Форма договора дарения

Договор дарения

По договору дарения одна сторона — даритель — безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне — одаряемому — вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Предметом договора может быть не только вещь, но и права (в этом случае договор сформулирован как обязанность передать).

Характеристика договора: безвозмездный. Договор дарения может быть как консенсуальным, так и реальным; односторонне обязывающим; безвозмездным. Консенсуальный договор может быть условным, т.е. содержать либо отлагательное, либо отменительное условие.

Требования к консенсуальному договору:

  • обещание дарения будет иметь силу гражданско-правового договора только в случае облечения его в надлежащую форму (п. 2 ст. 572, п. 2 ст. 574 ГК РФ);
  • обещание дарения должно быть связано с конкретным предметом (п. 2 ст. 572 ГК РФ);
  • обещание дарения должно предусматривать передачу веши дарителем при его жизни; в противном случае оно ничтожно и будет рассматриваться как завещание, а не как договор дарения (п. 3 ст. 572 ГК РФ).

Договор дарения регулируется нормами ГК РФ (ст. 572-582), а также рядом других законов (например, Федеральным законом от 11 августа 1995 г. № 1Э5-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»).

Объектом договора дарения могут быть:

  • вещи (имущество):
  • имущественные права (требования) к себе или к третьим лицам (дарение прав третьим лицам происходит по правилам уступки требования-цессии — ст. 382 ГК РФ);
  • освобождение от обязанности (путем прошения долга одаряемого, перевода долга одаряемого на дарителя или исполнения дарителем обязанности одаряемого).

Вид вещи (движимая или недвижимая) и ее стоимость определяют правовой режим договора (от них зависят форма договора, правомочность дарения конкретным лицом и т.д.).

В договоре следует предусматривать способ передачи вещи: непосредственное вручение вещи, символическая передача вещи (например, передача ключа, вручение документов на вещь и т.д.).

Стороны в договоре дарения называются дарителем (в договоре пожертвования — жертвователь и благотворитель) и одаряемым (в договоре пожертвования — благополучатель).

В качестве сторон могут выступать не все субъекты гражданского права. Государство может быть одаряемым лишь в договоре пожертвования, а коммерческие организации не могут быть ни дарителями, ни одаряемыми.

Кроме того, даритель должен:

  • иметь вещное право на передаваемую по договору вещь;
  • быть дееспособным;
  • получить согласие на дарение от определенных лиц в следующих случаях:
    • юридическое лицо, владеющее вещью на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, должно получить согласие ее собственника (п. I ст. 570 ГК РФ);
    • супруг, желающий подарить имущество, являющееся общей собственностью супругов, должен получить согласие от другого супруга (п. 2 ст. 570 ГК РФ);
    • малолетние в возрасте от 6 до 14 лет должны получить согласие на дарение мелких подарков от своих законных представителей (п. 1 ст. 575 ГК РФ);
    • несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет должны получить в письменной форме согласие родителей или попечителей (это положение не распространяется на мелкие подарки — п. 2 ст. 26. п. 2 ст. 28 ГК РФ).

При наличии встречного исполнения договор не признается дарением. В случае консенсуального договора, когда имеет место обещание подарить, договор будет считаться заключенным, если соблюдена форма и указан конкретный объект дарения.

Форма договора. По общему правилу для заключения договора дарения движимого имущества достаточно устной формы, сопровождающей передачу предмета иди его символа (ключ, право-устанавливающий документ).

Письменная форма необходима при дарении недвижимого имущества с последующей государственной регистрацией, а также в случае дарения движимого имущества, когда даритель — юридическое лицо и стоимость дара составляет более 3 тыс. руб.

Также письменная форма обязательна при консенсуальном договоре.

ГК РФ предусматривает несколько случаев запрета и ограничения дарения (за исключением подарков стоимостью менее З тыс. руб.). Не допускается дарение:

  • от имени малолетних и физических лиц, признанных недееспособными. их законными представителями;
  • работникам образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, и аналогичных организаций, в том числе организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан;
  • коммерческим организациям друг другу;
  • лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации или субъектов РФ, муниципальные должности, государственным и муниципальным служащим, служащим Банка России в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

Запрет на дарение лицам, указанным в последнем пункте, не распространяется на случаи дарения в связи с протокольными мероприятиями, служебными командировками и другими официальными мероприятиями. Подарки, которые получены вышеуказанными лицами и стоимость которых превышает 3 тыс. руб., признаются соответственно федеральной собственностью, собственностью субъекта РФ или муниципальной собственностью и передаются служащим по акту в орган, в котором указанное лицо замещает должность.

Юридическое лицо, которому вещь принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, может ее подарить лишь с согласия собственника (за исключением подарков стоимостью менее 3 тыс. руб.).

Моментом заключения договора дарения считается:

  • в реальном договоре — момент передачи вещи;
  • в консенсуальном договоре — момент подписания договора;
  • в договоре, подлежащем регистрации, — момент государственной регистрации.
  • передать дар (эта обязанность переходит к правопреемникам дарителя в консенсуальных договорах, содержащих обещание подарить
  • вещь, — п. 2 ст. 581 ГК РФ, но это положение не распространяется
  • на договоры пожертвования — п. 6 ст. 582 ГК РФ);
  • сообщить одаряемому о недостатках даримой им веши;
  • определить назначение использования дара благополучателем в
  • договоре пожертвования.

Даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь его близких родственников или членов семьи либо умышленно причинил дарителю телесное повреждение.

В случае умышленного лишения жизни дарителя одаряемым право требовать отмены дарения в суде принадлежит наследникам дарителя.

Даритель вправе потребовать в суде отмены дарения, если обращение одаренного с подаренной вещью, которая представляет для дарителя большую неимущественную ценность, создает угрозу ее безвозвратной утраты.

По требованию заинтересованных лиц суд может отменить дарение, совершенное субъектом предпринимательской деятельности за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью, в течение 6 месяцев, предшествующих объявлению данного лица несостоятельным (Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»).

В договоре дарения может быть обусловлено, что, если даритель переживет одаряемого, договор может быть отменен. В случае отмены дарения одаряемый обязан возвратить подаренную вещь, если она сохранилась в натуре. Данное правило относится ко всему дарению.

Кроме отмены дарения возможен отказ от исполнения консенсуального договора дарения. Основанием для отказа могут служить те же причины, что и для отмены. Кроме этого, даритель может отказаться, если имущественное или семейное положение дарителя, его состояние здоровья изменилось настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению его уровня жизни.

Особый вид дарения — пожертвование, т.е. дарение вещи или права в общеполезных целях. Характер определяется целевым значением предмета дарения.

Юридическое лицо, принявшее дар, должно вести его обособленный учет.

Если использование данного имущества по назначению невозможно. то изменение его назначения производится только с согласия жертвователя или по решению суда. Использование имущества не по назначению — основание для отмены пожертвования.

Одаряемый вправе в любое время, до передачи ему дара, отказаться от пего. В этом случае договор считается расторгнутым. Если договор заключен в письменной форме, то отказ от дара также должен быть совершен в письменной форме.

Ответственность сторон по договору дарения:

  • даритель отвечает за вред, причиненный подаренной вещью одаряемому, при условии, что недостатки, возникшие до передачи ему вещи, не являются явными, а даритель не предупредил о них одаряемого (ст. 580 ГК РФ). Вред подлежит возмещению при наличии вины в соответствии с нормами гл. 59 ГК РФ:
  • одаряемый отвечает за:
    • убытки, причиненные дарителю своим отказом от принятия дара в случае, если договор был .заключен в письменной форме. Ответственность — возмещение реального ущерба (п. 3 ст. 573 ГК РФ);
    • ненадлежащее обращение с вещью. Ответственность — возврат подаренной вещи дарителю (п. 5 ст. 578 ГК РФ);
    • использование имущества по другому назначению в случае, если он является благоприобрстателем. Ответственность — отмена пожертвования (п. 5 ст. 582 ГК РФ).

Сроки передачи дара

Под сроками передачи дара следует понимать конкретный момент получения одаряемым от дарителя полагающихся ему в соответствии с заключенным между ними договором дарения имущественных благ. Указанные сроки всегда определяются условиями заключенной сделки, которые оговаривают стороны перед ее заключением. Несмотря на отсутствие законодательных требований относительно их указания, такая необходимость может вытекать из сущности самой сделки, исходя из непосредственного момента ее исполнения.

В то же время существенное значение сроки передачи дара имеют в консенсуальном договоре — обещании дарения в будущем (п. 2 ст. 572 Гражданского кодекса (ГК) РФ). Поскольку законодатель требует от такого договора письменного (п. 2 ст. 574 ГК) и ясного (п. 2 ст. 572 ГК) выражения намерений передать дар в собственность одаряемого в будущем, он не может не содержать определения конкретного момента, когда такое намерение будет подлежать исполнению.

Отсутствие требований закона относительно указания срока передачи дает сторонам широкие возможности для «маневров». Так, согласно п. 1 ст. 157 ГК РФ, договор дарения может содержать отлагательное условие, по которому срок передачи дара будет связан с наступлением конкретного события, без прямого указания самого срока.

Исходя из того, что ни глава 32 ГК, устанавливающая специальные нормы для дарения, ни другие общие положения законодательства не рассматривают срок передачи дара как обязательный реквизит договора дарения, его отсутствие не влияет на действительность сделки.

Момент заключения договора дарения

Моментом заключения договора дарения, исходя из п. 1 ст. 433 ГК РФ, считается момент получения дарителем, предложившим дар, согласия на его получение со стороны одаряемого или момент обличения его в требуемую законом или соглашением форму (п. 2 ст. 574 ГК).

С моментом заключения сделки дарения довольно часто отождествляют момент перехода прав на подаренное по ней имущественное благо. Однако стоит понимать, что такие моменты совпадают, только если заключен реальный договор и только если переход права собственности не требует государственной фиксации (ст. 131 ГК).

Заключение сделки обещания дарения в будущем (п. 2 ст. 572 ГК) не может сопровождаться непосредственной передачей дара. Ввиду этого момент его заключения определяется моментом подписания договора, обличенного в обязательную письменную форму (п. 2 ст. 574 ГК).

Так, незадолго до назначенного дня свадьбы Гилёв был уличен его будущей женой в измене, из-за чего предстоящая свадьба была отменена. Однако, преследуя свои меркантильные цели и учтя условия заключенного им договора, в целях получения обещанного автомобиля Гилёв принял решение заключить брак с гражданкой, с которой он был уличен в измене. Оформив брак и предъявив своему несостоявшемуся тестю требование о получении автомобиля, Гилёв, естественно, получил отказ. Решив восстановить справедливость, Гилёв подал на Попова иск в суд, по которому требовал обязать последнего передать ему обещанный дар. На основании того, что подписанный между указанными гражданами договор дарения содержал отлагательное условие, предполагающее наступление момента свадьбы именно Гилёва, а не Гилёва и гражданки Поповой, суд удовлетворил требования заявителя и обязал Попова передать автомобиль.

Существенные стороны договора дарения

Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ, договор дарения может считаться заключенным только в том случае, если сторонами дарения будет достигнуто соглашение относительно всех существенных условий такого договора. В качестве таких условий, абз. 2 п. 1 указанной статьи называет предмет договора и любые другие условия, которые прямо указаны законодательными нормами или соглашением сторон как существенные.

Подарок должен конкретизироваться содержанием договора дарения и подробно описываться им (п. 2 ст. 572 ГК). Нарушение данного правила влечет нарушение ст. 432 ГК, из чего будет следовать, что такой договор не был заключен.

Все остальные условия, которые будет содержать договор дарения, будут считаться дополнительными. В качестве таких условий в договоре дарения чаще всего выделяют срок передачи дара, способ его передачи одаряемому, отменительные или отлагательные условия и т. д.

Что касается сроков, то они, как правило, вместе с отменительными и отлагательными условиями содержатся лишь в консенсуальных договорах. В то же время, исходя из анализа норм, регулирующих дарение (гл. 32 ГК), срок не является существенным условием договора, ввиду чего его указание не является обязательным. Аналогичное мнение содержит и судебная практика — Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда № 07АП-3663/09.

Смотрите так же:  Мвд рф приказ 80

Срок как элемент договора дарения

Кроме основных элементов договора дарения, таких как его предмет, субъектный состав, форма и содержание, следует также различать срок передачи одаряемому дара. Несмотря на то, что ст. 572 ГК, как и вся глава 32 ГК, регулирующие дарение, не содержат требования об обязательности указания срока, он имеет определенную важность для должного выполнения условий по этой сделке.

Как уже говорилось, указание срока передачи одаряемому дара нецелесообразно при заключении реального договора дарения, так как такая передача осуществляется в момент самого заключения договора, без которой он попросту не может быть заключен. Более целесообразным считается указание срока в консенсуальных договорах (п. 2 ст. 572 ГК РФ).

Ввиду отсутствия законных требований относительно указания срока, отказ от его указания не может повлечь недействительности договора дарения. В то же время, при наличии разногласий между дарителем и одаряемым относительно момента выполнения обязательства, отсутствие срока передачи в договоре создает определенные неудобства для этих сторон, что часто является предметом судебных рассмотрений.

В целях разрешения подобных разногласий при отсутствии указанных сроков в содержании договора, а также при отсутствии условий, косвенно позволяющих определить такой срок, следует применять нормы п. 2 ст. 314 ГК. Согласно указанным нормам, одаряемый получает право требовать выполнения возложенных по договору дарения обязательств в любой момент. Выполнение такого требования, т. е. передача дара, должна осуществляться дарителем в семидневный срок после предъявления требования.

Срок передачи товара при обещании дарения

Единственной формой дарения, при которой целесообразно определять и устанавливать срок передачи одаряемому дара, является обещание дарения в будущем (п. 2 ст. 572 ГК РФ). При этом вовсе не обязательно указывать конкретные даты — достаточно поставить договором условие, позволяющее впоследствии косвенно определить такой срок (обещание передачи дара при получении одаряемым водительских прав, окончании университета и т. д.).

Несмотря на отсутствие прямого указания, необходимость определения сроков передачи дара или конкретного такого момента в консенсуальном договоре дарения надиктована самой сутью обещания передачи дара. Так, согласно п. 2 ст. 572 ГК, такой договор, оформленный письменно (п. 2 ст. 574 ГК), должен содержать ясно выраженное намерение дарителя на передачу дара в будущем. Без указания конкретного момента передачи такое намерение является расплывчатым и в некотором смысле позволяет дарителю уклоняться от взятых обязательств.

В то же время в такой ситуации логичным представляется применение норм ст. 314 ГК, направленных на регулирование правоотношений в возмездных сделках. По ней, в случае отсутствия конкретных сроков передачи дара одаряемому позволяется требовать от дарителя передачи дара, на что последнему дается семидневный срок (п. 2 ст. 314 ГК).

Несмотря на важность сроков в дарении, законодатель не устанавливает их указание в договоре как обязательное.

Сроки передачи дара в договоре дарения могут указываться не только конкретными датами, но и определенными событиями, наступление которых и будет являться сроком передачи дара.

Указание сроков дарения целесообразно лишь при обещании его осуществления, в реальном договоре их указание не имеет смысла, поскольку в нем момент передачи тождественен моменту заключения договора.

К существенным условиям договора дарения относят лишь его предмет — срок передачи дара не является таким условием.

Ввиду отсутствия необходимости указания сроков передачи дара, отказ от их установления не влечет недействительности договора.

При отсутствии прямого указания на сроки и момент передачи дара следует применять нормы ст. 314 ГК, позволяющие требовать от дарителя передачи дара в течение семи дней с момента предъявления таких требований.

Момент заключения договора дарения недвижимости

Момент заключения договора дарения недвижимости

Одним из спорных и дискуссионных вопросов в гражданском праве является вопрос о моменте заключения договора дарения недвижимости в случае смерти дарителя.

На первый взгляд этот вопрос не должен вызывать особых затруднений, поскольку нормами п. 3 ст. 574 ГК РФ установлено следующее: договор дарения недвижимости подлежит государственной регистрации. Из этого следует, что моментом заключения договора дарения недвижимости является момент его государственной регистрации ( п. 3 ст. 433 ГК РФ). Но в судебной практике данное обстоятельство вызывает определенные трудности.

В связи с изложенным представляет интерес решение Московского районного суда г. Чебоксары от 26 мая 2009 г.

На основании договора дарения от 13 ноября 2008 г. гражданин В. подарил гражданке М. земельный участок общей площадью 847 кв. м и расположенный на нем индивидуальный жилой дом, находящийся в г. Чебоксары.

13 ноября 2008 г. гражданин В. и гражданка М. обратились в Управление ФРС по Чувашской Республике с заявлением о государственной регистрации указанного договора дарения. 28 ноября 2008 г. В. умер.

8 декабря 2008 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним было зарегистрировано право собственности гражданки М. на вышеуказанный земельный участок и индивидуальный жилой дом.

Гражданка Е. ( дочь умершего) обратилась в суд с иском к гражданке М. о признании договора дарения незаключенным. В обоснование иска истица указала, что она наследник гражданина В. по закону первой очереди. Наследственное имущество состоит из земельного участка площадью 847 кв. м и индивидуального жилого дома. При оформлении прав на наследство гражданке Е. стало известно о переходе указанного имущества гражданке М. Нормами ст. 574 ГК РФ предусмотрена государственная регистрация указанного договора, и договор считается заключенным именно с момента его государственной регистрации. Вместе с тем гражданка М., не представив в Управление ФРС по Чувашской Республике сведения о смерти дарителя, получила свидетельство о регистрации ее прав на указанные объекты уже после смерти гражданина В. 8 декабря 2008 г. По указанным основаниям гражданка Е. просила признать данный договор дарения незаключенным, указанные в нем объекты — наследственным имуществом, а также признать недействительными регистрационные записи о регистрации договора дарения между гражданином В. и гражданкой М. и переходе права собственности на индивидуальный дом и земельный участок на ответчицу.

Впоследствии гражданка Е. в порядке прав, предусмотренных ст. 39 ГПК РФ, уточнила свои исковые требования. По изложенным выше основаниям просила признать недействительным ( ничтожным) договор дарения, заключенный между гражданином В. и гражданкой М., применить последствия недействительности сделки и прекратить запись о регистрации указанного договора дарения на земельный участок общей площадью 847 кв. м и расположенный на нем индивидуальный жилой дом, а также о регистрации перехода права собственности на указанные объекты на гражданку М., признать их наследственным имуществом гражданина В., умершего 28 ноября 2008 г. Ответчица гражданка М. иск не признала, указав, что 13 ноября 2008 г. в требуемой форме был заключен договор дарения между гражданином В. и гражданкой М. В указанный день даритель выразил свою волю, следовательно, все условия сделки были соблюдены. Договор прошел правовую экспертизу в Управлении ФРС по Чувашской Республике, и было зарегистрировано право собственности ответчицы на указанное в нем имущество.

Суд пришел к следующим выводам.

«13 ноября 2008 г. гражданин В. подарил гражданке М. земельный участок общей площадью 847 кв. м и расположенный на нем индивидуальный жилой дом, находящийся в г. Чебоксары.

По договору дарения одна сторона ( даритель) безвозмездно передает другой стороне ( одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право ( требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или третьими лицами ( ст. 572 ГК РФ). Истицей, со ссылкой на положение п. 1 ст. 432, п. 3 ст. 574, п. 3 ст. 433 ГК РФ, заявлено требование о признании указанного договора дарения ничтожной сделкой по тем основаниям, что его государственная регистрация была произведена после смерти дарителя. В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом ( оспоримая сделка) либо независимо от такого признания ( ничтожная сделка).

На основании ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не представляет иных последствий нарушения.

Статьей 574 ГК РФ предусмотрена письменная форма сделки и ее государственная регистрация. Вместе с тем, в соответствии со ст. 432 ГК РФ, на которую также ссылается истица и ее представитель, договор считается заключенным, если между сторонами в надлежащей форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Между гражданином В. и гражданкой М. было достигнуто соглашение по всем существенным его условиям, изложенным в договоре дарения от 13 ноября 2008 г., подписанном сторонами.

Письменная форма сделки сторонами была соблюдена.

Пунктом 7 договора дарения установлено, что обязательства дарителя гражданина В. по передаче вышеуказанного имущества одаряемому гражданке М. считаются исполненными с момента подписания настоящего договора, без дополнительного составления передаточного акта.

Также 13 ноября 2008 г. гражданин В. представил в Управление ФРС по Чувашской Республике заявление о регистрации права собственности на индивидуальный жилой дом и регистрации договора дарения на земельный участок и индивидуальный жилой дом по указанному адресу.

Представленные на регистрацию документы соответствовали требованиям ст. ст. 9, 13, 16 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ « О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

28 ноября 2008 г. гражданин В. умер.

Указанное обстоятельство не может служить само по себе основанием для удовлетворения требования гражданки Е., поскольку даритель, выразив при жизни свою волю на отчуждение принадлежащего ему имущества, не отозвал свое заявление о регистрации договора, в котором ему не могло быть отказано.

В силу ст. 10 ГК РФ разумность и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается, пока не доказано иное.

Как следует из материалов дела, в период с 13 ноября 2008 г. по 28 ноября 2008 г. гражданин В. каких-либо действий, направленных на то, чтобы отозвать свое заявление, не предпринимал, в Управление ФРС по Чувашской Республике не обращался.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что гражданин В. выразил свою волю по заключению сделки и 13 ноября 2008 г. передал гражданке М. принадлежавшее имущество.

Действительно, в силу ч. 2 ст. 17 ГК РФ правоспособность гражданина прекращается в связи с его смертью, следовательно, прекращается также и способность гражданина иметь гражданские права, в том числе и право оспорить либо приостановить указанную сделку.

Согласно ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Вместе с тем гражданин В. при жизни распорядился принадлежащим ему имуществом в пользу ответчицы гражданки М., следовательно, никаких прав у его наследников на данное имущество не возникло…»

Суд исходя из вышеизложенного в полном объеме отказал гражданке Е. в иске к гражданке М.

В данном случае при принятии решения судом неправильно были применены нормы закона, регулирующие договоры дарения недвижимости, и неправильно был определен момент прекращения права собственности умершего гражданина.

Суд не применил закон, подлежащий применению, а именно ст. ст. 132, 164, п. 3 ст. 433, п. 3 ст. 574 ГК РФ. В силу указанных норм договор дарения считается заключенным только с момента регистрации и, следовательно, порождает гражданские права и обязанности. Поскольку п. 3 ст. 433 ГК РФ, п. 3 ст. 574 ГК РФ установлено, что моментом заключения договора является момент государственной регистрации договора, то в случае, когда собственник умирает до такой регистрации, договор ничтожен, а следовательно, и свидетельство о госрегистрации права недействительно.

Таким образом, на основании п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации. Следовательно, договор дарения дома и земельного участка от 13 ноября 2008 г. между гражданином В. и гражданкой М. не был заключен ввиду утраты правоспособности одной стороной — дарителем. На момент государственной регистрации договора дарения даритель умер, и в связи со смертью его правоспособность прекратилась, т.е. данный договор не соответствует требованиям закона. Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, недействительна ( ничтожна) и не влечет юридических последствий.

По нашему мнению, суд не применил соответствующие нормы закона, в частности нормы, регулирующие правоспособность граждан. В соответствии с п. 2 ст. 17 ГК РФ правоспособность граждан ( иметь гражданские права и нести обязанности) прекращается со смертью. С учетом этой нормы право собственности гражданина В. на жилой дом и земельный участок прекратилось 28 ноября 2008 г. Согласно нормам п. 2 ст. 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом, т.е. жилой дом и земельный участок, принадлежавшие на праве собственности гражданину В., с 28 ноября 2008 г. являются наследственным имуществом.

Смотрите так же:  Образец заявления о приеме в кружок

Переход права собственности к гражданке М. по договору дарения от 13 ноября 2008 г. произведен после смерти гражданина В. 8 декабря 2008 г., хотя согласно п. 2 ст. 223 ГК РФ переход права собственности на недвижимое имущество происходит с момента государственной регистрации. После смерти дарителя, гражданина В., 28 ноября 2008 г., его право собственности на принадлежавшее ему имущество прекратилось, и оно стало наследственным. В связи с этим переход права собственности на спорное недвижимое имущество к гражданке М. не состоялся. Сама по себе регистрация перехода прав на гражданку М. является не основанием приобретения права собственности ( ст. 2 Федерального закона « О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»), а актом признания и подтверждения прав на недвижимое имущество. Гражданка М. не приобрела право собственности на спорное имущество по основаниям, предусмотренным законом ( ст. 218 ГК РФ), поэтому и регистрация ее права собственности по договору дарения от 13 ноября 2008 г. является недействительной. Следовательно, переход права собственности на имущество гражданина В. возможен только в порядке наследования ( п. 2 ст. 218 ГК РФ).

Выводы суда о волеизъявлении дарителя также не основаны на нормах закона. Выражение воли, как нам представляется, должно быть облечено в предусмотренную законом форму ( в данном случае в письменную форму с государственной регистрацией). Суд неправильно применил закон, в частности нормы ст. 574 ГК РФ, поскольку суд придал неправильный смысл понятию « форма договора», содержащемуся в п. 1 ст. 432 ГК РФ.

Форма договора — это облечение воли сторон. Требования, предъявляемые к форме договора, аналогичны тем, которые приняты в отношении сделок. Исключение составляют случаи, когда непосредственно в законе установлена определенная форма для конкретного вида договора. Применительно к отдельным видам договоров ГК РФ делает исключение, предписывая сторонам обязательное заключение договора в форме государственной регистрации. Действительно, в соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в надлежащей форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Требуемая форма договора ( ст. ст. 131, 574 ГК РФ) установлена нормами дарения недвижимости. На основании п. 3 ст. 574 ГК РФ договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, после которой можно утверждать о соответствии договора дарения требуемой форме.

С учетом сказанного, на наш взгляд, суд неправильно определил момент заключения договора дарения недвижимого имущества, с которым закон связывает возникновение обязанности по исполнению для сторон условий заключенного договора. Кроме того, на момент заключения договора определяются правоспособность и дееспособность лиц, заключивших договор, а также соответствие заключенного договора требованиям закона. Договор, требующий государственной регистрации, считается заключенным с момента его государственной регистрации, если иное не установлено законом. Поскольку на основании п. 3 ст. 574 ГК РФ договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, то с учетом предписаний вышеназванных норм моментом заключения договора дарения от 13 ноября 2008 г. между гражданином В. и гражданкой М. мог являться только момент государственной регистрации этого договора — 8 декабря 2008 г. Ввиду того что одна сторона договора дарения от 13 ноября 2008 г., даритель — гражданин В., на момент заключения договора утратила правоспособность в связи со смертью, такой договор является ничтожным.

Ради справедливости следует отметить, что по кассационной жалобе гражданки Е. суд второй инстанции отменил вышеназванное решение, принял новое решение, признал спорный земельный участок и дом наследственным имуществом.

Момент заключения договора дарения

Жилищное право как отрасль права выступает в качестве отправного понятия для отраслевой юридической науки и учебной дисциплины. Отрасли права отличаются друг от друга, прежде всего, предметом регулирования.

Земельное право

Земельное право — самостоятельная отрасль российского права. Оно призвано регулировать особую сферу общественных отношений по поводу земли. Земля — первоначальный источник.

Экологическое право

Одним из основных принципов охраны окружающей среды является ее надлежащее правовое обеспечение. Оно и обусловливает возникновение экологического права.

Правовые проблемы договора дарения

Часть договоров, по справедливому замечанию Б. Л. Хаскельберга, В.В. Ровного, остается вне такой классификации, в том числе так называемые вещные договоры, и типичным представителем договоров этой группы является договор дарения, по которому заключение договора предполагается с немедленной передачей вещи, т.е. договор, по которому даритель передает имущество одаряемому. В вещном и безвозмездном договоре, каковым в данном случае является договор дарения, не возникает никаких обязанностей его сторон: право собственности на дар возникает у одаряемого в момент передачи вещи, т.е. момент заключения договора, момент возникновения права собственности на вещь у одаряемого и момент прекращения договора здесь совпадают, а потому такой договор «не вписывается» в классификацию договоров на консенсуальные – реальные в связи с невозможностью применения к такому договору критерия этой классификации.

Таким образом, хрестоматийное деление договоров на реальные и консенсуальные не охватывает все возможные виды гражданско-правовых договоров. И, договор дарения с одновременной передачей имущества не является реальным в обычном понимании этого термина, так как из такого договора не возникает никакого обязательства: его заключение и исполнение совпадают, и юридическим результатом такого договора является возникновение права собственности у одаряемого уже в момент заключения и одновременного прекращения договора.

Договор дарения следует отграничивать от отказа кого-либо из наследников от своей доли в праве собственности на наследство в пользу иных наследников (ст. 1157 ГК РФ). В этих случаях законодатель использует иную юридическую конструкцию, чем гражданско-правовой договор. Такой отказ, действительно, является односторонней сделкой, не требующей согласия того лица, в чью пользу сделан отказ. Это лицо впоследствии само решит – принять наследство или отказаться, и его волеизъявление также будет иметь характер односторонней сделки.

Не тождественен договор дарения и договору ссуды (безвозмездного пользования имуществом – гл. 36 ГК РФ), хотя по обоим договорам одно лицо получает имущественные выгоды за счет другого лица без всякого встречного имущественного эквивалента, в том числе возможен полный износ вещи в процессе пользования ею ссудополучателем, и этот износ целиком относится на счет ссудодателя. Однако «в порядке дарения имущество переходит в собственность одаряемого, в то время как ссуда влечет лишь временный переход права пользования к ссудополучателю. Вследствие такого различия договор дарения тяготеет к обязательствам по реализации имущества, а договор ссуды – к обязательствам по передаче имущества в пользование».

ГК РФ допускает возможность конструирования договора дарения как консенсуального. В последнем случае договор предусматривает дарение в будущем. Договор дарения с немедленной передачей вещи (вещный договор) и консенсуальный договор дарения резко отличаются по своему правовому регулированию; их объединяет, пожалуй, только одно: то, что оба они – безвозмездные. В юридической литературе иногда обещание дарения рассматривается как односторонняя сделка. Между тем, обещание дарения квалифицируется в п.1 ст. 572 ГК РФ именно как договор, т.е. требует встречного волеизъявления и дарителя, и одаряемого. И если впоследствии (до передачи дара) одаряемый «раздумает» принимать дар, он должен будет совершить одностороннюю сделку – отказ от принятия дара, после чего договор считается расторгнутым (ст. 573 ГК РФ).

Признание договора дарения незаключенным

Автор: Ольга Москалева

Ольга Москалева, юрист ООО «ТМХ-Сервис»

Гражданский кодекс выделяет дарение как самостоятельный вид договора, требующий от сторон совершения ряда действий для оформления перехода права собственности на предмет дарения и признания договора заключенным.

Каких-либо ограничений относительно стоимости имущества, которое может передаваться по договору дарения, в Гражданском кодексе РФ не содержится, поэтому достаточно часто в дар передаются объекты, обладающие достаточно высокой стоимостью, например, объекты недвижимости.

Именно заключение договоров дарения недвижимого имущества на практике вызывает затруднения, поскольку стороны не придают достаточного значения формальной стороне вопроса, о которой говорилось вначале. Результатом подобного отношения становятся судебные споры о признании договоров дарения незаключенными.

В соответствии со статьей 432 Гражданского кодекса РФ, договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Таким образом, исходя из смысла статьи, если стороны не пришли к соглашению относительно существенных условий, договор может быть признан незаключенным.

На практике это вызывает значительные затруднения, поскольку лица, желающие заключить договор дарения, не всегда верно понимают, что же является существенным условием данного договора и при обращении в суд ссылаются на те условия, которые, по их мнению, являются существенными.

Для договора дарения единственным существенным условием является указание в договоре предмета дарения (наименование вещи, объекта недвижимости), передаваемого в собственность одаряемому.

Данное обстоятельство обычно не принимается во внимание дарителем, результатом чего становятся следующие ситуации.

О.В.П. обратился в суд с иском к Б.В.В. о признании договора дарения квартиры незаключенным.
В обоснование заявленных требований истец указал, что ему на праве собственности принадлежала квартира, расположенная по адресу (…).
В настоящее время ему стало известно, что на основании договора дарения от 25.04.2011 право собственности на квартиру перешло к его внуку, Б.В.В.
Данный договор он считает незаключенным, поскольку в нем не указано условие о сохранении за ним права проживания в квартире.
Намерений дарить квартиру внуку с утратой права проживания в ней он никогда не имел, поскольку квартира является для него единственным жильем.
В своем определении от 17.07.2012 по делу № 33-6590/2012 Самарский областной суд указал, что отсутствие в договоре дарения условия о сохранении за истцом права проживания или пользования жилым помещением, не влечет признание договора незаключенным.

Недостаточная конкретизация предмета договора дарения, также не имеет правового значения и не является основанием для признания его незаключенным. Такого мнения придерживается, например, Волоконовский районный суд Белгородской области, который в своем решении от 27.01.2012 указал, что предметом сделки является доля в имуществе, а потому отсутствие указаний, какая именно часть недвижимого имущества (дома) передана в дар, и является ли эта часть изолированным жилым помещением, не может быть основанием для признания договора незаключенным.

Для перехода права собственности на имущество договор дарения должен пройти процедуру регистрации в соответствии с пунктом 3 статьи 574 Гражданского кодекса РФ, поскольку договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, в силу Гражданского кодекса РФ.

Судебная практика по вопросам регистрации перехода права собственности по договорам дарения является очень обширной, и значительная часть споров приходится на вопрос о правомерности регистрации перехода права собственности на объект недвижимости после смерти дарителя. Речь в данном случае идет о том, что договор дарения был составлен и подписан сторонами, то есть даритель при жизни выразил свою волю на передачу имущества, но процедура регистрации договора не была проведена. Как же быть в данной ситуации? Здесь мнения судов расходятся.

Существуют две точки зрения.

В основе первой лежит толкование действующего законодательства, которое подтверждается выводами Верховного суда. Так, исходя из пункта 7 статьи 16 Закона № 122-ФЗ сделка считается зарегистрированной, а правовые последствия — наступившими со дня внесения записи о сделке или праве в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Тем самым Закон связывает наступление правовых последствий не с заключением договора, и не с представлением необходимых документов на регистрацию сделки, а с моментом внесения записи о сделке в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Воля гражданина, отраженная в договоре, является основанием для проведения регистрационных действий, но, как уже было сказано выше, это не является основанием перехода права собственности, поэтому в случае смерти гражданина все принадлежащее ему имущество становится наследственным в соответствии с пунктом 2 статьи 218 Гражданского кодекса РФ.

Отсюда можно сделать вывод, что переход права собственности на спорное недвижимое имущество к одаряемому не состоялся, и суд может признать такой договор дарения незаключенным, а выданное свидетельство о государственной регистрации права на данную квартиру недействительным.

Данная точка зрения, например, отражена в решении Московского районного суда города Нижнего Новгорода от 14.06.2012 по делу № № 2-854/2012

М-422/2012. Ш.О.Ю. обратилась с иском к Д.М.А. о признании сделки действительной, обязании Управления федеральной регистрационной службы по Нижегородской области зарегистрировать договор дарения и право собственности на (. ) доли квартиры, указывая, что 14.06.2011 между ней и Д. был заключен договор дарения доли квартиры по адресу (. ) города Нижнего Новгорода. Одновременно Д. выдал ей нотариальную доверенность для регистрации договора в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Нижегородской области. 10.10.2011 Д. внезапно скончался. Состояние его здоровья не вызывало каких-либо опасений. Ввиду отсутствия средств договор дарения не был зарегистрирован в Управлении Росреестра по Нижегородской области. Поскольку волеизъявление дарителя было выражено и засвидетельствовано нотариусом, сделка является законной, действительной.
В ходе рассмотрения дела истица уточнила исковые требования. Указывает, что данный договор был передан в Управление Росреестра на регистрацию перехода права собственности. После смерти Д. 30.12.2011 в регистрации договора дарения было отказано. Действующее законодательство не содержит сроков обращения в регистрационную службу за государственной регистрацией договора дарения и перехода права собственности по нему. Полагает, что в данном случае суд может принять решение о регистрации сделки, перехода права собственности, ввиду невозможности стороной совершить действия, направленные на регистрацию договора дарения, перехода права к приобретателю и права собственности по независящим от воли данной стороны обстоятельствам. Просит вынести решение о государственной регистрации договора дарения от 14.06.2011 , заключенного между Д. и Ш.О.Ю., перехода права собственности от Д. к Ш.О.Ю. и права собственности за Ш.О.Ю. На (. ) долей в праве собственности на трехкомнатную квартиру по адресу (. ) города Нижнего Новгорода (л. д. 51-53). Д.М.А. обратился со встречным иском к Ш.О.Ю. о признании договора дарения незаключенным и признании данного договора ничтожной сделкой. В обоснование ссылается, что договор не прошел государственную регистрацию, в связи с чем его нельзя считать заключенным, порождающим какие-либо правовые последствия для истца в отношении спорного имущества. Считает, что данный договор является недействительным (ничтожным). В нарушение действующего законодательства Ш.О.Ю. не совершала никаких действий для регистрации договора дарения доли в праве собственности на квартиру. В течение 150 дней со дня получения доверенности от дяди не подавала заявления в регистрирующий орган. Действие доверенности от Д. прекращено с его смертью. Уклонения от регистрации договора с его стороны не было. Считает, что Ш.О.Ю. безответственно отнеслась к своей обязанности государственной регистрации договора. Он, Д.М.А., является единственным наследником после смерти своего отца, в установленный срок обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства (л. д. 156-158).
Принимая решение по делу, суд указал, что договор дарения спорной квартиры и переход права собственности на данную долю квартиры к Ш.О.Ю. в установленном порядке произведен не был, а также, принимая во внимание отсутствие в материалах дела доказательств того, что отсутствие регистрации не зависело от воли сторон, суд считает, что данный договор является незаключенным, в связи с чем оснований для удовлетворения иска Ш.О.Ю. и отказа во встречном исковом требовании Д.М.А. о признании договора дарения незаключенным не имеется.

Вторая точка зрения основывается на следующем. Поскольку договор дарения был передан на регистрацию до момента смерти дарителя, а переход права собственности произошел после его смерти, в этом случае некоторые суды считают, что указанное обстоятельство не может служить основанием для признания договора дарения незаключенным, так как даритель, находясь в здравом уме, еще при жизни выразил свою волю на отчуждение принадлежащего ему имущества, не принимал впоследствии каких-либо действий, направленных на то, чтобы отозвать свое заявление (решение Московского районного суда города Чебоксары от 26.05.2009). На основании договора дарения от 13.11.2008 гражданин В. подарил гражданке М. земельный участок общей площадью 847 кв. м и расположенный на нем индивидуальный жилой дом, находящийся в городе Чебоксары .

13.11.2008 гражданин В. и гражданка М. обратились в Управление федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике с заявлением о государственной регистрации указанного договора дарения . 28.11.2008 В. умер.
08.12.2008 в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним было зарегистрировано право собственности гражданки М. на вышеуказанный земельный участок и индивидуальный жилой дом.
Гражданка Е. (дочь умершего) обратилась в суд с иском к гражданке М. о признании договора дарения незаключенным. В обоснование иска истица указала, что она наследник гражданина В. по закону первой очереди. Наследственное имущество состоит из земельного участка площадью 847 кв. м и индивидуального жилого дома. При оформлении прав на наследство гражданке Е. стало известно о переходе указанного имущества гражданке М. Нормами статьи 574 Гражданского кодекса РФ предусмотрена государственная регистрация указанного договора, и договор считается заключенным именно с момента его государственной регистрации. Вместе с тем гражданка М., не представив в Управление федеральной регистрационный службы по Чувашской Республике сведения о смерти дарителя, получила свидетельство о регистрации ее прав на указанные объекты уже после смерти гражданина В. 08.12.2008. По указанным основаниям гражданка Е. просила признать данный договор дарения незаключенным, указанные в нем объекты — наследственным имуществом, а также признать недействительными регистрационные записи о регистрации договора дарения между гражданином В. и гражданкой М. и переходе права собственности на индивидуальный дом и земельный участок на ответчицу.
Впоследствии гражданка Е. в порядке прав, предусмотренных статьей 39 Гражданского процессуального кодекса РФ, уточнила свои исковые требования. По изложенным выше основаниям просила признать недействительным (ничтожным) договор дарения, заключенный между гражданином В. и гражданкой М., применить последствия недействительности сделки и прекратить запись о регистрации указанного договора дарения на земельный участок общей площадью 847 кв. м и расположенный на нем индивидуальный жилой дом, а также о регистрации перехода права собственности на указанные объекты на гражданку М., признать их наследственным имуществом гражданина В., умершего 28.11.2008. Ответчица, гражданка М. иск не признала, указав, что 13.11.2008 в требуемой форме был заключен договор дарения между гражданином В. и гражданкой М. В указанный день даритель выразил свою волю, следовательно, все условия сделки были соблюдены. Договор прошел правовую экспертизу в Управлении федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике, и было зарегистрировано право собственности ответчицы на указанное в нем имущество.
Суд пришел к следующим выводам.
«13 ноября 2008 г. гражданин В. подарил гражданке М. земельный участок общей площадью 847 кв. м и расположенный на нем индивидуальный жилой дом, находящийся в г. Чебоксары.
По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или третьими лицами (ст. 572 ГК РФ). Истицей, со ссылкой на положение п. 1 ст. 432, п. 3 ст. 574, п. 3 ст. 433 ГК РФ, заявлено требование о признании указанного договора дарения ничтожной сделкой по тем основаниям, что его государственная регистрация была произведена после смерти дарителя. В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
На основании ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не представляет иных последствий нарушения.
Статьей 574 ГК РФ предусмотрена письменная форма сделки и ее государственная регистрация. Вместе с тем, в соответствии со ст. 432 ГК РФ, на которую также ссылается истица и ее представитель, договор считается заключенным, если между сторонами в надлежащей форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также условия, относительно которых по заявлению
одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Между гражданином В. и гражданкой М. было достигнуто соглашение по всем существенным его условиям, изложенным в договоре дарения от 13 ноября 2008 г., подписанном сторонами.
Письменная форма сделки сторонами была соблюдена.
Пунктом 7 договора дарения установлено, что обязательства дарителя гражданина В. по передаче вышеуказанного имущества одаряемому гражданке М. считаются исполненными с момента подписания настоящего договора, без дополнительного составления передаточного акта.
Также 13 ноября 2008 г. гражданин В. представил в Управление ФРС по Чувашской Республике заявление о регистрации права собственности на индивидуальный жилой дом и регистрации договора дарения на земельный участок и индивидуальный жилой дом по указанному адресу.
Представленные на регистрацию документы соответствовали требованиям ст. ст. 9, 13, 16 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».
28 ноября 2008 г. гражданин В. умер.
Указанное обстоятельство не может служить само по себе основанием для удовлетворения требования гражданки Е., поскольку даритель, выразив при жизни свою волю на отчуждение принадлежащего ему имущества, не отозвал свое заявление о регистрации договора, в котором ему не могло быть отказано.
В силу ст. 10 ГК РФ разумность и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается, пока не доказано иное.
Как следует из материалов дела, в период с 13 ноября 2008 г. по 28 ноября 2008 г. гражданин В. каких-либо действий, направленных на то, чтобы отозвать свое заявление, не предпринимал, в Управление ФРС по Чувашской Республике не обращался.
Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что гражданин В. выразил свою волю по заключению сделки и 13 ноября 2008 г. передал гражданке М. принадлежавшее имущество.
Действительно, в силу ч. 2 ст. 17 ГК РФ правоспособность гражданина прекращается в связи с его смертью, следовательно, прекращается также и способность гражданина иметь гражданские права, в том числе и право оспорить либо приостановить указанную сделку.
Согласно ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.
Вместе с тем гражданин В. при жизни распорядился принадлежащим ему имуществом в пользу ответчицы гражданки М., следовательно, никаких прав у его наследников на данное имущество не возникло. »
Суд, исходя из вышеизложенного, в полном объеме отказал гражданке Е. в иске к гражданке М.

Данное решение фактически является исключением.

Анализ судебной практики по вопросам признания незаключенными договоров дарения позволяет сделать вывод, что причинами, по которым суды выносят решения, примеры которых приведены выше, становятся непонимание природы договора и пренебрежительное отношение к требованиям законодательства в части прохождения процедуры регистрации. В случае, если принято решение о передачи недвижимого имущества именно путем заключения договора дарения, следует помнить о том, что необходимо максимально конкретизировать предмет договора, то есть указать не только наименование объекта и адрес, но также размер доли, если осуществляется дарение части помещения и его конкретное место расположения в помещении.

Если даритель имеет намерение продолжать проживать в квартире после заключения договора дарения, это также необходимо отразить в договоре, как и любые другие условия, которые даритель считает значимыми. И самое главное — это своевременно подавать документы для проведения процедуры регистрации перехода права собственности на объект недвижимости.