Революционное народничество в России

Народничество. Его основные течения

В 1861 г. было создано тайное революционное общество разночинцев “Земля и воля” (существовало до 1864 г.), объединявшее различные кружки. Главным средством воздействия на крестьян “Земля и воля” считала пропаганду.

Падение крепостного права и обострение классовой борьбы в пореформенный период способствовало подъему революционного движения, которое выдвинуло на первый план революционных народников. Народники были последователями идей Герцена и Чернышевского, идеологами крестьянства. Главный общественно-политический вопрос о характере пореформенного развития России народники решали с позиций утопического социализма, видя в русском крестьянине социалиста по натуре, а в сельской общине — “зародыш” социализма. Народники отрицали прогрессивность капиталистического развития страны, считая его упадком, регрессом, случайным, наносным, насаженным сверху правительством явлением, противопоставляли ему “самобытность”, особенность экономики России — народное производство. Народники не понимали роли пролетариата, считали его частью крестьянства. В отличие от Чернышевского, который считал основной движущей силой прогресса народные массы, народники 70-х гг. решающую роль отводили “героям”, “критически мыслящим”, личностям, направляющим массы, “толпу”, ход истории по своему усмотрению. Такими “критически мыслящими” личностями они считали разночинскую интеллигенцию, которая поведет Россию и русский народ к свободе и социализму. Народники отрицательно относились к политической борьбе, не связывали борьбу за конституцию, демократические свободы с интересами народа. Они недооценивали силу самодержавия, не видели связей государства с интересами классов и делали вывод о том, что социальная революция в России — дело чрезвычайно легкое.

Идейными вождями революционного народничества 70-х гг. были М.А. Бакунин, П.Л. Лавров, П.Н. Ткачев. Их имена олицетворяли три основных направления в движении народников: бунтарское (анархическое), пропагандистское, заговорщическое. Различия заключались в определении главной движущей силы революции, готовности ее к революционной борьбе, методах борьбы против самодержавия.

Анархическое (бунтарское) направление

На идейные позиции народничества значительное влияние оказывали анархические взгляды М.А. Бакунина, считавшего, что любое государство препятствует развитию личности, угнетает ее. Поэтому Бакунин выступал против всякой власти, рассматривая государство как исторически неизбежное зло. М.А. Бакунин утверждал, что крестьянство готово к революции, поэтому задача героев из интеллигенции, критически мыслящих личностей пойти в народ и призвать его к восстанию, к бунту. Все отдельные вспышки крестьянских восстаний, считал Бакунин, “необходимо слить в общее всепоглощающее пламя крестьянской революции, в огне которой должно погибнуть государство” и создана федерация свободных самоуправляющихся крестьянских общин и рабочих артелей.

Пропагандистское направление

Идеологом второго направления в народничестве — пропагандистского, — был П.Л. Лавров. Свою теорию он изложил в “Исторических письмах”, опубликованных в 1868 — 1869 гг. Ведущей силой исторического прогресса он считал интеллигенцию, способную критически мыслить. Лавров утверждал, что крестьянство не готово к революции, поэтому необходимо подготовить пропагандистов из образованных “критически мыслящих личностей”, задачей которых является хождение в народ не с целью организации немедленного бунта, а для того, чтобы путем длительной пропаганды социализма подготовить крестьян к революции.

Заговорщическое направление

П.Н. Ткачев — идеолог заговорщического направления не верил в возможность осуществления революции силами народа, возлагал свои надежды на революционное меньшинство. Ткачев считал, что самодержавие не имеет классовой опоры в обществе, поэтому возможен захват власти группой революционеров и переход к социалистическим преобразованиям.

Весной 1874 г. началось “хождение в народ”, цель которого — охватить как можно больше деревень и поднять крестьян на восстание, как предлагал Бакунин. Однако хождение в народ окончилось неудачей. Последовали массовые аресты, движение было разгромлено.

В 1876 г. вновь создана народническая подпольная организация “Земля и воля”, видными участниками которой выступали С.М. Кравчинский, А.Д. Михайлов, Г.В. Плеханов, С.Л. Перовская, А.И. Желябов, В.И. Засулич, В.Н. Фигнер и др. Программа ее сводилась к требованию передачи и равномерного распределения всей земли между крестьянами. В этот период народники, согласно идее Лаврова, перешли к организации “поселения в городе”, в качестве учителей, писарей, фельдшеров, мастеровых. Народники стремились таким образом установить прочные связи с крестьянами с целью подготовки народной революции. Однако и эта попытка народников окончилась неудачей и привела к массовым репрессиям. “Земля и воля” строилась на началах жесткой дисциплины, централизма и конспирации. Постепенно в организации сформировалась фракция сторонников перехода к политической борьбе путем использования метода индивидуального террора. В августе 1879 г. “Земля и воля” распалась на две организации: “Народную волю” (1879 — 1882 гг.) и “Черный передел” (1879 — 1884 гг.). Чернопередельцы (среди наиболее активных членов — Г.В. Плеханов, П.Б. Аксельрод, Л.Г. Дейч, В.И. Засулич и др.) выступали против тактики террора, за проведение широкой пропагандистской работы в массах крестьян. В дальнейшем часть чернопередельцев во главе с Г.В. Плехановым отошла от народничества и встала на позиции марксизма.

Народовольцы (в состав Исполнительного комитета “Народной воли” входили А.Д. Михайлов, Н.А. Морозов, А.И. Желябов, С.М. Перовская и др.) взяли на вооружение террористическую борьбу. Они считали, что убийство царя и наиболее влиятельных членов правительства должно привести к захвату власти революционерами и осуществлению демократических преобразований. “Народная воля” подготовила 7 покушений на царя Александра II. 1 марта 1881 г. Александр II был убит. Однако ожидаемого свержения царизма не произошло. Главные организаторы и исполнители убийства повешены по приговору суда. В стране усилилась реакция, были свернуты реформы. Само революционное направление народничества вступило в полосу длительного кризиса.

В 80 — 90-е гг. XIX в. усиливается реформистское крыло в народничестве, значительное влияние приобретает либеральное народничество. Это направление ориентировалось на переустройство общества мирными, ненасильственными средствами.

В конце XIX в. весьма острый характер приобрела полемика между народниками и марксистами. Народники считали марксистское учение неприемлемым для России. Наследницей народнической идеологии стала созданная из разрозненных народнических групп в 1901 г. нелегальная партия социалистов-революционеров (эсеров).

Партия носила леворадикальный буржуазно-демократический характер. Ее основные цели: уничтожение самодержавия, создание демократической республики, политические свободы, социализация земли, уничтожение частной собственности на землю, превращение ее в общенародную собственность, передача земли крестьянам по уравнительным нормам. Эсеры вели работу среди крестьян и рабочих, широко использовали тактику индивидуального террора против представителей государственной власти.

Рабочее движение в России в конце XIX — начале ХХ вв.

Во второй половине XIX в. на арену политической жизни России вступает пролетариат. Рабочее движение оказывает все большее влияние на общественно-политическую жизнь страны. Это было совершенно новым явлением в общественно-политической и социальной жизни пореформенной России. В 60-е гг. XIX в. борьба пролетариата только начиналась и его выступления мало чем отличались от крестьянских волнений. Но в 70-е гг. рабочие бунты стали перерастать в стачки, число которых постоянно росло. Наиболее крупными были стачки на Невской бумагопрядильной (1870 г.) и Кренгольмской мануфактуре (1872 г.). В эти годы на рабочее движение большое влияние оказывали народники. Они проводили среди рабочих агитационную культурно-разъяснительную работу.

Важную роль в развитии народного движения сыграли два первых рабочих союза, в идейных позициях которых были еще сильны народнические взгляды, но уже сказывалось влияние идей I Интернационала.

Первой рабочей организацией стал возникший в 1875 г.Южнороссийский союз рабочих”. Он был основан в Одессе революционером-интеллигентом Е.О. Заславским. Союз насчитывал около 250 человек в ряду городов Юга России (Одесса, Херсон, Ростов-на-Дону).

В 1878 г. в Петербурге на основе разрозненных рабочих кружков возникает “Северный союз русских рабочих”. “Союз” насчитывал свыше 250 человек. Он имел свои отделения за Невской и Нарвской заставами, на Васильевской острове, Выборгской и Петербургской сторонах, Обводном канале. Костяк “Союза” составляли рабочие-металлисты. Его руководителями выступали рабочие-революционеры — слесарь В.П. Обнорский и столяр С.Н. Халтурин.

Обнорский, еще будучи за границей, сумел познакомиться с рабочим движением Западной Европы, с деятельностью I Интернационала. Он подготовил программные документы “Союза”. Халтурин хорошо знал нелегальную литературу, был связан с народническими организациями.

В 80 — 90-е гг. стачечное движение становится более организованным и массовым. Главные центры стачечного движения — Петербургский и Центральный промышленные районы. Крупнейшим событием тех лет была Морозовская стачка (1885 г.) на текстильной фабрике Морозова близ Орехово-Зуева Владимирской губернии. Стачка отличалась небывалым размахом, организованностью, стойкостью забастовщиков. Для подавления стачки были вызваны войска, суду были преданы 33 рабочих. На суде вскрылись факты серьезного притеснения рабочих, жестокости и произвола на фабрике. В результате суд присяжных вынужден был вынести оправдательный вердикт. Всего же в течение 80-х гг. произошло около 450 стачек и волнений рабочих.

Рост стачечного движения вызвал необходимость “рабочего законодательства” — издания серии законов, регламентирующих отношения рабочих и фабрикантов. Среди них: законы, запрещающие работать детям до 12 лет, законы, запрещающие ночные работы женщин и подростков, закон о штрафах. Рабочие получили право жаловаться на хозяина. Была введена фабричная инспекция. Хотя рабочее законодательство в России и было весьма несовершенным, его принятие являлось свидетельством силы крепнущего рабочего движения.

С середины 90-х гг. в России наблюдается усиление стачечного движения. Рабочее движение начинает играть все большую роль в общественно-политической борьбе, что дает возможность говорить о начале пролетарского этапа в освободительном движении России. В 1895 — 1900 гг. было зарегистрировано 850 рабочих стачек. Часть стачек носила не только экономический, но и политический характер. Характерные особенности освободительного движения в России в рассматриваемые годы — распространение марксизма, формирование революционных партий.

Широкое распространение марксизма в России связано с именем Г.В. Плеханова и с группой “Освобождение труда”.

Группа возникла в 1883 г. в Женеве в составе П.Б. Аксельрода, Л.Г. Дейча, В.И. Засулич, В.И. Игнатова. Возглавил группу Г.В. Плеханов. Все они были “чернопередельцами”. Их переход к марксизму был связан с серьезным кризисом народнической доктрины. Цель группы “Освобождение труда” — распространение идей научного социализма путем перевода на русский язык произведений К. Маркса и Ф. Энгельса.

Смотрите так же:  Минимальная пенсия в 2019 году в беларуси

Г.В. Плеханов первым из русских марксистов подверг критике ошибочные взгляды народников. В своих трудах “Социализм и политическая борьба” (1883 г.), “Наши разногласия” (1885 г.) он вскрыл несостоятельность народнической идеи о непосредственном переходе к социализму через крестьянскую общину.

Г.В. Плеханов показал, что в России капитализм уже утверждается, а крестьянская община разлагается, что переход к социализму произойдет не через крестьянскую общину, а через завоевания пролетариатом политической власти. Он обосновал руководящую роль пролетариата, выдвинул задачу создания самостоятельной партии рабочего класса, которая должна была возглавить революционную борьбу против самодержавия. В годы подъема рабочего движения социал-демократы стремились возглавить рабочее движение, создать партию рабочего класса.

В решении данной задачи огромную роль сыграл В.И. Ленин.

Он и его сподвижники создали из разрозненных социал-демократических кружков Петербурга “Союза борьбы за освобождение рабочего класса”. “Союз” состоял из центральной группы и рабочих групп. Среди руководителей были Ю.Ю. Цедербаум (Мартов), В.В. Старков, Г.М. Кржижановский и др. Руководителем являлся Ульянов (Ленин).

Главная заслуга “Союза” заключалась в том, что он впервые в революционном движении России соединил теорию марксистского движения с практикой рабочего движения. “Союз” вел пропаганду на фабриках и заводах, руководил стачечным движением. Активная деятельность “Союза” и рост массового рабочего движения столкнулись с серьезными правительственными репрессиями. В декабре 1895 г. В.И. Ленин и другие были арестованы. Однако революционная борьба не прекратилась. “Союзы” возникли в Москве, Киеве, Владимире, Самаре и других городах. Их деятельность способствовала возникновению Российской социал-демократической партии в многонациональной Российской империи.

Российская социал-демократическая партия была основана в Минске в марте 1898 г. На I съезде присутствовало 9 делегатов от Петербургского, Московского, Киевского, Екатеринославского “Союзов”, группы “Рабочей газеты” и “ Общественного рабочего союза в России и Польше” (Бунд).

Съезд избрал ЦК, провозгласил создание РСДРП. После съезда был опубликован Манифест российской социал-демократической партии. В Манифесте отмечалось, что российский рабочий класс “совершенно лишен того, чем свободно и спокойно пользуются его заграничные товарищи: участия в управлении государством, свободы устного и печатного слова, свободы союзов и собраний”, подчеркивалось, что эти свободы являются необходимым условием в борьбе рабочего класса “за свое конечное освобождение, против частной собственности и капитализма — за социализм”. Манифест не был программой партии, в нем не были сформулированы конкретные задачи. Съезд не принял и устава партии.

Большую роль в подготовке II съезда РСДРП, на котором должна была конституироваться партия рабочего класса, сыграла газета “Искра”. Ее первый номер вышел в 1900 г.

В состав редакции “Искры” вошли Г.В. Плеханов, В.И. Засулич, Л.Б. Аксельрод, В.И. Ленин, Ю.О. Мартов и др. Редакция газеты провела организаторскую работу по созыву II Съезда РСДРП.

В 1903 г. на II съезде в Лондоне были приняты Программа и Устав, оформившие образование РСДРП. В программе предусматривалось два этапа революции. Программа-минимум включала буржуазно-демократические требования: ликвидацию самодержавия, введение восьмичасового рабочего дня, всеобщее, прямое, равное и тайное голосование, отмена выкупных платежей. Программа-максимум — осуществление социалистической революции и установление диктатуры пролетариата. Идейные и организационные разногласия раскололи партию на большевиков (сторонники Ленина) и меньшевиков (сторонники Мартова).

Большевики стремились превратить партию в организацию профессиональных революционеров. Меньшевики не считали Россию готовой к социалистической революции, выступали против диктатуры пролетариата и считали возможным сотрудничество со всеми оппозиционными силами.

Выявившиеся на II съезде РСДРП противоречия впоследствии на практике проявились в годы российских революций 1905 — 1907 гг., 1917 г. (февраль, октябрь).

Статья 17 Конституции РФ

1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

3. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Комментарий к Статье 17 Конституции РФ

1. В развитие закрепленного ст. 2 Конституции фундаментального принципа конституционного строя РФ ч. 1 ст. 17 устанавливает, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Из буквального смысла процитированного положения и его интерпретации более чем в 170 решениях Конституционного Суда РФ, в которых содержатся ссылки на комментируемую статью, вытекают по меньшей мере следующие выводы: во-первых, Конституция закрепляет универсальный в смысле распространения на все органы публичной власти и их должностных лиц характер конституционной обязанности; во-вторых, Конституция раскрывает содержание этой обязанности, заключающейся, с одной стороны, в признании прав и свобод, с другой — в их гарантировании, которые осуществляются в различных формах и влекут различные правовые последствия; в-третьих, Конституция различает права человека — неотчуждаемые и принадлежащие каждому от рождения — и права гражданина, обретающие это качество в результате государственного признания прав человека; в-четвертых, права человека не октроированы государством, не дарованы им, государство лишь признало и конституционно закрепило их; в-пятых, коль скоро права и свободы человека и гражданина представляют собой общечеловеческую ценность, они обеспечиваются в соответствии с теми стандартами, которые выработаны цивилизационным развитием человечества. Тем самым Конституция устанавливает, что государство исходит из приоритета прав и свобод человека и гражданина, которые выступают критерием конституционности деятельности законодательной, исполнительной и судебной властей.

Иными словами, права и свободы нельзя отрывать от конституционного строя государства, социальной, политической и экономической системы общества, ибо именно в них коренятся гарантии прав человека, которые он имеет в силу принадлежности к роду человеческому. Отсюда следует, что категория прав человека выступает теперь в качестве сердцевины идеологии и практики демократического переустройства общества. Это не просто подтверждение развивавшейся ранее концепции прав человека, а новое по своему существу концептуальное решение проблемы взаимоотношений личности и государства, придающее проблеме прав человека современный вид и последовательно гуманистический характер. Подобное понимание сопрягается с теми подходами, которые сложились в международном сообществе. Международные стандарты прав человека, содержащиеся в общепризнанных международных актах о правах человека, не только признаются Российским государством, но и воспринимаются им в качестве обязательных норм, подлежащих непосредственному применению на территории РФ; более того, они имеют преимущество в применении перед внутренними законами и непосредственно порождают права и обязанности граждан РФ.

В широком социальном плане речь идет о том, что права и свободы человека должны быть не средством контроля государства над гражданами и их ассоциациями, а способом обеспечения индивидуальной автономии личности и ее взаимодействия с другими людьми, различными социальными структурами, обществом и государством. Практически — политический аспект проблемы состоит в определении оптимального соотношения государственного (коллективного, социального) и личного, или индивидуального, начал в организации общественной жизни. Причем платой за ошибку может быть либо установление примата государства над обществом, и тогда последнее не будет гарантировано от произвола и беззакония в отношении его членов, либо узаконение анархического своеволия, чреватого разрушением государственности и подрывом всяких основ человеческого общежития.

Именно поэтому в Конституции, с одной стороны, устанавливаются границы государственного вторжения в сферу прав человека, а с другой — Основной Закон определяет пределы осуществления человеком принадлежащих ему прав и свобод. Тем самым Конституция одновременно устанавливает деление основных прав человека и гражданина на абсолютные, под которыми в конституционном праве (в отличие от гражданского права) понимают права, не подлежащие ограничению или отмене ни при каких условиях, и относительные, в отношении которых в соответствующих случаях могут устанавливаться некоторые ограничения, критерии и границы которых определены самой Конституцией.

Указанием на то, что права и свободы признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам международного права и согласно Конституции, Основной Закон подтверждает многогранность прав и свобод человека. Как известно, номенклатура прав человека в процессе исторического развития претерпела значительные изменения. Западные демократии включали в это понятие преимущественно гражданские и политические права, освящаемые традиционными институтами выборов, политического плюрализма и др. В отечественной конституционной теории и практике приоритет традиционно отдавался социально-экономическим и культурным правам, в том числе праву на труд, на образование, на социальное обеспечение, пользование достижениями культуры и пр.

Действующая Конституция основывается на признании и законодательном закреплении взаимосвязи и взаимозависимости гражданских и политических прав с экономическими, социальными и культурными. В отличие от прежних представлений Конституция не дает оснований для их разграничения по степени значимости для личности на первостепенные и второстепенные, все они должны в одинаковой мере гарантироваться государством и обеспечиваться правосудием. Однозначна в этом отношении и доктрина Конституционного Суда РФ, выраженная в его Постановлении от 15.06.1998 N 18-П: «Обязанностью государства, как это следует из статьи 2 Конституции Российской Федерации, является соблюдение и защита в равной мере всех прав и свобод человека и гражданина»*(85). При этом Суд пошел дальше простой констатации, указав на то, что реализация гражданином одних конституционных прав не может служить основанием для ограничения других конституционных прав.

Особое место в обновленной концепции прав и свобод человека и гражданина занимает проблема упрочения прав личности, также получившая отражение в комментируемом положении. Права человека, их осуществление — это сфера не только личной заботы и активности индивида, их гарантия — обязанность государства, долженствующая получить адекватное отражение в его социальной и политической системе, а также конституционном и текущем законодательстве.

В Конституции предусмотрена система потенциально эффективных правовых гарантий прав и свобод человека и гражданина, либо неизвестных прошлому периоду развития страны, либо игнорировавшихся конституционной или в целом юридической практикой, включая и деятельность правоприменительных органов и их должностных лиц. В частности, установлено, что каждый вправе защищать свои права, свободы и законные интересы всеми способами, не противоречащими закону. И далее предусмотрена целая система гарантий государственно-, уголовно-, гражданско-, административно-правового и процессуального характера, которая призвана дать человеку и гражданину средства эффективной правовой защиты прав и свобод в его отношениях с государством, его органами и агентами.

Смотрите так же:  Как оформить ипотеку пенсионеру

Так, государственные органы, учреждения и должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом; каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия должностных лиц, государственных органов и общественных организаций, повлекшие за собой нарушение закона или превышение полномочий, а также ущемляющие права граждан, могут быть обжалованы в суд; подтверждается презумпция невиновности и устанавливается ряд гарантий прав обвиняемого и осужденного, признаются не имеющими юридической силы доказательства, полученные с нарушением закона, декларируется известный юридический принцип, что никто не должен дважды нести уголовную или иную ответственность за одно и то же правонарушение и что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность лица, обратной силы не имеет (см. комментарии к ст. 24, 45, 46, 49, 50, 54).

Новеллой конституционной практики страны является положение, что закон, предусматривающий наказание граждан или ограничение их прав, вступает в силу только после его опубликования в официальном порядке. Глубокие нравственные основания имеет норма, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется законом. Законом могут устанавливаться и иные случаи освобождения от обязанности давать показания (см. комментарии к ч. 3 ст. 15, ст. 51 КРФ). Конституция оговаривает обязанность государства гарантировать каждому право на пользование квалифицированной юридической помощью. В случаях, предусмотренных законом, эта помощь оказывается бесплатно. Особо оговаривается, что каждое задержанное, заключенное под стражу или обвиняемое в совершении преступления лицо имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Кроме того, каждый имеет право на возмещение государством всякого вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц при исполнении служебных обязанностей (см. комментарии к ст. 48, 53).

Важной гарантией прав и свобод является содержащийся в Конституции запрет их произвольного ограничения по усмотрению тех или иных государственных органов и их должностных лиц. Возможно только временное ограничение прав и свобод и лишь в случае введения чрезвычайного положения на основаниях и в пределах, установленных федеральным конституционным законом (см. комментарии к ст. 55, 56). Организационной гарантией прав и свобод Конституция называет парламентский контроль за их соблюдением, который возлагается на Уполномоченного по правам человека. Особо оговаривается в Конституции право каждого в соответствии с международными договорами РФ обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (см. комментарий к ч. 3 ст. 46).

Таким образом, Конституция содержит новое в теоретическом и практическом отношениях решение проблемы взаимоотношений государства и личности. Оно характеризуется: отказом от патернализма, когда государство, беря на себя заботу об относительном материальном благополучии своих граждан, одновременно требовало от них абсолютного подчинения; освобождением прав и свобод от идеологизированности, когда они предоставлялись не в качестве средства обеспечения автономии личности и ее независимости от государства в некоторых важнейших сферах жизнедеятельности человека, а во имя укрепления общественного и государственного строя и пр.; отказом от гипертрофированных представлений о коллективизме и коллективном, а по существу государственном начале организации общественной жизни и утверждением индивидуального начала и признанием личности важнейшей ценностью и целью политики государства. Личность и государство — не соподчиняющиеся элементы общественного организма, а «равноправные партнеры» в своеобразном общественном договоре. Конституция базируется на признании естественных и неотъемлемых прав человека, которые не могут нарушаться государством в принимаемых им законах и порождают обязательства для законодательной, исполнительной и судебной власти как непосредственно действующее право. Фундаментальной основой закрепленной в Конституции декларации прав являются признание равенства всех перед законом и судом, запрет под страхом ответственности по закону всякой дискриминации, усиление юридических гарантий прав и свобод, словом, последовательная гуманизация общественных отношений и утверждение «человеческого измерения» как главного критерия конституционности всякой государственной деятельности.

По существу, Конституцией также установлен федеральный стандарт прав человека, а также обязанностей, который не может сужаться в законодательстве субъектов РФ, однако может дополняться в рамках общей направленности этого акта. Важной характеристикой Конституции является то, что она сама основывается на международных — европейских и общемировых — стандартах и предусматривает осуществление прав и свобод человека и гражданина на уровне признанных международным сообществом норм и принципов. Это обусловлено прежде всего интернационализацией прав человека, которые не являются только внутренним делом суверенных государств, а становятся в современных условиях предметом заботы всего международного сообщества.

2. Часть 2 комментируемой статьи устанавливает, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Представляется, что речь прежде всего идет о восприятии отечественным конституционализмом естественно-правовых представлений о правах человека, под которыми изначально понимались права, принадлежащие каждому человеку как члену гражданского общества, в отличие от привилегий, распределявшихся в зависимости от занимаемого индивидом места в социальной иерархии.

В указанное словосочетание Конституцией вкладывается и другой смысл: основные права человека — это, в отличие от отраслевых прав, есть конституционные права, которые предопределяют смысл и содержание отраслевых прав. Наконец, права человека — это такие права, которые принадлежат всякому человеку независимо от его гражданской принадлежности, т.е. гражданам, иностранцам, лицам без гражданства. Причем в ч. 1 ст. 17 зафиксированы приоритет общепризнанных принципов и норм международного права в установлении стандартов прав человека и их конституционное восприятие Россией, что порождает вполне определенные обязательства для законодателя, исполнительной власти и суда. Отсюда следует, что Конституция, обязывая признать права человека, накладывает на государство обязанность юридически закрепить права человека, существующие до и вне государства, а также воспроизвести в законодательстве России международные стандарты прав человека; при этом умолчание законодателя о каком-либо праве, вытекающем из общепризнанных принципов и норм международного права, не является препятствием для судебной или иной защиты этого права, поскольку указанные принципы в силу ст. 15 Конституции являются частью правовой системы России.

Кроме того, следует иметь в виду, что Конституция понимает права человека значительно шире, чем только гражданские и политические права — права первого поколения. Из конституционно закрепленного в ст. 7 Основного Закона принципа социального государства в его системной связи со ст. 2, 17, 18 и другими вытекает, что обязанность признания распространяется также на права второго поколения — экономические, социальные и культурные, равно как и на права третьего поколения, которые нередко именуют правами солидарности, — права на развитие, на здоровую окружающую среду, на мир, на владение общим наследием человечества, на доброкачественные продукты питания, на объективную информацию, на безопасность в различных сферах, права меньшинств и др.

Права человека часто выводят исключительно из ценности человеческой личности. Высокое достоинство личности — вот основа прав человека. Такое объяснение и в прошлом, и теперь занимает доминирующее положение в произведениях философов и юристов.

Конституционное право, как правило, абстрагируется от различий между понятиями человека и личности, ибо они не влияют на конституционный статус лица, не имеют принципиального юридического значения. Личность в праве — любой и всякий человек, наделенный определенными правами и несущий установленные государством обязанности. В государственном праве и конституционной практике понятия человека и личности употребляются как синонимические, носят собирательный и обобщающий характер и подчеркивают наличие определенной связи между индивидом и государством, отличающейся взаимными правами и ответственностью. Отсюда права человека и личности суть совпадающие по содержанию и объему понятия. Права человека обладают всеобщим характером и принадлежат всякой личности, не находящейся в состоянии прямой зависимости (ранее — рабской, вассальной, крепостной, теперь — в более замаскированной, но не менее изощренной) от других людей.

Не столь однозначен ответ на вопрос о соотношении прав человека и прав гражданина. Сама постановка этого вопроса обусловлена тем, что действующая Конституция закрепила дуалистическое видение гражданского и политического общества и обусловленное таким видением восприятие личности одновременно как члена гражданского общества и гражданина, что в свою очередь предполагает разграничение категорий прав человека и прав гражданина. Конечно, между правами человека и правами гражданина нельзя проводить резкой и непреодолимой грани. Права человека — общесоциальная категория. Они складываются объективно в результате развития и совершенствования общественного производства и политической системы общества в виде социальных возможностей пользоваться различными экономическими, политическими и духовными благами и существуют еще до государственного их признания. А права гражданина — это такие права человека, которые находятся под охраной и защитой государства. Именно государственное признание прав человека представляет собой форму их трансформации в права гражданина, которые есть лишь превращенные права человека. Основные права и свободы гражданина — это юридическая форма прав человека, включенного в определенную социальную систему. Стало быть, права человека существуют до и вне государственного их признания, они непосредственно вытекают из достоинства личности, но будучи закрепленными в Конституции и иных государственно-правовых актах, они приобретают качество прав гражданина, не утрачивая, однако, самостоятельного существования. Права гражданина — это форма опосредования прав человека, которые признаны государством и поставлены под его защиту.

В связи с этим обратим внимание еще на два обстоятельства, получившие отражение в Конституции. Во-первых, права человека в указанном смысле сохраняют свое значение как критерий правоустановительной и правоохранительной деятельности государства, его органов и должностных лиц. Права человека адекватны всякому демократически организованному обществу, и государство, претендующее на то, чтобы называться правовым, не вправе, а обязано в своем законодательстве предусмотреть и реально гарантировать юридическими и иными средствами эти права, которые в силу конституционного закрепления приобретают характер субъективных юридических прав.

Смотрите так же:  Требования к hr специалисту

Во-вторых, в результате восприятия государством международных стандартов само понятие человека во внутригосударственном праве приобретает правовой характер и обозначает граждан данного государства, а также иностранцев и лиц без гражданства, находящихся на его территории. И права человека в этом смысле — это такие права, которые принадлежат каждому человеку независимо от его гражданской принадлежности. Что же касается прав гражданина — ими наделены только те лица, которые состоят с государством в отношениях гражданства. Стало быть, в Конституции получили отражение оба эти значения категории прав человека, что имеет не только доктринальное, но и существенное практическое значение.

Это особенно важно учитывать в связи с тем, что в результате интеграции России в систему признаваемых и поддерживаемых международным сообществом ценностей конституционной нормой стало непосредственное действие и обязательность для всех субъектов права в России общепризнанных принципов и норм международного права и ратифицированных ею международных договоров, а также право граждан обращаться за защитой своих прав в существующие в международном сообществе структуры.

Права и свободы человека и гражданина, будучи выражением социально и юридически признанной свободы личности, обладают двойственной природой. Прежде всего, они призваны гарантировать личность в ее отношениях с государством и его агентами, они обеспечивают автономию личности от государственного вмешательства в некоторые наиболее значимые для человека сферы его жизнедеятельности, гарантируют статус личности от нарушений со стороны государства. Основные права и свободы есть узда для государства, его органов и должностных лиц. Но это только один — пассивный (негативный) — аспект функционального назначения основных прав и свобод.

Основные права и свободы, закрепленные в Конституции, накладывают на государство не только пассивную обязанность воздержания от вмешательства в границы свободы личности, индивида, но и активную (позитивную) обязанность, выражающуюся в законодательной, управленческой и судебной деятельности, направленной на содействие в практическом осуществлении индивидом принадлежащих ему прав и свобод. Именно в гарантиях прав и свобод может быть реализован конституционный строй, моделируемый Основным Законом.

Конституция определяет основные права и свободы человека как естественные, хотя сам этот термин в ее тексте не употребляется, и неотчуждаемые. Они естественны, поскольку вытекают непосредственно из достоинства человеческой личности и принадлежат человеку от рождения; это — атрибутивное свойство человеческой личности, признаваемое и отражаемое государством в Конституции и гарантируемое в принимаемых им законах. Разумеется, права и свободы нельзя отрывать от конституционного строя государства, социальной, политической и экономической системы общества — именно в них коренятся гарантии прав человека, принадлежащих ему в силу принадлежности к роду человеческому. Но сами права человека рождаются вместе с человеком.

Неотчуждаемость прав человека выражается в том, что государство связано ими и не может по своему усмотрению отменить или ограничить эти права и свободы. Основные права человека есть своеобразный барьер, который в демократическом обществе не может быть преодолен по собственному усмотрению ни законодательной, ни исполнительной, ни судебной властью: законодатель не может принимать закон, не согласующийся с основными правами; судебная власть не может затрагивать основные права в процессе судебного производства и в содержании своих решений, ее функция — обеспечение прав; исполнительная власть точно так же связана в сфере высшей государственной власти основными правами, хотя и издает свои распоряжения в отношении лиц с особым статусом подчинения и в пределах допустимых ограничений.

3. В ч. 3 комментируемой статьи, если ее оценивать в широком социальном плане, речь прежде всего идет о том, что права и свободы человека должны быть не средством контроля государства над гражданами и их ассоциациями, а способом обеспечения индивидуальной автономии личности и ее взаимодействия с другими людьми, различными социальными структурами, обществом и государством. Практически — политический аспект проблемы состоит в определении оптимального соотношения государственного (коллективного, социального) и личного, или индивидуального, начал в организации общественной жизни.

Комментируемое положение Конституции проистекает из естественного сочленства индивида в обществе, в котором только и возможно его становление как личности, и в этом смысле является атрибутивным свойством человеческой личности и потребностью социального развития; одновременно оно заключает в себе воспринятый Конституцией и в силу этого выступающий в качестве общеобязательного веления императив морали. В связи с этим данное предписание адресовано не только гражданам; оно в равной мере обращено к законодателю и правоприменителю, обязанным в принимаемых ими актах обеспечить принципы социальной солидарности, т.е. учитывать все многообразие общественных и индивидуальных интересов, их сочетание и взаимодействие, без чего эволюционное развитие общества и государства как рациональной организации публичной власти для достижения общих целей невозможно.

Из указанного принципа, лежащего в основе социального и юридического статуса личности в ее коллективном бытии и воплощающего фундаментальную презумпцию практической морали, так называемое «золотое правило поведения»: поступай по отношению к другому так, как ты хотел бы, чтобы он поступал по отношению к тебе, проистекают в конечном счете все основные обязанности человека и гражданина, в том числе гражданские, этико-социальные и другие, конкретизируемые в отраслевом законодательстве. При этом важно иметь в виду два обстоятельства относительно юридических параметров указанного «золотого правила». Во-первых, оно покрывает своим воздействием не только взаимоотношения индивидов, но и взаимоотношения индивида с обществом и иными коллективными образованиями; во-вторых, это правило воплощается в законе, следовательно, поведение, соответствующее закону, не может ставиться лицу в вину и влечь ответственность. Отсюда — презумпция разумности и добросовестности осуществления прав. Этим обусловлено доминирующее место в системе обязанностей граждан (и других субъектов конституционных правоотношений) обязанности соблюдать Конституцию и законы, также проявляя при этом добросовестность и осмотрительность и не допуская злоупотребления правом.

В связи с этим обращают на себя внимание также следующие обстоятельства: во-первых, комментируемое предписание обращено к гражданам (и иным лицам, находящимся на территории РФ), пользующимся установленными Конституцией правами и свободами; во-вторых, речь идет именно об использовании прав и свобод, ибо в противном случае имело бы место злоупотребление правом; в-третьих, в данной формуле содержится критерий правомерного поведения лица в процессе осуществления своих прав и свобод — до тех пор, пока такое осуществление не нарушает права и свободы лиц.

Проблема, требующая в данном случае разрешения, сводится к определению юридической природы цитируемого конституционного постановления: связано ли оно лишь с реализацией права в различных ее формах или это принцип правотворчества? Это тем более важно, что в государственно-правовой литературе удовлетворительного ответа на поставленный вопрос не дается.

Представляется, что норма, зафиксированная в ч. 3 комментируемой статьи, обладает двойственной юридической природой. Прежде всего, в ней установлен общий принцип правотворчества, определяющий одно из направлений развития законодательства и обеспечивающий адекватное развитие общества и составляющих его структур, государства и граждан. При законодательном установлении прав и свобод граждан должен быть обеспечен учет интересов общества и государства, прав других граждан. Эта характеристика юридической природы данного установления Основного Закона особенно рельефно проявляется при создании текущего законодательства, которое принимается на основе и в соответствии с Конституцией.

С другой стороны, это и конкретная норма, определяющая пути и рамки осуществления самих конституционных прав и свобод, а в единстве с нормой ст. 15 Конституции об обязанности граждан и их объединений соблюдать Конституцию и законы — известное соотношение прав и свобод с обязанностями граждан в процессе их практического осуществления. Сама Конституция устанавливает определенные критерии осуществления гражданами провозглашенных ею прав и свобод: 1) они должны осуществляться в полном соответствии с их социальным и юридическим содержанием; 2) Конституция требует соблюдения целевого назначения прав и свобод граждан; 3) осуществление прав и свобод не должно влечь неисполнения обязанностей; 4) если осуществление прав и свобод в качестве предварительного условия предполагает выполнение обязанностей, сама эта форма правореализованного процесса может возникнуть лишь при наличии данного условия.

При этом в указанном положении также отчетливо проявляются солидаристские мотивы, которые должны учитываться как в правовом регулировании, так и в правоприменении. Следовательно, обеспечение диктуемого ими баланса во взаимоотношениях личности с обществом в целом либо с другими людьми есть функция не только законодателя, но и исполнительной и судебной власти, пределы усмотрения которых, однако, ограничены Конституцией и законом. Иными словами, обеспечение равновесия индивидуального и коллективного есть императив государственного управления и правоприменения, но его параметры и способы обеспечения предопределяются не административным или судебным усмотрением, а конституционным законодателем и парламентом, устанавливающими одновременно границы такого усмотрения. Причем адекватность законодательных решений требованиям Конституции находится под контролем Конституционного Суда РФ.