начинают работать на такой основе: ситуация должна быть исследована. В голландской правовой системе никогда не было присяжных, а лишь три советника, занимавшихся именно исследованием вопроса. Имеются мощные методы конструктивного исследования. Учебная программа CoRT по мыслительным навыкам, разработанная мною для школ, которая теперь широко используется, основана на перцепционном исследовании (при помощи восприятия), предоставляя различные «положения стрелки компаса» как направления, в которых выполняется исследование. Если настроить свой мозг на освоение и практическое применение методов конструктивного исследования, можно добиться прекрасных результатов.

Однако существуют различные ценности, точки зрения и восприятия. Как система, проповедующая исследование, может охватить их все?

Страны, такие как Япония, которые никогда не знали западной традиции спора, разработали свою собственную систему. В Японии, например, информация и ценности не выдвигаются в качестве доводов в споре, а предлагаются как вклад в общий мыслительный процесс. Постепенно все эти вклады объединяются в одно решение или результат. Западные бизнесмены часто жаловались мне, что во время встречи японцы поначалу как будто отстраняются от разговора и ничего не предлагают. Западный человек с его привычкой спорить не получает ничего, во что он мог бы впиться зубами, образно говоря. Но японцы вовсе не отстраняются в такой ситуации. У них на такой ранней стадии просто пока не сформировалась позиция или идея — все это приходит гораздо позднее.

Различные точки зрения, различные ценности и различные предложения — все они могут быть уложены в ряд бок о бок на поверхность стола. После этого их можно сравнить друг с другом или даже скомбинировать. Планируя поездку на автомобиле, вы изучаете карту, чтобы определить различные возможные маршруты к точке назначения. Все они видны на карте. Один маршрут хорош летом. Другим лучше воспользоваться не в час пик. Третий пролегает через живописную местность. В конце концов вы выбираете один из маршрутов либо их комбинацию. Такое раскладывание в параллель друг другу и исследование альтернативных вариантов очень отличается от образа действия в споре, где ваша задача состоит в том, чтобы показать, что другая сторона ошибается, тогда как ваша сторона права. Это фундаментальное отношение к спору уходит корнями в религиозные диспуты, дихотомии вины и невиновности в судах и в абсолюты настольной логики, согласно которой два противоположных взгляда не могут быть одновременно правильными (принцип взаимоисключения).

В свете вышесказанного совсем нетрудно понять, каким образом у нас закрепились привычки спора и почему мы ошибочно придаем им столь большое значение. Более того, общество зачастую получает «двойную дозу», когда речь идет о традициях спора. Это потому, что в политику обычно идут люди, являющиеся юристами по образованию, и несут свои привычки спорить в конгресс или парламент, которые также, впрочем, исходно задумывались как институты на основе спора.

Спор и конфликт — это не совсем одно и то же, хотя конфликт является еще одной из наших мыслительных привычек. Есть много культур, в которых наличествуют противоборствующие элементы. В индуизме имеются Вишну (созидательное начало) и Шива (разрушительное). В китайскую культуру свой вклад внесли «инь» и «ян». В христианской философии (влияние на которую оказало манихейство) имеет место конфликт между добром и злом. В марксистской теории имеются лежащая в основе всего борьба между капиталом и трудом и философия диалектического материализма. Стоит упомянуть также гегелевский принцип единства и борьбы противоположностей и дарвиновскую эволюцию. Древнегреческая мысль оперировала категориями тезиса, антитезиса и синтеза. Мы придаем своего рода мистическое значение конфликту в рассматриваемом значении. Возможно, это отражает ранний опыт человечества в племенной розни, а затем и «славных» войнах.

Но в чем назначение конфликта? Когда натиск новых сил позволяет свергнуть старый строй и заменить его новым — это революция или просто война (в зависимости от того, кто в этом участвует). Из хаоса, который следует за конфликтом, может возникнуть новый порядок наподобие феникса. Речь идет скорее о надеждах, чем о реальном положении вещей. Сильная мотивация, направленная на свержение старого, сопровождается чудесными мечтами о чем-то новом, но при этом часто нечем подкрепить такие мечтания — и та группа, что посильнее, пользуется возникшим вакуумом и занимает место у руля. В результате мы имеем революцию, в которой за одних дрались другие. Иногда имеет место синтез двух противостоящих сторон. Это бывает крайне редко, поскольку каждая сторона строго следует стереотипу «мы/ они», и любое временное сотрудничество прекращается, как только одна или другая сторона получает возможность взять в свои руки полный контроль. И все равно мы упорствуем в принятии такого рода конфликта как основы для прогресса.

Смотрите так же:  Договор охраны школы с родителями

Во время моих визитов в Россию мне казалось, что гласность и перестройка — реальные и мощные процессы. Меня беспокоило, однако, что традиция диалектического материализма потребовала бы удаления старого для построения нового как единственный путь к прогрессу. Понятное дело, что существует немало вещей, которые действительно следовало бы убрать с дороги, чтобы прогресс мог нормально осуществляться. Но это лишь половина задачи. Вторая половина должна решаться на основе конструктивного и креативного дизайна. Просто устранение неполадок в старой машине не позволяет разработать дизайн новой машины. Привычка диалектического подхода может означать, что перестройка обернется оргией разрушительной самокритики, при этом самые активные критики будут считать, что это единственная требуемая задача.

В перцепционном смысле конфликт может быть методом для обретения фокуса, направления и мотивации.

Вместе с тем в нем отсутствуют креативные и конструктивные элементы. Понятие творческого диспута является философской абстракцией, не имеющей реального основания в паттерн-системе (являясь производной механических систем).

Теперь мы можем видеть, что очень многие вещи в совокупности дают нам наши привычки спора и конфликта. Традиционная логика, истина и противоречие. Диалоговый метод древних греков, с готовностью взятый средневековыми теологами для служения их целям. И наконец, внедрение концепции спора в право, политику и науку.

Говоря о конфликте, следует отметить существование культурологической традиции конфликта, основанной на примере как эволюционной борьбы в природе, так и жизненного опыта конфликта как политического акта.

И главное, мы продолжаем придерживаться этих далеко не самых эффективных привычек и традиций, потому что большинство, удовлетворенное таким способом развития, не желает прилагать усилия для разработки (или признания готовых) более эффективных методов.

Конфликт и Ссора

Большинство людей обращаются к психологам с темой «как избежать конфликтов». Важно понимать, что конфликт полезен для развития отношений, не полезна — ссора. Проясню разницу между ссорой и конфликтом.
Конфликту характерно обнаружение и признание разницы во взглядах и поиск взаимопониманя, даже если он протекает в очень эмоциональной форме. Если оба участника заинтресованы в том, чтобы не только быть понятыми, но и понять другого, и, благодаря этому, найти компромиссное решение — это конфликт.
Ссора отличается тем, что один из участников или каждый из них не ищут общего решения и не заинтересованы в том, чтобы понять другого человека, а заинтересованы только в том, чтобы выразить свое недовольство и предъявить свою позу.
Цель конфликта — улучшить отношения. Цель ссоры — выпустить пар, разрядить накопленное напряжение.
Довольно легко определить людей, склонных в большей степени к ссоре или к конфликту.
К ссоре больше склонны люди, считающие, что бывает только одно правильное мнение. Не важно, чье, но чаще — их самих. И если у других есть другой взгляд на ситуацию, значит они глупы, недальновидны или больны.
К конфликту больше склонны люди, признающие свою и чужую уникальность, уважающие эту разницу, любознательные и с интересом изучающие самые разные точки зрения на одну и ту же сиуацию.

«Чем умнее человек, тем более он находит оригинальных людей. Заурядные личности не находят разницы между людьми.» Паскаль

Как разрешались конфликты: исторические казусы

При родоплеменном строе деятельность по урегулированию споров не была наукой и искусством, а опиралась исключительно на здравый смысл и диктовалась во многом вынужденным стремлением избежать племенных войн, исход которых нередко нельзя было предвидеть 1 .

В древности война была «нормальным состоянием между государствами. Мир установлялся особыми, срочными соглашениями, далее которых не шел. Война в те эпохи не знала иного закона, кроме силы. […] С XVI стол. начала прокладывать себе дорогу мысль, что война есть, хотя и своеобразный, спор между государствами» 2 .

В эпоху раннего рабовладения главной целью политики был захват земель, рабов, богатств. Как следствие, международные противоречия разрешались обычно вооруженной силой. Кстати, именно поэтому латинское слово hostis (от которого происходит славянское слово «гость») имеет значения «враг» и «иностранец».

***
Назначать для урегулирования споров специально уполномоченных представителей

В Древней Греции конфликты между общинами и полисами разрешались посредством переговоров специальных уполномоченных лиц ─ послов. В эпоху Гомера они назывались «вестниками», а в классической Греции ─ старейшинами («пресбейс»). Кроме того, в качестве парламентеров выступали мудрецы, поэты, ближайшие друзья и братья правителя, самые авторитетные люди государства, пользующиеся уважением и у чужеземных правителей, например, победители Олимпийских игр 3 .

***
Стараться по возможности урегулировать споры мирно

В Древней Греции (не позднее V в. до н.э.) и Древнем Риме частные лица, между которыми возник спор, могли обратиться к лицу, выбранному ими в качестве третейского судьи 4 . Так, споры из договоров в Древней Греции передавались на рассмотрение третейской комиссии. Она налагала на нарушителей денежные штрафы, которые шли в казну божества. В случае упорного неисполнения применялись принудительные меры, включая так называемую «священную войну».

В Древнем Риме в ранний период все спорные политические вопросы, также, прежде всего, старались разрешить миром, и лишь в случае невозможности прибегали к оружию. В республиканский период объявление войны было в высшей степени сложной процедурой. Переговоры от имени Рима вела специальная комиссия из четырех человек во главе со «святым отцом» (жрецом коллегии фециалов). Комиссия несколько раз отправлялась в город, нарушивший международные установления. При этом всякий раз совершались обряды и громким голосом произносились магические слова и проклятия в адрес нарушителя международного права. Затем комиссия возвращалась в Рим и в течение 33 дней ждала ответа. В случае его неполучения фециалы докладывали Сенату и народу, которым принадлежало право объявления войны. После этого жрец в последний раз отправлялся к границе города и бросал на вражескую землю дротик с обожженным и окровавленным концом.

Заключение мира тоже сопровождалось многими церемониями и было весьма сложным делом. По выполнении всех положенных церемоний жрец читал текст договора и произносил особую клятву, которая призывала всяческие беды и несчастья на голову нарушителя мира. «Римляне никогда не нарушат первыми условий, начертанных на этих таблицах, которые я вам сейчас прочел… если же они их нарушат, то пусть поразит их Юпитер, как я сейчас поражаю это жертвенное животное, но во столько раз сильнее, во сколько раз Бог сильнее человека» 5 .

С течением времени вышеописанные формы объявлений войны и заключения мира видоизменялись, но никогда не исчезали совершенно 6 .

***
Сочетать силовые меры с заключением союзов

Александр Македонский, создавая свою империю, действовал не только силой оружия, но и дипломатическими методами: так он склонил на свою сторону малоазиатские города, заключил союз с египетскими жрецами и использовал вражду индийских раджей.

***
Предлагать такой способ разрешения спора, который дает тебе выгоду или преимущество

В 250 году н. э. один из готских пограничных отрядов напал на римских легионеров. Готы были близки к победе, но римляне построились в «черепаху» и выставили копья. Теперь готы могли достичь успеха лишь очень дорогой ценой. Тогда легат предложил варварам подбросить монету, чтобы спорящих рассудили боги: кто проиграет, складывает оружие и сдается в плен. Выиграли римляне. Готский отряд сдался 7 . А ведь римляне были способны только обороняться! Готы согласились на явно невыгодные условия. Спор мог идти только о том, сдаются ли римляне или готы уходят ни с чем.

***
Проводить регулярные съезды для урегулирования спорных вопросов

У древнеруских князей обычаем стали совместные встречи для решения существенных спорных вопросов. «Главное содержание дипломатии между отдельными княжествами, на которые распалось Киев¬ское государство, составляло урегулирование мелочных споров и взаимных претензий между мелкими государями-вотчинниками. Лишь временами князья объединяются перед лицом об¬щей опасности. Уже вскоре после смерти Ярослава установилась практика разрешения междукняжеских споров на таких же снемах (съездах), на каких разрешались международные конфликты. На снемы съезжались заин¬тересованные князья и в общем шатре, „сидя с братьями своими на одном ковре“, совместно с наиболее доверенными дружинниками, обсуждали все очередные вопросы.

Этим путем разрешались поземельные споры. Так, на съезде в Любече в 1097 г. внуки Ярослава постановили как правило распределять княжества по признаку наследственного владения. На съездах решались общие воен¬ные предприятия. В 1103 г. на Долобском съезде Владимир Мономах и его двоюродный брат Святополк Изяславич после длительных споров, в кото¬рых принимали активное участие их дружинники, сговорились об общем походе на Половецкую землю. На съездах принимались и общеобяза¬тельные для всех союзников правовые нормы: так, на общем съезде сыно¬вья Ярослава утвердили дополнения к „Правде“ их отца» 8 .

Предоставлять случаю или божественным силам разрешение споров, по которым не получается достигнуть соглашения

Поединок

В период родового строя, как, впрочем, и в Средние века, служители культа могли основывать решение спора на указании божественных сил, например, назначив поединок. Его исход считался божественным указанием на то, кто был в споре прав 9 . Судебные поединки (известные на Руси под названием «поле») возникли как выражение духа древнейшего способа разрешения споров ─ личного противостояния 10 . На Руси, согласно Псковской судной грамоте, поле применяли по искам из преступлений и по спорам о поземельной собственности, в которых право обеих сторон подтверждалось письменными актами, имевшими равную силу. В Средние века, по Судебникам, поле допускалось только в личных исках, в том числе из займа и причинения вреда в результате различных преступлений против личности 11 .

Позднее церковь вела непримиримую борьбу с обычаем разрешения споров посредством судебного поединка. В 1410 г. митрополит Фотий в грамоте новгородцам приказал: «Позванному на поле и потом явившемуся к священнику не давать св. причащения и целовать крест, подобно псу: который же священник удостоит его божественных таинств, то он за сие лишается своего сана. Если кто, вышед на поле, убьет человека и сделается душегубцем, то […] таковый не входит в церковь 4 года и должен быть отлучен на 18 л. от причащения и вкушения богородицына хлеба; убитого же не предавать земле» 12 .
В начале XVII в. поле постепенно перестало применяться.

Смотрите так же:  Жалоба в роспотребнадзор спб

Жребий

Одним из древнейших способов внесудебного разрешения самых различных споров также был жребий. В период до принятия Соборного Уложения (XVII в.) жребий, как правило, не был самостоятельным способом разрешения споров. Затем он стал таковым в отношении дел с ценой иска менее рубля и по искам к духовным лицам.

Присяга

Также в эпоху Псковской и Новгородской судных грамот способом окончательного разрешения споров из договоров личного найма между землевладельцем и крестьянином, между мастером и учеником, а также в исках между родственниками-совладельцами, признавалась присяга, или рота (клятва перед богами (Богом), в дальнейшем ─ крестное целование). Также в некоторых случаях присяга являлась альтернативой судебного поединка 13 . Первоначально присягали обе спорящие стороны.

Общий порядок разрешения споров на Руси был таков:
1) если были послухи (свидетели), то их показания, если они были абсолютно точны, решали исход дела;
2) при их отсутствии, в зависимости от цены иска, применялась рота или жребий, или же испытания водой и железом.

Испытания водой и железом

Испытания водой, например, у разных народов имели различные формы. Так, у чехов истец должен был плыть через реку, а ответчик ─ на некотором расстоянии от него, и так три раза; тот, кто потонул, считался проигравшим. Другим, более распространенным способом являлось погружение руки в кипящую воду. В данном случае правым считался тот, у кого раны заживали быстрее. Испытаниям подвергался истец, если он не представил доказательств. Если же представил, но недостаточно, то, по-видимому, испытаниям подвергался ответчик 14 .

***
Война римлян с городом Альба Лонга, немалое число жителей которых были родственниками друг другу, была завершена поединком братьев Горациев и Куриациев 15 . «Два войска выстроились друг перед другом. Меттий [диктатор Альбы Лонги] решил сам вступить в переговоры с Туллом. Тулл согласился. На середине поля между двумя шеренгами воинов встретились два предводителя. Меттий сказал, что поводом к войне стали обида и ущерб, нанесенные римскими и альбанскими крестьянами друг другу, но действительной причиной является стремление того и другого народа властвовать друг над другом. Так зачем же, продолжал альбанский диктатор, бессмысленно проливать кровь близких родственников, тем более при таких сильных соседях, как этруски, которые, конечно же, воспользуются взаимным ослаблением Рима и Альбы Лонги, чтобы поработить тех и других. Он предложил, чтобы дело решилось равным поединком нескольких воинов: чьи воины победят, тот народ и будет властвовать над другим. Тулл счел слова Меттия справедливыми». 16 Один из братьев Горациев, римских ставленников, благодаря использованию уловки с изматыванием противника, стал победителем, и Альба Лонга покорилась Риму. Однако многие альбанцы, как и их правитель, считали несправедливым, что их судьба решилась в поединке всего лишь шестерых воинов. Будучи слабее Рима, Альба не стала прямо воевать с ним, но попыталась стравить с ним другие народы.

***
Разрешать споры по «праву сильнейшего»

В период феодальной раздробленности в Европе (IX─XI вв.) решающим обстоятельством в установлении отношений между отдельными феодалами является сила. При этом фактически терялась всякая граница между государством и частным владением, между публичным и частным правом, между внутренними и международными отношениями 17 . Повсеместно устанавливается право частной войны.

Автор: Дмитрий Давыденко, директор Института международного частного и сравнительного права

Спор и конфликт одно и тоже

Аброськина Мария Евгеньевна – студентка Юридического факультета Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева.

Аннотация: В статье рассмотрены понятия юридического конфликта, юридической коллизии, юридического спора, юридического противоречия и представлены критерии их разграничения и соотношения между собой.

Ключевые слова: Юридический конфликт, юридическая коллизия, юридический спор, юридическое противоречие, правонарушение.

Нарастающее количество различных противоречий и столкновений в правовой сфере определило возникновение и развитие нового направления в юриспруденции – юридической конфликтологии [1, С.18].

Юридический конфликт связан с такими понятиями как юридический спор, юридическая коллизия, юридическое противоречие, правонарушение.

Разберем что же представляет собой юридический конфликт? Есть ли разница между юридическим конфликтом и юридической коллизией?

В.Н. Кудрявцев определил юридический конфликт как любой конфликт, в котором спор так или иначе связан с правовыми отношениями сторон (их юридически значимыми действиями или состояниями) и, следовательно, субъекты, либо мотивация их поведения, либо объект конфликта обладают правовыми признаками, а конфликт влечет юридические последствия [4, С.5]. Т.е. для того чтобы конфликт был признан правовым, необходимо, чтобы хотя бы один из его элементов имел юридическую природу.

Как же соотносятся понятия «коллизия» и «конфликт»? В некоторых случаях конфликт может выступать как форма юридической коллизии. При этом нужно отметить, что первичным является понятие юридической коллизии, а юридический конфликт – это вторичное понятие, которое обладает конкретными проявлениями противоборства субъектов, коими не обладает сама по себе юридическая коллизия [6, С.38]. Таким образом, понимание юридического конфликта как формы юридической коллизии возможно лишь при широком понимании самой юридической коллизии.

Другими словами, юридический конфликт – это всегда противоречие между людьми, а юридическая коллизия – противоречие между нормами права. На наш взгляд, юридический конфликт и юридическая коллизия это разные явления и признавать одно из них формой другого непозволительно из-за разницы в том, между чем возникают противоречия [2, С.18]. Точно также нельзя рассматривать коллизию как единственную причину правового конфликта в форме правового спора, поскольку спор может возникнуть не на основе противоречащих друг другу норм права, а на основе других факторов, в том числе, субъективных.

По мнению А.В. Дмитриева: «юридический спор – одна из форм конфликта, заключающаяся в обсуждении проблемы, способ ее коллективного исследования, при котором каждая из сторон отстаивает свое мнение» [3, С.30].

Общее понятие юридического спора разумно сформулировать, основываясь на понятии юридического конфликта, к примеру: юридический спор – это непосредственно связанное с правом проявление юридического конфликта, представляющее собой правовую форму его выражения [5, С.52]. Понятия юридического конфликта и юридического спора являются тесно взаимосвязанными и во многих случаях заменяют друг друга.

Правонарушение представляет собой действия, противоречащие нормам права. Противоправность правонарушения выражается в том, что гражданин, иное лицо нарушает какую-либо действующую норму права, действует вопреки ее предписаниям и тем самым противопоставляет свою собственную волю воле государства, вступает с ним в конфликт. Правонарушение как виновное противоправное поведение составляет лишь одну сторону юридического конфликта. Правонарушение выражает собой, прежде всего объективное противоречие между требованием юридических норм и виновным противозаконным деянием человека. В отличие от этого юридический конфликт есть столкновение физических и юридических лиц, их действий и поступков. Правонарушение, помимо проявления в виде формы поведения сторон, может выступать по отношению к юридическому конфликту причиной или следствием.

Следовательно, «юридический конфликт» — как противоборство субъектов права связано с юридическим противоречием, юридической коллизией, юридическим спором, правонарушением.

1. Баранов В.М., Худойкина Т.В. Теория юридического конфликта: философские и социолого-правовые аспекты // Юристъ – Правоведъ. – 2000. – №1. – С. 18-28.

2. Брыжинская Г.В., Баева А.В. Коммуникация как неотъемлемая часть конфликта // Актуальные проблемы юридической техники в правотворческой и правоприменительной деятельности. Материалы Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Саранск, 2014. С.17-20.

3. Дмитриев А.В. Конфликтология: терминологический словарь. СПб. : СПбГУП, 2013. 80с.

4. Кудрявцев В.Н. Юридическая конфликтология. М., 1995. 317с.

5. Худойкина Т.В. Мирное урегулирование и разрешение споров // Московский журнал международного права. – 1998. – №2. – С. 52-60.

6. Худойкина Т.В., Левин В.В., Брыжинский А.А. Теоретико-правовой анализ, история, современное состояние и перспективы развития альтернативного разрешения правовых споров и конфликтов в России. Саранск, 2005. 192с.