Рассахатская Н.А. Гражданская процессуальная форма. —Саратов, 1997

Савельева Т.А. Судебная власть в гражданском процессе.—Саратов, 1997.

Треушников М.К. Проект нового Гражданского процессуального кодекса РФ: концептуальные проблемы. Вестник Московского университета. 1995. у 4.

Хрестоматия по гражданскому процессу. — М., 1996.

Ярков В.В. Будущее системы гражданской юрисдикции: попытка прогноза в начале XXI в.//Правоведение. 2001. № 1.

Тема 2

ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

Семинарское занятие — 2 часа

План

1. Понятие и система принципов гражданского процессуального процесса.

2. Принципы организации правосудия. Понятие и содержание.

3. Принципы, определяющие процессуальную деятельность. Состав, понятие и содержание.

Основные понятия

Принцип гражданского процессуального права. Судоустройственные принципы, функциональные принципы. Осуществление правосудия только судом. Независимость судей. Равенство граждан и организаций перед законом и судом. Государственный язык. Законность. Гласность. Устность и письменность. Непосредственность. Состязательность. Диспозитивность. Судебная истина.

Темы рефератов

1. Принцип состязательности в гражданском судопроизводстве.

2. Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве.

3. Принцип судебной истины в гражданском судопроизводстве.

Нормативные акты и материалы судебной практики

Гражданский процессуальный кодекс РФ. — М., 2003.

Постановление Конституционного Суда РФ у 1-Л «О проверке конституционности положения п. 2 ст. 1070 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобой граждан Богданова И. В., Зерно-ва А.Б., Кальянова С.И. и Труханова Н.В.» от 25 января 2001 г.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ у 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 г.

Литература

Гражданский процесс: Учебник/Под ред. М.К. Треушникова.—М.,2001.

Гражданский процесс; Учебник/Под ред. В.А. Мусина. — М., 2000.

Гражданское процессуальное право/Под ред. М.С. Шакарян.—М., 2002.

Авдюков М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. — М., 1970.

Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. —М., 2002.

Плешанов А.Г. Диспозитивное начало в сфере гражданской Юрисдикции: проблемы теории и практики. — М., 2002.

Ференс-Сороцкий А.А. Аксиомы и принципы гражданского процессуального права. Автореф. дис. канд. юрид. наук. —Л., 1989.

Фокина М.А. Состязательный гражданский процесс в феодальной России//Правоведение.1999. у 1.

Шишкин С.А. Состязательность в гражданском и арбитражном судопроизводстве. — М., 1997.

Ярошенко Т.В. Принцип диспозитивности в современном российском гражданском процессе. Автореф. дисс. канд. юрид. наук.—М., 1998.

ТемаЗ

Дата добавления: 2014-11-10 ; просмотров: 468 . Нарушение авторских прав

Рассахатская учебное пособие

  • Вы здесь:
  • ГЛАВНАЯ /
  • КАФЕДРА Гражданского процесса /
  • Сотрудники /
  • Сотрудники /
  • Рассахатская Наталия Александровна

Рассахатская Наталия Александровна – кандидат юридических наук, доцент.

В 1993 году окончила с Саратовский юридический институт им. Д.И. Курского с присвоением квалификации «юрист». С 1993 по 1995г.г. проходила обучение в очной аспирантуре Саратовской государственной академии права по кафедре гражданского процесса. Решением диссертационного совета Саратовской государственной академии права от 22 сентября 1995 года по итогам защиты диссертации «Гражданская процессуальная форма» присуждена ученая степень кандидата юридических наук.

С сентября 1995 года принята на должность старшего преподавателя кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права. С 1996 года по настоящее время — доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной юридической академии.

Рассахатская Н.А. читает лекционные курсы и ведет семинарские занятия со студентами по дисциплинам «Гражданский процесс», «Процессуальные особенности рассмотрения отдельных категорий дел», осуществляет руководство выпускными квалификационными работами, принимает зачеты и экзамены по указанным дисциплинам. Осуществляет научное руководство написанием студентами докладов, представленных на научных (в т.ч. международных и всероссийских) конференциях, по результатам которых студенты неоднократно занимали призовые места.

Рассахатская Н.А. является автором более 50 учебных и научных публикаций, в т.ч. авторского курса лекций « Гражданское процессуальное право», является соавтором трех Комментариев к Гражданскому процессуальному кодексу РФ, двух Комментариев к Федеральному закону «Об исполнительном производстве», Сборника модельных определений, учебных, учебно-методических пособий по гражданскому процессуальному праву (изданных в центральных издательствах городов Москвы и Саратова и имеющих, в том числе, гриф Учебно-методического отдела высшего образования). Н.А. Рассахатская принимает активное участие в международных и всероссийских научно-практических конференциях.

од научным руководством Рассахатской Н.А. защищены три диссертационные работы на соискание ученой степени кандидат юридических наук. Рассахатская Н.А. неоднократно проводила официальное оппонирование при защите диссертации на соискание ученой степени кандидат юридических наук (Санкт-Петербург (СПбГУ), Москва (ИГП РАН, РГУП), Саратов (СГЮА).

В 2015 и 2018 годах прошла обучение на факультете повышения квалификации профессорско-преподавательского состава Саратовской государственной юридической академии по программе «Развитие профессиональных компетенций преподавателей высшей школы».

Список научных публикаций за 2013-2018 гг.:

1. Актуальные вопросы оптимизации и совершенствования процессуального порядка отправления правосудия по гражданским делам // Актуальные проблемы теории и практики нотариального, гражданского, исполнительного процесса: их соотношение и взаимодействие / сб.ст.по материалам 1 Междунар. науч.-практ. конференции (Киев, февраль 2013г.) /[ под ред. С.Я, Фурсы . – -Киев: 2013. с.161-164;

2. Оптимизация процессуального порядка рассмотрения дел в арбитражном суде кассационной инстанции. // Тезисы конференции « АПК РФ-10 лет: актуальные вопросы кассационного производства (Екатеринбург. Октябрь 2012г.) –Екатеринбург, 2013 с.87-91

3. Правовое моделирование в гражданском процессуальном праве . // Осуществление гражданского судопроизводства судами общей юрисдикции и арбитражными (хозяйственными) судами в России и других странах СНГ: Материалы международной научно-практической конференции, г. Москва, 22-23 ноября 2012 г. -Москва. 2014. с.185-191

4. Проблемы эффективности гражданской процессуальной формы . //Перспективы реформирования гражданского процессуального права. Сборник статей по материалам международной научно-практической конференции .Саратов.,21 февраля 2015 г.Саратов. 2015 с.256-260.

5. Предмет гражданского процессуального права.//Гражданское судопроизводство. Сборник научных статей. -Саратов. 2015. с.24-32;

6. Предмет гражданского процессуального права и предмет судебной деятельности.// Гражданское судопроизводство. Сборник научных статей.- Саратов. .2015. с.32-38;

7. Проблемы эффективности гражданского процессуального права.// Гражданское судопроизводство. Сборник научных статей.- Саратов. 2015. с.44-50.

8. Некоторые вопросы гражданской процессуальной формы.// Актуальные проблемы развития гражданского права и гражданского процесса. Материалы Всероссийской научно-практической конференции от 16.февраля 2017г..- Краснодар.2017.с.222-228;

9. Проблемы реформирования гражданского судопроизводства и гражданской процессуальной формы.// Развитие юридической науки в новых условия: единство теории и практики 2017. Сборник тезисов Международной научно-практической конференции.-Ростов на Дону.2017. с. 323-326;

10. Оптимизация гражданской процессуальной формы как одно из направлений реализации правовой политики.// Правовая политика и правовая жизнь // 2(71) — 2018. с.25-29;

11. Акты гражданского судопроизводства в механизме судебной защиты.//Цивилистика: право и процесс (часть1).Сборник научных и научно-прикладных трудов.- Саратов,2018 с.44-46.

12. Акты гражданского судопроизводства и гражданская процессуальная форма .//Цивилистика: право и процесс (часть1).Сборник научных и научно-прикладных трудов.- Саратов,2018.с.46-51.

13. Общественный интерес как объект судебной защиты. // Законы России: опыт,анализ,перспектива /9-3018. с.25-27.

14. Актуальные теоретико-практические проблемы гражданского процессуального права России. Монография. Соавторы:ТришинаЕ.Г.Нигматдинов Р.М.,Ануфриев А.Ю — Саратов, 2018. – 213 с.

Рассахатская Н.А.

Весной 1761 года Людвиг Генрих Николаи познакомился в парижском салоне госпожи Дюдеффан с князем Д.М. Голицыным, который пригласил его в Вену в качестве личного секретаря. Вена в то время не принадлежала к числу блестящих столиц Европы, в пышности и великолепии она уступала Парижу, Берлину, Санкт-Петербургу. Тем не менее, в нем кипела театрально-музыкальная жизнь, здесь творили многие гении искусства, – Глюк, Гайдн, позже – Моцарт.

Русский посол Д.М. Голицын, заядлый театрал и меценат, занимал ложу в придворном театре; здесь же Людвиг Генрих Николаи близко сошелся с Виллибальдом Глюком и талантливым хореографом Гаспаро Анджолини, которые в то время работали над первым совместным балетом «Дон Жуан»(сценарий балета был написан по пьесе Ж. Б. Мольера).

Гаспаро Анджолини родился в 1731 году во Флоренции и в дальнейшем стал крупнейшиммастером и теоретиком театрального классицизма. Кроме хорошей хореографической подготовки он имел литературные способности и музыкальные навыки, что позволяло ему быть одновременно балетмейстером, композитором и либреттистом. Его учителем стал новатор хореографического искусстваФранц Хильфердинг, развивавшийжанр «содержательного» балета. В 1758 году Гаспаро Анджолини стал руководителем балетной труппы Императорского театра в Вене, заняв эту должность после отъезда Хильфердинга в Санкт-Петербург по приглашению императрицы Елизаветы Петровны.
В 1762 году на сцене венской придворной оперы состоялась премьера оперы «Орфей и Эвридика» (либретто Кальцабиджи, танцы в постановке Анджолини) – первая и лучшая из реформаторских опер Глюка, на премьере которой Людвигу Генриху Николаи довелось побывать, правда, в скором времени он покинул Вену по семейным причинам и вернулся на родину – в Страсбург.

В 1766 году Анджолини занял место Хильфердинга уже на должности руководителя балетной труппы Санкт-Петербургского Императорского театра, куда прибыл по протекции своего учителя. Здесь уже балетмейстер и хореограф Анджолини пишет музыку для многих своих балетов самостоятельно, вводя элементы русской культуры посредством использования песен и народных танцев: «Забавы в святках», «Торжествующая Россия» и другие, придумывает ряд аллегорических спектаклей, прославляющих российский императорский двор. После того как по желанию Екатерины II ей самой и её сыну Павлу Петровичу были сделаны прививки от оспы (1768 г.), Анджолини поставил по поводу их выздоровления балет «Побеждённое предрассуждение».

Людвиг Генрих Николаи прибыл в Петербург в качестве учителя и наставника великого князя Павла Петровича в ноябре 1769 года, где и встретился при дворе со своим давним знакомым Гаспаро Анджолини, – они стали хорошими друзьями на долгие годы.
Пробыв в Петербурге шесть лет (с 1766 по 1772 гг.), Гаспаро Анджолини вернулся в Италию, но вновь появился в Петербурге на прежней должности в 1776 году и в течение 3-х лет поставил несколько успешных балетных спектаклей на собственную музыку, затем в очередной раз покинул Россию, чтобы занять должность директора только что выстроенного театра «Ла Скала».
25 февраля 1782 года великокняжеская чета во время своего путешествия по Европе прибыла в Милан; дважды вместе со свитой, в составе которой находился Людвиг Генрих Николаи,они посетили театр «Ла Скала», где прослушали оперы Сальери – «Талисман» и «Дама-пастушка». При встрече в ложе театра Анджолини склонился в почтительном поклоне со словами: «Как я рад снова видеть вас, ваше высочество!» и пообещал вскоре приехать в Россию, чтобы поставить несколько новых спектаклей. В общей сложности Гаспаро Анджолини провел в России почти 15 лет, последний его приезд состоялся в конце 1782 года и продлился еще 6 лет.

Смотрите так же:  Требования к охранникам

Анджолини как близкий друг семьи упоминается в переписке отца и сына Николаи. 11 апреля 1788 года Людвиг Генрих Николаи писал сыну Паулю: «Барышня Нелидова часто спрашивает о тебе, а также многие другие, – Анджолини, Виолье, Мартинелли…».24 апреля 1793 г. в очередном письме барон Николаи пишет: «Г-н Анджолини скоро вернётся из своей поездки в Милан. Он потерял мать, отец, возможно, тоже приедет сюда…».
Но на этот раз Гаспаро Анджолини вернулся в Италию окончательно; став участником освободительной борьбы против австрийского владычества, он был посажен в тюрьму (1799—1801 гг.), где написал несколько теоретических работ, в которых изложил свои взгляды на пути развития балетного искусства. После заключения здоровье Гаспаро Анджолини сильно пошатнулось, и он скончался 5 февраля 1803 г. в Милане.

Материал подготовила: Рассахатская Надежда Александровна, старший научный сотрудник НИО «ГИАМПЗ «Парк Монрепо»

Источники:
1. Бахрушин, Ю. А. История русского балета: Учебное пособие. — М.: Просвещение, 1977. — 287 с.
2. Красовская, В. М. Западноевропейский балетный театр. Очерки истории: От истоков до середины XVIII века. — М.: Искусство, 1979. — 295 с.
2. http://library.rusbiz.ru/article_index.html?cat=1592&id=4851&seo_name=Ru.
3. http://biofile.ru/his/24758.html
4. Н.Н. Зазулина. Миссия великого князя. Путешествие Павла Петровича в 1781-1782 гг.
Иллюстрации:
1. Гаспаро Анджолини. Литография
2. Эскизы театральных костюмов XVIII века
3. Спектакль Франца Хильфердинга на сцене Венского придворного театра
4. Эрмитажный театр у Зимней канавки. Илл. К.П.Беггрова
5. Фасад Эрмитажного театра. Эскиз Дж.Кваренги. 1783 г.
6. Дмитриев-Оренбургский. Спектакль на сцене Эрмитажного театра.

У поместья Монрепо были не только владельцы, имена которых известны многим, – Ступишин, Вюртембергский, Николаи, но и обычные, скажем так, пользователи, получившие эти земли в качестве *геймата и использовавшие данную территорию в качестве сельхозугодий, сдаваемых, как правило, крестьянам для выращивания овощей и выпаса скота. 12 марта 1732 г. казенный геймат Лилл Ладугорд (первоначальное название Монрепо, в переводе со шведского – «малый скотный двор») был передан в пользование выборгскому обер-коменданту Адальберту де Кулону, французскому инженеру, который уже на тот момент был значительной фигурой в истории российского военно-инженерного искусства.

Генерал-поручик Адальберт де Вешери (Adalbert de Verchery de Coulon – имя на российской службе – Алферий Степанович Декулон) – (? –1735) – первый руководитель Инженерной роты в Санкт-Петербурге (с 1719 г.), автор проекта крепости Корон-Санкт-Анна в Выборге и выборгский обер-комендант в период 1732–1735 гг. Адальберт де Кулон известен также как один из строителей Кронштадта.

Выборгский пожар 1794 г. послужил толчком к созданию нового генерального плана города с созданием нового административного центра, при этом Каменный и Земляной город объединялись в одно целое. Разработкой примерного плана фасадов домов в 2 этажа (в классическом стиле) занимался Джакомо Кваренги. Вокруг новой площади (начало формирования площади — 1780 г.), выстраивается дом губернатора, ратуша, соборы, казармы. Каменный город и Земляной город стали представлять единое целое — Главную крепость, которая предназначалась для проживания более состоятельных слоев населения, части гарнизона, администрации. Бедным горожанам предлагалось селиться в предместьях. Работы по возведению фортификационных сооружений начались в 1731 г. под руководством фельдмаршала Миниха, главным инженером и архитектором был француз Адальберт де Кулон. Анненские укрепления получили названия в честь правящей императрицы Анны Иоанновны.

Адальберт де Кулон прибыл в Выборг 26 февраля 1732 г. и сразу же по приезде получил в свое ведение выборгскую земскую и гарнизонную канцелярии, многочисленные провиантские конторы, денежную казну и продуктовые запасы. Кроме того, в его ответственности находились пограничные дела, артиллерия и обслуживавший ее воинский контингент, полевые и гарнизонные войска. И все же основной задачей нового обер-коменданта стало руководство фортификационными работами, которые должны были проводиться по составленному им же плану. За год до назначения А.С. Декулона, в 1731 г., российское правительство приняло решение о приведении данного проекта в исполнение. Его главная идея заключалась в укреплении местности перед северной частью крепостной ограды и Выборгским замком, то есть именно той территории, которой сумели воспользоваться российские войска при осаде Выборга в 1710 году. Перевод И. М. Шувалова в Архангельск, который не обладал необходимыми знаниями в области инженерного дела, и назначение А. С. Декулона как раз и были обусловлены началом широкомасштабных строительных работ в Выборге.

Однако осуществление такой масштабной реконструкции крепости оказалось не под силу и коменданту Кулону. Его пребывание в Выборге продолжалось недолго: уже в середине августа 1735 г. из Выборга в Санкт-Петербург пришло сообщение о том, что «генерал-лейтенант за имеющеюся у него великою болезнию во отправлении дел смотрительства иметь не может». И действительно, спустя два месяца обер-комендант скончался. В послужных списках военнослужащих Выборгского гарнизона, составленных, согласно дате в документе, 30 декабря 1735 г., напротив имени выборгского обер-коменданта и полковника Выборгского гарнизонного пехотного полка А. С. де Кулона указано следующее: «Волею Божиею при Выборхе умре октября 20 дня».

Историк М. М. Бородкин писал, что ему были известны записки некоего путешественника, в которых упоминалось: «Де-Колон еще не был похоронен (в 1735 г.), когда я был в Выборге, но на следующий день назначено было его погребение в шведской кирке».

После смерти А.С. Декулона часть его земель на Карельском перешейке (в том числе и Лилл Ладугорд) наследовала вдова, а в 1741 г. они вновь вернулись в казну.

*Геймат (русское слово от нем. Heimath, родина) крестьянская ферма (земля с пашней, лугом и усадьбой); гейматы разделялись на податные и казённые, в последних право собственности на землю сохранялось за государством. Система была изменена лишь в XIX веке, когда манифестом Александра I натуральная повинность содержания была для гейматов заменена на денежные выплаты. На основании закона от 21 февраля 1789 года разрешался выкуп казённых гейматов в податные.

Материал подготовила: Рассахатская Надежда Александровна, старший научный сотрудник ГИАПМЗ «Парк Монрепо»

Иллюстрации:
4. Анненские укрепления. Выборг.

В 1781-1782 гг. великий князь Павел Петрович и его супруга Мария Фёдоровна вместе со свитой, в которой находился Л.Г.Николаи в качестве близкого друга и доверенного лица, а также секретаря и казначея, предприняли большое путешествие по Европе. По решению Екатерины II великокняжеская чета путешествовала инкогнито, под именем графа и графини Северных. Путь великокняжеской четы в Европу проходил через Псков, Полоцк, Могилёв, Чернигов, Киев. Посетив польского короля Станислава Августа Понятовского в Варшаве, граф и графиня Северные отправились в Вену, где их принимал император Иосиф II; затем – в Рим, где им дал аудиенцию папа римский Пий VI. Посетив Тосканское и Сардинское королевство, «графская» свита наконец въехала в Париж, где их встречали французский король Людовик XVI и королева Мария Антуанетта.

В музее изобразительного искусства в бретонском Квимпере хранится живописное полотно итальянского художника Юбера Робера, которое носит название «Ночной праздник у королевы, устроенный в честь графа и графини Северных в Трианоне 6 июня 1782 года». Помимо званых обедов, концертов и фейерверка в Версале, к приезду русского престолонаследника был подготовлен еще один необычный сюрприз: французский аббат и поэт Жак Делиль приурочил к приезду высоких гостей выход своей поэмы «Сады, или искусство украшать ландшафт», прочел её при посещении русской свиты французской Академии, а также преподнес отпечатанную книгу русским гостям. Весь предыдущий год поэт представлял отрывки из своего нового произведения в парижских салонах, собирая восторженные отклики. Заметим, что одним из сильнейших увлечений великой княгини Марии Федоровны, а точнее, её подлинной страстью – было садово-парковое искусство, унаследованное ею от отца, Фридриха Евгения, герцога Вюртембергского.

Жак Делиль в XVIII веке был хорошо известен как поэт и просветитель. По профессии он был учителем, потом профессором латинской поэзии в Колледж де Франс. Свою деятельность на литературном поприще Жак Делиль начал с небольших дидактических поэм, а в 1769 году издал первый капитальный труд – перевод «Георгик» Вергилия, вызвавший восторженные похвалы Вольтера и доставивший Делилю кресло во французской Академии, что принесло ему блестящее положение в обществе и при дворе, сделало его любимцем Марии Антуанетты и графа д’Артуа, который подарил ему аббатство с доходом в 30000 франков. Но самым выдающимся произведением Делиля стала поэма «Сады, или искусство украшать ландшафт», которая появилась именно в то время, когда во Франции с новой силой разворачивалась полемика о регулярном и пейзажном стиле в садово-парковом искусстве. В предисловии к поэме «Сады» он впервые анализирует чувствительность как художественную категорию, характерную для сентиментализма. Важная особенность в поэзии Делиля – постоянный интерес к природе и творческому отношению человека к ней. Современники Делиля в полной мере упрекали его за то, что в своей поэме английскому садоводству и английской природе отдаётся предпочтение перед французскими, и обвиняли автора в недостатке патриотизма.

Смотрите так же:  Моральный ущерб в беларуси

По сути, поэма Делиля – это настольная книга в стихах, своеобразное пособие для желающих создать свой сад, для садовников и ландшафтных архитекторов. В ней он представил гармоничный сад, способы его создания и увековечил садовые традиции многих стран.

«. Искусство тонкое, что опишу я вам
Восходит к прошлому, к далеким временам
С тех пор, как человек пахать обрел уменье
Украсить дом и двор он ощутил стремленье
И стал вокруг себя сажать для красоты
По вкусу своему деревья и цветы. »

«Прелестные поля, что нам ласкают взгляд,
Раздумий требуют скорее, чем затрат.
Чтоб не нарушить чар естественной природы
потребны ум и вкус, а вовсе не расходы. »

Художниками быть пристало садоводам!
Луга, уступами сбегающие к водам,
Оттенки зелени, все в солнечном свету,
Где тени облаков, меняясь на лету, .
Скользят, одушевив ковер живой и яркий,
Обнявшихся дерев причудливые арки,
Округлые холмы и резвые ручьи —
Вот кисти с красками и вот холсты твои!
Природы матерьял в твоем распоряженье, —
Твори же из него свое произведенье!

В России поэма Делиля оказалась настолько популярной и так естественно легла на отечественную философию и практику садовой культуры, что и тогда, и сейчас она исключительно актуальна и востребована. Его советы, облеченные в яркую, образную форму, современно звучат и сегодня; таким образом, поэму Сады» можно назвать стихотворным учебником по преобразованию ландшафта. Она оказала серьезное, если не сказать решающее влияние на философию, теорию и практику европейской садовой культуры, на восприятие и понимание пейзажа. В поэме упоминаются многие знаменитые сады Италии, Англии, Франции (Монтрейль, Дезир, Ренси, Лимур, Отейль, великолепный Трианон – «Изыскан и богат прекрасный Трианон…»), Германии («Повсюду славятся германские сады…» с упоминанием Гозау, Верлица, Бельвю), ну и, конечно, для именитых гостей – стихи о России, хотя автор там никогда не был.

В России северной свирепствуют метели,
Но мощные леса, их кедры, сосны, ели,
Мхи и лишайники во мгле морозных зим
Стоят зеленые под слоем снеговым.
Умение и труд там все превозмогают.
Огонь с морозами бороться помогает,
И Флора юная приходит в свой черед
Туда, где сам Вулкан Помону бережет.
Великий мудрый царь принес в народ науку;
Он над страной простер властительную руку,
В борьбе со стариной верша свои труды.
Вкусят потомки им взращенные плоды.

Далее в поэме идет упоминание о восточных садах – Китая, Турции:
Китай нас поразит и странностью растений,
И необычностью затейливых строений,
Изгибом мостиков, и пагод высотой,
Фарфором, росписью и красок пестротой.

Чаруют в Турции, в садах ее восточных
Фонтанов звонкий плеск, журчанье вод проточных,
Сквозных беседок тень, кусты цветущих роз,
Пьянящий аромат, кружение стрекоз
Над влажным мрамором бассейнов, обрамленных
Толпою томных дев, жарою утомленных.

Французская революция заставила Делиля уехать в Англию, где он оставался до 1802 года. Для последовавших за этим переизданий Делиль вносил в текст многочисленные исправления, преимущественно стилистические. Принципиальные отличия представляет текст, подготовленный автором в Лондоне и вышедший в 1801 году. Он содержит обширные вставки (более 1000 строк), частично подсказанные пожеланиями знатных поклонников Делиля, жаждавших увековечить в поэтическом слове свои личные сады.

Вернувшись в Париж, Жак Делиль вновь занял место профессора и пользовался до самой смерти прежним вниманием и уважением. Похороны его носили характер национального траура.
Вообще в России в начале XIX века Делиль был одним из самых читаемых поэтов. О нем упоминает, правда довольно иронически, и Александр Сергеевич Пушкин. Дядя поэта, Василий Львович, в 1803—1804 гг. предпринял путешествие в Германию, Францию и Англию, где познакомился с Жаком Делилем.

Поэма «Сады» имела на рубеже веков почти культовый характер и, несомненно, оказала большое влияние на дальнейшее формирование дворцово-парковых ансамблей Павловска и Гатчины. Людвиг Генрих Николаи при создании Монрепо не только взял принципы Жака Делиля при формировании ландшафта, но и написал свою собственную поэму, в которой подобным же образом описал объекты парка Монрепо и придуманные им самим легенды.

Материал подготовила: Рассахатская Надежда Александровна, старший научный сотрудник НИО ГИАПМЗ «Парк Монрепо»

Иллюстрации:
1. Портрет Жака Делиля
2. А. Рослин. Портрет Марии Федоровны
3. В. Боровиковский. Портрет Павла Петровича
4. Портрет Марии Антуанетты
5. Портрет Людовика XVI
6. Французская Академия
7. Юбер Робер. «Ночной праздник у королевы, устроенный в честь графа и графини Северных в Трианоне 6 июня 1782 года»
8. Мраморный дворец Большого Трианона
9. Малый Трианон

В июле 1779 года, в карете, запряженной шестеркой лошадей, в Петербург въехал один из самых загадочных персонажей XVIII века граф Калиостро. Ехал он из Курляндии без приглашения, и, казалось бы, никаких особых дел у знаменитого европейского авантюриста в далекой России не было. Тем более что в столице российской империи он находился инкогнито под именем графа Феникса и выдавал себя за обычного доктора, не уставая повторять всем вокруг, что его ничего не интересует, кроме медицины. Врачи, служившие тогда в Петербурге, по большей части иностранцы, подняли приезжего графа на смех, ведь его подлинное имя ни для кого секретом не было, к тому же он не имел никаких дипломов и под своим настоящим именем, Джузеппе Бальзамо, всего лишь несколько лет прослужил помощником монастырского аптекаря. Калиостро и его супруга Лоренца поселились в доме генерал-поручика Виллера на нынешней набережной Кутузова, дом 24. Этот дом близ Летнего Сада в конце XVIII века был двухэтажным, и отсюда было рукой подать до Мраморного дворца светлейшего князя Потёмкина, что имело определённое значение в событиях, произошедших с графом в дальнейшем…

Среди людей, оставивших свои воспоминания о знакомстве с графом Калиостро, был и Людвиг Генрих Николаи, который так описывал эту встречу:
«Однажды меня пригласила на обед госпожа фон Ц. и настоятельно просила помочь ей побеседовать с графом Калиостро, которого она ожидает. Он посетил Россию в 1779-1790 гг. и занимался здесь своими мистическими излечениями и преподавал новую систему франкмасонства. Его хорошо принимали в обществе, а дамы просто его обожали. Этот авантюрист занимался своими делами в Петербурге, разыгрывая из себя целителя и мастера на все руки; благодаря фокусам пользовался большой славой. Он был богат и делал это из человеколюбия и собственного развлечения, но в основном он посвящал себя высокой философии.

Мое естественное отвращение ко всему притворно-фантастическому удерживало меня от того, чтобы бегать к нему на магические сеансы вместе со всеми, я считаю это слабостью у разумных людей. Но поскольку представился удобный случай видеть его в тесном кругу, я из чистого любопытства принял это приглашение.

Внешность Калиостро неприятно поразила меня, – в ней не было ничего благородного, возвышенного. Мадам Ц. встретила его скромным обращением: «А, месье Калиостро…» и сразу же попросила прощения, что не назвала его графом. «Что граф!, – воскликнул он, – Я тот, кем хочу быть: сегодня князь, завтра граф, маркиз или барон». Затем он стал пространно рассказывать о том, как он лечит больных. Не будучи врачом, я перевел беседу на фармацевтику, так как немного в ней разбираюсь. Без остановки он нес несусветную чушь и проявил полнейшее невежество. Пришлось мне отвернуться, чтобы скрыть усмешку. К счастью, позвали к столу…».

Скептицизм, трезвость ума и разумная оценка происходящего были свойственны Л.Г.Николаи, но многие вельможи не разделяли его мнения и были в полном восторге от графа Калиостро, считая, что он «сверкнул как яркая звезда на нашем тусклом небосклоне». В те времена Калиостро было 36 лет, но о себе он рассказывал следующее: «Рожденный через 200 лет после Всемирного потопа, я знавал пророка Моисея, не раз беседовал с Христом, бродя с ним по берегу Тивериадского озера, принимал участие в оргиях Нерона, с войском крестоносцев брал Иерусалим и т. д. В России я намерен основать масонскую ложу, в которую будут приниматься и женщины. Являясь главой египетского масонства, я должен распространять свое учение повсеместно».

Популярность Калиостро в Петербурге росла день ото дня, особенно после излечения Паши Гагарина, сына одного из самых влиятельных вельмож империи. Мальчик тяжело заболел, от него отступились лучшие врачи, подписав ребенку смертный приговор. По совету влиятельных друзей Калиостро родители показали мальчика графу. Тот сказал, что случай тяжелый и он сможет вылечить ребенка, но должен его забрать на две недели. К удивлению всей столицы, Гагарины доверили ребенка Калиостро. Через две недели Паша вернулся домой совершенно здоровым. Когда же его спрашивали, колдовал ли доктор, мальчик отвечал, что тот давал ему душистые настои из трав, много с ним разговаривал, но ничего дурного не делал.

Тут перепугались уже петербургские врачи. Они пустили слух, что вместо мальчика Гагариным вернули девочку, а мальчика Калиостро будто бы закопал во дворе своего дома. Гагарины возмущались, мальчик смеялся, Калиостро только отмахивался от клеветы. Гагарины привезли Калиостро тысячу золотых империалов, граф отказался взять деньги, сказав, что лечит бесплатно. За девять месяцев, проведенных в Петербурге, он принял несколько сот больных, ни с кого не взяв ни копейки. Цветущая жена графа – Лоренца – в беседах с супругами столичных сановников между прочим сообщала, что на самом деле ей 700 лет. А её молодость – результат приёма волшебного эликсира, изобретённого Калиостро. Надо ли говорить, как быстро петербургские дамы разнесли эту новость по городу и охотно приобретали эликсир за очень существенные деньги.

Смотрите так же:  Доверенность на право распоряжения квартирой

Людвиг Генрих Николаи при той единственной встрече с Калиостро завел научную дискуссию, в которую то и дело вставлял термины из области алхимии. «Я в качестве наживки ввернул словечко об элементарной соли, Калиостро стал засыпать меня потоком загадочных фраз. Из любопытства я в молодости прочел несколько книг по алхимии, при этом никогда не прикасался к тигелю (тигель – сосуд для плавки металлов – прим. авт.), но при этом я мог свободно манипулировать зелеными львами, черными жабами и тому подобное. Господин Б, сидевший рядом, повернулся к своему соседу и сказал чересчур громко: «Ничего себе, граф загибает!» Калиостро, должно быть, услышал эти слова, потому что сразу умолк и вышел из-за стола…».

Помимо приема больных в доме генерала от артиллерии Мелисино, мастера масонской ложи, Калиостро проводил сеансы черной и белой магии. Ну и самая главная миссия, с которой приехал в Петербург Калиостро, – это послание французских масонов русским собратьям. Встречи Калиостро с вольными каменщиками Петербурга проходили, в частности, в павильоне «Ротонда» – одной из построек комплекса Елагинского дворца, где позже, во время реставрации, в подвале были найдены загадочные сосуды, предназначение которых неизвестно. Ротонда или, как ее иначе называют, Павильон под флагом, стоит в окружении лиственниц, которые являются символическим деревом масонства, и к тому же располагается на месте встречи четырех основных стихий — воздуха, воды, земли и солнца. И потому он считался самым подходящим местом для разных мистических опытов и был по достоинству оценен графом Калиостро. К тому же граф, по своей привычке всюду обещать разные клады, сообщил российским масонам, что где-то в подвалах Ротонды хранятся рукописи царя Соломона, которые он собирался найти для курляндского дворянства, а, может быть, и саркофаг Гомера. Иван Перфильевич Елагин, государственный деятель и великий мастер масонской ложи Петербурга, хотел выучиться от Калиостро делать золото. Видимо, поиски философского камня в Ротонде не удались, так как известно, что секретарь Елагина дал Калиостро пощечину, может быть, за обман насчет золота.

Тем не менее, существуют сведения, что Калиостро предложил также князю Потемкину увеличить втрое весь его золотой запас, и в данном случае эта затея удалась. Потемкин, несмотря на то что был одним из самых богатых людей Европы, согласился; во-первых, из любопытства, а во-вторых, из чувства симпатии к графине Лоренце. После манипуляций Калиостро золото взвесили и подвергли анализу, – его стало в три раза больше, а Калиостро получил треть золота за труды. Потемкин обратился к Калиостро еще и как к химику; дело в том, что в русской армии случилась беда. В арсеналах, где хранилась амуниция, таинственным образом исчезли все пуговицы для солдатских мундиров. Вместо них обнаружились лишь горстки серой пыли. В то время мало кто знал, что олово, из которого делали пуговицы, может заболеть оловянной чумой и превратиться в пыль. Калиостро исследовал олово и предложил Потемкину в дальнейшем делать пуговицы из сплава цинка и меди, называемого латунью. С тех пор и до наших дней пуговицы на военных мундирах делают из латуни. Потемкин был так благодарен Калиостро, что заплатил ему из армейской казны 25 тысяч рублей – деньги по тем временам огромные.

И после этого Потемкин пошел к Екатерине просить, чтобы она приняла Калиостро. Но в конечном итоге покровительство Потемкина вышло графу боком. Матушка Екатерина быстро смекнула, что ее фаворит увлечен вовсе не тайными науками, а прелестями госпожи Лоренцы. К тому же первейшим врагом Калиостро стал лейб-медик императрицы Екатерины Роджерсон, который всюду кричал, что граф – шарлатан и жулик. Тогда Калиостро предложил такое соревнование. Каждый из врачей приготовит свой яд и даст сопернику отведать пилюлю. Проглотив пилюлю, следовало приготовить противоядие. Кто останется жив, тот и победил! Роджерсон не на шутку испугался и отказался встречаться с Калиостро, при этом наговорив императрице что-то такое невероятно ужасное, что она не только отказалась принять графа, но даже написала пьесу «Обманщик», где вывела Калиостро под видом жулика Калифлакжерстона. Высший свет в угоду императрице над комедией очень смеялся.

Людвиг Генрих Николаи в своих воспоминаниях писал: «Калиостро изо всех сил старался, используя славу своих чудесных излечений сблизиться с императрицей Екатериной, которая так и не допустила его до себя. Именно Екатерина II поручила поэтессе Элизе фон Рекке (к слову сказать, хорошей приятельнице Л.Г.Николаи), её фрейлине, находившейся целиком под влиянием таинственных чар Калиостро, разоблачить шарлатана в его ложных учениях, что поэтесса и сделала».

Будучи женщиной решительной, Екатерина II быстро поставила светлейшего князя на место, а Калиостро повелела «елико возможно поспешно» покинуть пределы Российской империи. Сам Калиостро через много лет написал в своих мемуарах: «Я поселился бы постоянно в России и закончил бы свои дни в государстве, в котором в течение некоторого времени был абсолютно счастлив. Однако небо решило иначе!». Граф остался верен себе – он выехал одновременно со всех застав Петербурга, везде его видели, и везде он оставил свою подпись.

Л.Г.Николаи, несмотря на нелестный отзыв, оставил в своих мемуарах достоверное свидетельство невероятного выигрыша в лотерею одного из своих хороших знакомых: «Барон фон Т., очень умный человек, но в стесненных обстоятельствах, часто ходил к Калиостро, который заявлял, что в любой лотерее может точно вычислить 5 номеров из 90, если ему точно укажут место, месяц, число и время лотереи. Г-н Т. захотел попытать счастья, он сказал, что на том-то месте завтра в 11 часов будет разыгрываться лотерея. Калиостро назвал ему 5 цифр, велел их сложить, вычесть, умножить и разделить между собой, пока наконец не получились 5 цифр, которые наверняка выиграют. Г-н Т. играл в лотерею часто, но всегда без успеха, но в тот раз эти цифры действительно выиграли! Г-н Т. был вне себя от счастья и упрашивал Калиостро объяснить ключ к этой тайне, на что маг ответил ему так: «это золотая жила, которая дала мне богатство!».

Дальнейшая судьба графа Калиостро складывалась из взлетов и падений.
В Германии он работал по шестнадцать часов в сутки, чтобы принять всех пациентов, с которых, как всегда, не брал плату. Слава его была так велика, что перед его домом круглые сутки стояли толпы людей, жаждущих дотронуться до его камзола. Но в 1785 году он был арестован во Франции по несправедливому обвинению и брошен в самую страшную тюрьму – Бастилию. Через год мучений его все же оправдали и выслали из страны. И вот к этому моменту относится его странное предсказание: он заявил, что во Франции скоро случится революция, народ казнит короля, разрушит Бастилию, и это место «станет местом прогулок парижан».

Это предсказание, после того как оно свершилось, ему припомнили. В декабре 1789 года он был схвачен в Риме и передан в руки святой инквизиции. Тайный процесс, документы которого до сих пор засекречены Ватиканом, продолжался больше года. Калиостро и его жену, прекрасную Лоренцу, обвинили в черной магии и приговорили к вечному заточению в тюрьме. Через четыре года отравили сначала Лоренцу, а потом и самого Калиостро.

Материал подготовила: Рассахатская Надежда Александровна, старший научный сотрудник НИО ГИАМПЗ «Парк Монрепо».