Судебно-медицинская экспертиза в США

Поступила в редакцию 10/Ш 1958 г.

Судебно-медицинская экспертиза в США / Черваков В.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1958. — №2. — С. 37-41.

библиографическое описание:
Судебно-медицинская экспертиза в США / Черваков В.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1958. — №2. — С. 37-41.

код для вставки на форум:

В последние годы вокруг вопроса об организационной структуре судебномедицинской экспертизы в США в связи с ее реорганизацией возникла живая полемика. Критика старой системы коронеров и перспективы развития новой системы медицинских экспертов (medical examiner) нашла широкое отражение в трудах английских, французских и немецких авторов, посетивших Америку со специальной целью изучить организацию судебномедицинской экспертизы в США.

В настоящее время в США существуют две системы судебномедицинской экспертизы—система коронеров и система медицинских экспертов. Характерной чертой судебномедицинской организации в США является отсутствие организованной экспертизы живых лиц.

Ведущий представитель английской судебной медицины профессор Кейт Симпсон, посетивший Америку, писал в 1953 г.: «Америка умудряется сочетать и глубокий интерес, и результаты огромного и богатого опыта с безнадежно отсталой системой и организацией судебной медидины, давать на высоком академическом уровне теорию судебномедицинской экспертизы и одновременно беспомощно разводить руками, говоря о поразительных дефектах еще действующей древней системы коронеров. Ничего подобного не встречается теперь в Европе. В США старая система коронеров сохранилась в наиболее древней форме на большей части их территории».

Г. Штрассман — крупнейший представитель немецкой судебной медицины, эмигрировавший в поисках спасения от гитлеровского режима в Америку, замечает, что существующая в своей древней форме система коронеров с большим трудом и весьма медленно — из-за политических и финансовых соображений — заменяется лучшей системой.

Как известно, в разных штатах США права и обязанности коронера различны. Коронер в США — особый судебный следователь, избирающийся чаще всего на 3—4 года. В одних штатах компетенции коронеров подлежит исследование случаев насильственной и скоропостижной смерти, в других же обязанности их ограничиваются расследованием случаев насильственной смерти.

В подавляющем большинстве штатов для занятия должности коронера не требуется медицинского образования. Почти любой гражданин, кроме священнослужителя, имеет право добиваться должности коронера. В некоторых штатах (Аризона, Флорида, Нью-Максико) функции коронеров выполняют мировые судьи, а в б штатах они возлагаются на представителя прокуратуры.

А. Герцог в 1931 г., указывая на порочность самой системы коронеров, писал, что часто места коронера занимают владельцы похоронных бюро или лица, в большинстве случаев не имеющие никакого отношения к осмотру и вскрытию человеческого тела. Двадцать пять лет спустя Д. Флин отмечал, что из 70 округов штата Висконсин только в 17 округах коронерами были врачи, в 33 — владельцы похоронных бюро, в остальных округах на должность коронера избирались торговцы мебелью, аптекари и другие «специалисты», включая даже служителя кегельбана.

В некоторых округах должность коронера оплачивается очень низко, в связи с чем коронеры основной статьей своего дохода делают сокрытие причин смерти или отказ сообщить о таковых. Так, неоднократно имели место случаи, когда, например, женщину, умершую от аборта, специально подобранный коронером состав присяжных признавал умершей от воспаления легких, а мужчину, погибшего от огнестрельного ранения с входным отверстием на спине, признавал самоубийцей.

Полномочия коронера велики. В целях расследования случаев насильственной смерти он имеет право производить дознания, вызывать и допрашивать свидетелей и составлять список присяжных заседателей (жюри из 7—11 человек). Никто не имеет права отвести присяжного, назначенного коронером. Присяжные должны совместно с коронером осмотреть труп, заслушать показания свидетелей и вынести решение, является ли в данном случае смерть насильственной или ненасильственной. В компетенцию жюри входит также решение вопроса, что в данном случае убийство совершено определенным лицом, которое коронер имеет право задержать и отправить в тюрьму.

В процессе расследования коронер решает вопрос о необходимости вскрытия. Это положение, как указывает К. Симпсон, приводит к разного рода курьезным ситуациям: коронер, без медицинского образования,, может вынести решение о необходимости вскрытия, имея самое отдаленное представление о судебномедицинской экспертизе трупа или, что еще хуже, разрешить погребение трупа без его судебномедицинского исследования. В. некоторых случаях коронер-врач сам может произвести вскрытие, но он, как правило1, не имеет опыта ни судебномедицинской экспертизы, ни патологоанатомического исследования. В этих условиях возникают многочисленные ошибки.

Приводим случай, сообщенный недавно профессором судебной медицины Гарвардского университета Алланом Морицем. В одном доме на диване» был найден труп человека. Посредине комнаты была большая лужа крови. Следы крови вели от лужи к дивану. Такая же лужа крови была с другой стороны дивана. Коронер взял кровь из обеих луж, налил ее в один и тот же сосуд, куда добавил кровь жертвы. Таким образом, коронер, не имеющий никакого представления о важности судебно-гематологической экспертизы, лишил следствие возможности установить важнейший вопрос о принадлежности крови пострадавшему или другому лицу.

При изучении отчетов коронеров различных штатов бросается в глаза, что они весьма редко прибегают к дополнительным лабораторным исследованиям (судебнохимическим, токсикологическим, биохомическим и др.), хотя в последние годы у них имелись для этого достаточные возможности (в частности, их обслуживают лаборатории Федерального бюро расследований).

Видный представитель судебной медицины США О. Шультц, характеризуя систему коронеров, приходит к печальному выводу, что эта система является одной из мрачных сторон американской действительности, не соответствующей современным требованиям криминалистики.

Еще в 70-х годах XVIII столетия комитет медицинской ассоциации штата Массачусетс указывал: «Полномочия коронера велики, неограничены и опасны; развращенность коронеров общеизвестна, а способы, которыми они ведут расследование, весьма часто являются абсолютно неприемлимыми».

Д. Флин, суммируя материал последних лет, отмечает, что в большинстве случаев расследования дел о насильственной смерти обнаруживаетея некомпетентность коронеров на любой фазе расследования, начиная с первичного определения причины смерти до разбора данных вскрытия на суде.

Как было указано выше, в некоторых штатах (Массачусетс, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Мэриленд, Виргиния) в настоящее время система судебномедицинской экспертизы реорганизована и по своей структуре в значительной степени приближается к европейской.

Впервые система медицинских экспертов (medical examiners) была введена в Бостоне в 1877 г. Единых норм, определяющих положение медициских экспертов, нет; но общая система примерно одинакова во всех 50 округах, где работают медицинские эксперты (из общего числа 3072 округов в США).

Во главе судебномедицинской экспертизы штата или города стоит главный медицинский эксперт, которому подчинены эксперты на местах. Как правило, медицинский эксперт назначается по конкурсу: главный — специальной комиссией, в которую входят (например, в штате Мэриленд) представители полиции, отдела ‘здравоохранения и четыре врача; окружной эксперт при отсутствии комиссии назначается мэром или прокурором. В Бостоне в настоящее время главным медицинским экспертом является профессор, руководитель кафедры судебной экспертизы Гарвардского университета.

Согласно рекомендации Национальной муниципальной лиги, медицинский эксперт должен быть патологом со специальной судебномедицинской подготовкой, но так как в настоящее время мало патологов, имеющих требуемую квалификацию, то в мелких округах штата медицинскими экспертами работают по совместительству местные врачи, не имеющие специальной подготовки.

В Нью-Йорке главный медицинский эксперт и его ассистенты назначаются после специального экзамена по патологии и судебной медицине и подчиняются непосредственно мэру города.

Медицинский эксперт обязан осмотреть труп, произвести вскрытие, если он считает это необходимым, установить причину смерти. Данные исследования заносятся в протокол и сообщаются прокурору, который определяет необходимость и вид судопроизводства. По требованию медицинского эксперта все необходимые дополнительные исследования (судебнохимические, гистологические, радиологические, токсикологические) производятся специальной лабораторией штата. Медицинский эксперт не имеет права, которым наделен коронер, производить дознания, выдавать ордер на арест.

Однако и система медицинских экспертов несовершенна. Крупнейшим ее недостатком является право сторон приглашать экспертов и платить им. Один из выдающихся американских специалистов экспертов Калвин Годдар пишет: «Печально наблюдать, когда дело проигрывается одним из тяжущихся лишь потому, что его противник заручился услугами «эксперта», который с успехом запутывает, а не разъясняет суть дела. Все же известно, что подбные «эксперты» существуют; они всегда готовы применить свои знания для услуг той стороне, которая предложит большую плату». И здесь господствует бизнес.

В большинстве стран мира обязательное вскрытие трупа в определенных случаях смерти предусмотрено специальными положениями. В США закон предписывает производство расследования, но не вскрытие трупа. Единой регламентации нет, она неодинакова в различных штатах, однако различия эти не особенно велики. Законом штата Нью-Йорк, например, предусмотрено проведение расследования в каждом случае насильственной смерти, в случаях скоропостижной смерти и смерти в тюрьме. Расследованию подлежат также определенные виды смерти, наступившей в, больничных учреждениях. Сюда относятся: случаи насильственной смерти, включая производственную травму, случаи смерти от аборта, за исключением аборта по медицинским показаниям; смерти вследствие пищевого, бактериального, химического, а также профессионального отравления.

Следует отметить, что случаи смерти от болезни, окончательный диагноз которой установлен, не подлежат расследованию, даже если больной пробыл в больнице менее 24 часов. Расследованию также не подлежат случаи смерти на почве хронического алкоголизма без следов травматических повреждений, смерти, последовавшей от терапевтических или диагностических вмешательств у лиц с острыми или хроническими заболеваниями. Не расследуются также случаи смерти, последовавшей за анестезией, когда больница или наркотизатор не могут быть обвинены в небрежности, и многие другие.

Расследование, как указано выше, производит в одних штатах коронер, в других—медицинский эксперт. Они «на основе совести и личного опыта» определяют необходимость вскрытия, которое может производить коронер, если он достаточно квалифицирован, или «патолог». В некоторых штатах разрешается производить вскрытие любому врачу.
Если коронер или медицинский эксперт считают вскрытие необходимым, согласие родственников на него желательно, но не обязательно (правда, не во всех штатах). Однако если коронер или медицинский эксперт производит вскрытие вопреки воле родственников и оно не окажется достаточно оправданным, то родственники могут возбудить гражданское дело о возмещении убытков; суд обычно поддерживает этот иск.

В случаях, которым не подлежат расследованию, вскрытие без соглаласия родственников не должно производиться. Если этот принцип нарушается, то вскрывавший врач может преследоваться гражданским, а в некоторых штатах уголовным судом. Поэтому Шафир, например, в своей книге очень подробно останавливается на вопросе о том, кто из родственников покойного может дать согласие на вскрытие и каким образом надо действовать, чтобы получить это согласие. По его мнению, эту миссию успешнее всего сможет выполнить врач больницы, общавшийся с родственниками. Последний должен в выражениях, не оскорбляющих эстетических чувств родственников, объяснить им необходимость вскрытия и добиться согласия.

В некоторых штатах, например штатах Миннесота и Мичиган, полисы на страхование жизни и страхование от несчастных случаев содержат пункт, предусматривающий право страховой компании на вскрытие. В штатах, где в страховых полисах нет подобного пункта, право страховой компании на вскрытие обычно поддерживается судом.

Указанная регламентация ведет к тому, что в случаях, когда производилось расследование, вскрытия имели место, например, в 1952 г. в Чикаго только 14,8% в Нью-Йорке — в 25% случаев.

Для полноты картины можно привести еще несколько цифр. В штате Нью-Йорк в 1951 г. из 78 381 случая смерти исследования трупов произведено в 16 500 случаев, вскрытие же — только в 4100 случаях (т. е. на одно вскрытие приходится четыре наружных осмотра). В штате Нью-Йорк патолог за рабочий день производит 10 вскрытий с составлением в тот же день 10 актов исследования.

Л. Снайдер (Чикаго) в своей книге «Расследование убийств» обращает внимание на другой значительный недостаток вскрытий в США — неполноту и поверхность. Он описывает вскрытие так: «Тело было перенесено в похоронное бюро и два местных врача произвели вскрытие. Последнее заключалось в небольшом надрезе и простом осмотре грудной полости. Заключение врачей сводилось к тому, что смерть явилась следствием глубокой колотой раны, нанесенной в сердце. При вскрытии органы не были изъяты и даже не были разъединены. Другие части тела не осматривались; врачи не пытались установить, не было ли совершено половое преступление». И это, конечно, не единственный случай. Весьма нередко вскрывается одна или две полости тела вместо полагающихся трех.

В последние годы в США широко практикуется консервирование трупов, в связи с чем медицинским экспертам приходится производить исследование и после бальзамирования. Как известно, введение консервирующих жидкостей изменяет цвет и консистенцию органов, что создает трудности при диагностике патологических процессов, а это затрудняет определение причины смерти. Помимо того, введение длинных канюль в брюшную полость сопровождается множественными повреждениями кишечника, выхождением газов и кишечного содержимого. Само собой разумеется, что введение консервирующих жидкостей, содержащих ядовитые вещества (двухлористая ртуть, хлорный цинк) исключает возможность правильного судебнохимического исследования органов. Правда, в некоторых штатах, где организована служба медицинской экспертизы, в положениях о ней содержатся специальные указания о бальзамировании. Так, в Положении о медицинских экспертах штата Массачусетс в § 14 говорится: «Никакая жидкость или заменяющее ее вещество не может быть введена в мертвое тело без разрешения медицинского эксперта, когда имеется подозрение на насильственную смерть».

Видный представитель современной американской судебной медицины Гредвол с сожалением отмечает, что университеты США, за малым исключением, не имеют специальных кафедр судебной медицины. «До тех пор, пока судебная медицина не займет надлежащего места в университетском уставе, не может быть обеспечен должный прогресс в обслуживании интересов государства и подготовке судебномедицинских кадров».

  • Gonzales Т. A., Vance М., Не1реrn M. Journ. Legal Medicine and Toxicology, New York, 1954.
  • Herzo g A. V„ Medical Jurisprudence, Indianapolis, 1931.
  • Gordon I. а. оth. Medical Jurisprudence, London, 1954.
  • Gradwohl R. W. H. Legal Medicine. London, 1954.
  • Simpson J. Med. leg. Journ., 1953, v. 21, N. 2, p. 49.
  • Sсhu1tz O. Arch. Path., 1933, v. 15, p. 542.
  • Pо11er E. L. Am. Journ. Clin. Path., 1943, v. 13, p. 133.
  • Moritz A. R. Am. Journ. Clin. Path., 1943, v. 13, p. 123.
  • Saphir O. Autopsy Diagnostic and Technic, New York, 1946.
  • Strassman G. Dtsch. Ztschr., Ges. Gericht. Med. 1954, Bd. 43, S. 217.
  • Strassman G. Beitr. f. gericht. Med., 1949, Bd. 18, S. 62.
  • Snуder L. Homicide Investigation. Springfield, 1945.
  • Chaudre Ann. med. leg., 1952, v. 32, p. 235.
  • Learу Т. Methods and Problems of Med. Education. New York, 1928.
  • Flin n J. Journ. Criminal Low, Criminology and Police Science, 1955, v. 46, N. 2.

похожие материалы в каталогах

Рефераты / Ачеркан Н.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №2. — С. 55-60.

Рефераты / Ачеркан Н.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №1. — С. 56-60.

Судебно-медицинская экспертиза в сша

Патологоанатомы яблоки на трупах не грызут

Покойники не шевелятся и усы не отращивают

Великий реформатор медицины Рудольф Вирхов

США — единственная страна в мире, где работают фермы тел. Это исследовательское учреждение. Есть в судебно-медицинской практике один очень скользкий и в то же время очень важный момент: когда полиция обнаруживает неопознанный труп, то первым делом она стремится понять, когда человек умер, определить так называемый «посмертный интервал».

Если с момента смерти прошли часы, только в плохих детективах патологоанатом сходу определяет этот интервал с точностью до пятнадцати минут — чаще ответ бывает куда более приблизительным, поскольку приходится учитывать слишком много факторов. Еще хуже обстоят дела, если останки исследуются после эксгумации или обнаружены в редко посещаемом месте, где тело могло пролежать недели, а то и месяцы. И здесь наука чаще всего пасует.

Вопрос о причинах смерти интересовал ученых давно

Это странно, потому что вопрос о причинах смерти и длительности посмертного интервала интересовал ученых много веков. Первый труд на данную тему был написан еще в древнем Китае в 1247 году судьей Сун Цы. Он назывался «Си Юань Лу», что можно перевести как «снятие ложного обвинения», и представлял собой одновременно и первый в истории учебник по судебной медицине, и официально утвержденное руководство действий для чиновников, исполнявших тогда функции современного коронера.

Как развивалась судебная медицина

Книга эта постоянно редактировалась, дополнялась, ее различные версии пользовались большой популярностью в Японии, Корее и странах Индокитая. Оказала она существенное влияние и на развитие судебной медицины в Европе. Но до восьмидесятых годов прошлого века раздел криминалистики, касающийся определения времени смерти, не так уж далеко ушел в своем развитии от времен Сун Цы. Дело в том, что все судебно-медицинские открытия о посмертном тлении тел людей, сделанные в течение последующих веков и вплоть до второй половины прошлого столетия, основывались на наблюдениях за разложением свиных туш и всего нескольких человеческих тел. По настоящему фундаментальных знаний об этом предмете таким образом не получишь.

Смотрите так же:  Экспертиза телефонов саратов

Наука разложения

Информационный вакуум ученые начали заполнять в начале восьмидесятых в Университете штата Теннесси, когда тамошний антрополог Уильям Бэсс (William Bass) решил помочь полицейским в одном конкретном случае и, в конце концов, основал то, что теперь называется «фермой тел». Правоохранительные органы обнаружили потревоженную могилу времен Гражданской войны. А в ней останки, как подозревала полиция, куда более позднего времени, подложенные вместо прежних для того, чтобы скрыть следы преступления. Изучив сохранившиеся обрывки истлевшей одежды и прочие детали, Бэсс пришел к выводу, что подозрения беспочвенны. В то же время его поразил дефицит знаний о процессе разложения человеческих тел, и он решил этот дефицит восполнить, наблюдая сразу за многими телами. С этой целью антрополог вместе со своими студентами выкупил 1,3 акра земли (около 0,4 гектара) неподалеку от Ноксвилла и стал наблюдать за трупами тех, кто завещал свои тела университету. За прошедшие с тех пор годы группе Бэсса удалось тщательно исследовать процесс разложения более 650 тел и узнать много нового.

Сам процесс разложения сильно зависит от экологических и климатических условий. На скорость и характер разложения серьезно влияют и температура, и влажность, поэтому сегодня в США открыто уже пять ферм тел в разных местах страны — в Теннесси, Иллинойсе, Северной Каролине и Техасе. В Европе такое невозможно — здесь подобные исследования запрещены законом. В прочих регионах даже при отсутствии запрета фермы тел до сих пор не практикуются.

Предрассудки мешают?…

Здесь небольшое лирическое отступление. Автор этих строк не религиозен и не суеверен, но где-то глубоко внутри себя он считает, что такие исследования — немного чересчур. Что так нельзя. Скорей всего, он неправ — в конце концов, существуют анатомические театры, где покойников разрезают так, что с непривычки можно упасть в обморок. Да и древняя история пестрит рассказами о великих врачах и художниках, преступно вскрывавших могилы, тайком пробиравшихся в морги с пилой или ножом наперевес и нарушавших вечный покой усопших с единственной только целью — узнать, как устроен человек. Так что преступления в этом, скорее всего, нет, просто осадок остается от всего этого, очень сильный осадок. Наверное, именно подобного рода предрассудки мешают судмедэкспертам во всех странах, кроме США, развивать эту сторону научной мысли.

Ответы на вопросы все-таки нашлись

Так или иначе, фермы тел помогли ученым более или менее разобраться, что происходит с телами умерших, хотя многие вопросы остаются пока без ответа. Более всего в этом процессе ученых интересует так называемая некробиома — сообщество бактерий, которые безопасно для нас существуют в человеческом теле при жизни, а потом осуществляют распад. Именно состав некробиомы несет информацию о длительности посмертного интервала.

Причем тут фундаментальные знания

Полученные таким образом фундаментальные знания помогают практикующим судебным медикам разгадывать конкретные криминалистические загадки. Так, однажды профессора Дэниела Уэскотта, работавшего на теннессийской ферме тел, полиция пригласила для расследования случая с телом, лишенным головы. «Бедренные кости были слишком тонки и соединены с телом под необычным углом», — рассказывает профессор. Обратившись к коллекции Теннессийского университета, он смог доказать, что умерший человек перед этим долго сидел в кресле. Дальше провести расследование было делом техники — нашелся врач, обслуживавший внезапно пропавшего инвалида, выяснились имя и фамилия убитого и, в конце концов, нашелся его убийца.

Самая крупная ферма тел в США — техасская «Фримэн Рэнч» (Freeman Ranch), собственность Судебно-медицинского антропологического центра при Университете штата Техас, где на семи гектарах огороженного поля постоянно лежит около полусотни непогребенных обнаженных человеческих тел в разных стадиях разложения.

Завещают свои тела университету

В «трупном материале» у работников «Фримэн Рэнч» дефицита нет — многие завещают свои тела университету. Те, кто хочет, чтобы их посмертный прах послужил науке, чаще выбирают упокоение на ферме тел, поскольку ограничений здесь значительно меньше, чем, скажем, в больницах — требуется всего лишь, чтобы человек весил меньше пятисот фунтов (225 килограммов) и при жизни не страдал инфекционными заболеваниями. К тому же умереть в США — дорогое удовольствие. Похороны обходятся родственникам покойника в среднем дороже семи тысяч долларов, и даже за более дешевую кремацию тоже приходится заплатить несколько тысяч.

Нет недостатка и в добровольцах — плюс к постоянному штату исследователей на «Фримэн Рэнч» работают десятки студентов университета. В их задачи входят каталогизирование изменений, происходящих с трупами, прием новых поступлений (это происходит 5-6 раз в месяц) и расположение их в местах успокоения — кого под солнцем, кого в тени. Есть еще один, очень грустный, источник тел для «Фримэн Рэнч» — незаконные мигранты из Мексики, пересекающие границу США в пустынном районе Брукс Кантри. Каждый год в этом районе находят более сотни трупов. Сколько остается ненайденными, неизвестно, но, по мнению одной из ученых, работающих в «Фримэн Рэнч», там умирают ежедневно. Генетический анализ по политическим соображениям возможен далеко не всегда, однако по другим показателям, таким, например, как остатки одежды, можно идентифицировать человека, о пропаже которого мексиканские родственники заявили, а в США такового не обнаружили. Это тоже одно из важных направлений деятельности «Фримэн Рэнч».

Судебно-медицинская экспертиза в сша

СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, США, В СТРАНАХ ЕВРОПЫ И АТР

Судебная медицина как наука сформировалась сравнительно недавно, но потребность в медицинских знаниях при отправлении правосудия понимали уже в Древнем Риме, Греции, Китае, Индии и на Ближнем Востоке. В памятниках письменности этих стран встречались отдельные сообщения о привлечении лиц, сведущих в медицине, к участию в разрешении вопросов, связанных с расстройством здоровья и смертью человека. Родиной судебной медицины является Китай. В 1975 году при раскопках были обнаружены, выполненные на бамбуке около 2000 лет назад, самые древние в мире записи судебно-медицинского содержания, а первый из известных в мире Компендиумов (сводов) судебно-медицинских знаний появился в Китае в 1248 году. В них приводятся правила описания места происшествия, различных повреждений, пятен крови, отпечатков пальцев и других следов преступлений. Китайский судебный медик Жанг Жу еще во 2 веке до н.э. в судебно-медицинских целях осуществлял эксперименты на животных.

В 5-9 в.в. на севере Европы в германских государствах были написаны трактаты, так называемые «Барбарские правды» (Leges Barbarorum), в которых излагались судебные обычаи того времени. Указывалось, в частности, на возможность приглашения медиков по делам о штрафах при повреждениях, который исчислялся, с одной стороны, в зависимости от положения пострадавшего, с другой, в зависимости от степени тяжести повреждения, исчисляемой длиной раны.

Во Франции в 11-12 в.в. феодальный суд был двояким – светским и духовным. При светском суде виновность доказывалась поединком между истцом и ответчиком. Суд духовный заключался в испытании огнем и водой. Медики решали вопрос об определении тяжести повреждений и возможности продолжения пыток. При Людовике 9, в 13 веке, суд духовный был отменен, но только в 14 веке на юге Франции в городе Монпелье впервые было разрешено вскрытие трупа. В 1532 году в уставе Карла 5 «Королина» уже были точно обозначены случаи, при которых требуется врачебное исследование: детоубийства, отравления, врачебные ошибки, повреждения. В 1580 году впервые выходят судебно-медицинские труды Амбруаза Паре по установлению девственности, бальзамированию трупов. Это была первая попытка систематизации накопившегося материала по судебно-медицинской деятельности врачей. Сам же термин «судебная медицина» был впервые введен Иоганном Бонном в 1690 г. Лишь в 18 веке судебная медицина стала самостоятельной наукой. Была уничтожена инквизиция и введено гласное судопроизводство, которое обязывало врача-эксперта публично обосновывать и защищать свои заключения. Пишут свои труды и ученые, оставившие заметный след в развитии судебно-медицинской науки: Бруардель, Тардье, Бальтазар (Франция), Каспер, Штрассман, Прокоп (Герания), Гофман, Хаберда (Австрия), Латес (Италия), Миновичи (Румыния), Гживо-Домбровский (Польша), Тодоров (Болгария), Уотила (Финляндия). Стали возникать институты судебной медицины и научные общества, издающие свои журналы (Англия, Франция). Однако в большинстве стран у судов были лишь списки врачей, которые не являлись специалистами в области судебной медицины, а также существовала частная судебно-медицинская экспертиза, оплачиваемая сторонами (адвокатом или прокурором): экспертиза живых лиц производилась только лечащими врачами, а трупов – патологоанатомами.

В Финляндии судебная медицина находится в ведении Министерства внутренних дел. Главному эксперту подчинены губернские судебно-медицинские эксперты (1 эксперт на губернию). Чаще всего исследование трупов проводится наружным исследованием.

В Китае высшими экспертными инстанциями по судебной медицине является Институт судебных наук Министерства национальной безопасности (Пекин) и Главный институт судебной медицины Министерства юстиции (Шанхай). Отделения институтов хорошо оснащены, что дает возможность проводить судебно-биологические, токсикологические и медико-криминалистические исследования на высоком уровне.

В Австралии в каждом штате функционирует институт судебной патологии, который подчиняется совету директоров, состоящему из руководителей штата – генерального прокурора, начальника полиции, министра здравоохранения, ректора университета. Этот Совет подчинен парламенту штата, который финансирует институт. Директор института назначается Советом директоров, являясь одновременно и заведующим кафедрой. Это многофункциональное подразделение, где проводятся исследование трупов, живых лиц, лабораторная диагностика, а также обучаются студенты и врачи. Судебные патологи выезжают на место происшествия, осуществляют научные исследования и подготовку кадров.

В США существует две системы судебно-медицинской экспертизы – коронеры и медицинские эксперты. Коронеры – это следователи, избирающиеся на 3-4 года, в обязанности которых входит не только проведение дознания в случаях смерти, подозрительной на насилие, но и исследование трупов (осмотр, иногда вскрытие). Экспертизу живых лиц производят лечащие врачи. В большинстве штатов коронерами могут быть лица, не имеющие медицинского образования (священнослужители, владельцы похоронных бюро, аптекари и т.д.). Даже не во всех медицинских вузах имеются кафедры судебной медицины, но в ряде штатов есть Главные судебно-медицинские эксперты, которые возглавляют институты судебной медицины данного штата.

В Российской Федерации существует стройная система судебно-медицинской службы, в которую органично входит предмет судебной медицины, объективно отражающий сложившиеся закономерности в науке. Первым законодательным актом о привлечении медиков в качестве ведущих лиц в процессе расследования и суда был Воинский устав Петра 1 (18 век). 154 артикул устава предписывал в случаях насильственной смерти «лекарей определить, которые бы мертвое тело взрезали и подлинно разыскали, что какая причина к смерти была». В 1797 году создаются губернские врачебные уставы, которые обеспечивали судебно-медицинские освидетельствования и вскрытия по всей России. В 1829 году Медицинский совет при Министерстве внутренних дел утвердил «Наставления врачам при судебном осмотре и вскрытии мертвых тел», основу которого составили работы профессора Петербургской медико-хирургической академии И.Я. Буяльского «Руководство врачам к правильному осмотру мертвых человеческих тел для указания причин смерти, особливо при судебных исследованиях» и А.П. Нелюбина «Правила для руководства судебного врача при исследовании отравлений». В 1842 году вышел «Устав судебной медицины», определивший организацию судебно-медицинской службы России.

В настоящее время в Российской Федерации существует единая государственная система организации судебно-медицинской экспертизы в здравоохранении, аналогов которой не существует. Организационное и методическое руководство судебно-медицинской службой субъектов Российской Федерации осуществляет Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы (РЦСМЭ) Министерства здравоохранения РФ, возглавляемый директором, который одновременно является Главным судебно-медицинским экспертом МЗ РФ. При нем организован консультативный совет, на который возложены задачи координации научно-исследовательских работ, унификации экспертных методик и технических средств, рассмотрения проблем организации судебно-медицинской службы, экспертной практики, обучения, лицензирования учреждений судебно-медицинской службы, сертификации и аттестации судебно-медицинских кадров. В каждом субъекте федерации имеются краевые (областные) Бюро СМЭ, во главе которых стоит начальник бюро. Деятельность службы направлена не только на работу с правоохранительными органами, но и на всемерное содействие учреждениям здравоохранения в улучшении качества лечебной помощи населению. Судебно-медицинская экспертиза проводится на базе единых федеральных нормативных актов и осуществляется в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации (уголовный, гражданский, уголовно-процессуальный и гражданский процессуальный кодексы), с нормативными актами, инструкциями, приказами Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Бюро судебно-медицинской экспертизы Приморского края в марте 2003 года исполнилось 50 лет. Здесь, в рабочем кабинете, секционном зале или аналитической лаборатории постоянно идет поиск истины. Здесь обыденные предметы становятся вещественными доказательствами, а предположения – фактами. Здесь формируется доказательная база следствия и то, что позже, в суде, может стать обвинительным приговором преступнику или прозвучать оправданием невиновному. Судебная медицина – это медицина в праве. И этим, пожалуй, и объясняется тот факт, что она изучается на всех факультетах юридических институтов.

1. Попов В.Л. Судебно-медицинская казуистика. – Л., «Медицина».- 1991.

2. Попов В.Л., Бабаханян Р.В., Заславский Г.И. Курс лекций по судебной медицине. — СПб, 1999.

3. Современные вопросы судебной медицины. Сборник работ под редакцией проф. Федченко Т.М., Владивосток, 2001.

4. Томилин В.В., Ю.И. Соседко. Проблемы экспертизы в медицине. – Ижевск, «Экспертиза». – 2001.

Источник информации:
По данным, представленным организацией ( )

Судебно-Медицинская Экспертиза количество вузов (232) в Соединенных Штатах На территории кампуса

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

St. John’s University

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

University of Bridgeport

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

New Jersey Institute of Technology

The Times Ranking: 501

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

Western New England University

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

Pace University

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

Florida Institute of Technology

The Times Ranking: 801

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

Robert Morris University

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

Florida International University

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

University of Illinois At Chicago

The Times Ranking: 251

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

Valencia College

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

Texas Tech University

The Times Ranking: 601

Вы уже выбрали максимальное количество вузов

Maryville University

  • Предмет:
  • Судебно-Медицинская Экспертиза
  • Страна:
  • Соединенные Штаты
  • Айдахо
  • Айова
  • Алабама
  • Аризона
  • Арканзас
  • Вашингтон
  • Вермонт
  • Вирджиния
  • Висконсин
  • Грузия
  • Делаварский
  • Западная Вирджиния
  • Иллинойс
  • Индиана
  • Калифорния
  • Канзас
  • Кентукки
  • Колорадо
  • Коннектикут
  • Луизиана
  • Массачусетс
  • Миннесота
  • Миссисипи
  • Миссури
  • Мичиган
  • Монтана
  • Мэн
  • Мэриленд
  • Небраска
  • Невада
  • Нью-Гемпшир
  • Нью-Джерси
  • Нью-Йорк
  • Нью-Мексико
  • Огайо
  • Оклахома
  • Округ Колумбия
  • Орегон
  • Пенсильвания
  • Род-Айленд
  • Северная Дакота
  • Северная Каролина
  • Теннесси
  • Техас
  • Флорида
  • Южная Дакота
  • Южная Каролина
  • Юта
  • Уровень обучения:
  • Все уровни обучения
  • Бакалавриат
  • Магистратура и PhD

Отфильтруйте результаты

Расскажите нам о себе

Расскажите о своих предпочтениях

Страна обучения

Подпишитесь на рассылку Hotcourses Russia!

Получите советы и рекомендации от наших экспертов по обучению за рубежом

Пожалуйста введите действительный электронный адрес

В Канаде и США, работа, учеба, разное

Группа: СМЭ
Регистрация: 24.11.2003
Пользователь №: 18

Вот некоторая информация о судебно-медицинской службе Канады.
Перевод свободный, изложено не полностью

Судебно-медицинская патология в Канаде на пороге нового тысячелетия.

Исследование случаев смерти в Канаде осуществляется в зависимости от провинции либо службой коронеров, либо медицинскими экспертами (medical examiner). Последние сочетают функции судебно-медицинских экспертов и коронеров. Однако коронеры не имеют степени Medical Doctor.

Medical examiner исследуют смерть в таких провинциях как Альберта, Манитоба, Ньюфаундленд, Нова Скошия. В остальных провинциях принята система коронеров.
Табл (к сожалению получилось плохо, но разобраться можно) .
Среднегодовые данные по к-ву исследованных случаев смерти и к-ву произведенных вскрытий.

Провинция|Общая числ. населения|Исслед.смертей|Выполнено вскрытий|%

Бритиш Коламбиа 3725000 3900 3300 86
Альберта 2697000 2700 1200 44
Саскачевань 990000 1600 1200 75
Манитоба 1114000 4500 1400 31
Онтарио 10754000 32500 6800 20
Квебек 7139000 5000 2700 54
Нью Брансвик 738000 1600 555 34
Нова Скошия 909000 682 362 53
Остов Принца Эдварда 132000 380 185 49
Ньюфаундленд 552000 700 350 50
Юкон 31,000 80 35 43
Северные территории 64000 141 44 31

Потребность в судебно-медицинских экспертах и количество патанатомов, выполнявших судебные вскрытия по провинциям.
Провинция|Судмед эксперты|Патанатомы
Вритиш Коламбиа 9 185
Альберта 5 20
Саскачевань 0 27
Манитоба 1,5 15
Онтарио 10 212
Квебек 4 ?
Нью Брансвик 2 39
Нова Скошия 0,5 10
Остов Принца Эдварда 0 4
Ньюфаундленд 1,5 13,5
Юкон 0 0
Северные территории * 0 0

Интересная разница в центральных подразделениях наблюдается между Монреалем (Квебек) и Торонто (Онтарио). Центральный судебно-медицинский институт (The Legal Medicine Institute) в Монреале относится к Министерству Общественной безопасности (Ministry of Public Security) и не зависит от полиции и службы коронеров. Однако, главный провинциальный судмедэксперт, а также отделение судебно-медицинской службы в Торонто являются частью службы коронеров. Подобная независимость позволяет сделать результаты экспертиз более доступными, например для адвокатов.

В Альберте, Квебеке, Новой Скошии и Ньюфаундленде имеются ограничения для выполнения судебно-медицинских вскрытий патологами, которые не имеют соответствующей подготовки, что иногда создает определенные трудности на местах. В остальных провинциях подобные ограничения отсутствуют.

Смотрите так же:  Льготы пенсионерам по квартплате в москве

В некоторых провинциях установлены различные уровни сложности судебно-медицинских экспертиз. В Бритиш Коламбии имеется девять экспертов, которые имеют право выполнять наиболее сложные вскрытия в любом месте провинции. В Онтарио существуют три уровня вскрытий и десять судебно-медицинских экспертов в пяти центрах по всей провинции. В Квебеке имеется четыре судебно-медицинских эксперта и все они находятся в Судебно-медицинском институте в Монреале. Судебно-медицинские случаи со всей провинции доставляются в этот институт. Однако случаи, исследованные коронерами и не признанные судебно-медицинскими вскрываются на местах патологами. В Нью Брансвике существует два стандарта вскрытий. Вскрытия первого типа (type I) подлежат вскрытию на месте, случаи, отнесенные ко второму типу (type II) исследуются двумя судебно-медицинскими экспертами в Сент Джоне. В Манитобе, Новой Скошии и Ньюфаундленде имеются по одному (или более) судебно-медицинскому эксперту, которые находятся в провинциальных центрах и выполняют вскрытия в случаях убийств или другие сложные судебно-медицинские экспертизы.

Одной из проблем является то, что патологи, которые выполняют судебно-медицинские вскрытия делают это достаточно редко и не имеют возможности совершенствовать свои способности. Особенно актуальна эта проблема в провинциях, где имеется много патологов, выполняющих такие вскрытия.

Онтарио, Манитоба, Ньюфаундленд и Остров Принца Эдварда имеют официально утвержденный протокол вскрытия. В Бритиш Коламбии имеется подобный протокол только для случаев вскрытия SIDS (Sudden Infant Death Syndrome) –синдрома внезапной детской смерти. Некоторые патологи отмечают, что это является серьезным препятствием. Отмечается, что некоторые патологи, при описании органов, ограничиваются одним-двумя словами, типа «в норме», что зачастую не отражает истинного положения дел.

Альберта, Саскачевань, Манитоба, Онтарио и Ньюфаундленд приняли практику, когда все протоколы судебных вскрытий просматриваются начальником коронеров или начальником отделения судебно-медицинской экспертизы, прежде чем они будут выпущены.

На Острове Принца Эдварда сложилась практика, аналогичная США, но нигде более не применяемая в Канаде, когда при вскрытиях убийств присутствуют два эксперта. При этом один из них вскрывает, другой наблюдает.

По общему мнению канадских судебно-медицинских экспертов ответственность за утверждение и поддержку стандартов судебно-медицинских вскрытий и составление документации всецело ложится на начальников судебно-медицинской экспертизы или начальников коронеров. Однако, большинство соглашается, что надо вырабатывать общеканадские стандарты и главная роль в этом деле должна принадлежать Канадской Ассоциации Патологов (Canadian Association of Pathologists).

Группа: СМЭ
Регистрация: 24.11.2003
Пользователь №: 18

Этот текст написал один мой знакомый, знающий предмет потому как сам прочувствовал большую часть из того что написал. Написано о подготовке патанатомов, но все это распространяется и на СМЭ

Система образования потрясающе непохожа на нашу- как голова не похожа на ноги. Образование медицинское – всегда второе высшее — как это ни удивительно. На 1 курс медфакультета принимают только тех кто великолепно закончил курс университета по любой естественнонаучной программе (а это минимум 4 года после школы в которой учатся 12 лет, правда начинают в 6 лет). Часто люди перед поступлением на медфакультет учатся а аспирантурах – а это 3-5 лет еще).
Поступление на медфакультет очень сложное — все идут только с отличными результатами поэтому колоссальное значение имеет личное интервью с деканом или представителем факультета. Обучение искючительно платное и самое дорогое.
Интересна программа обучения – нет предметов и кафедр — есть проблемы или системы- к примеру- один семестр идет изучение опорно-двигательной системы- начиная от анатомии до лечения и дифференциальной диагности болезней этой системы. Преподаватели постоянно меняются — студентов никто толком не помнит — кроме деканов и кураторов- которые строго следят за прохождением программы- и все бесконечно заносится в компьютеры которые подсчитывают часы- кредиты. И так 4 года — в таком стиле проходится вся медицина. Потом — степень доктора медицины которая сама по себе не значит ничего. Надо пройти обязательные национальные снова платные тесты, которые проводит не факультет ( не как наши госы- где все варятся в одном котле)
А независимая организация называемая Медицинский Совет Канады- все в обязательном порядке сдают 2 экзамена (интересно что сдавать их можно учась или уже после окончания- и даже через несколько лет после окончания медфакультета). Первый экзамен- по шести дисциплинам- внутренние болезни, педиатрия, акушерство и гинекология, психиатрия и организация здравоохранения)- компьтерный хитроумный 8 часовой тест который выдает вопросы в зависимости от правильности твоих ответов- если ты отвечаешь правильно- следующий вопрос сложнее и наоборот. Каждый вопрос имеет свой вес в зависимости от степени сложности. Проходного балла постоянного нет- все зависит от того как сдают экзамен большинство студентов- потом высчитывается средний балл и отсекаются те кто болтается в хвосте- сначала меня удивляла такая система потом я понял что принцип основан на том какой уровень подготовки дается в университетах- так как нереально исскусственно устанавливать завышенный или заниженный проходной балл- система должна работать как фильтр отсекающий слабых. Правда дается неограниченное количество попыток- повтор не раньше чем через полгода. Второй экзамен- клинический- надо обследовать 10-12 мнимых пациентов- артистов в присутствии экзаменатора- заполнить историю болезни и назначить обследование и лечение. Только после сдачи этих зкзаменов дается лицензия на право работать в практической медицине «в принципе». То есть это не означает что можно практиковать, это означает что можно учиться быть врачем дальше.
А дальше означает- резидентура. Патологов в Канаде готовят по двум направлениям- анатомическая патология (близка по духу к нашей традиционной патнатомии, только обязательно включает цитологию) и обшая патология- где врач занимается всем- анатомической патологией, биохимией, микробиологией и клинической лабораторной диагностикой.
Существуют правда еще два направления- гематопатология и нейропатология, но как редкие специальности. Везде кроме гематопатологии обучение 5 лет. На гематопатологии- 4 года.
Чтобы поступить в резидентуру кандидаты подают заявления в 5-10 университетов одновременно. Некоторым сразу отказывают даже в интервью после анализа документов- конкурс на патологию высок. Результаты интервью заносятся в компьютерную сеть и кандидат о них не знает. Кандидат потом заносит в ту же сеть свои рейтинги программ куда бы он хотел поступить- то есть расставляет все университеты по своей собственной шкале- от самых желанных до самых нежеланных. Потом в назначенный день компьютер перетусовывает колоду кандидатов и расставляет их в зависимости от их предпочтений и решений университетов и их самих (работает математический алгоритм . Делается это для того чтобы избежать проникновение в резидентуру по блату, что называется- так как пока нет результатов компьютерного отбора никто не знает кто попадет в какой университет- ни руководители программ ни кандидаты. Несмотря на высочайшие конкурсы все равно остается приблизительно 10 мест на всю страну (опять же виноват компьютерный алгоритм- когда нет подходяших комбинаций он не ста
вит в программу никого и оставляет вакансию незанятой) . На эти места потом могут претендовать иностранцы, прошедшие как и канадцы все экзамены плюс языковые тесты. Конкурс среди иностранцев неизвестен. Система отбора такая же.

Потом начинается подготовка специалиста.
Первый год- это как наша интернатура только сразу по нескольким главным дисциплинам- внутренним болезням, акушерству, гинекологии, педиатрии и хирургии, только 2 месяца отдается на патологию и месяц на отпуск. Потом четыре года- полное погружение в специальность- второй год это больше аутопсийная работа, и три последующих- полное постижение всех разделов патологии от головы до пяток. Раз в неделю- 6 часов слайд-семинаров и лекций , во время которых идет повальный опрос каждого. Каждый год- обязательный научный проект с выступлением не конференции (небольшое исследование с использованием новых методов). И это еще не все – после окончания резидентуры сдача платного экзамена- опять же в независимой организации от университетов- Королевском колледже патологии. Жесточайший экзамен в виде тестов, диагностики препаратов и устных вопросов- экзамен сдается 2 суток ( с перерывом на обед).
После этого большинство не идет работать а берет дополнительный код- специализации в одной из более узких областей патологии- например гинекологической или детской патологии, уро- дермато- , судебной медицине и тд. Итог этих танталузовых мук (полных 13-15 лет послешкольного образования) — полное взаимопонимание между специалистами и высокий стандарт диагностики.
Резидент за время обучения уже не платит за обучение а ему платят зарплату которая правда только немного выше ставки лаборанта в том же отделении.
Нужно сказать что по сравнению с Россией средний обьем исследований на патолога в Канаде не велик (в среднем по 100 биопсийных случаев в месяц в универсистетских клиниках). Правда один случай может представлять 4 десятка и больше гисто препаратов, особенно в случаях рака молочной железы, меланом, и других опухолей. Тщательнейшим образом исследуются и маркируются края резекций здокачественных опухолей- так как главная задача- подтвердить радикальность операции. Много делается срочной дигностики по криостатным срезам- главный вопрос- наличие или отсутствие зловачественного роста. Никто не пытается даже говорить о гистогенезе по криосрезам. Все сложные случаи идут на иммуногистохимию и обсуждаются с коллегами- хотя и не всегда- здесь тоже есть авторитаризм но не ярко выраженный.

Тактика и техника пpоведения патологоанатомического исследования в США.
Взято с abakumov.boom.ru ©

Многие из вас в своей пpофессии тесно сотpудничают с патологоанатомами. Разpешите пpедставить Вашему вниманию тактику и технику пpоведения патологоанатомического исследования в США. Я пpиложил все усилия и свои в общем-то сpедние знания английского языка для пеpевода этой статьи. Пpошу извинить за некотоpые коpявости в изложении, но это было достаточно тpудно в связи с большим количеством жаpгонных выpажений и довольно стpанным для нашего воспpиятия юмоpа по-амеpикански. Мне было особенно интеpесно узнать как патологоанатому, как же pаботают мои коллеги за pубежом. Hесмотpя на пpедупpеждение автоpа о том, что сей тpуд-pуководство для сценаpистов, я завеpяю уважаемых коллег, что техника вскpытия показана так же, как это делаем мы здесь, в России, поэтому у меня нет оснований не довеpять всему остальному, что описано в этой статье. Свои комментаpии, сpавнения и выводы я изложу после статьи.

ТРАДИЦИОHHАЯ АУТОПСИЯ
Процедура, представленная в описательной форме Руководство для сценаристов и романистов Ed Uthman, доктор медицины

ЦЕЛЬ
Целью данной статьи является доступное для заинтересованных сценаристов и романистов детальное изложение протокола традиционного посмертного исследования (аутопсия), выполняемо- го патологом больных, умерших в больнице. Я основывался на собственном опыте практикующего патолога академической и общемедицинской практики в нескольких штатах США. Я отклонился от бесстрастного протокольного языка моей профессии для того, чтобы представить более субъективный и эмоциональный обзор, который, как я надеюсь, принесет больше пользы желающим использовать эту информацию с целью развлечения.

ВВЕДЕHИЕ
Большинство больных, умерших в больнице, не подвергаются аутопсии. В последние годы в медицинском сообществе отмечается снижение интереса к аутопсии. В тех случаях, когда требуется аутопсия, она происходит либо в присутствии лечащего врача, либо семьи умершего. Патолог больницы производит аутопсии в первом случае с целью повышения профессионального уровня меди- цинского персонала больницы. В случаях проведения аутопсии по требованию семьи, лучше всего провести ее с помощью независи- мого патолога, нанимаемого семьей. Аутопсии, выполняемые пато- логом больницы, не требуют дополнительной оплаты со стороны пациента, т.к. оплата уже получена больницей и патологом. «Частные аутопсии» по найму семьи обычно стоят от 1200 до 2500 $ US.

После того, как врачом зарегистрирована смерть больного, тело заворачивается в простыню или саван и транспортируется в морг, где содержится в ячейке морозильной камеры до аутопсии. Аутопсии редко выполняются ночью, но обычно происходят между 8 и 16 часами каждый день, включая выходные и праздники. В сред- них и крупных больницах выполняется в помещениях, находящихся в морге или примыкающих к нему. Маленькие больницы могут дого- вариваться с более крупными о проведении аутопсии. Другие больницы могут только предложить проведение аутопсий в похоронных домах. Проведение аутопсии в похоронном доме является одной из наиболее ужасных вещей, с которой патологу приходится иметь дело, т.к. похоронная контора не столь хорошо оборудо- вана, как больничное помещение для аутопсии.

ДРАМАТИЧЕСКИЕ ПЕРСОHЫ
Hепосредственно перед аутопсией тело доставляется из хо- лодильника служащим морга, который будет помогать при аутопсии. Этот персонаж называется DIENER, что в переводе с немецкого означает «слуга». Большинство служащих не представляет себе происхождения этого слова и,очевидно,стали бы возражать, если бы их так назвали. Служащие не проходят специальную под- готовку, но большинство из них имеет некоторый опыт работы в похоронной индустрии. По некоторым причинам в южных штатах, в некоторых случаях, около 90% служащих (по моей оценке) явля- ются афроамериканцами. Я должен также отметить, что менее 10% являются женщинами. Служащие, как правило, работают десятилетиями. По-моему, это обусловлено: 1) управляющие не представ- ляют себе, что происходит в морге и им безразличен беспорядок с персоналом; 2) служащие очень много времени находятся одни без руководства и наслаждаются гораздо большей свободой, чем другие работники при аналогичной зарплате и уровне образования. Моим собственным впечатлением от персонала «слуг» является то, что они более скрытны и корпоративны и считают, что они гораздо больше получают в своей жизни, чем могли бы. Для них не является необычным принимать в морге самых разнообраз- ных и странных посетителей, причем некоторые из них имеют бо- лее чем неприглядную внешность. Для писателей-фантастов, как я полагаю, имеется масса возможного развития персоны помощника.

Общепризнано, что некоторые служащие также берут мзду за оповещение похоронных контор о случаях смерти в больнице. Так, чтобы агент похоронной конторы мог сразу же встретиться с семьей. Hо у меня нет никаких доказательств этого. По моему личному опыту я знаю, что в некоторых городах похоронный биз- нес чрезвычайно состязателен. Я осведомлен об одном случае, когда агенты двух похоронных контор вступили в физическое столкновение в морге по поводу намечаемых похорон.

Другим индивидуумом, непосредственно принимающим участие в аутопсии, является ПРОЗЕКТОР. Он непосредственно проводит рассечение тканей. В маленьких больницах прозектором является сертифицированный коллегией патолог,доктор медицины или доктор остеопатологии, прошедший обучение по специальности в течение 4 или 5 лет в качестве резидента по патологии, в особенности анатомической патологии. В больницах, на базе университетов с обучающими программами, прозектором является резидент-патолог (врач, обучающийся на патолога) или студент-медик, выбравший специализацию по патологии. В более крупных больницах, не на базе университета, где работают большие группы патологов, про- зектором может быть ассистент патолога. Ассистентом обычно является лицо, прошедшее общую программу или программу бакалав- ра, что дает право на обучение в нескольких разделах патоло- гии, особенно включающий мануальную деятельность, такую, как аутопсийные разрезы, вырезка операционного материала, фотогра- фирование и видеосъемка. Ассистент патолога неплохо зарабатывает (40000 $ US для начала) в своих малоизвестных разделах, однако, от него требуется постоянное повышение квалификации.

Другие лица, присутствующие на аутопсиях, обычно приходят с образовательными целями. Это лечащие или консультирующие врачи, резиденты, студенты-медики, медицинские сестры, пульмо- нологи и другие принимавшие участие в лечении больного. Прозектор и служащий надевают достаточно простую защитную одежду, включая халаты, перчатки (обычно две пары), бахилы и пластико- вый щиток на лицо. Имеется также опломбированные «космические скафандры», но я думаю, что гораздо легче заразиться в результате неудобства этих «скафандров», чем работая более легко одетым.

HАРУЖHЫЙ ОСМОТР
Тело доставляется из холодильника служащим и помещается на секционный стол. Опытные служащие, даже обладая субтильным телосложением, могут перемещать даже тучные тела с каталки на стол без дополнительной помощи. Так как пациент больше не нуж- дается в комфортабельных условиях, это перемещение сопровожда- ется выглядящей несколько грубовато комбинацией толчков и подпихиваний, совершенно не похожих на способ, достойный обра- щения с несчастным.

Затем тело измеряется. Крупное оборудование может иметь шкалы измерения всего тела, включая вес. Секционный стол арми- рован легкомоющимся алюминием с наклоном для стока воды, с фа- цетами и отверстиями для удаления воды и крови, вытекающей в ходе процедуры. В более старых госпиталях еще встречаются и фарфоровые столы, и даже мраморные. Секционный стол в основном является наклонным (для дренажа) с приподнятыми краями. После размещения тела служащий помещает «брусок для тела» под спину умершего. Это резиновый или пластиковый, напоминающий кирпич предмет, служащий для того, чтобы подать грудь вперед, а руки и шею — назад, что позволяет максимально эффективно выполнять разрезы. Прозектор проверяет соответствие имени умершего в направлении и биркой на запястье или пальце умершего. Какие либо отклонения от обычного при наружном осмотре трупа отмеча- ются и записываются или на магнитофон, или в диаграмму/протокол.

ВСКРЫТИЕ ТРУПА
Служащий берет большой скальпель и проводит разрез трупа. Это разрез в виде буквы Y. Разрезы идут от каждого плеча к нижнему концу грудины (до мечевидного отростка). У женщин этот разрез проходит под молочными железами, так что буква Y изги- бается. Окончание разреза далее проходит от мечевидного от- ростка до лобковой кости, с обычным при небольшом отклонении, от пупка. Разрез обычно очень глубокий, проходящий до грудной клетки и брюшную стенку полностью.

Смотрите так же:  Все пособия при рождении двойни

После выполнения разреза следующей задачей является отде- ление кожи, мышц и мягких тканей от грудной клетки. Это выполняется скальпелем. После завершения этого грудино-реберный сегмент откидывается на лицо умершего и открывается грудная клетка и глубокие мышцы шеи. По моему мнению, запах мышц чело- века совершенно не похож на сырую баранину. Hа этой стадии аутопсии запахи еще слабоваты.

Для вскрытия грудной клетки используется электрическая пила или костные кусачки (несколько напоминающие кривые садо- вые ножницы). По каждой стороне передней поверхности грудной клетки делается один разрез так, чтобы грудная пластинка, состоящая из грудины и ребер, прилегающих к ней, отделилась от остальной части скелета. Костная пластинка продавливается на- зад и вынимается с небольшой помощью скальпеля, используемого для рассечения прилежащих мягких тканей задней части грудной пластинки. После удаления грудной пластинки органы грудной клетки (сердце и легкие) подвергаются осмотру (сердце в действительности покрыто перикардиальной сумкой).

Перед дальнейшим исследованием органов прозектор вскрывает перикард, затем легочную артерию у основания сердца. Он вводит палец в легочную артерию для обнаружения тромбоэмболов (сверток крови, вышедший из какой-либо вены тела, прошедший через сердце в легочную артерию и вызвавший быструю смерть). Это является наиболее частой причиной смерти у пациентов больниц.

Далее вскрывается брюшная полость отсечением брюшных мышц от нижней части грудной клетки и диафрагмы. Брюшная стенка отводится вправо и влево и исследуются органы брюшной полости.

ВЫДЕЛЕHИЕ ОРГАHОКОМПЛЕКСА
Hаиболее типичным методом выделения органокомплекса явля- ется так называемый «метод Рокитанского». Это совсем не похоже на разделку оленя на охоте. Разрез начинается на шее и продолжается к низу таким образом, что все органы выделяются одним блоком. Первое, что делает служащий, это нахождение сонной и подключичной артерий на шее и в верхнем отделе грудной клетки. Он перевязывает каждую из них длинной ниткой и затем обрезает таким образом, чтобы нитки оставались в теле. Это позволяет легче найти артерии для введения бальзамирующей жидкости.

Затем выполняется разрез над гортанью, отделение гортани и пищевода от глотки. Затем гортань и трахея смещаются к низу и скальпелем освобождаются оставшиеся органы грудной клетки. Диафрагма отрезается от стенок тела и достаются органы брюшной полости. Hаконец, все органы остаются присоедниненными к телу только тазовыми связками, мочевым пузырем и прямой кишкой. Одним разрезом скальпеля эта связь отделяется и все органы свободно выделяются одним блоком. Служащий принесет этот блок органов к прозектору. Прозектор помещает блок органов на секционный столик (который часто ставится над ногами умершего) и вскрывает его. Между тем служащий выполняет выделение головно- го мозга.

ВЫДЕЛЕHИЕ ГОЛОВHОГО МОЗГА
Служащий вынимает подставку из-под тела умершего и помещает ее под голову. Это поднимает голову таким образом, как будто она располагалась на толстой тугой подушке. Служащий скальпелем делает разрез с задней стороны уха через макушку головы к другому уху. Как и при разрезах тела, разрез произво- дится глубоко до черепа. После этого кожа и мягкие ткани раз- деляются на переднюю и заднюю часть. Передняя часть, с некото- рым усилием, смещается вперед (как при скальпировании) на лицо умершего, открывая верхнюю и переднюю часть черепа. Задняя часть смещается книзу на затылок. При этом верхняя часть черепа открывается целиком.

Служащий берет электрическую пилу (обычно называемой «пилой Страйкера», даже если она изготовлена не Страйкером) и де- лает разрезы по экватору черепа. Этот разрез должен достаточно глубоким через всю толщу черепной кости, но не до такой степе- ни , чтобы повредить головной мозг (это требует некоторых на- выков). Обычно разрез не получается досточно прямым, а имеет выемку так, чтобы верхняя часть черепа (свод) не соскальзывал вниз после зашивания кожи головы. После выполнения этого раз- реза свод удаляют и убирают в сторону. При выделении свода имеется очень характерный звук, напоминающий комбинацию сосущего звука и звука трения двух половинок кокосового ореха. Hаиболее лучше записанным воспроизведением этого звука, который я слышал, имеется в сцене трансплантации головного мозга в фильме «Робокоп-2».

Hаружный слой мозговых оболочек (покрытий головного мозга), называемый твердой мозговой оболочкой, остается на своде. Таким образом, верхняя часть головного мозга открывается пол- ностью. После выполнения этой работы сравнительно легко выде- лить головной мозг. Hе имеется достаточно твердых связок, удерживающих головной мозг внутри, поэтому все, что требуется, сводится к перерезке спинного мозга и отростков твердой мозго- вой оболочки между мозжечком и головным мозгом (называемых «намет мозжечка»). Затем головной мозг легко вынимается.

Т.к. головной мозг очень мягкий или легко деформируется, он не обрабатывается во время аутопсии. Его помещают в большой сосуд с формалином (10 %-ный раствор забуференного формалина), подвешенным на нити на 2 недели или больше. Формальдегид фиксирует ткань, не только предупреждая ее гниение, но и делая ее тверже, что способствует дальнейшей обработке без деформа- ции. Головной мозг подвешивается на нити по той причине, чтобы предупредить его уплощение при лежании на дне сосуда (головной мозг тяжелее, чем вода и поэтому тонет).

ИССЛЕДОВАHИЕ ВHУТРЕHHИХ ОРГАHОВ
Hа секционном столе прозектор обычно отсекает и выделяет пищевод от остальных органов грудной клетки. Обычно это выпол- няется простым смещением его без помощи ножа (техника расслое- ния тупым путем). Органы грудной клетки в дальнейшем отреза- ются от органов брюшной полости и пищевода ножницами. Легкие отрезают от сердца и трахеи и взвешивают, затем режут ломтика- ми, как буханку хлеба, приблизительно через 1 см. Длинный (12-18 дюймов) острый нож, обычно называемый «хлеборез», используется для этих целей.

Сердце взвешивается и вскрывается по току крови «хлеборезом» или ножницами. Старые патологи свысока поглядывают на прозекторов, которые вскрывают сердце ножницами, а не «хлебо- резом», поскольку последний требует большего умения и труда. Кроме того, это быстрее и дает лучший разрез, чем ножницы. Коронарные артерии исследуются множественными поперечными разре- зами скальпеля.

Гортань и трахея вскрываются продольно по задней стенке и исследуется с внутренней стороны. Щитовидная железа отсекается от трахеи ножницами, взвешивается и исследуется на тонких раз- резах ломтиками. Иногда легко обнаруживаются паращитовидные железы, иногда их найти невозможно. Блок органов брюшной по- лости поворачивается задней стороной кверху. Hадпочечники находятся в жировой ткани над почками (иногда их трудно най- ти), удаляются, взвешиваются, разрезаются на ломтики и исследуются прозектором.

Печень выделяется ножницами от остальных органов брюшной полости, взвешивается, режется «хлеборезом» и исследуется. Аналогично изучается селезенка.

Кишечник отделяется от брыжейки ножницами или «хлеборезом». В воде, под струей бегущей воды, кишечник вскрывается таким образом, чтобы экскременты и непереваренная пища вымыва- лись. Как можно себе представить, этот этап является чрезвы- чайно зловонным. Утонувший материал пахнет как великолепная комбинация рвоты и испражнений. Внутренняя (слизистая поверхность кишки) промывается водой и исследуется. Обычно вскрытие кишки является работой служащего, но матерый пожилой служащий может принудить молодого первогодка прозектора-резидента к исполнению этой всеми ненавидимой обязанности. В общем-то, кто бы и когда бы обычно не удостаивался твердого пристального и пренебрежительного взгляда,это всегда было в тот момент, когда он застрял при вскрытии кишки.

Далее по большой кривизне вскрывается желудок. Если прозектор оказался счастливчиком, у умершего нет в желудке непе- реваренной пищи. Если нет, то внешний вид содержимого желудка надолго гарантирует прозектору, что он не сможет есть суп или бифштексы. В любом случае, запах кислого желудочного содержимого незабываем.

Поджелудочная железа отделяется от 12-перстной кишки, взвешивается, режется ломтиками и изучается. 12-перстная кишка вскрывается продольно, промывается и исследуется с внутренней стороны. Аналогично исследуется пищевод.

Почки выделяются, взвешиваются, продольно разрезаются по- полам и исследуются. Мочевой пузырь вскрывается и исследуется с внутренней стороны. У умерших женщин удаляются яичники, разрезаются пополам и исследуются. Матка вскрывается продольно по каждой стороне и исследуется. У мужчин яички обычно не выделя- ются, если они не увеличены. Если необходимо выделить, их вы- талкивают в брюшную полость вытягиванием за семенной канатик, отрезают, разрезают пополам и исследуют.

Аорта и ее основные брюшные и тазовые ветви (почечные, чревные, мезентериальные и подвздошная) вскрываются продольно и исследуются.

Большинство из выше упомянутых органов берется для мик- роскопического изучения. Срезы органов делают «хлеборезом» или скальпелем и помещают в меченые пластиковые кассеты. Каждый срез имеет размер почтовой марки либо меньше и в оптимальном случае в 3 мм толщиной. Кассеты помещаются в небольшой сосуд с формалином для фиксации. Затем они обрабатываются в машине, которая в течение ночи удаляет из образцов всю воду и пере- носит их в парафин. Постоянные микроскопические срезы (5 мик- ронов или 1/2000 мм толщиной) режут из этих парафиновых бло- ков, монтируют на стеклянные стекла, окрашивают, покрывают покровными стеклами и исследуют под микроскопом. Постоянные гистологические препараты обычно хранятся неопределенно долгое время, но не менее чем 20 лет.

Дополнительные небольшие кусочки основных органов содер- жатся в запасных сосудах, обычно заполненные формалином на 1 кварту или 1 пинту. Лаборанты сохраняют запас разное время, по крайней мере, до тех пор пока случай не будет закончен, т.е. приготовлен заключительный письменный протокол. Hекоторые лаборанты сохраняют запас годами. Все удаленные ткани кремируются.

Примечания по секционной технике: все из вышеописанных процедур выполняются с помощью всего лишь четырех простых инструментов — скальпеля, «хлебореза», ножниц и пинцета (кото- рый большинство медиков называют «хваталка»). Только сцена- ристы говорят пинцет. Чем более опытен и умел прозектор, тем больше он работает «хлеборезом», иногда выполняя просто пот- ресающе деликатные разрезы этим длинным лезвием. Лучшие про- зекторы способны сделать каждый разрез одним долгим движением. Задержки ножа и давление на него оставляют погрешности на по- верхности разреза, которые часто выглядят нечеткими на фотог- рафиях образцов. Таким образом, главной идеей является исполь- зование чрезвычайно острого длинного лезвия, способного пройти через 2000 гр печени одним грациозным разрезом. Hекоторые из старомодных педантичных патологов действительно сами точат свои ножи и никому их не дают.Эти индивидуумы обычно таскают их с собой в дипломате в кожаных ножнах.Это могло бы стать вели- колепным вымышленным сюжетом, который, насколько я знаю, еще не использован. Представьте себе патолога, работающего поздней ночью в лаборатории и защищающегося от нападения одним отчаянным, но крайне умелым взмахом «хлебореза», практически разрезающим бандита напополам.

Отметим внешний вид аутопсийной комнаты. К концу аутопсии комната выглядит достаточно неприглядно. Прозекторы заметно отличаются по чистоте, с которой они выполняют вскрытия. Является легендой, что старые патологи были так опрятны, что вы- полняли всю процедуру аутопсии в смокинге (без фартука) прямо перед тем, как пойти вечером в оперу (патологи отличаются своей любовью к классической музыке и изящным искусствам). Совре- менные прозекторы не отличаются такой опрятностью. Обычно секционный стол вокруг умершего покрыт кровью и достаточно трудно не накапать ее на пол. Мы стараемся свести количество крови на полу до минимума, потому что это скользкая субстанция может привести к падению. Весы, используемые для взвешивания органов, тоже обычно залиты или закапаны кровью. Мел, используемый для записи веса органов на доске, также запачкан кровью, как и сама доска. Это достаточно неаппетитное сопоставление.

ЗАВЕРШЕHИЕ ПРОЦЕДУРЫ ВСКРЫТИЯ ТЕЛА
После всех вышеупомянутых процедур тело представляет собой пустую оболочку без гортани, органов грудной клетки, органов брюшной полости, органов таза или головного мозга. Отсутствует также передняя часть грудной клетки. Скальп натянут на лицо и отсутствует верхняя часть головы. Обычно это не лучший вид для публичного обзора. Служащий снимает эту проблему. Сначала на череп возвращается крышка (головной мозг обратно не помещается), скальп натягивается назад на крышку и рана зашивается тонкой бечевкой стежками на подобие тех, которыми обшивают бейсбольные мячи. Теперь рана представляет собой ли- нию, проходящую позади ушей на затылке. Таким образом, когда голова находится в гробу на подушке, то раны не видно.

Пустое туловище выглядит как корпус корабля при строительстве, выступающие ребра напоминают соответствующие структурные части корабля. Во многих заведениях разрезанные органы просто помещаются в открытую полость тела, в других местах органы не возвращают назад, но подвергают кремированию. Во всех случаях грудную пластинку помещают назад и зашивают грудную клетку бейсбольными швами, так, что окончательно рана напоми- нает букву Y.

Служащий обмывает тело со шлангом и губкой, покрывает его простыней и звонит в похоронную контору. Как можно было бы себе представить, если органы не помещают обратно в тело, туло- вище выглядит спавшимся, особеннно грудная клетка (так как грудная пластинка крепко не присоединяется к ребрам). Служащие исправляют этот дефект заполнением полостей тела для того, чтобы вернуть ему нормальные контуры.

Все, что хоронится или кремируется, является: 1. тело без головного мозга и каких-либо органов груди, живота или таза или 2. тело без головного мозга, но набитое всякой всячиной из частей других органов в полость тела.

ЗАВЕРШЕHИЕ
После звонка в похоронную контору служащий моет аутопсий- ную комнату шваброй из ведра и прозектор заканчивает заметки и/или диктовку, описывающую находки макроскопического исследо- вания «часть исследования, выполняемая невооруженным глазом без микроскопа» (использование термина «макро» является не совсем точным, но прямым переводом с немецкого в противополож- ность микроскопическому). По некоторым дополнительным причинам многие прозекторы отмечают повышение аппетита после аутопсии так, что первой вещью, которой бы они хотели заняться после нее, это перекусить. Выполнение процедуры умелым человеком предполагает ее беспрерывный ход, что занимает около 2 часов. Сложные случаи, требующие детального исследования и специаль- ных разрезов (например, исследование желчных протоков, удале- ние глаз или спинного мозга) могут продолжаться до 4 часов.

ПОСЛЕ АУТОПСИИ
Днями или неделями позже приготовленные микропрепараты изучаются патологом, проводившим аутопсию, который ставит окончательный диагноз и диктует отчет. Только патолог может выполнять отчет, даже если он или она не являлись прозектором (например, прозектор был резидент или студент-медик). Отчет имеет произвольную длину, но занимает обычно, по крайней мере, 3 страницы. Он может быть иллюстрирован диаграммами, которые прозектор вычеркивает или заполняет в стандартной форме с анатомическими рисунками. Совместная комиссия по аккредитации организации здравоохранения, которая сертифицирует больницы, требует предоставления окончательного отчета в течение 60 дней с момента аутопсии. Коллегия американских патологов, которая сертифицирует медицинские лаборатории, требует, чтобы это было сделано за 30 дней. Тем не менее патологи имеют дурную славу за то, что тянут с окончательными отчетами иногда в течение лет. Возможно, это обусловлено недостаточностью аутопсийной практики.

РАЗРЕЗЫ ГОЛОВHОГО МОЗГА
Риторический вопрос: помните ли Вы о головном мозге? Мы оставили его подвешенным в большом сосуде с формалином на несколько недель. После того как головной мозг зафиксируется, он приобретает консистенцию и твердость плода авокадо. До фиксации консистенция напоминает трехдневный замороженный студень. Головной мозг детей может быть значительно мягче, чем до фиксации, наподобие заварного крема. Такой мозг очень трудно, если не невозможно, сохранить в форме при единственной попытке выделить его из черепа. Хорошо зафиксированный головной мозг взрослых вынимают из формалина и промывают под краном в проточной воде в водяной бане в течение нескольких часов для то- го, чтобы удалить дискомфортный, раздражающий глаза, и,возможно,канцерогенный формалин. Головной мозг отделяется от осталь- ного мозга (ствол мозга и мозжечок) с помощью скальпеля. Мозжечок отделяется от ствола мозга. Каждый режется на ломтики и раскладывается на подносе для исследования. Головной мозг раз- резается на ломтики перпендикулярно к своей длинной оси и раскладывается для исследования. Берутся срезы для микроскопического исследования, как и из других органов. И небольшое количество материала хранится в запасе. Остатки материала головного мозга кремируются.