ФКУ ИК-2; 300012, г. Тула, ул. Мориса Тореза, 11а;

Режим:
Лимит наполнения: 1117 мест
Начальник: Снурницын Всеволод Васильевич
Адрес: г. Тула, ул. Мориса Тореза, 11а
Телефоны: 8 (4872) 32-98-18

Подсудность: http://oblsud.tula.sudrf.ru/modules.php?name=sud
ЗАГС: http://zagranguru.ru/zags/tulskaja-oblast/
Прокуратура по надзору: hhttp://www.prokuror-tula.ru/
Местная Общественная организация: https://eis.oprf.ru/send/treatment
Интернет магазин обслуживающий учреждение: http://www.fsin-zakaz.ru/Order-Client/main.html#step1
Электронные письма, сайт обслуживающий учреждение: https://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create
Видеосвидание с осужденным: не обслуживается
График длительных свиданий: нет данных
Адвокаты региона: http://www.advokat-777.ru/advokats-fo-region-spis23.html
Адвокат региона — разовое посещение СИЗО и ИК; ВК; КП; ЛИУ: http://www.advokat-777.ru/advokat-detail4778.html
Судебный Курьер региона — доставка ОСОБЫХ ОБРАЩЕНИЙ, посещение на КОРОТКОЕ СВИДАНИЕ осужденного: http://www.advokat-777.ru/sudkurjer-detail4732.html

Обращения в адрес администрации учреждения

Служба Тех поддержки сайта: reestr3@gmail.com
Служба финансового контроля сайта: reestr3@gmail.com

ОБРАЩЕНИЕ В ПРОИЗВОЛЬНОЙ ФОРМЕ

ОБРАЩЕНИЕ ПО ГОТОВОЙ ФОРМЕ

Письма

Электронная справочная

Заявление (группа 1)

Заявление (группа 2)

Заявление (группа 3)

Сам себе Адвокат

Жалобы

Юридическая консультация от юристов по уголовному и уголовно-исполнительному праву (УК и УИК РФ)

ПОЛУЧИТЬ КОПИИ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ (заверенных судом)

СНУРНИЦЫН Всеволод Васильевич

Телефон: 8(4872) 36-49-57
Прием по личным вопросам:
среда с 15:00 до 17:00

УСЛУГА «ВИДЕО ПЕРЕГОВОРЫ» ВРЕМЕННО НЕ ПРЕДОСТАВЛЯЕТСЯ ПРИНОСИМ СВОИ ИЗВИНЕНИЯ

Видеопереговоры не предоставляются:
с осужденными, водворенными в штрафной изолятор за нарушения установленного порядка отбывания наказания;
с осужденными, отбывающими наказание в строгих условиях;
с подозреваемыми/обвиняемыми, содержащимися в больнице для осужденных.

График приема граждан руководством ФKУ ИК-2*

Сотрудники ФСИН превратили УДО в доходный бизнес

Подчиненные директора Федеральной службы исполнения наказаний Геннадия Корниенко находятся на четвертом месте после чиновников, медиков и педагогов по количеству осужденных за взятки, свидетельствует Верховный суд. По данным журналистов, одной из причин огромного количества нечистых на руку тюремщиков может быть распространенная по всей России система поборов с заключенных, рассчитывающих на условно-досрочное освобождение.

Прейскурант освобождения

О том, что на УДО можно если не озолотиться, то неплохо обогатиться, интернет-изданию «Лайф» говорили бывшие заключенные, правозащитники, а также сотрудники ФСИН. По их словам, отлаженный бизнес работает по всей стране и дает сбои только в отдельных случаях, когда за взяточником приходят с наручниками.

«Региональная составляющая цены УДО зависит от условий содержания в колонии и географической удаленности от Москвы. Самые бюджетные „выкупы“ в Рязанской, Тульской, Орловской областях, республиках Мордовия и Чувашия. Это в среднем 50–100 тысяч рублей», — рассказали в правозащитной организации «ГУЛАГу.нет».

Как сообщил оперативник одного из региональных УСБ ФСИН РФ, схема получения денег за УДО обычно такая: осужденный обращается к начальнику своего отряда, тот идет к оперативнику (сотруднику колонии, который следит за порядком в отряде), тот — к замначальника колонии по режиму, а тот уже к «куму» — начальнику колонии, который и принимает окончательное решение и называет сумму взятки. «Цена УДО зависит от возможности самого зэка. Администрация наводит справки, выясняя, есть у него деньги или нет. Если это жулик, который украл миллиарды, то и цена на характеристику будет соответствующей», — рассказал офицер ФСИН.

Ему вторит и правозащитница «Зоны права» Елена Соколова. «Если, например, администрация колонии видит, что человек претендует на УДО, а у него денег свободных нет, то ему начальник отряда открыто говорит: „Мы тебе напишем характеристику в суд на УДО, а ты там скинь, сколько сможешь“. Вот он и собирает тысяч 30–50 с родни», — утверждает Соколова, отмечая, что больше всего берут за УДО с бывших чиновников, силовиков, коммерсантов.

«Суммы могут быть от 500 тысяч до 1–2 миллионов рублей. Для осужденных за экономические преступления выкуп будет дороже. Здесь работает правило о том, что у бизнесменов и чиновников есть что взять. Более того, осужденные по экономическим статьям обычно тяжелее переносят заключение, чем осужденные за воровство или наркотики», — рассказала правозащитница.

По данным правозащитной организации «Русь сидящая», в России нет региона, где бы за УДО не брали денег. «Любой зэк знает прейскурант в регионе, где он сидит. Осужденному сразу дают понять: хочешь выйти раньше — плати», — отмечают правозащитники.

Одним из последних раскрытых фактов взяточничества в системе исполнения наказаний стал случай первого замначальника УФСИН России по Тюменской области полковника Ильи Прокопьева, которого задержали на рабочем месте и предъявили обвинения в мошенничестве и превышении должностных полномочий. Версия причины задержания, которая фигурировала в СМИ, — оформление поддельных медицинских документов для досрочного освобождения — подтвердилась.

«Есть данные, что когда Прокопьев с июня 2010 по май 2017 года был начальником лечебного исправительного учреждения № 19 УФСИН России по Тюменской области, он торговал поддельными медицинскими справками, позволявшими заключенным условно-досрочно освобождаться из колоний. Поддельные медицинские документы осужденные предоставляли в суд при подаче документов на УДО», — рассказали «Лайфу» в СКР.

По оперативным данным, за справки офицер получал от заключенных и их родственников порой до нескольких десятков тысяч рублей. Все опять же зависело от благосостояния «клиента» и потенциальной возможности для выхода по УДО.

В Татарстане силовики задержали семерых офицеров местного УФСИН, включая руководство колонии № 10 — полковника Фаиля Каримова и подполковника Руслана Юсупова. Следствие считает, что задержанные торговали не только УДО, но и длительными свиданиями, а также режимом содержания зэков. Свои услуги они оценивали по таксе от пяти до 150 тыс. рублей. Так, УДО стоило 100–150 тысяч, свидание на три часа — от пяти до 10 тысяч.

Не все решают деньги

Однако взятка за УДО не всегда бывает деньгами. «У нас в колонии, где я сидел за мошенничество, вопросы с УДО решал лично „кум“ — начальник ИК. Когда я свои 2/3 отсидел, то собрался выйти по УДО, очень домой в Москву хотелось. А у нас в колонии „кум“ любил очень живность всякую разводить: коз, свиней, баранов, петухов, кур. И вот меня помощник начальника, который знал о моем желании по УДО соскочить, и попросил достать 20 кроликов редкой мясной породы. Я поставил на уши всех родственников. Долго искали эту породу, нашли, купили. Машиной из столицы кроликов доставили, а меня со справкой об УДО на этой же машине в Москву и отправили», — сообщил «Лайфу» бывший заключенный Алексей.

Ставший достоянием гласности случай получения взятки в виде домашних животных имел место и в колонии-поселении №3 в Туве. Там теперь уже бывший начальник получил взятку от осужденного пятью баранами за освобождение по УДО. Теперь тюремщик обвиняется во взяточничестве и находится под домашним арестом.

По большинству преступлений заключенный может претендовать на УДО, если отсидел половину назначенного срока, имеет положительные характеристики, встал на путь исправления, погасил причиненный ущерб или хотя бы начал это делать. За тяжкое преступление нужно отсидеть не менее половины срока, за особо тяжкое преступление нужно отсидеть не менее двух третей от срока наказания.

По словам Елены Соколовой, выйдет ли заключенный по УДО, также зависит и от его взаимоотношений с начальником отряда, отсутствия взысканий и выговоров. «Одну-две благодарности нужно иметь, чтобы идти на УДО. Их судьбу будет решать начальник или вообще люди из прокуратуры или иных властных структур. Если противопоказаний нет, то, как правило, ВИПы поддерживаются администрацией и на выездном заседании суда уходят домой», — отмечает правозащитница.

На УДО могут претендовать и больные люди, поскольку тяжелая болезнь осужденного сама по себе является достаточным основанием для освобождения по УДО, если какие-то другие обстоятельства этому не мешают.

Вместе с тем сам факт отбытия необходимого порога срока и положительная характеристика не являются для суда обязательными. В каждом случае суд принимает решение индивидуально.

Так, в 2018 году по УДО тихо покинул колонию бывший глава Благовещенска Амурской области Александр Мигуля, осужденный в 2016 году на девять лет за коррупцию. В заключении он пробыл всего три года.

В мае 2018 года также по УДО из колонии в Калининградской области освободился бывший замдиректора ФСИН РФ Николай Криволапов. Его осудил Замоскворецкий райсуд Москвы в июне 2017 года на пять лет и восемь месяцев за мошенничество при закупке электронных браслетов. Всего в заключении Криволапов провел два с половиной года.

В июне по УДО из колонии вышел и бывший губернатор Тульской области Вячеслав Дудка, приговоренный летом 2013 года за взятку в 40 млн рублей к девяти с половиной годам тюрьмы. Ему списали два года, девять месяцев и шесть дней.

Сотрудник тульского УФСИН обещал выпустить заключённого по УДО за 100 тысяч рублей

В отношении 46-летнего мужчины возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество».

Отделом по расследованию особо важных дел следственного управления СУ СК России по Тульской области в отношении 46-летнего сотрудника регионального УФСИН возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество с использованием служебного положения».

По предварительным данным, 19 декабря состоялся разговор между подозреваемым и мужчиной, ранее отбывавшим наказание в одной из исправительных колоний. Подозреваемый обещал бывшему зэку посодействовать в условно-досрочном освобождении его друга, отбывающего наказание.

За свои услуги мужчина попросил сто тысяч рублей. Бывший заключенный согласился. Преступные действия подозреваемого были пресечены сотрудниками УФСБ России по Тульской области, он задержан в порядке статьи 91 УПК РФ. Дома и в служебном кабинете сотрудника УФСИН проводятся обыски.

Цена за УДО может быть любой, но она всегда делится на 3

Вот вам история Оли, за семью которой я реально боюсь

Уж сколько раз твердили миру: условно-досрочное освобождение — это право осужденного, которое неизбежно наступает при отбытии им определенной части срока, и лишить зэка этого права могут только исключительные обстоятельства. Так написано в законе, так разъясняет Верховный суд. Таковыми исключительными обстоятельствами не могут быть взыскания — это всё художественный свист, о чем тоже говорится в материалах пленума Верховного суда. Более того: УДО — это не свобода, это не отмена наказания. УДО — это изменение меры наказания. Оно, наказание, продолжается, просто человек может вернуться в семью, устроиться на работу и прекратить тратить бюджетные деньги на свое содержание в зоне или тюрьме. Но нет. Само по себе УДО стало механизмом развращения судов, администраций и прокуратур. Ведь именно эти три источника и три составные части беззакония и определяют судьбу осужденного.

Любой зэк знает прейскурант на УДО в регионе, где он сидит. Цена может быть любой, но она всегда удивительным образом делится на 3: например, 210 000 рублей. Постороннему человеку вот эти вот 10 тысяч кажутся какой-то накруткой. Но нет: просто 210 — это 70х3. Администрации учреждения, суду, прокуратуре.

Нет в России такого региона, где за УДО не брали бы деньги, — судя по письмам и документам, стекающимся в «Русь сидящую». Но одно из писем произвело на меня сильнейшее впечатление. Я обычно не соглашаюсь иметь дело с людьми, кто отказывается называть свое имя и номер колонии. Здесь всё это было. И я убираю данные сознательно, хотя автор письма прислала мне все документы, включая договоры с медиками. Я боюсь за эту семью, реально боюсь.

«Оля, здравствуйте. За что сидит мой муж — отдельная история (ст. 159 ч. 4.). Но я не об этом. А о жгучем желании выйти по УДО без взяток.

Срок нам определили 7 лет 11 месяцев. Сидим 6 лет 7 месяцев. Казалось бы, на УДО сам Бог велел. Но нет. В июле мужа сажают в карцер за найденный телефон и быстро отпускают под условие: ты нам проводишь кабельное телевидение в колонии, и мы тебе не зачитываем карцер, выписываем поощрения и делаем хорошую характеристику.

Я в ожидании 3-го ребенка занимаю деньги и бегаю в закупках кабеля и усилителей, доставляю всё это в колонию. Муж мой (золотые руки) проводит за месяц кабельное ТВ по всей колонии. Приезжает московская комиссия. Комиссии показывают: видите, мол, у нас кабельное ТВ, мы с его помощью перевоспитываем контингент. Москва уезжает довольная. И так несколько комиссий подряд. Мы ждем, достаем просьбами начальников: когда же характеристика будет готова? И к Новому году выясняется, что карцер зачли, потому что их поругали, какая-то комиссия обнаружила отсутствие карцера у нас в деле. Потерпели до января, когда через полгода гасится карцер, и опять к начальству с вопросом о хорошей характеристике. Сделайте, будьте добры, нам рожать в марте 3-го ребенка. Я хоть и в декрете, а хожу на работу: долги ведь отдавать надо.

Уже к Самому Главному подходила, неся свой живот впереди себя на полметра, просила: посодействуйте, ведь я одна, а кабельное ТВ давно работает. Сказал: молодцы, что на третьего решились, посодействуем… А воз наш поныне там.

Накипело. Это, наверное, стандартная ситуация. Ни на что уже не надеемся, детей жаль, а с третьим на работу ходить придется. Нужны ли суду наши дети, если год назад суд при рассмотрении очередного УДО не пожалел мою семью — это при представлении всех справок из детского онкодиспансера, в котором мы лежали с сыном около года. Конечно же: зачем нам папина поддержка — колонии он нужнее, чем семье!

Сейчас я подписала договор о заборе стволовых клеток из пуповинной крови при рождении моего третьего ребенка. Вы можете подумать, что это какая-то прихоть, но я придаю этому большое значение после лечения моего сына в онкодиспансере от острого лимфобластного лейкоза. Я буду молиться, чтобы эти клеточки никогда не пригодились моим детям ни при тяжелых болезнях, ни при (не дай Бог) рецидиве, но я не могу не использовать этот шанс, который дается раз в жизни при рождении. Есть большая вероятность, что клетки могут подойти как самому ребенку, так его братьям и сестрам. Я встречалась с представителем Гемабанка, получила чемоданчик с набором для забора и договор на рассрочку от 6 марта 2013 г. Первый взнос 14 950 руб., который я должна была перевести по реквизитам того же числа, но не сделала этого по причине того, что не смогла занять денег».

Я не прошу финансовой помощи через газету: по опыту знаю, что это не слишком эффективно. Даже не в смысле сбора денег, а в смысле гражданского участия. В городе, откуда пришло это письмо, у меня есть пара знакомых предпринимателей, — буду их просить оказать постоянную материальную подпитку, и общаться с этой семьей сидящего коллеги-бизнесмена. Здесь нужно видеть глаза женщин, нужно видеть детей, договоры, проблемы, болезни — своими глазами. Именно поэтому еще и не называю город. Мы сами справимся. Просто хочу снять шляпу перед этой женщиной — ее тоже зовут Оля, — мне кажется, что она каждый день в своей ситуации совершает свой большой гражданский подвиг. Вот такая она сегодня — Родина-мать.

Когда черное становится красным. Часть 2. Хроники Тульской ИК-5

После публикации ряда материалов о событиях, происходящих в учреждениях УФСИН Тульской области, в редакцию поступило письмо следующего содержания (орфография и пунктуация сохранены):

«В ФКУ ИК-5 УФСИН России по Тульской области совершаются преступления. Осужденные отрицательной направленности вымогают денежные средства у осужденных. Администрация учреждения заставляет осужденных привозить в колонию стройматериалы под видом гуманитарной помощи (силами их родственников на их же деньи). Преступный авторитет смотрящий за колонией — «Слава Ясногорский» (Вячелав Луценко) отбывающий наказания в отряде строгих условий имеет свободное передвижение по учреждению. Ходит по отрядам и заставляет других осужденных сдавать деньги под угрозой физической расправы. То есть занимается вымогательством. А сами средства собирает осужденный под кличкой «Гала» (Галактион Джанжгава). Финансовые средства распределяются не только для личного обогащения данных осужденных, но и для обогащения сотрудников данного учреждения. Вполне очевидно, что осужденные Вячелав Луценко и Галактион Джанжгава тесно связаны с руководящим составом учреждения и поддерживают их финансово .

В колонию недавно прибыл осужденный Морев, доверенное лицо бывшего заместителя УФСИН России по Тульской области Всеволода Снурницина, который в данный момент подозревается в превышении должностных полномочий и находится под следствием. Осужденный весьма не простой, он является неформальным кошельком для проворачивания коррупционных схем а так же купли и продажи наркотиков.

Известно, что в исправительном учреждении происходит активная поставка, продажа и употребление наркотических средств осужденными, а сам смотрящий Вячелав Луценко и его свита в лице Галактиона Джанжгавы, осужденного по фамилии Роуд, (прозвище «Шок»), сами системно принимают наркотики, и речь идет далеко не о банальной марихуане, а о кое чем потяжлее. Сегодня начальник колонии собрал данных осужденных и попросил на время приезда Генпрокуратуры прекратить прием наркотиков, так как буквально вчера вечером данные осужденные были в сильнейшем наркотическом опьянении.

Процветает телефонное мошенничество — акцентированное на о диноких, богатых женщин, в частности известны данные одного из осужденных из 1 отряда Сергей К. который активно под покровительством администрации ИУ занимается данными преступлениями, олее того все это происходит в кабинете начальника отряда № 1. У данного осужденного на постоянной основе есть ноутбук с выходом в интернет и мобильный телефон. Имеется фото данного осужденного в форме сотрудника ФСИН.

осужденный в форме сотрудника ФСИН

Администрация колонии курирует преступных авторитетов, которые занимаются поборами с осужденных, вместе с тем никак не реагирует на нахождение телефонов и наркотических средств в колонии. А наоборот, это сопровождается поддержкой со стороны администрации, в том числе с недовольными борются путем водворения в ШИЗО и ПКТ без оснований.

Однако, не только администрация колонии в курсе ситуации, но и сотрудники управления, покрывают и поощряют преступную деятельность осужденных. Так один из осужденных являвшихся дневальным отряда строгих условий по фамилии Ерепо (фамилия изменена) после того как не стал мириться с данной ситуацией, рассказал о тайниках с мобильными телефонами и наркотиками в отряде СУС начальнику оперативного отдела УФСИН России по Тульской области Зайцеву. Реакция сотрудника не заставила себя ждать, он объявил Вячелаву Луценко (смотрящему за колонией), что Ерепо сдал все тайники и отправил его обратно в отряд СУС, что произошло с осужденным дальше в стенах отряда, оставшись один на один с закоренелыми преступниками можно только догадываться. Так ли оперативник, руководитель, должен поступать с информаторами и полученной информацией? Конечно же, нет, данный акт был прямым намеком, что осужденные лидеры, и администрация имеют прямую связь и не стоит идти поперек четко слаженных криминальных отношений. После данного события Ерепо 2 раза совершал попытку суицида, но должного медицинского обслуживания не получал.

После попытки суицида Ерепо был помещен в ШИЗО, но это его не спасло от смотрящего Вячелава Луценко. По воскресеньям у смотрящего и его свиты есть привилегированное право данное администрацией колонии свободно передвигаться из отряда СУС по территории, и даже посещать такие режимные объекты как ШИЗО, пить там чай, передавать «всякое» осужденным, отбывающим дисциплинарное наказание. Вопиющее нарушение закона со стороны администрации учреждения. Таким образом, имея беспрепятственный вход на территорию ШИЗО осужденный Ерепо был избит еще не единожды.

Что не удивительно, официальные обращения родственников в органы ФСИН и прокуратуры остались без ответа со стороны контролирующих инстанций. Хотя многие осужденные и их родственники всерьез опасаются за свою жизнь».

И эта исправительная колония, по мнению начальника УФСИН России по Тульской области Краснова Ю.А. является лучшим учреждением? С чего молчаливого согласия в учреждении продолжают происходить данные преступления?

Редакция надеется, что письмо будет изучено надзирающими органами, в частности, сотрудниками Генеральной Прокуратуры РФ, проводящими проверку учреждений УФСИН России по Тульской области, и приведенным в письме фактам будет дана надлежащая оценка.

Где и как живет экс-губернатор Дудка

Корреспонденты Myslo побывали на экскурсии в исправительной колонии строгого режима в Донском, той самой, в которой живет сейчас бывший глава Тульской области Вячеслав Дудка, осужденный за взятку.

ФКУ ИК-1 УФСИН в Донском — это колония строгого режима. Здесь отбывают наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления, а самым известным заключенным является Вячеслав Дудка. Он живет и работает в колонии с октября 2013 года – осталось чуть меньше 9 лет…

Дудка живет в общежитии

В колонии рассказали, что не все заключенные живут в одинаковых условиях. Всего есть три возможных варианта: облегченный, обычный и строгий. Облегченные условия – проживание в так называемых кубриках: комнатках по 4-6 человек, с окошком, занавесками и тумбочкой – ну точно как в детском лагере.

Юрий Краснов, врио начальника УФСИН России по Тульской области:

— В облегченных условиях создан максимальный комфорт для осужденных, которые положительно себя ведут, которые, как правило, трудоустроены, то есть они возмещают государству затраты на их пребывание здесь. Это тоже своего рода поощрение за примерное поведение.

Обычные условия – это общежитие из двухъярусных кроватей. В комнате больше 100 человек – большая казарма. Одна из кроватей в таком «общежитии», по неофициальным данным, принадлежит экс-губернатору.

По словам сотрудников, поведение Дудки нареканий не вызывает, никаких правил он не нарушает.

Но вот в уютный кубрик пока переехать не может: по правилам колонии, примерный заключенный может быть переведен администрацией колонии в облегченные условия только через шесть месяцев с начала срока отбывания наказания. Напомним, Вячеслав Дмитриевич, несмотря на то что приговор был оглашен в июле 2013 года, оказался в донской колонии только в октябре, так что полгода еще не прошло. Скоро, возможно, бывший губернатор получит койку в комнате для послушных заключенных.

Строгие условия корреспондентам не показали – не положено, говорят.

Распорядок дня у заключенных тоже разный. Обычно так: подъем в 6 утра, отбой – в 22. Но есть и те, кто работает во вторую смену – например, на производстве теплоэффективных стенных блоков некоторые заключенные работают до двух часов ночи. Но и встают попозже – в 10 утра. У всех восьмичасовой рабочий день, есть много свободного времени, когда осужденные могут заниматься в творческом клубе, убирать территорию и т.д.

Кстати, каждый сотрудник колонии обязан носить видеорегистратор:

Труд исправляет

Производительность колонии в Донском – повод для гордости местной администрации. За 2013 год в колонии выпустили продукции на 35, 8 млн. рублей. Заключенные получают зарплату, которая поступает на их счета и иногда идет в счет погашение иска, что является одним из требований для условно-досрочного освобождения.

Александр Карамышев, заместитель начальника ФКУ ИК-1:

— Минимальную зарплату получают все. Например, на пошиве и раскрое получают и по 12 тыс. рублей, бывает и по 16 тыс. рублей. Осужденные зарабатывают в колонии достаточно хорошие деньги, особенно, если они работают как высококвалифицированные специалисты.

Сейчас в колонии заключенные что только ни делают: и одежду шьют, и хлеб пекут, и столярным делом занимаются, и металл обрабатывают.

А еще есть цех, где производят теплоэффективные стеновые блоки – их, между прочим, используют для строительства социального жилья
в Тульской области.

Но попасть на это производство не так-то просто. Для создания этих строительных кирпичей в учреждении выбирают заключенных, которые лучше всего проявили себя при обучении. Здесь есть не только минимальная з/п, но также и премиальные за перевыполнение плана.

Именно в этом цехе, по неофициальным данным, трудится самый знаменитый сиделец этой колонии – Вячеслав Дудка.

Кстати, это очень символично, ведь именно Дудка, будучи на посту губернатора, подписал постановление об открытии этого производства в этой исправительной колонии. Ирония судьбы…


Вячеслав Дудка (в должности губернатора Тульской области) на экскурсии в колонии. Правда, не в той, в которой сейчас сидит. 2005 г.

— Я работаю в этом цехе уже 4 года. Я считаю, что мне в будущем пригодится умение работать на таком производстве.

Всего в колонии работают 80% осужденных. Почему 80, а не 100? Во-первых, если инвалиды, которые освобождаются от трудовой деятельности. Хотя и они тоже могут поработать, если захотят, — для них подбирают легкую работу, например, сборка коробок. А во-вторых, есть нарушители — эти просто отлынивают от работы, за что их наказывают – помещают в строгие условия и лишают возможности условно-досрочного освобождения.

Юрий Краснов, врио начальника УФСИН России по Тульской области:

— На сегодняшний день действует позиция законодательства, что труд является обязательным для осужденного, а отказ – является злостным нарушением режима. Сегодня ситуация серьезно меняется – заключенные уже с большим желанием работают. Отказ от работы продиктован тюремной субкультурой, но сейчас она стала гораздо меньше влиять, теперь больше людей хотят поскорее выйти на волю и жить в облегченных условиях, а некоторые даже хотят освоить производство.

Для заключенных есть все возможности проявить себя в творческой деятельности. Сотрудники колонии говорят даже, что искусство исправляет не хуже труда.

В колонии устраивают концерты: сами заключенные придумывают юмористические миниатюры, пишут и исполняют песни, ставят спектакли. А еще в колонию частенько приезжают на гастроли артисты. Например, недавно перед заключенными выступал детский хор из Донского.

Сейчас в местном клубе «горячая пора» — идут репетиции номеров на конкурс
«Талантами сияет Тульская земля».

Сюда приедет комиссия из сотрудников других колоний и будет строго оценивать творческие номера осужденных, все очень волнуются и ответственно подходят к подготовке. Myslo удалось застать репетицию:

Отдушина для православных зэков

В этой исправительной колонии самая большая православная община, есть часовня, а еще сейчас строится храм. На базе общины 5 лет назад создали трудовой цех – здесь делают сувениры из дерева: иконы, шкатулки, иконостасы, фигурные рамки под картины. Конечно, бесплатно – это скорее хобби для некоторых заключенных.

В этом цеху уже трудятся 47 человек, и, между прочим, стоит очередь из желающих – вместить всех невозможно.

Иерей Александр Кирюшкин, клирик храма Преображения Господня г. Донской:

— Наш центр и храм — вне «зоны». Единственное правило, чтобы посещать центр и работать здесь – это молиться и ходить церковь. Во время работы по громкой связи читаются проповеди и церковная музыка. Вера и труд обязательно помогут исправиться.

– Я здесь уже 5 лет из своих десяти. Я не занимаюсь резкой, я больше по части строительства. Пять лет назад здесь был разваливающийся сарай, я занимался ремонтом, отделкой, проводкой, и сейчас держу все под контролем. Те, кто здесь занимаются, уже через год начинаю создавать вот такие работы. А еще у нас кое-кто увлекся вышиванием крестиком, хотя это не мужское дело.

Когда осужденного привозят в колонию, первую недельку он живет в карантине. Там облегченные условия, психологи, и чуть более мягкий распорядок – можно сказать, период привыкания:

А вот к свободе заключенных готовят целых полгода, в рамках школы «Подготовка к освобождению» им рассказывают об органах соцзащиты, органах занятости населения, ФМС и прочем.

В этой школе устраивают ролевые игры — моделируют жизненные ситуации, с которыми человек столкнется на свободе. Сотрудники «центра подготовки к воле» рассказывают, что даже от таких привычных вещей, как деньги, за 10 лет в колонии человек отвыкает, ему приходиться снова учиться ими пользоваться.

Смотрите так же:  Как оформить проездной билет сотруднику