Отрицательный правовой эффект признания исполненной сделки недействительной при отсутствии возможности применения последствий ее недействительности

(Данилов И. А.) («Гражданское право», 2011, N 4)

ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ ПРАВОВОЙ ЭФФЕКТ ПРИЗНАНИЯ ИСПОЛНЕННОЙ СДЕЛКИ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ ПРИ ОТСУТСТВИИ ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ ЕЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

——————————— Danilov I. A. Negative legal effect of recognition of executed transaction to be invalid in absence of possibility of application of consequences of invalidity thereof.

Данилов Иван Александрович, доцент Международной академии маркетинга и менеджмента (институт), кандидат юридических наук.

В статье обосновывается позиция, согласно которой сделки, на основании которых добросовестные приобретатели получают вещи, которые впоследствии могут правомерно удерживать на основании ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, несмотря на пороки в субъекте, следует признавать действительными, поскольку они порождают те правовые последствия, на которые были направлены.

Ключевые слова: сделки, недействительные сделки, право удержания, добросовестный приобретатель.

The article substantiates the position in accordance with which transactions on the basis of which innocent purchasers get things which they can withhold later on the basis of article 302 of the Civil code of the Russian Federation in spite of drawbacks of subject, should be recognized to be valid as they create legal consequences to which they were directed.

Key words: transactions, invalid transactions, right to withhold, innocent purchaser.

Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 217-ФЗ «О внесении изменений в статью 223 части первой Гражданского кодекса РФ и Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предпринял попытку разрешить вопрос о правовом статусе добросовестного приобретателя недвижимого имущества. Изменения, внесенные в ст. 223 ГК РФ, закрепили не существовавшее ранее в Кодексе правило об определении момента возникновения права собственности на недвижимое имущество у приобретателя по договору. Теперь недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю на праве собственности с момента государственной регистрации, за исключением указанных в ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество. Статья 223 ГК РФ на настоящий момент является единственной нормой данного правового акта, которая позволяет считать добросовестного приобретателя собственником приобретенного им имущества. Ранее не представлялось возможным применение ст. 223 ГК РФ к случаям добросовестного приобретения имущества по договору ввиду особенностей правового положения добросовестного приобретателя. Ведь договор, на котором основывается его владение, является порочным, тогда как ст. 223 ГК РФ предусматривала случаи приобретения права собственности по договору, имеющему юридическую силу. При этом сделки, на основании которых имущество было приобретено добросовестным приобретателем, суды продолжают признавать недействительными, но в возврате имущества бывшему собственнику отказывают на основании ст. 302 ГК РФ. Таким образом, правоприменительная практика считает обоснованным признание исполненной сделки ничтожной вне зависимости от возможности применения последствий ее недействительности. Предъявляется иск о признании договора недействительным (ничтожным) по каким-либо основаниям, и при этом ни истец, ни суд не анализируют вопрос о целесообразности его удовлетворения в случае, когда договор уже исполнен, а вопрос о применении последствий его недействительности не ставится. Соответственно на практике довольно часто принимаются судебные решения, в которых суд признает недействительным (ничтожным) договор, давно исполненный сторонами, не учитывая реальную возможность применения последствий его недействительности. Рассмотрим эту ситуацию на примере. Предположим, что недвижимое имущество было продано его собственником, а после этого покупатель его также продал и так далее (имеется ряд сделок). Первоначальный собственник предъявляет иск о признании первого договора купли-продажи с имуществом недействительным. Вследствие удовлетворения его требований покупатель из собственника становится незаконным владельцем. Если с имуществом уже совершено несколько сделок, то суд, при наличии требований о признании недействительными и других договоров, признает всех продавцов имущества незаконными, так как недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. После нескольких судебных разбирательств лицо может получить решение о недействительности сделок, но не возвратить имущество, а последний покупатель из собственника превратится в незаконного владельца. Затем будут предъявлены иски об истребовании имущества в виде либо виндикационных исков, либо исков о применении последствий недействительности сделки. В результате приобретатель имущества будет признан добросовестным приобретателем, у которого имущество может быть истребовано только при определенных условиях (ст. 302 ГК РФ). Ранее имела место позиция, что ст. 302 ГК РФ может быть применена только при наличии виндикационного иска, но не при рассмотрении иска о применении последствий недействительности сделки. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 25 февраля 1998 г. N 8 «О некоторых вопросах практики разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» дал арбитражным судам следующие разъяснения по указанному вопросу: «Если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество. Если в такой ситуации собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате имущества, переданного покупателю, и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю (ст. 302 ГК РФ), в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано». ——————————— Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 10.

Подчеркивая необходимость защиты добросовестного приобретателя, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ не указал, какое должен принять решение суд по иску о признании сделки недействительной, так как имеются два требования: о признании самой сделки недействительной и об истребовании имущества. Вследствие этого суды продолжают признавать сделки недействительными, несмотря на невозможность истребования имущества у добросовестного приобретателя, при этом такая ситуация может негативно отразиться на стабильности гражданского оборота. Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О. М. Мариничевой, А. В. Немировской, З. А. Скляновой, Р. М. Скляновой и В. М. Ширяева» также не исключает возможности заявления в рассматриваемом случае требования о признании сделки недействительной, хотя и указывает на невозможность истребования имущества от добросовестного приобретателя. Таким образом, в результате судебных решений о признании сделок недействительными безотносительно к возможности применения последствий их недействительности появляется множество добросовестных приобретателей. Собственник, осознавая безрезультатность предъявления виндикационного иска, так как это влечет применение положений ст. 302 ГК РФ о добросовестности приобретателя, заявляет требования о признании всех сделок недействительными, затем требует признать недействительной регистрацию права собственности приобретателя, заявляет иск о признании своего права собственности на имущество. Соответственно решение суда о признании исполненной сделки недействительной при отсутствии возможности применения последствий ее недействительности не только не разрешает проблемы, поскольку не восстанавливает прав собственника, но и вводит участников гражданского оборота (прежде всего, самого собственника) в заблуждение и способствует возникновению дальнейших споров. Нарушается одна из основных задач суда — разрешить спор путем принятия не только законного, но и ясного для всех, а также исполнимого решения . При этом необходимо отметить, что суд не должен принимать решений, которые ведут к дальнейшим спорам и порождают юридическую неопределенность. ——————————— Шпачева Т. Добросовестный приобретатель // Эж-Юрист. 2003. N 8.

В качестве примера проанализируем одно из судебных дел. Конкурсный управляющий АОЗТ «Южное» А. А. Дудкин предъявил иск о признании недействительными зарегистрированных прав собственности на недвижимое имущество. Требование заявлено в связи с признанием решением Арбитражного суда Волгоградской области договоров купли-продажи объектов недвижимости недействительными сделками, явившимися основаниями для государственной регистрации прав покупателей (ООО «Волгоградская проектно-строительная компания» и ООО «Калачевское») на объекты недвижимости. Решением от 18 апреля 2007 г. Арбитражный суд Волгоградской области иск удовлетворил в части признания недействительным зарегистрированного права ООО «Волгоградская проектно-строительная компания» на здание машинотракторной мастерской. Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Волгоградской области от 28 июня 2007 г. решение отменено, в иске отказано, поскольку установлено, что покупатель по признанной арбитражным судом недействительной сделке (ООО «Волгоградская проектно-строительная компания») отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю. Федеральный арбитражный суд Поволжского округа не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы АОЗТ «Южное», указывая: «Права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК РФ. Удовлетворение судом требования о признании недействительной регистрации само по себе влечет восстановление положения, существовавшего до момента регистрации. Поэтому суд апелляционной инстанции, установив, что покупатель по признанной арбитражным судом недействительной сделке (ООО «Волгоградская проектно-строительная компания») отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю, правомерно отказал в удовлетворении требования о признании недействительным зарегистрированного права на недвижимое имущество со ссылкой на пункт 25 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 февраля 1998 г. «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Поэтому оснований для отмены судебного акта не имеется» . ——————————— Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 4 октября 2007 г. по делу N А12-1622/07-С16 // СПС «КонсультантПлюс», 2007.

Смотрите так же:  Образец приказа об удержании из заработной платы рб

Таким образом, регистрация права собственности была произведена на основании ничтожной сделки, что послужило основанием для предъявления исковых требований о признании недействительной государственной регистрации права собственности. Рассматривая данные требования, суд установил, что, с одной стороны, ответчик — добросовестный приобретатель, с другой стороны, регистрация его права (регистрация производилась еще до решения суда о признании сделки ничтожной) имеет порочное основание. В данной ситуации суд в иске отказал, ссылаясь на п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в соответствии с которым решение суда об отказе в истребовании имущества у добросовестного приобретателя является основанием для государственной регистрации перехода права собственности к такому лицу. Таким образом, невозможность истребования имущества от добросовестного приобретателя означает, что право собственника не подлежит судебной защите, в том числе и путем оспаривания государственной регистрации. Рассмотрим другой пример. В ситуации, когда имелись основания для признания сделок купли-продажи недвижимого имущества недействительными, собственник, понимая безрезультатность требований о возврате имущества, так как ответчик является добросовестным приобретателем, предъявляет требование о признании права собственности. При этом собственник пытается доказать, что не утратил право собственности, поскольку сделка по отчуждению имущества недействительна, а ст. 302 ГК РФ в данном случае применению не подлежит, поскольку он не предъявляет иск об истребовании имущества. Федеральный арбитражный суд Московского округа при рассмотрении такого дела указал: «Вопрос о праве собственности на недвижимое имущество, приобретенное у лица, которое не имело права его отчуждать, может быть разрешен только при рассмотрении виндикационного иска» . ——————————— Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 декабря 2006 г. N КГ-А40/10682-06 // СПС «КонсультантПлюс», 2006.

Анализ вышеуказанных судебных дел позволяет сделать вывод о необходимости внесения изменений в действующее законодательство. Следует учитывать главную цель суда — разрешить спор, а не внести в отношения сторон сделки неясность и вызвать принятым решением последующие споры. По нашему мнению, нет каких-либо веских оснований для удовлетворения судом иска о признании исполненной сделки недействительной без применения последствий ее недействительности при невозможности их применения уже ввиду того, что соответствующим решением не восстанавливаются нарушенные права и интересы истца. Вопрос о том, как реализовать на практике предписания п. 2 ст. 223 Гражданского кодекса РФ в ситуации, когда сделка, послужившая основанием приобретения прав на имущество, признана недействительной в судебном порядке, не имеет однозначного ответа, учитывая разнообразие складывающихся при этом правовых ситуаций. Поэтому неверным представляется усложнять правовое положение добросовестного приобретателя имущества и лишать его правового основания приобретения имущества — действительности сделки. Сделки, на основании которых добросовестные приобретатели получают вещи, которые впоследствии могут правомерно удерживать на основании ст. 302 ГК РФ, несмотря на пороки в субъекте (отчуждение имущества неуправомоченным лицом — несобственником), следует признавать действительными, поскольку они порождают те правовые последствия, на которые направлены, т. е. право собственности на вещь переходит к добросовестному приобретателю, который становится собственником удерживаемой вещи. Данные сделки относятся к категории сделок, совершенных с нарушением законодательства, для которых предусмотрены иные последствия, чем ничтожность и оспоримость, и они должны считаться действительными . ——————————— См.: Мингалева Е. Добросовестный — значит защищенный? // Эж-Юрист. 2003. N 27. С. 6.

Делая заключение о приоритете ст. 302 ГК РФ по отношению к ст. 167 ГК РФ, Конституционный Суд в Постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О. М. Мариничевой, А. В. Немировской, З. А. Скляновой, Р. М. Скляновой и В. М. Ширяева» указывает не на ст. 167, а на ст. 168 ГК РФ. В данном Постановлении говорится: «Вместе с тем из статьи 168 ГК Российской Федерации, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения, следует, что на сделку, совершенную с нарушением закона, не распространяются общие положения о последствиях недействительности сделки, если сам закон предусматривает «иные последствия» такого нарушения. Поскольку добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК Российской Федерации возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация)». В ст. 167 ГК РФ предусматриваются последствия недействительности сделки, которые могут состоять в двусторонней реституции или иных последствиях недействительности сделки, предусмотренных законом. Статья 168 ГК РФ, на которую указывает Конституционный Суд РФ, посвящена не последствиям недействительности сделки, а самому факту ее недействительности. Действующее законодательство не содержит четкого определения недействительной сделки. Из содержания п. 1 ст. 166 ГК РФ можно заключить, что термин «недействительная сделка» используется как общее понятие для ничтожных и оспоримых сделок. Следует вывод: если сделка не ничтожна и не оспорима, то она действительна. В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иным правовым актам, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима. Также согласно данной статье в законе могут быть указаны иные последствия совершения сделки с нарушением требований закона или иных правовых актов. Следовательно, сделки, совершенные с нарушением законодательства, для которых предусмотрены иные последствия, чем ничтожность и оспоримость, должны считаться действительными. Именно к таким указанным законом особым последствиям не соответствующей нормативным актам сделки Конституционный Суд РФ относит положения ст. 302 ГК РФ. Учитывая изложенное выше, можно сделать вывод: сделки, на основании которых добросовестные приобретатели получают вещи, которые впоследствии могут правомерно удерживать на основании ст. 302 ГК РФ, несмотря на пороки в субъекте (отчуждение имущества неуполномоченным лицом — несобственником), следует признавать действительными. Такие сделки порождают те правовые последствия, на которые направлены, т. е. право собственности на вещь переходит к добросовестному приобретателю и он становится собственником удерживаемой вещи (в отношении недвижимого имущества — с момента государственной регистрации).

Что может сделать договор недействительным?

Допущенные при заключении договоров ошибки приводят к самым плачевным результатам. Признание договора недействительным чаще всего приводит компанию к убыткам. Попробуем отразить основные моменты, на которые следует обратить внимание при заключении договоров.

Заключение сделки в большинстве случаев закрепляется в форме договора. В нем должна быть отражена правомерность действий сторон, установлены их права и обязанности, а также условия их изменения и прекращения. В то же время если при заключении подобных сделок не соблюдались установленные законодательством нормы, то такие договоры могут быть признаны недействительными.

Законные основания

Законодательством установлены причины, по которым договор может быть признан недействительным, а именно:

  • несоответствие требованиям закона и иных правовых актов;
  • противоречие основам правопорядка и нравственности (например, незаконное производство оружия, деление рынка, уклонение от уплаты налогов);
  • совершение сделки лишь для вида без намерения создать соответствующие правовые последствия (мнимая сделка);
  • совершение сделки с целью прикрыть другую сделку (притворная сделка);
  • совершение сделки недееспособным гражданином либо ограниченным в дееспособности, несовершеннолетним или гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими;
  • заключение сделки, противоречащей целям деятельности организации или без необходимой для данного договора лицензии или специального разрешения;
  • совершение сделки лицом, чьи полномочия ограничены;
  • заключение сделки под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной из сторон, тяжелого стечения обстоятельств.
Под пристальным взглядом

Но для того чтобы определить, является ли договор действительным, не обязательно наизусть помнить все основания недействительности, перечисленные в Гражданском кодексе. Чтобы контрагентам подстраховать себя, достаточно выделить основные условия, на которые следует обратить особо пристальное внимание при заключении договора. Итак, перед тем как подписать документ, следует убедиться, что:

1) договор и его правовые последствия не противоречат закону и иным нормативным актам (а именно отсутствуют обстоятельства, с которыми закон прямо связывает последствия недействительности сделки);

2) каждая из сторон, их представители обладают дееспособностью и правоспособностью, необходимой для заключения данного договора (следует обратить внимание на учредительные документы юридического лица, наличие разрешительной документации, если из специфики соглашения следует ее необходимость, текст доверенности на представителя и приказа о назначении на соответствующую должность, паспортные данные и пр.);

3) волеизъявления участников договора соответствуют их действительной воле (то есть содержание договора соответствует истинным намерениям сторон);

4) договор заключен в надлежащей форме (следует помнить о необходимости государственной регистрации, нотариального заверения некоторых договоров, а письменная форма договора всегда является предпочтительной).

Перечисленные условия должны быть в каждом случае соблюдены в совокупности. В противном случае к договору могут быть применены последствия недействительности, которые по общему правилу заключаются в возврате сторонами друг другу всего полученного по сделке в натуральном или денежном выражении. При наличии одной виновной стороны применяется односторонняя реституция, то есть когда одна сторона возвращается в свое первоначальное имущественное положение, а другая должна вернуть все полученное в доход государства. Также суд может обязать стороны вернуть все в пользу государства.

Смотрите так же:  Оформить паблик в вконтакте
Что нам скажет «контролер»

Помимо правовых последствий недействительности договора, нельзя забывать о налоговых. Согласно пункту 2 статьи 166 Гражданского кодекса, последствия недействительности договора могут быть применены по решению суда. При этом следует отметить, что полномочия налоговых органов предъявлять соответствующий иск в суд не являются однозначными. Налоговым кодексом они не предусмотрены, но такое право предоставлено налоговикам пунктом 11 статьи 7 Закона РФ от 21 марта 1991 г. «О налоговых органах Российской Федерации». Кроме того, в поддержку фискальной службы высказался Конституционный Суд РФ в определении от 25 июля 2001 г. № 138-О, а также арбитражные суды (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16 июня 2004 г. по делу № А79-6488/2003-СК2-6197, постановление ФАС Поволжского округа от 28 июня 2002 г. по делу № А49-1117/02-О/4-9).

Рассмотрим применение налоговых последствий при недействительности договора на примере.

Пример

ООО «Р.М.Г.» (Автор) и ЗАО «Строй-Г» (Лицензиат) в марте 2008 года заключили договор на передачу исключительных прав на изобретение. Согласно подпункту 26 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса, такая операция не облагается НДС. Соответственно полученная по сделке сумма не была включена в налогооблагаемую базу. В дальнейшем сделка признана недействительной по статье 168 Гражданского кодекса. Суд применил последствия недействительности договора в виде двусторонней реституции – то есть исключительные права на изобретение признаны непереданными, а Автор вернул Лицензиату полученные денежные средства. Согласно статье 167 Гражданского кодекса недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. Таким образом, у исполнителя работ не возникает обязанности по уплате НДС по сделке, так как по решению суда договор признан недействительным.

Исполнитель работ должен исключить расходы, связанные с исполнением данного договора, из состава расходов, учитываемых при налогообложении прибыли. Взаимная передача сторонами исполненного по сделке не является объектом налогообложения по НДС, поскольку не может быть признана реализацией.

Кроме того, получение исполнителем созданного им объекта не может быть признано безвозмездным, так как он создан силами организации. Следовательно, стоимость полученного не включается в налоговую базу по налогу на прибыль.

комментарий специалиста

А. Скворцов, юрист компании «Гарант»:
«Признание сделок недействительными по требованию налоговых органов на основании статьи 169 Гражданского кодекса, как противоречащим основам правопорядка и нравственности, не находит поддержки в Высшем Арбитражном Cуде РФ (постановление Пленума ВАС РФ от 10 апреля 2008 г. № 22). До последнего времени противоположной была практика ФАС Московского округа и отдельные решения ФАС Северо-Кавказского округа. Но сформировавшаяся доктрина Пленума ВАС РФ установила обязательный, единообразный подход для будущей арбитражной практики в соответствии с пунктом 2 статьи 13 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. № 1. Аргументом Пленума ВАС РФ является то, что целью налоговых органов является контроль за исполнением налогоплательщиками обязанностей по исчислению и уплате налогов, а не пополнение бюджета любыми средствами. В рамках своей деятельности налоговый орган должен руководствоваться статьей 170 Гражданского кодекса и требовать переквалификации сделки, признания сделки притворной или мнимой для реализации установленной законом функции контроля. Обращение в суд по применению статьи 169 Гражданского кодекса возможно любым государственным органом в рамках установленных законом полномочий, только если последствия заключенной сделки ведут к причинению вреда жизни и здоровью граждан, а также иной угрозе безопасности личности, общества, государства. Разумеется, в любом из указанных выше случаев бремя доказывания перед судом возлагается на контролирующий государственный орган».

А. Кашуба, ведущий юрисконсульт ООО «Бухучет. Регистрация. Консалтинг»

Можно ли признать недействительным расторгнутый договор

Юристам регулярно приходится тренировать свой мозг, решать нестандартные задачи. И вопрос, о том, можно ли признать недействительным расторгнутый договор, вероятно, для кого-то будет иметь практическое значение. Беда в том, что грамотно ответить на него могут даже не все юристы.

Недействительность сделки

Что касается вопроса о недействительности сделок, то можно отметить, что такие сделки подразделяются на две группы:

Первые, как говорит закон, — изначально не порождают никаких последствий, и вообще, изначально не имеют никакой силы. Вторые — считаются действительными до того момента, пока иное не будет установлено в судебном порядке.

Важно отметить, что закон не запрещает признавать ничтожную сделку таковой в судебном порядке. Дело, в основном, не нужное. Но практика показывает, что обращаются по этому поводу в суд.

Если сделка признана недействительной или является такой, априори, то никаких правовых последствий она порождать не должна. Если стороны каким-то образом начали исполнять недействительный договор, то, на этот случай, законодателем предусмотрено положение о реституции — о приведении всего в то состояние, в каком было до момента оформления сделки. В частных случаях, реституция может быть односторонней. Во многих ситуациях, у добросовестной стороны возникает право на возмещение убытков.

Юридическая помощь по недействительным сделкам

Оперативная консультация по телефону или в офисе бюро

Адвокат по жилищным спорам — помощь специалиста по недействительным сделкам

Расторжение сделки

Для начала, поговорим о случаях, когда расторгается действительная сделка. В ГК РФ указано, что, если такое происходит, то стороны не имеют права требовать назад того, что уже исполнено. Проще говоря, расторжение договора — это прерывание его действия во времени. Например, между сторонами был заключен договор аренды. Арендатор перестал платить деньги арендодателю. Последний — настоял на расторжении договора. Право такое ему дает все тот же ГК, указывающий, что существенное нарушение условий договора — основание его расторжения. Что же произошло? Все те отношения, которые существовали до момента расторжения договора, считаются законными. То есть, например, арендодатель не может потребовать вернуть ему все внесенные арендные платежи. Арендатор же, может потребовать уплатить ему задолженность по договору и возместить убытки. Кроме того, стороны могут требовать исполнения иных обязанностей, предусмотренных в договоре и неисполненных.

Признание расторгнутого договора недействительным

Можно ли признать расторгнутый договор недействительным? Честно говоря, данный вопрос не так часто имеет практическое значение. Да, в некоторых случаях имеет смысл признавать расторгнутый договор именно недействительным, чтобы иметь право на применение реституции. Чаще, данная задача имеет чисто теоретическое значение. Но решить ее пытаются многие юристы, чтобы подтвердить свою квалификацию.

Нужно отметить, что единогласно во мнениях сходятся не все. Юриспруденция, казалось бы — штука точная, основанная на букве закона. Но не стоит забывать про дух. Юриспруденция -гуманитарная наука, которая допускает различные точки зрения. Правильной будет та, которая признана судом. Иногда, судом высшей инстанции. И все же, представляется, что ничто не запрещает признать расторгнутый договор недействительным.

Как уже указано выше, недействительный договор — это:

  • либо тот, который изначально ничтожен;
  • либо тот, который можно оспорить в суде.

Одно дело — расторжение исполненного договора. Как такой расторгнут: обязательства исполнены, воля сторон на исполнение обязательств очевидна. Нарушений нет. Да и, говоря по простому, поздно расторгать то, что уже свершилось. Другое дело — признание недействительным расторгнутого договора. Тут все куда интереснее.

  • Во-первых, нужно учитывать, что последствия каждого из действий разные. Либо просто «прекращение сотрудничества», либо возвращение в исходное состояние.
  • Во-вторых, может сложиться такая ситуация: стороны заключили договор, скажем, оспоримый, но решили, что исполнять его необходимо. Потом возник конфликт. Одна сторона добилась расторжения договора, а вторая, оценив ситуацию, пришла к выводу, что сделка изначально была незаконной и подала иск о признании договора недействительным. Такая ситуация нисколько не противоречит законодательству.

В итоге, мы приходим к выводу, что расторгнутый договор можно признать недействительным. Причем, недействительным будет как факт заключения договора, так и факт его расторжения, что тоже имеет определенное практическое значение.

По закону. В делах по недействительным сделкам, вы имеете право на возмещение финансовых расходов и судебных издержек, а также компенсацию морального вреда, взыскав их в судебном порядке.

ВАС исцелит сделки исполнением

В Высшем арбитражном суде вчера обсудили проект обзора судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными или недействительными. Судя по всему, в документе останется пункт, дающий судам право поменять предмет иска. У Генпрокуратуры были возражения по поводу узаконивания случаев, когда суды будут признавать заключенными договоры, требующие государственной регистрации, но не прошедшие ее. Это противоречит сложившимся в судебной системе подходам, говорила представитель надзорного ведомства, но ей возразили: практика уже поменялась. А в другом случае, когда прокурор указала, что предложенный разработчиками подход противоречит целям судопроизводства, председатель ВАС с ней согласился.

Первый пункт проекта (c его текстом можно ознакомиться тут) устанавливает, что если между сторонами не достигнуто соглашения по всем существенным условиям договора, он считается незаключенным и не может быть квалифицирован как недействительный. Но приведенный в нем пример, когда суд признал договор незаключенным, хотя предметом иска была недействительность, смутил заведующую сектором гражданского права, гражданского и арбитражного процесса Института государства и права Тамару Абову. «Суд сам по своей инициативе менять предмет иска не может», — заметила она. И предложила разработчикам добавить основание для таких прерогатив суда. Например, сослаться на нормы АПК о законности, обоснованности и справедливости любого принимаемого судом решения. «Но так, как есть, оставить нельзя, иначе это внутреннее противоречие и беда наша – недосказанность законодателя», — уверена Абова. А председатель ВАС Антон Иванов предложил ввести еще один пример, который бы показал разницу между незаключенной и недействительной сделкой. «Надо подумать о казусе, в котором помимо реституции были бы еще какие-то дополнительные последствия недействительности, например, возмещение прямого ущерба», — сказал он. По его словам, это могла бы быть ситуация, когда истец просил признать сделку недействительной и заявлял требование о возмещении ущерба, но суд счел договор незаключенным и отказал, потому что никаких последствий у сделки быть не могло.

Смотрите так же:  Заверить паспорт отдел кадров

Второй пункт проекта узаконивает практику, когда при отсутствии госрегистрации договора, если она требуется по закону, он все же признается недействительным — если были затронуты права третьих лиц. У Генпрокуратуры такой подход вызвал возражения. «Такой договор нельзя признать заключенным, об этом говорит устоявшаяся судебная практика, а незаключенный договор нельзя признать недействительной сделкой, — говорила представитель ведомства Юрия Чайки. — А здесь начали за здравие, а закончили как-то странно».

Михаил Церковников из Управления частного права ВАС РФ ответил ей, что практика поменялась — этот и три следующих пункта проекта были сформулированы согласно логике постановления Пленума ВАС от 25 января 2013 года № 13, посвященного вопросам аренды. В нем дано общее правило о том, что если даже незарегистрированный договор сторонами исполнялся, то он порождает для них обязательства.

В пункте 3 проекта обзора рассматривается ситуация, когда договор, требующий госрегистрации, может продолжать действовать и при ее отсутствии. Если стороны договорились об аренде какого-либо объекта, плате за его использование и сроке возврата, то есть обо всех существенных условиях, значит, истец принял на себя обязательство, которое должно исполняться, считают авторы документа. И Иванов согласился с ними, а не с прокуратурой. Более того, предложил распространить правило второго и третьего пунктов не только на отношения аренды, но на все требующие регистрации договоры.

Четвертый пункт документа рассказывает о судьбе арендатора, у которого был незарегистрированный договор, в ситуации, когда у арендуемого объекта меняется собственник. «Лицо, которому вещь передана во владение по договору аренды, подлежащему госрегистрации, но не зарегистрированному, по общему правилу не может ссылаться на его сохранение при изменении собственника», — говорится в проекте обзора. А ассистент кафедры гражданского права юрфака МГУ Николай Щербаков предложил ввести положение, защищающее права такого арендатора. По мнению Щербакова, если он сможет доказать недобросовестность нового собственника, то есть что тот знал о существующих договорах аренды, то может и ссылаться на этот факт для сохранения своих прав. Но эта идея не понравилась научному руководителю юридического института «М-Логос» Артему Карапетову. «Получается, в одном здании могут находиться разные арендаторы: у одних следование [прав аренды] происходит, у других — нет. Как-то очень странно, — рассуждал он. «Есть над чем подумать», — согласился Иванов.

Пятый пункт проекта обзора говорит о том, что «срок исковой давности по требованию о возврате переданного по незаключенному договору начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать о том, что передал спорное имущество ответчику в отсутствие правового основания». А в качестве примера приводится история о том, как предприниматель еще до заключения договора перечислил фирме аванс за пиломатериалы. В дальнейшем они контракт так и не подписали, но бизнесмен потребовал свои деньги назад лишь спустя три года и два месяца. И получил отказ в иске по причине пропуска срока исковой давности, который, по мнению суда, отсчитывался с момента перечисления денег. Впрочем, авторы документа не уверены, что этот подход единственно верный. И предлагают другой вариант исчисления срока давности — по правилам пункта 1 статьи 181 ГК РФ (сроки исковой давности по недействительным сделкам). В этом случае предприниматель имеет шанс: поскольку ответчик отказался вернуть спорную сумму после требования истца, право последнего было нарушено лишь в этот момент. Первый вариант поддержал судья ВАС Сергей Сарбаш, заметив, что именно по такому пути идет доминирующая судебная практика. Но его коллега Ольга Козлова предложила вообще этот пункт исключить и применять общие правила об исковой давности. «Неужели за три года никак нельзя было определиться и предъявить эти требования о возврате суммы?» — возмущенно сказала она.

Пункт 6 проекта, посвященный срокам выполнения работ по договору, Карапетов назвал решением проблемы, «которая уже всех замучила». Это ситуации, когда начало выполнения работ не может быть зафиксировано точно, поскольку оно обусловлено какими-либо действиями заказчика или третьего лица. При отсутствии указанного в договоре срока суды могут считать договор незаключенным, потому что в нем отсутствует существенное, по их мнению, условие. Поэтому авторы документа предлагают судам считать, что если начало работ зависит от заказчика или иных лиц, то предполагается, что их действия будут совершены в срок, предусмотренный договором, а при его отсутствии – в разумный срок. «Срок исполнения обязательства в договоре можно устанавливать путем привязки к моменту исполнения обязательства другой стороной, — согласен Карапетов. — Именно такая позиция отражена в проекте Гражданского кодекса».

Теме сроков исполнения договора посвящен и восьмой пункт проекта обзора. «Отсутствие согласованного сторонами условия [на этот счет] само по себе не влечет признания договора возмездного оказания услуг незаключенным», — говорится в документе. Эта формулировка вызвала сомнения у Карапетова. По его мнению, подход должен быть сформулирован так: «Срок оказания услуг может быть существенным условием в силу природы оказания услуг, а может им и не быть в силу специфики договора». По его мнению, многие договоры возмездного оказания услуг не могут существовать без срока – например когда речь идет о проведении концерта. А в случае подготовки аудиторского заключения, к примеру, срок прописывать не обязательно – договор будет исполнен, когда такое заключение будет готово. По мнению же Иванова, срок для договора оказания услуг вообще не является существенным условием. «Если стороны хотят привязаться к сроку, то они сами его согласуют», — заметил председатель.

Пункт 7 говорит о ситуации, когда между сторонами не был заключен договор подряда, однако все работы были выполнены. В этом случае, говорится в проекте, к отношениям сторон применяются правила о подряде. «Сдача результата работ лицом, выполнившим их в отсутствие договора подряда, и его принятие лицом, для которого эти работы выполнены, означает заключение сторонами соглашения», — говорится также в документе. При этом ВАС дает своего рода напутствие судам: «При наличии спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной статьей 10 ГК РФ».

— Исполнение обеими сторонами для меня всегда исцеляет незаключенность договора, поэтому никаких вопросов тут нет, — прокомментировал положение обзора Иванов. Но сомнения у него вызвало другое: «Как это будет соотноситься с практикой президиума, когда мы решили, что если нарушены конкурсные процедуры при заказе работ для государственных нужд, то такие отношения суды не должны узаконивать?» Затем председатель ВАС предложил автору ввести в этот пункт пример на этот счет. Наверное, чтобы никто не подумал, будто Высший арбитражный суд собирается обойти специальное регулирование — положение закона о том, что когда нарушены условия конкурса, сделки не может быть.

В девятом пункте говорится, что условия рамочного соглашения — это часть заключенного договора, если только сторонами не указано иное. Это положение, по словам разработчиков, отражает существующую практику Президиума ВАС, ни у кого возражений он не вызвал, зато представителям Генпрокуратуры не понравилась формулировка пункта 10: «При рассмотрении требования лица, передавшего индивидуально-определенную вещь по незаключенному договору, к лицу, которому эта вещь была передана, о ее возврате, суд не исследует право истца на спорное имущество». Такое утверждение они назвали в корне неправильным, ведь задача судопроизводства – защищать право истца, которое было нарушено. «Давайте подумаем», — согласился Иванов.