Участие прокурора в судебном разбирательстве

По всем делам, отнесенным к подсудности краевого, областного суда (ст. 36 УПК), участие прокурора является обязательным, независимо от того, назначено ли по ходатайству обвиняемого рассмотрение дела с участием присяжных или оно будет прово­диться коллегией, состоящей из трех судей либо из судьи и народных заседателей. Необходимость участия прокурора при рассмотрении других дел определяется судьей или прокурором по их усмотрению. Постановление судьи о необходимости участия в судебном разбирательстве прокурора обязательно для последнего. Направляя дело в суд, прокурор должен сообщить, будет ли он поддерживать обвинение; судья не вправе отказать прокурору в этом (ст. 228 УПК).

Поддерживая перед судом государственное обвинение, проку­рор принимает участие в исследовании доказательств, дает заклю­чения по возникающим во время судебного разбирательства во­просам, представляет суду свои соображения по поводу примене­ния уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого (ст. 248 УПК). Для положения прокурора в судебном разбира­тельстве характерны следующие моменты: 1) поддерживая обви­нение в суде, прокурор обязан высказать свое мнение по всем

рассматриваемым вопросам; 2) прокурор излагает свои соображе­ния как государственный обвинитель, т.е. как сторона в процессе;

3) он не имеет каких бы то ни было процессуальных преимуществ

перед другими участниками судебного разбирательства 1 ; 4) при поддержании обвинения прокурор руководствуется требованиями закона и своим внутренним убеждением, основанным на рассмот­рении всех обстоятельств дела в судебном разбирательстве, а не только на материалах расследования.

Закон не возлагает на прокурора обязанность во что бы то ни стало поддерживать в суде обвинение, которое изложено в обви­нительном заключении. Если в результате судебного разбиратель­ства прокурор придет к убеждению, что данные судебного следст­вия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, он обязан отказаться от обвинения, изложив суду мотивы отказа. Отказ прокурора от обвинения не освобождает суд от обязанности продолжать разбирательство дела и разрешить на общих основа­ниях вопрос о виновности или невиновности подсудимого (ст. 248 УПК). Данное положение противоречит по существу состязатель­ному построению уголовного процесса. При продолжении разби­рательства в случае отказа прокурора от обвинения суд практи­чески принимает на себя обвинительную функцию. Этот вопрос иначе решается в суде присяжных (ст. 433 УПК), где при отказе обвинителя от обвинения выносится постановление о прекращении дела, что должно иметь место и при других процедурах судебного

Осуществляя функцию обвинения, прокурор вправе предъ­явить или поддержать в суде предъявленный потерпевшим граж­данский иск. Обоснование обвинения является одновременно обо­снованием гражданского иска в уголовном деле, вытекающего из факта совершения преступления и причиненного им ущерба.

В случае неявки прокурора в судебное заседание суд разрешает вопрос о возможности слушания дела в его отсутствие. Если суд при неявке прокурора признает его участие необходимым, разби­рательство дела откладывается. О неявке прокурора без уважи­тельной причины суд сообщает вышестоящему прокурору.*

* Этому не вполне соответствует терминология ст. 248 УПК, согласно кото­рой прокурор «дает заключение» в суде, по существу, прокурор высказывает лишь свое мнение, которое имеет для суда такое же значение, как и мнение других участников процесса.

Участие прокурора в судебном разбирательстве уголовный процесс

Участие прокурора в уголовном процессе

Участие прокурора в уголовном процессе

Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной УПК, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен: 1) проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях; 2) возбуждать уголовное дело и в порядке, установленном УПК, поручать его расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору либо принимать его к своему производству; 3) участвовать в производстве предварительного расследования и в необходимых случаях давать письменные указания о направлении расследования; 4) давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение уголовного дела; 5) изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю, передавать уголовное дело от одного следователя прокуратуры другому с обязательным указанием оснований такой передачи; 6) отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, следователя, дознавателя в порядке, установленном настоящим Кодексом;7) поручать органу дознания производство следственных действий, а также давать ему указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий; 8) продлевать срок предварительного расследования; 9) утверждать об винительное заключение или обвинительный акт и направлять уголовное дело в суд; 10) возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования; 11) приостанавливать или прекращать производство по уголовному делу; 12) осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК.

Письменные указания прокурора органу дознания, дознавателю, следователю, данные в установленном порядке, являются обязательными. Обжалование полученных указаний вышестоящему прокурору не приостанавливает их исполнения.

В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность, а в случаях, когда предвари тельное расследование проведено в форме дознания, прокурор вправе поручить поддержание от имени государства обвинения в суде дознавателю либо следователю, производившему дознание по данному уголовному делу. Прокурор вправе в порядке и по основаниям, которые установлены УПК, отказаться от осуществления уголовного преследования. Осуществляя уголовное преследование в суде, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя.

Генеральный прокурор РФ принимает участие в заседаниях Верховного Суда РФ, вправе обращаться в Конституционный Суд РФ по вопросу нарушения конституционных прав и свобод граждан законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле.

Прокурор или его заместитель независимо от участия в судебном разбирательстве вправе в пределах своей компетенции истребовать из суда любое дело или категорию дел, по которым решение, приговор, определение или постановление вступили в законную силу. Усмотрев, что решение, приговор, определение или постановление суда являются незаконными или необоснованными, прокурор приносит протест в порядке надзора или обращается с представлением к вышестоящему прокурору.

Протест на решение, приговор, определение или постановление суда до начала его рассмотрения судом может быть отозван прокурором, принесшим протест.

Принесение Ген. прокурором РФ или его заместителем протеста на приговор, которым в качестве меры наказания назначена смертная казнь, приостанавливает его исполнение.

Ген. прокурор РФ вправе обращаться в Пленум Верховного Суда РФ, с представлениями о даче разъяснений по вопросам судебной практики по уголовным делам.

Прокурорский надзор
Суперека С.В.
2005

Участие прокурора в стадии судебного разбирательства уголовного процесса Щемеров Сергей Александрович

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Щемеров Сергей Александрович. Участие прокурора в стадии судебного разбирательства уголовного процесса : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.09 / Щемеров Сергей Александрович; [Место защиты: Нижегор. акад. МВД России]. — Нижний Новгород, 2007. — 297 с. РГБ ОД, 61:07-12/1851

Содержание к диссертации

Глава 1. Теоретико-методологическое обоснование концепции участия прокурора в уголовном суде первой инстанции 12-118

1. Функции прокурора при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции 12-46

2. Правовая природа государственного обвинения, поддержи ваемого прокурором в уголовном суде 47-80

3. Правовой статус государственного обвинителя в стадии судебного разбирательства (проблемы теории и законодательного урегулирования) 81-118

Глава 2. Структурный анализ деятельности прокурора в уголов ном суде первой инстанции 119-261

1. Проблемы процессуальной регламентации участия государст венного обвинителя в судебном разбирательстве 119-165

2. Участие прокурора в судебном доказывании 166-209

3. Тактико-криминалистический аспект деятельности государст венного обвинителя в уголовном суде первой инстанции 210-260

Список литературы 267-296

Введение к работе

Актуальность темы исследования. УПК РФ отразил в процессуальном статусе государственного обвинителя состязательную идеологию. Однако, как показывают последние изменения УПК РФ , законодатель, повинуясь сиюминутным конъюнктурным, политическим соображениям, оказался склонным радикально пересматривать некоторые из своих прежних концептуальных воззрений на роль прокурора в уголовном судопроизводстве. Опыт показывает, что перемены закона не всегда приводят к желаемому результату. То, как обсуждались поправки в кодекс и закон о прокуратуре, заставляет усомниться в продуманности новелл. С теоретической точки зрения они небесспорны. Именно это делает злободневным тему настоящего исследования. Мы хотим подвергнуть критике попытку ослабления прокурорского надзора за досудебным производством по уголовным делам, что в свою очередь, несомненно, скажется и качестве поддержания государственного обвинения.

В контексте произошедших законодательных изменений надо определиться с идеологией прокурорского надзора в уголовном процессе, ибо это напрямую связано повышения эффективности поддержания государственного обвинения в стадии судебного разбирательства. Мы собираемся привести свою аргументацию в пользу сохранения за прокурором сквозной функции надзора и руководства уголовным преследованием. При этом надо думать, что для выхода из затянувшегося неопределенного состояния умов и дел небесполезно вспомнить классическую русскую традицию трактовки роли прокурора, его функций в уголовном процессе, осознать свою принадлежность к континен-тально-европейской правовой системе. Мы предлагаем сделать принципиаль-

ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ и Федеральный закон «О прокуратуре РФ» 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ // РГ. — 2007. — 8 июня. — № 122 (4385); «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ» 6 июня 2007 г. № 90-ФЗ // РГ. -2007.-9 июня.-№ 123 (4386).

4 ные выводы о том, каким быть прокурорскому надзору в системе властей,

взаимодействующих в современном смешанном уголовном судопроизводстве, какими должны быть функции прокурора в судебном производстве по уголовному делу и процессуально-правовой статус государственного обвинителя.

Актуальность теме придает также повышение требований к качеству судебного доказывания, к эффективности деятельности государственного обвинителя по представлению своих доказательств и исследованию доказательств другой стороны. Причину недостаточно высокой эффективности уголовного преследования в суде надо искать, в числе прочего, и в неумении прокуроров использовать различные приемы представления и исследования доказательств, аргументации (особенно в суде с участием присяжных заседателей).

Осознание необходимости повышения эффективности уголовного преследования при неуклонном проведении курса на обеспечение прав и свобод человека и гражданина дает новый импульс к обоснованию того, что прокурор является главой обвинительной власти, его активность должна быть мотором публичного уголовного преследования и до суда, и в суде. Надо осмыслить правовую природу полномочий прокурора на поддержание обвинение и на отказ от поддержания обвинения в контексте последних постановлений и определений Конституционного Суда РФ, касающихся истолкования состязательности, активности судьи, необходимости соблюдения баланса между интересами личности и общества при судопроизводстве.

Смотрите так же:  Образец заявления на отмену судебного приказа по транспортному налогу

Не менее важно найти правильное решение вопроса о взаимодействии в суде государственного обвинителя с другими участниками со стороны обвинения, об оперативно-розыскном обеспечении поддержания государственного обвинения. Непростое решение относительно оптимальных форм, порядков, в которых должно осуществляться взаимодействие между государственным обвинителем и частными лицами, выполняющими функцию обвинения в суде должно строиться на незыблимости конституционного положения о приоритс-

5 те прав личности, в первую очередь потерпевшего, а также соблюдении разумного баланса частных и публичных интересов.

Таким образом, перед уголовно-процессуальной наукой стоит целый комплекс важных теоретических и практических проблем, порождаемых необходимостью совершенствования механизма прокурорского надзора в стадии судебного разбирательства по уголовному делу, формирования новой идеологии и практики прокурорского надзора на этом важнейшем участке деятельности прокуратуры.

Степень научной разработанности темы. Современные исследования основываются на значительных достижениях отечественной процессуальной науки и криминалистики. В числе ученых, плодотворно работавших по данной теме, нужно назвать А.С. Александрова, Л.Е. Ароцкера, Ф. Багаутдинова, В.И. Баскова, О.Я. Баева, С.Д. Белова, П.М. Давыдова, Р.Г. Домбровского, М.В. Жо-гина, Н.П. Кириллову, Г.Н. Королева, О.Н. Коршунову, А.П. Лобанова, В.В. Мельника, Р.Д. Рахунова, В.И. Рохлина, А.Р. Ратинова, И.Д. Перлова, Н.П. Петрову, С.К. Питерцева, Н.Н. Полянского, В.Г. Ульянова, Ф.Н. Фаткуллина, В.М. Савицкого, А.Б. Соловьева, М.С. Строговича, М.А. Чельцова, Т.Ю. Ца-паеву, СП. Щербу, А.Г. Халиулина, Н.А. Якубовича и многих других. Не утратили своего значения классические труды Н.А. Бундовского, М.Ф. Громницко-го, А.Ф. Кони, Н.В. Муравьева, других дореволюционных ученых, посвященные изучению природы обвинения, искусству поддержания государственного обвинения в суде.

Несмотря на имеющийся солидный теоретический задел в изучении проблем участия государственного обвинителя в судебном процессе, наличие интересных исследований разных сторон данного явления, научная разработка данной проблемы далека от завершения. Это связано не только с продолжающимися изменениями уголовно-процессуального закона, но и тем, что по-прежнему остаются дискуссионными многие теоретические вопросы, имеющие идеологическое и даже политическое значение. Подсказать законодателю пути

оптимизации права на переломном этапе становления прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве, исследовать сложившиеся реалии в сфере практики уголовного правосудия и психологии его участников, выработать практические рекомендации государственным обвинителям применительно современным условиям — все эти вопросы составляют непреходящую актуальность для современной науки и стали объектом и предметом диссертационного исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в связи с поддержанием государственного обвинения в стадии судебного разбирательства, которые урегулированы УПК РФ.

Предметом исследования является уголовно-процессуальные нормы, регулирующие деятельность государственного обвинителя в суде; практика реализации государственным обвинителем своих процессуальных полномочий; все многообразие мнений и суждений, высказанных в научной литературе по проблемам государственного обвинения и его поддержания в суде.

Цель и задачи исследования. В качестве конечной цели диссертацией-‘ ного исследования была избрано обоснование тезиса о том, что прокурор в уголовном суде является полифункциональным органом, его судебная деятельность, как органа надзора за законностью, является прямым продолжением его деятельности по уголовному делу до суда. Указанная общая цель обусловила постановку и решение следующих основных задач:

-провести сравнительный анализ существующих в науке подходов к пониманию сущности государственного обвинения и его размежевания с другими процессуальными явлениями;

-обосновать необходимость сохранения за прокуратурой функции надзора за законностью действий органов предварительного расследования;

-опровергнуть доводы о необходимости разделения функций надзора за законностью и уголовного преследования и выведения досудебного уголовного преследования из-под прокурорского надзора;

-осуществить толкование норм УПК РФ, регулирующих участие государственного обвинителя в стадии судебного разбирательства уголовного дела;

-рассмотреть процессуальные полномочия государственного обвинителя в контексте дискуссионных моментов, существующих в трактовке принципов уголовного процесса и общих условий судебного разбирательства;

-проанализировать правовое положение прокурора в уголовном суде; его полномочия, прежде всего в сфере доказывания;

предложить изменения в законодательство, призванные оптимизировать нормативного регулирования форм реализации прокурором своих функций в суде;

обобщить эмпирические данные о тактике поддержания государственного обвинения в суде и сделать соответствующие рекомендации;

выработать систему взглядов относительно взаимодействия для государственных обвинителей по производству отдельных судебных действий.

Методологической основой исследования является материалистический метод познания явлений и сути объективной реальности. В работе также использовались исторический, логико-юридический, сравнительно-правовой и конкретно-социологический методы. Методологическое значение для работы имели категории «уголовный иск», «обвинительная власть», «законность».

Теоретической базой исследования послужили фундаментальные разработки науки уголовно-процессуального права и криминалистики, социологии, психологии, формальной логики. Непосредственными источниками информации по теме исследования послужили: монографии, учебные пособия, лекции, научные статьи, доклады и другие опубликованные материалы, отражающие тс или иные стороны объекта и предмета исследования.

Нормативную базу исследования составляют Конституция РФ, УПК РФ, иные законодательные акты, а также акты Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, имеющие отношение к предмету исследования.

8 Эмпирическую базу исследования составили результаты изучения более

200 уголовных дел, рассмотренных судами в Республике Мордовия, Нижегородской области, в Московском и Санкт-Петербургском городских судах в 2004-2006 гг. и интервьюирования адвокатов (98 человек) и прокуроров (ПО человек) и 45 судей в Республике Мордовии, Нижегородской области.

Научная новизна исследования определяется в первую очередь новизной нормативного материала, подвергшегося научному исследованию с идеологической позиции, сочетающей в себе русскую правовую традицию и положений концепции судебной реформы. Объясняется сущность государственного обвинения, как уголовного иска; обосновывается концепция взаимодействия прокурора, государственного обвинителя и иных органов уголовного преследования в судебной стадии; предлагается авторская трактовка тактики государственного обвинения; осмысливается процессуально-правовое положение государственного обвинителя в свете принципов состязательности, законности, публичности, объективной истины, обеспечения прав личности.

О научной новизне исследования свидетельствуют основные положения, выносимые на защиту:

Государственное обвинение — это уголовный иск, в котором от имени государства выражается требование к суду о признании обвиняемого виновным в совершении преступления и о привлечении его к уголовной ответственности, предусмотренной УК;

Поддержание государственного обвинения у мировых судей по уголовным делам, по которым предварительное расследование проводилось в форме дознания, должно, по общему правилу, поручаться прокурором должностным лицам соответствующего органа дознания;

Досудебное производство по уголовному делу есть подготовка оснований и формулирование предмета уголовного иска. После предъявления уголовного иска (в виде обвинительного заключения или обвинительного акта) государственный обвинитель обязан осуществлять уголовное преследование в

9 форме поддержания государственного обвинения (уголовного иска) и выполнения функций надзора за законностью, организации взаимодействия органов уголовного преследования;

4.Понятием «уголовное преследование» охватывается и непосредственная подготовка к поддержанию обвинения: она включает в себя деятельность органов уголовного преследования по защите свидетелей, подготовке их к представлению и исследованию показаний в суде.

5.Поддержание государственного обвинения в суде есть судебное уголовного преследования. Содержанием этой деятельности государственного обвинителя является выдвижение и обоснование перед судом требования о привлечении к уголовной ответственности обвиняемого и также создание о судей убеждения в законности, обоснованности и справедливости данного требования;

б.Судебное доказывание может включать в себя в качестве сопутствующих и составных элементов: (а) подготовку обвинителем к представлению своих доказательств и исследованию доказательств противника; (б) формирование состава коллегии присяжных заседателей; (в) представление обвинительных доказательств; (г) исследование доказательств представленных другими участниками процесса; (д) толкование применяемого закона (е) организация взаимодействия участников со стороны обвинения с целью повышения эффективности доказывания;

Процессуальные права стороны, которыми наделен прокурор, поддерживающий государственное обвинение, являются средствами выполнения им своей обязанности по изобличению и привлечению к уголовной ответственности в процессуальном порядке лиц, действительно виновных в совершении преступлений;

Поддержание государственного обвинения является для прокурора обязанностью по выполнению функции публичного уголовного преследования, а также иных функций, возложенных на него законом: функции надзора за ис-

10 полнением законов при рассмотрении уголовного дела в суде, а также функции

защиты прав и законных интересов лиц, участвующих в деле;

9. Целью судебного доказывания со стороны обвинителя является не
только подтверждение обвинения, но в первую очередь — достижение истины
по делу. Состязательность является для государственного обвинителя средст
вом достижения объективной истины. Прокурор обязан обеспечить всесторон
нее, полное и объективное исследование обстоятельств дела в суде с целью ус
тановления объективной истины по делу, поэтому он обязан активно взаимо
действовать с судом в этом направлении;

10. Отказ от поддержания государственного обвинения является обязан
ностью
для прокурора, если он в ходе судебного разбирательства убедится в
невиновности подсудимого или недоказанности его вины. Решение об отказе
от поддержания обвинения должно быть согласовано обвинителем с прокуро
ром;

11.Государственному обвинителю может быть позволено представлять в суде новые доказательства, с которыми сторона защиты не была ознакомлена при окончании предварительного расследования. Однако суд, положительно решив этот вопрос, должен обязать прокурора заранее сказать, в чем суть этого доказательства, что им будет доказываться и дать защите возможность подготовиться к исследованию данного доказательства.

12. Данные, полученные стороной обвинения в ходе досудебного производства по уголовному делу, как в процессуальном порядке, так и в ходе оперативно-розыскной и иной деятельности, могут быть представлены и исследованы в ходе судебного разбирательства и только после этого стать судебными доказательствами -доводами.

Теоретическая значимость исследования. Разработанные автором положения обогащают теорию процессуальной науки и в своей совокупности создают теоретико-методологические предпосылки для решения ряда дискуссионных проблем, связанных с пониманием сущности государственного обвинения, про-

цессуальных полномочий государственного обвинителя, функций прокурора в суде, его отношений с другими участниками судебного разбирательства.

Смотрите так же:  Льготы ребенку-инвалиду и его семье в москве

В работе затрагиваются некоторые проблемные стороны современной концепции прокурорского надзора в сфере уголовного судопроизводства и делаются обобщающие суждения, направленные на корректировку понимания задач прокурорского надзора в уголовном суде первой инстанции для достижения оптимального соотношения обвинительной и надзорной составляющих в деятельности прокурора.

Практическая значимость диссертационных результатов состоит в выработке практических рекомендаций по представлению обвинительных доказательств, участия государственного обвинителя в судебных действиях; прениях сторон.

Кроме того, содержащиеся в диссертации положения и выводы, могут быть использованы в лекционных курсах, а также при составлении учебных программ и спецкурсов, а также при составлении учебных программ и спецкурсов в высших учебных заведениях.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации опубликованы автором в семи научных статьях и прошли апробацию в ходе выступлений на межвузовских конференциях (2005-2007 гг.) и на кафедре уголовного процесса Нижегородской академии МВД, а также на кафедре уголовного процесса и криминалистики Нижегородской правовой академии.

Сформулированные в работе рекомендации и предложения по совершенствованию деятельности государственных обвинителей в суде нашли применение в практике прокуратуры Республики Мордовия и прокуратуры Нижегородской области.

Материалы диссертационного исследования используются в учебном процессе университета при подготовке лекций, письменных консультаций, а также при проведении семинарских и практических занятий по уголовному процессу, прокурорскому надзору и криминалистики.

12 Структура диссертации. Структура диссертации обусловлена целью и

задачами исследования. Диссертация состоит из: введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов; заключения; библиографического списка.

Функции прокурора при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции

В данном параграфе своей целью мы ставим развернуть глобальную теоретическую проблему функциональной состоятельности прокуратуры в судеб-но-процессуальной плоскости и наметить пути ее решения. Необходимо, на наш взгляд, постулировать ряд принципиальных положений, касающихся природы судебного уголовного преследования, реализуемого обвинителем в суде в системной связи с другими направлениями и видами судебной деятельности. В выработке взглядов на положение прокурора в суде, на наш взгляд, необходимо исходить из статуса прокуратуры, как полифункционального органа надзора за законностью. Структура процессуального статуса государственного обвинителя на суде и функциональный анализ его деятельности, таким образом, замыкается на общей идеологии прокурорского надзора, а последняя, как известно, в последнее время переживает болезненные изменения. Важно ответить на вопрос, что из функционального состава должно остаться в деятельности прокуроре в стадии судебного разбирательства, а что с необходимостью надо пересмотреть и отбросить.

Мы намереваемся отстаивать концепцию, согласно которой прокурор остается в стадии судебного разбирательства органом надзора за законностью и продолжает выполнять несколько функций, так или иначе связанных с общим правовым назначением прокуратуры. На наш взгляд, этот постулат вытекает из роли прокуратуры в современном российском государстве, из положения прокурорского надзора в системе функций государства.

Есть и еще один момент, который нельзя упускать из вида, говоря об участии прокурора в уголовном суде. На него справедливо указывает Г.Н. Королев: «Субъективные права и юридические обязанности прокурора в сфере уголовного судопроизводства направлены на определенные нематериальные блага — права и свободы участников уголовного процесса. Учитывая, что прокурор участвует в уголовном процессе в интересах общества и государства, можно констатировать, что общей направленностью и, следовательно, общим объектом правоотношения, складывающегося в результате деятельности прокурора по осуществлению уголовного преследования, являются права и свободы участников уголовного судопроизводства, а также охраняемые законом интересы общества и государства» .

Итак, мы намереваемся защищать тезис о полифункциональности роли прокурора в судебном процессе. Актуальность этой проблемы обострилась именно в последнее время в связи изменениями в позиционировании прокуратуры на правовом поле. На наш взгляд, существует угроза подрыва прокурорского надзора в уголовном процессе в виде обсуждаемого сейчас в Федеральном собрании законопроекта3. По инициативе депутатов из партии «Единая Россия» А. Гуров, А. Волков, А. Розуван предполагается внести в Закон «О прокуратуре» новый раздел, который называется «Следственный комитет прокуратуры Российской Федерации». Новая следственная структура, как предполагается, появится во всех прокуратурах, начиная с райгорпрокуратур и заканчивая Генеральной прокуратурой. Руководитель Следственного комитета будет в ранге первого заместителя Генерального прокурора, его, как и Генерального прокурора, будет назначать и освобождать от должности Совет Федерации по представлению президента3. Таким образом, несмотря на то, что Следственный комитет создается в недрах прокуратуры на деле он получает самую широкую автономию и бесконтрольность. Предложения эти, на наш взгляд, совершенно непродуманные. Мы полностью разделяем позицию А.С. Александрова, которую он неоднократно высказывал, о том, что «увод» досудебного производства из-под надзора прокуратуры чреват катастрофическими последствиями, как для борьбы с преступностью, так и для защиты прав и свобод человека и гражданина.

Сейчас многие почему-то вспоминают добрым словом старого судебного следователя и предлагают реанимировать его4. Одним из вариантов в реформировании досудебного производства в этом направлении могло бы стать создание отдельного самостоятельного органа предварительного следствия, как структуры в системе органов исполнительной власти. Органами уголовного преследования по данному замыслу должны остаться только органы прокуратуры и органы дознания .

Однако вся логика развития отечественного законодательства, начиная с первых советских кодексов, идет в обратном направлении — от следственного судьи к прокурорскому дознанию. Вообще, кто такой судебный следователь? Сей беспомощный, жалкий фигурант даже в лучшие свои годы был зажат ме жду прокурором и судом, зависел и от того и другого. Какой смысл возвращаться к тому, что не прошло проверку практикой еще в прошлом веке? Ведь сложилась и действует система судебного контроля, выполняемая «настоящим судом». Что все рушить и начинать заново создавать институт судебного следствия с совершенно туманными перспективами?

Правовая природа государственного обвинения, поддержи ваемого прокурором в уголовном суде

Как выяснилось в параграфе первом, деятельность прокурора, поддерживающего государственное обвинение в суде, включает в себя набор взаимосвязанных составляющих. Структуру деятельности государственного обвинителя составляют элементы: а) формальный — процессуально-правовой, б) содержательный доказательственный (аргументационный или информационно-познавательный); в) организационный, тактический; г) нравственный, этический. Эти элементы станут предметом нашего анализа во второй главе.

Естественно, основным, «структуирующим» элементом для понятия «поддержание государственного обвинения» имеет категория «обвинение». Именно на него необходимо опираться для анализа иных содержательных и формальных составляющих деятельности государственного обвинителя в суде. Поэтому в данном параграфе мы рассмотрим методологически значимые аспекты понятия «государственное обвинение».

Следует отметить, что термин «обвинение», чрезвычайно емкий и многослойный по своему значению, может быть истолкован весьма различным образом. Пищу для разнотолков при его объяснении иногда дает даже Пленум Верховного Суда РФ. Так, в одном из руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ говорится, что под обвинением следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого61. Думается, что это определение обвинения можно использовать только в узком контексте данного постановления, с учетом специфики особого производства, предусмотренного главой 40 УПК РФ. Но все равно мы считаем глубоко порочным подход, который проявил себя в данном определении, когда «смысл», иначе говоря «модель», созданная интеллектом, смешивается с реальностью, образом которой она является. Как бы не верным было обвинение, оно есть лишь требование, утверждение, но не сами фактические обстоятельства деяния, имевшего место в прошлом.

Напомним, что согласно уголовно-процессуальному законодательству под обвинением понимается «утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном настоящим Кодексом» (с пунктом 22 ст. 5 УПК РФ). Выражение, кстати, также весьма многозначительное и более того — многозначное, чреватое различными толкованиями.

Справедливо отмечается, что в трактовке пункта 22 ст. 5 УПК РФ понятие «обвинение» уже понятия «уголовное преследование», поскольку за его рамками остается деятельность по доказыванию, состоящая в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, перечне-ленных ст. 73 УПК РФ . В силу краткости определения в нем можно найти и другие пороки. Однако, нам надо самостоятельно пройти весь путь по освоению все номенклатуры значений термина «обвинение», использую для этого не только терминологию действующего закона, но язык права, активизируя архив знаний, опыт прочтения знака «обвинения», традицию словоупотребления его.

Если говорить о теории, то там вопрос о правовой природе обвинения сильно усложнен. Существует множество подчас взаимоисключающих точек зрения по данному вопросу. Мы попытаемся в данном параграфе разобраться с ними и выработать свой взгляд на природу государственного обвинения в уголовном суде.

Приведем наиболее распространенные подходы к пониманию обвинения, существующие в современной процессуальной литературе. Классик советской процессуальной науки М.С. Строгович под обвинением подразумевал совокупность процессуальных действий, направленных на изобличение лица, совершившего преступление . Подобный деятельностный подход разделяли многие известные процессуалисты. В частности, Д. С. Карев утверждал: «Под обвинением понимают обвинительную деятельность, поддержание обвинения в суде уполномоченными на то лицами и сущность, содержание обвинения в конкретном преступлении» . П.С. Элькинд также считала, что обвинение является процессуальной деятельностью, деятельностью обвинителя в суде. Хотя вместе с тем, она трактовала обвинение и как обвинительный тезис или утверждение о виновности, а также «содержание инкриминируемых обвиняемому обстоятельств», «самый акт предъявления определенному лицу постановления о привлечении к уголовной ответственности», «содержание такого постановления», «обвинительный тезис, который обвинитель поддерживает перед судом», «обвинение, как формулировку решения по делу». По ее мнению, «во всех этих случаях речь идет о различных сторонах единого целого — института обвинения»65. Заметим, что подобный плюрал-лизм во взглядах вряд ли оправдан. В законодательстве и в теории разработан набор специальных терминов, с помощью которых можно обозначить весь спектр явлений обвинительного ряда. Но обвинение, как нечто исходное, родовое нуждается в отдельном, самостоятельном означаемом.

Проблемы процессуальной регламентации участия государст венного обвинителя в судебном разбирательстве

В данном параграфе мы осуществим анализ «формальной» стороны деятельности прокурора по поддержанию государственного обвинения в суде первой инстанции. Речь идет об анализе процессуальной формы, т.е. уголовно-процессуальной регламентации участия в судебном разбирательстве публичного обвинителя по должности. Полагая, что нет нужды останавливаться на общеизвестных местах, мы сосредоточим внимание на наиболее актуальных и дискуссионных моментах в процессуальном урегулировании судебной деятельности прокурора. Мы намереваемся систематически осветить такого рода моменты, имеющиеся в подготовительной части судебного заседания, в судебном следствии и в прениях сторон. Думаем, подобный порядок оправдан самим строением стадии и, соответственно, логикой развития деятельности обвинителя в суде и ее правового урегулирования.

Смотрите так же:  Невыполнение требования судебных приставов

И еще одно предуведомление, а скорее напоминание о том, что содержание данного параграфа является прямым продолжением тех идей, которые мы положили в основу нашей концепции государственного обвинения. Поэтому мы не считаем нужным каждый раз пускаться в объяснения, почему нами предлагается определенный способ решения проблемной ситуации. Мы стоим на своей концепции и пытаемся последовательно развивать ее в предложениях по совершенствованию процессуального законодательства, регулирующего участие государственного обвинителя в уголовном суде.

Итак, рассмотрим участие прокурора в подготовительной части судебного заседания. Как известно, данный период стадии судебного разбирательства имеет большую важность, прежде всего, с точки зрения подготовки условий к проведению судебного следствия. Для прокурора в данной части процесса ключевое значение имеет, с одной стороны, сохранение своей доказательственной базы от неправомерных попыток защиты (но также и любых других участников судебного разбирательства) разрушить, ослабить или обесценить ее, а с другой стороны, пополнить запас обвинительных доказательств, создать условия для представления имеющихся у него обвинительных доказательств.

Целью прокурора является создание нормальных условий для всестороннего, полного объективного исследования судом всех обстоятельств дела. Прокурор не должен позволить засорять следствие неотносящимся к предмету судебного спора материалом. Он обязан помочь суду отсечь все незаконные, недопустимые средства доказывания, предлагаемые (умышленно или по небрежности) стороной защиты. Не будучи лично заинтересован в исходе дела, проку pop должен заботиться только о том, чтобы восторжествовала истина. Поэтому в равной степени неправильным будет, с одной стороны, огульное отрицание прокурором любого ходатайства защиты, направленного на получение нового доказательства в пользу подсудимого или на проверку доказательства обвинения, а с другой стороны, такая позиция обвинителя, которая наиболее ярко выражается в фразе: «На усмотрение суда». Активность прокурора возбуждается не стремлением во что бы то ни стало добиться обвинительного приговора, но стремлением к тому, чтобы подсудимый, в виновности которого убежден прокурор, был осужден и понес залуженное наказание.

Существующий порядок разрешения ходатайств в подготовительной части судебного заседания благоприятствует защите в получении новых доказательств в свою пользу. Согласно ч. 1 статьи 271 УПК РФ судья должен удовлетворить ходатайство о допросе в качестве свидетеля лицо, явившееся в суд. Однако, на наш взгляд, такое решение должно приниматься судом отнюдь не автоматическом режиме, а только после всестороннего взвешивания причин за и против, предлагаемых обеими сторонами. Думаем, что сторона защиты обязана обосновать целесообразность допроса данного лица, главным образом тем, что оно может удостоверить важные обстоятельства по делу, какие именно -защитник заранее должен указать. Кроме того, мы полагаем, что защита должна привести достойные удовлетворения причины, по которым этот свидетель не был заявлен ею на досудебном производстве, не был допрошен органом предварительного расследования и не включен в список свидетелей защиты, прилагаемый к обвинительному заключению (обвинительному акту). Хотя мы и разделяем мнение о том, что защитник не обязан этого делать, тем не менее, мотивы своего поведения он должен объяснить. Если единственным мотивом было желание защиты приберечь ключевого свидетеля защиты до решающего этапа производства по делу, то прокурор вправе обратить внимание суда на данное обстоятельство и требовать создания ему условий для подготовки к исследованию данного доказательства.

Участие прокурора в судебном доказывании

Говоря о сущности поддержания государственного обвинения, Р.Д. Раху нов отмечал: «Если попытаться вскрыть содержание функции обвинения, то следует признать, что оно заключается в доказывании обвинения. Голословное обвинение — не обвинение, оно не достигает цели. Обвинение должно основы ваться на доказательствах . » ,

Аналогичного мнения придерживается и Г.Н. Королев, который отмечает, что прокурорское уголовное преследование, обладая свойством единства, в центральной стадии судебного разбирательства заключается в уголовно-процессуальном доказывании и осуществляется прокурором в форме поддер жания перед судом обвинения от имени государства .

Данные предварительного расследования, информация, которая получена досудебном производстве уголовного процесса, становятся фактической основой для государственного обвинителя. Исследование события преступления и процесса его изучения на досудебных стадиях уголовного судопроизводства являются центральной частью познавательного процесса в суде первой инстанции.

С принятием УПК РФ возросла самостоятельность и ответственность сторон в доказывании спорных обстоятельств дела, расши рилось пространство для проявления ими своего тактического мастерства. На государственном обвинители лежит бремя доказывания обвинения (предмета и оснований уголовного иска), поэтому для него участие в судебном доказывании особо актуально. Все упущения обвинителя при судебном доказывании прямо отражаются на конечном результате судебного разбирательства. На прокуроре и суде в равной степени лежит обязанность установления истины по уголовному делу. Хотя средства и способ достижения этой цели у них разный.

Конституционный суд РФ в своих решениях неоднократно подчеркивал важность инициативы сторон в доказывании своих требований. «Поскольку по смыслу статей 118 и 123 (часть 3) Конституции РФ, суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию отправления правосудия и не должен подменять органы и лиц, формирующих и обосновывающих обвинение, то не устранимые ими сомнения в виновности обвиняемого, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции РФ, толкуются в пользу последнего. Таким образом, если органы уголовного преследования не смогли доказать виновность обвиняемого в полном объеме и, тем более, если прокурор и потерпевший отказались от поддержания обвинения в суде (полностью или частично), то это должно приводить в системе действующих уголовно-процессуальных норм при их конституционном истолковании — к постановлению в отношении обвиняемого оправдательного приговора или обвинительного приговора, констатирующего виновность обвиняемого в менее тяжком преступном деянии» .

Вместе с тем, инициатива сторон, о которой часто говорит Конституционный Суд России, не является обстоятельством, в принципе исключающим активность суда. В том же постановлении Конституционный Суд РФ указал, что даже при наличии подобного ходатайства со стороны обвинения, суд вовсе не обязан следовать ему и в каждом случае возвращать дело на дополнительное расследование, так как в соответствии с частью 3 статьи 49 Конституции РФ, он вправе оценить ситуацию и вынести оправдательный приговор, руководствуясь при этом конституционным положением о том, что все сомнения в виновности обвиняемого должны толковаться исключительно в его пользу242. Конституционный Суд РФ, при анализе положений пунктов 1 и 3 части 1 статьи 232 УПК РСФСР, дважды указывает, что суд вправе не следовать инициативе сторон, а воспользоваться положениями статьи 49 РФ Конституции в интересах обеспечения прав обвиняемого.

Суд не должен помогать обвинителю в доказывании предмета и оснований уголовного иска, однако и у суда и у обвинителя существует обязанность установления истины по делу. Суд может осуществить те или иные действия по ходатайству стороны (в том числе государственного обвинителя) или по своей собственной инициативе, если это необходимо для защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, для устранения существенного нарушения уголовно-процессуального закона, совершенного дознавателем, следователем или прокурором, в силу которого исключается возможность постановления судом приговора или иного решения, отвечающего требованиям справедливости243. Конституционный Суд РФ исходит из того, что суд должен обеспечить полное и всестороннее исследование всех обстоятельств дела в целях принятия правосудного: «После передачи материалов уголовного дела с обвинительным заключением в суд именно этот орган, разрешая дело на основе полного и всестороннего исследования в судебном заседании всех его обстоятельств, осуществляет проверку процессуальных актов и других мате риалов досудебного производства». Суд, осуществляя доказывание, обязан принимать в установленных процессуальных формах все зависящие от него меры к тому, чтобы были получены доказательства, подтверждающие как виновность, так и невиновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления.

Суд не вправе восполнять пробелы обвинения. Однако в том, что касается восполнения материалов уголовного дела в части проверки надежности источников доказательств, обоснованности доводов сторон, иными словами, в том, что касается обеспечения полноты и объективности доказательственной базы, суд вправе проявить активность. Суд не вправе получать новые доказательства в пользу обвинения, но он вправе получать доказательства с целью проверки доводов обвинения.