Игра Версаль 2: Завещание Короля

Системные требования к игре Версаль 2: Завещание Короля

Минимальные требования

Windows 95/98/Me/2000; Pentium II 350 МГц; Память 32 Мб

Рекомендуемые требования

Прохождение и коды к игре Версаль 2: Завещание Короля

Тактика и советы

Обзор игры Версаль 2: Завещание Короля

Игра Версаль 2: Завещание Короля — это адвенчура, вышедшая в 2002 году. Действие разворачивается в далеком 1700 году, игроку отводится роль молодого аристократа, стремящегося уехать в Испании к своей избраннице. На его пути — множество безжалостных оппонентов и обилие всяческих интриг, потому нужно находиться в состоянии полной боевой готовности.

Вы находитесь на странице игры Версаль 2: Завещание Короля, созданной в жанре Adventure, где можно найти много полезной информации. Игра выпущена студией Cryo Interactive. Найденное у нас прохождение игры Версаль 2: Завещание Короля поможет быстрее решить внутриигровые проблемы и получить подсказки по сложным моментам. Также к игре Версаль 2: Завещание Короля коды и читы просто необходимы каждому, кто любит получать бесплатные бонусы.

Учитывая, что игра Версаль 2: Завещание Короля не выходила на русском языке, вам явно понадобится русификатор, чтобы сделать игру понятнее, ведь прохождение на родном языке намного приятнее. Вы будете играть в одиночку, проходя каждый этап без чьей-либо помощи.

Рецензии и отзывы читателей помогут вам понять, стоит ли игра вашего времени. Учитывая, что игра вышла 2002-01-01, можно сказать, что она относится к разряду классики.

Помимо общих данных, вам могут понадобиться разнообразные файлы. Используйте дополнения, когда устали от основного сюжета – они существенно расширят стандартные возможности. Моды и патчи помогут разнообразить и исправить игровой процесс. Скачать их вы сможете в нашем хранилище файлов.

Versailles 2: Testament of the King / Версаль 2. Завещание короля

Versailles 2: Testament of the King / Версаль 2. Завещание короля — Страница 1 из 1

  • Ответить
  • Сообщений: 2 • Страница 1 из 1

Versailles 2: Testament of the King / Версаль 2. Завещание короля

Разработчик: Cryo Interactive
Год выпуска: 2002

1700 год. Франция, Версаль. Представители королевских династий Европы гадают, кто же унаследует испанский престол и несметные богатства Карла II. В это время при дворе Людовика XIV появляется Шарль-Луи де Фавероль, молодой французский аристократ, все мысли которого заняты поиском шанса уехать в Испанию, к его возлюбленной Эльвире. Вместе с Шарлем Вы попадете в королевский дворец и познаете все обычаи, традиции и особенности дворцовой жизни. Безжалостные противники стоят на Вашем пути, а Ваша жизнь окутана сетью коварных интриг, так что будьте готовы к непростым ситуациям и деликатным поручениям!

Версаль 2: Завещание Короля: Прохождение

Прежде чем начинать играть, настройтесь на дух Версаля — не поленитесь почитать энциклопедию, посмотреть видеоролики и другой материал, представленный в информационном блоке игры. Всё это потом пригодится.
В игре немало ситуаций с двойным решением. Поэтому почаще сохраняйте игру, чтобы не начинать всё сначала.
Итак, перемещаемся в эпоху Людовика XIV, в красивейшее место — ВЕРСАЛЬ.

Конюшня
Разговор с грумом.

Гостиница
Разговор с хозяином и пьяницей.
Позвать охранника — самый дальний во дворе.
Отдать хозяину 35 ливров.

Конюшня
Разговор с грумом.
Разговор с Буасселем, отдав ему письмо.
Взять у грума седло.

Министерское крыло
Дать привратнику деньги.
Отдать седло начальнику канцелярии.

Гостиница
Одеться.
Внизу поговорить с посетителем.

Решение проблем реконструкции царских покоев:
плотник — клик на пол
штукатур — клик над кроватью
скульптор по мрамору — клик на левый комод
скульптор по дереву — клик на коллонаду
скульптор по бронзе — клик на левый комод
художник — клик на потолок
зеркальщик — клик над левым комодом
смотритель картин — клик над левой дверью
позолотчик — клик над кроватью
гобеленщик — клик над кроватью
часовщик — клик на правый комод
суконщик — клик над кроватью.

Получаем алмаз.
Играем в волчок и проигрываем алмаз.
Разговор с хозяином гостиницы.

Коллонада
Уверенно даём следующие ответы:
— коллонада
— зелёный ковёр
— с востока на запад.

Рощи
Продолжаем отвечать:
— колесница Аполлона
— не при чём
— да, мать Латонна
— Аполлон
— 14 рощ.

Гостиница
Играем на алмаз, пока не выиграем (попробуйте сразу ставку сделать на 2).
Отдать ****** ливров хозяину гостиницы.

Большой корпус
Выслушав от всех охранников отказ, идём на кухню.
Поговорив с ля Пердриксом, возьмём со стола фартук.
С другого стола возьмём поднос с едой.
Переоденемся и пойдём к Луиллье.
Поднос поставить на стол и поговорить с Луиллье.
На вопрос об алмазе ответить «ДА».
После этого заглянуть к ля Пердриксу.

Энцелад
Подойти к двум дворянам, стоящим у фонтана и кликом кошельком с алмазом попросить передать алмаз герцогу Анжуйскому.
Поговорить с де Бандольсом о планах трубопроводов.

Коллонада
Поговорить с работником.

Роща Маре
После разговоров начинаем садить деревья. Начинаем слева от угла снизу вверх, чередуя лимонное — апельсиновое — гранатовое.

В комнате Луиллье
Взять письмо и прочитать его.
Далее, раскладываем документы на трёх листах справа:

Внешняя
сеть Водяное
колесо Машина
Марли Акведук
Эвр
Внутренняя
сеть Распределение
труб Патрубки Форсунки
Сила
тяжести

Коллонада
Поговорив с Дюпюи, обратимся к гидравлику и возьмём у него трубный ключ, свисток и молоток для игры в шары.
Отдадим свисток Дюпюи.
Попытаемся управлять фонтанами по свистку. Если не получится, не расстраивайтесь — все кончится хорошо и Вас похвалит де Бандольс.

Аллея для игры в шары
Поговорив с испанским послом, находим хозяина молотка для игры в шары.
Ищем шары. Находим их у передвижной вышки для обрезки деревьев. По одному шару носим, показываем, пока не возьмём шар 1.

Большой корпус
Поговорив с ля Пердриксом, прочитаем письма от Эльвиры.

Энцелад
Играем в карты. Выигрываем и спасаем герцога.

Роща Маре
Посол Испании отказал в выдаче паспорта.

Бальный зал
Поговорив с охранником, идём искать ноты.

Гостиница
Пьяница поможет с нотами (ТУРЕЦКАЯ СИМФОНИЯ).

Бальный зал
Поговорим с охранником, исполним симфонию и получим письмо от Просперины.

В кабинете
Читаем письмо, берём со стола огниво и сжигаем его.
Получаем указания по работе и идём за инструментом и ключами.

На кухне
Просим ля Пердрикса достать ключ от туннеля.

Гостиница
Показываем хозяину ключ и он пускает в номер Бандольса.
В номере берём инструмент: уровень и кронциркуль.

Большой корпус
На кухне поговорим с кухаркой. В миске на второй полке стеллажа справа от входной двери находим записку.

Бальный зал
У садовника узнаем о местонахождении Просперины.

Лестница королевы
Просперина поясняет, о чём идёт речь в записке (опять ля Пердрикс всё перепутал).

Коллонада
Около статуи находим ключ от туннеля.

Роща Маре
Находим Бандольса. Поговорив с ним, ищем фонарь в кустах справа от дорожки в туннель. С фонарём в руках идём в туннель.

Туннель
На первой развилке влево.
На следующей развилке замерим угол наклона трубы спиртовым уровнем и пойдём вправо. Там замерим диаметр трубы кронциркулем и между труб пойдём прямо.
Посмотрим видеоролик и после этого ещё раз замерим угол наклона трубы спиртовым уровнем.
Ещё раз смотрим видеоролик. После просмотра нужно постараться как можно быстрее побежать вперёд, на первой развилке резко повернуть в левый туннель, бегом вперёд и уже в комнате нужно найти лестницу на стене и кликнуть по ней. В результате — выходим из туннеля, и нас заставляют вывернуть карманы.
Отдаём записку Просперины и говорим с герцогом.

Лестница королевы
Поговорив с маркизом, расшифровываем письмо:
сверху вниз — 16 — 21 — 24 — 28 — 07
После того, как поставили числа, не забудьте кликнуть на «птички» около чисел.

Конюшня
Попросим совета, какую лошадь взять.
Прочитаем письмо и получим ордер.
Выбираем скакуна — средний из трёх.
Седлаем скакуна в последовательности: щётка — гребень — чепрак — седло — хомут — застёжка — пряжка уздечка и удила.

Генеологическое дерево
Сначала расставим короны на Людовика XIV, Карла II, Леопольда I, Людовика Французского, Герцога Бургундского, Эрцгерцога Иосифа.
Затем расставляем портреты из галереи (слева направо): Герцог Анжуйский, Герцог Берийский, Эрцгерцог Карл, Герцог Шартрский, Филипп Орлеанский.
Далее, после разговора с ля Пердриксом, идём на Аллею.

Аллея для игры в шары
Играем в шары. Суть игры — кликнуть так, чтобы стрелки (движущиеся) останавливались как можно точнее к центру.

Подготовка к балу
Одеваем костюм (второй слева из предложенных).
После видеоролика, выслушав все упрёки, идём искать посла Испании.

Роща Маре
У Дюпюи берём план Трианона.
Слушаем разговор посла с герцогом, отдаём ему карту и получаем испанский паспорт.
Не перебейте их разговор!

Конюшня
Поговорим с гонцом и герцогом Аркейским.
Поможем гонцу, отвязав висящий мешок с сеном
Опять поговорим с гонцом.

Гостиница
Поговорим с ля Пердриксом.
Повернёмся и отдадим испанский паспорт посыльному от мадам Мантенон.
Отправим ля Пердрикса к англичанину (с подносом пива).
Читаем письмо от мадам Мантенон.
Берём камень с пола и отдаём его ля Пердриксу.
Идём в номер к англичанину и всё забираем со стола.

Видеоролик
После ролика беседуем с испанским послом.

Роща Маре
Получаем очередной паспорт.
Беседуем с Синцендорфом.

Видеоролик
После ролика получаем задание от Торси.

Конюшня
Поговорим о гонце из Мадрида.

Королевская лестница
Беседуем с Торси.

Коллонада
Узнаём что кто-то арестован.

Аллея для игры в шары
У передвижной вышки собираем всё что есть.
Поднимаемся на вышку и граблями с кустов берём записку. Спускаемся вниз кликом лопатой на лестницу.

Большой корпус
Кликнув запиской с куста на стол, дадим задание ля Пердриксу.

Министерское крыло
Беседуем с Торси и всеми желающими.

Бальный сад
Играем в жмурки. Вряд ли Вы запомнили лица персон, так что играйте до упора.
Находим Синцендорфа и получаем письмо послу.
Хотим уйти, но узнаём плохую новость.
Возвращаемся к Синцендорфу и беседуем.
Опять хотим уйти, но ля Пердрикс привёл гонца.
Ведём гонца к Синцендорфу.

Смотрите так же:  Адвокат по алиментам москва

Versailles 2: Testament of the King
Версаль 2. Завещание короля

Прохождение игры — Страница 2

Игра в волчок

Подходим к посетителю, расположившемуся у стола на выходе. Он предлагает нам сыграть в волчок и объясняет правила игры.

Каждый игрок делает ставку на определенный номер, который может выпасть в игре, и крутит волчок. Тот, чей номер выиграл, забирает все ставки. В случае, если ничей номер не выпадает, то делаются новые ставки и игра продолжается до победы.

Ставим на кон алмаз, и … успешно его проигрываем. Перед тем, как вернуться к себе, подходим к хозяину гостиницы.

Он удивлен не меньше нашего – ведь этот игрок, с самого утра ничего не выигрывал. Соглашается подождать с долгом.

Колоннада

Утром мы уже находимся на назначенном месте встречи. Слушаем разговор господ Mansart’a, архитектора в коричневом костюме и садовника Dupuis. Рассуждая о постоянных переделках дворцовых ансамблей, собеседники обращаются к нам с вопросом о нашем мнении в отношении Бальной рощи и Колоннады. Т.к. мы имеем намерение поработать с господином архитектором, то поддерживаем его точку зрения.

Из двух появившихся внизу экрана вариантов ответа, выбираем «Колоннада». Подошедший к этому времени господин Lhuillier представляет нас господам, как своего помощника, на время болезни основного работника. Господин Mansart не возражает. Мало того, он желает, чтобы мы показали сад испанскому послу маркизу Castel dos Rios в три часа пополудни. Lhuillier выдает нам аванс за июль месяц в размере 80 ливров и просит принести кошель с алмазом.

Если мы на вопрос о нашем «беспристрастном» мнении выберем ответ «бальную рощу», то получим только 40 ливров.

Экскурсия с послом Испании

Нас представляют послу Испании, и мы проводим его по садам Версаля. Ведем светскую беседу, перемещаемся из одного места в другое. При этом посол задает вопросы, на которые нужно правильно отвечать. Следует внимательно ознакомиться с имеющейся в игре энциклопедией, особенно, с разделом, который касается королевских садов.

Во время остановки на террасе короля, на вопросы посла выбираем ответы «зеленый ковер» и «с востока на запад».

Светская беседа продолжается, как и наша прогулка. Подходим к Колоннаде, и маркиз выражает свою озабоченность возможными намерениями Европейских стран по разделу между собой испанских владений после смерти испанского короля Карла II. Особую озабоченность вызывают действия немецкой графини Perlitz.

Следующую остановку делаем в Энцеладе, названного в честь мифического гиганта, намеревавшегося свергнуть Юпитера. Разговариваем с послом, поворачиваемся, проходим вперед, к беседке, в которой сидит дама.

Кажется, это та таинственная незнакомка из кареты, которую мы видели в самом начале игры.

Снова беседуем с послом. Нам предстоит, рассматривая книгу маркиза с миниатюрами, ответить на вопрос: «Какие из миниатюр связаны с мифами об Аполлоне?»

— не причем (на гравюру «Похищение Прозерпины Плутоном»)

— еще один, да, это мать Латона

Продолжаем экскурсию, поддерживая разговор.

У Рощи железных деревьев маркиз Castel dos Rios задает вопрос об общем количестве рощ в королевских садах. Ответ: четырнадцать.

Вскоре посол замечает, что уже почти пять часов и пора идти во дворец. На прощание он задает вопрос о девушке по имени Эльвира и называет полностью ее имя. Увидев наше изумление, посол поясняет, что она – дочь его близкого друга. Маркиз обещает также подготовить нам паспорт, раз мы твердо намерены поработать в посольстве в Испании. Завидев, что началась королевская прогулка в садах, маркиз удаляется.

Гостиница «Пеликан»

Lhuillier уже обращался с просьбой вернуть алмаз, который мы так глупо проиграли. Финансовые дела, благодаря Lhuillier, стали налаживаться, поэтому принимаем решение срочно вернуть алмаз обратно.

Подходим в гостинице к игроку в «волчок» и заявляем о том, что играть будем только на алмаз.

Играем до тех пор, пока не выигрываем алмаз. (Совет из сети – попробуйте сразу сделать ставку на двойку).

Выигрываем алмаз, подходим к хозяину гостиницы, вручаем ему пятнадцать ливров долга предоплаты.

Большой корпус

Направляемся к Lhuillier в Большой корпус.

Привратник в дверях слева не пропускает нас, т.к. у нас нет рекомендаций.

Проходим в коридор слева.

Пытаемся подняться по лестнице налево, но и здесь нас останавливает стражник.

Проходим на кухню справа. Подходим к помощнику повара, общаемся с ним.

Узнаем, что Lhuillier задержан стражей короля и находится сейчас в своей комнате. Когда помощник повара относил в его комнату обед, то Lhuillier’a еще не было. Как только он вернулся, вслед пришла и стража. Решаем срочно увидеться с подручным инспектора по зданиям.

Проходим к ряду столов у стены, забираем фартук повара. Открываем инвентарь, нажимаем на иконку Faverolle, примеряем на него фартук. Поворачиваемся направо, берем поднос с едой. Выходим из кухни. Объясняемся на лестнице со стражником, поднимаемся на второй этаж. Говорим со стражником у двери, проходим в комнату, ставим поднос на стол.

Lhuillier спрашивает – у нас ли алмаз (если у нас его нет, то игра заканчивается). Получив утвердительный ответ, он просит срочно передать этот алмаз дофину или его сыновьям.

Выходим из комнаты. На лестнице нас уже поджидает помощник повара.

Сообщаем ему о том, что нам срочно нужно встретиться с дофином. Поваренок поясняет, что и дофин и сыновья находятся сейчас в замке Мадоне, в Версале остался только герцог d’Anjou. Открываем инвентарь, переодеваемся и выходим на улицу.

На карте открылось несколько мест, куда мы можем направиться. Заходим в Бальную рощу. Слуга сообщает, что Его Величество сейчас находится у Энцелада.

На входе видим беседующих у фонтана испанского посла и сеньора Sinzendorf. Спрашиваем у них, где находится Его Высочество. Получив ответ, пробуем пройти к влево, но дальше нас не пускает охрана. Возвращаемся и просим посла передать герцогу d’Anjou кошель с алмазом от Lhuillier. Он соглашается.

Оказав в Мадоне Монсеньору большую услугу, бедняга Lhuillier не устоял перед соблазном. И украл у наследного принца пряжку с тремя драгоценными камнями. В результате чего, он был сослан в ссылку, а Faverolle был назначен господином Mansart на его место и поселился в Большом корпусе.

Проходим через Зал зеркал, входим в Военную комнату.

Прислушиваемся к разговору министра Torcy и господина Dangeau. Смотрим в направлении окон и видим от одного из вельмож знак– подойти к ним. Подходим.

Месье Duc d’Arcueil слышал наш разговор в Больших конюшнях с Boisseuilh и знает о том, что мы хотели бы поработать в посольстве в Испании. Т.к. Duc d’Arcueil большой друг господина министра, он мог бы оказать нам услугу, но взамен просит показать господину de Bandols, ученому, секреты фонтанов Версальского дворца. Сам месье ученый сообщает о том, что хотел бы получить планы трубопроводов – и подающих воду в Версаль, и питающих сады.

Выходим из Военной комнаты на карту, выбираем Колоннаду.

Обращаемся за помощью работнику справа от входа.

Он отказывается помочь, сославшись на сильную занятость.

По карте проходим в Бальную рощу.

Ворота оказываются заперты, но мы применяем имеющийся у нас ключ, идем по роще, пока в центре лужайки не находим садовника с ножницами. Он отправляет нас к господину Dupuis, который сейчас в роще Маре.

Главный королевский садовник занят пересадкой деревьев. Он жалуется на большой объем работы и на то, что в его распоряжении только временные работники.

Просим садовника дать нам план трубопроводов.

В это время господину Dupuis докладывают о несчастном случае, произошедшем с садовником, и он вынужден уйти. Dupuis обещает дать нам планы трубопроводов после правильной рассадки деревьев в королевском саду. Для этого необходимо несколько раз повторить очередность посадки: лимонное дерево, апельсиновое дерево, гранатовое дерево.

Головоломка. На плане уже высажено три дерева. От нас требуется высадить остальные растения, соблюдая заданную последовательность. Внизу, в центре экрана, находятся саженцы деревьев – девять лимонных, девять гранатовых и девять апельсиновых.

Рассаживаем деревья в заданной последовательности.

Комната в Большом корпусе

Вернувшись к себе в комнату, читаем записку месье Dupuis.

Прежде чем приступить к изучению документов, нужно разложить их в правильном порядке. Для того чтобы выполнить это задание, мы должны получить необходимую информацию. Открываем вторую слева иконку вверху экрана, а затем выбираем раздел «Вода и фонтаны».

Перекладываем бумаги из левого отделения в окошки внизу экрана, где можно прочесть название документа, а оттуда переносим их на правую часть папки.

Раздается стук в дверь.

Выходим в коридор, открываем дверь. Разговариваем с d’ Bandols.

Он хочет лично произвести запуск воды в одну из рощ сада. Договариваемся встретиться на колоннаде в 10 часов.

Спускаемся по лестнице вниз.

Здесь нас уже поджидает предприимчивый помощник повара. Он хочет быть нашим камердинером. Берем его в услужение.

Колоннада

Подходим к господину d’Bandols.

Он говорит, что нам потребуется инструмент.

Разворачиваемся, подходим к инженеру-гидравлику, который стоит у фонтана справа у входа. Представляемся, затем просим инженера помочь нам с инструментом. Получаем трубный ключ и свисток.

Инженер отдает нам также изящный молоток для игры в шары, который он нашел неподалеку.

Возвращаемся к d’Bandols, вручаем ему свисток.

Он просит нас подойти к затвору возле колоннады, и, по его сигналу, повышать или понижать давление, поворачивая ключом кран.

Головоломка. Повинуясь командам d’Bandols (один свисток – повысить давление, два свистка – понизить давление в фонтанах), нужно произвести регулировку подачи воды. Выходим за ворота, останавливаемся возле поворотного вентиля.

Количество свистков отображается в нижней части экрана в продолговатом окне. Один свисток изображается темным кружком, два – кружком, с входящей в него полоской. Повернув за левый конец крана, мы увеличиваем давление, а повернув правый конец крана – уменьшаем.

Слушаем команды ученого. При одном свистке крутим вентиль по часовой стрелке, при двух – против часовой стрелки. Успешно проводим испытания.

Появляется главный садовник Dupuis, который набрасывается на нас, угрожая доложить о нашем неподобающем поведении господину Mansart. Объясняем, что господин d’Bandols — это известный ученый в области гидравлики. Садовник успокаивается. Возвращаем ему портфель с документами. Заметив молоток у нас в руках, садовник отпускает шутку по этому поводу.

Версаль 2 завещание короля

Первые годы XVIII века дались Людовику XIV тяжело: сначала война, которая обескровила страну и чуть не обесчестила его самого, затем семейные драмы. Всё это сильно подкосило здоровье некогда самого крепкого человека королевства. И хотя старый король временами и поднимал свою гордую голову, для которой корона была и украшением, и бременем, однако он уже чувствовал, что старческая немощь одолевает его. Здоровье Людовика XIV, который много воевал, работал, охотился, ездил верхом, было уже сильно подорвано. Внешне король ещё выглядел человеком крепким. «Старый дуб» казался неискоренимым, и во Франции этому были рады. Даже те, кто считал, что его царствование затянулось, понимали, что после кончины Людовика XIV весь груз правления страной ляжет на плечи дофина, которому не исполнилось и пяти лет.

Смотрите так же:  Просроченные продукты штраф

Король стал печальным и угрюмым. По словам мадам де Ментенон, он сделался «самым неутешным человеком во всей Франции». Людовик начал нарушать законы этикета, установленные им самим. В последние годы жизни он обрёл все привычки, подобающие старику: поздно вставал, ел в постели, полулёжа принимал министров и государственных секретарей (делами королевства Людовик XIV занимался до последних дней своей жизни), а потом часами сидел в большом кресле, подложив под спину бархатную подушку. Тщетно доктора повторяли своему государю, что недостаток телодвижений наводит на него скуку и сонливость и является предвестником близкой кончины. Король уже не мог сопротивляться наступлению дряхлости, да и возраст его приближался в восьмидесяти. Всё, на что он соглашался, ограничивалось поездками по садам Версаля в маленькой управляемой коляске.

Людовик XIV в преклонном возрасте. Работы Антуана Бенуа.

Сказочный дворец Короля-Солнце, подобно своему хозяину, погрузился в унынье. Балы, веселья, игрища, смех… – всё было в прошлом. Молодые придворные, жаждущие увеселений, старались избегать общества старого владыки. Изменившиеся черты лица Людовика XIV обнаруживали те страдания, которые он, будучи человеком гордым, молча переносил в немом величии.

3 мая 1715 года Людовик XIV встал рано. Он хотел наблюдать затмение Солнца, которое, по прогнозам астрологов, должно было стать самым необыкновенным из виданных доселе. Специально для этого в Марли был приглашён астроном Жак Кассини (1677—1756), который прибыл со своими телескопами. В продолжение пятнадцати минут землю покрыл густой мрак. Ртуть в термометрах опустилась на два градуса. Людовик, следивший за затмением во всех его подробностях, к вечеру почувствовал большую усталость. Молва о внезапной болезни короля в один момент облетела Версаль и Париж. Иностранные посланники тут же отправили курьеров к своим государям. Людовик XIV знал это, и для того, чтобы опровергнуть слухи о своей болезни, назначил смотр гвардии и объявил, что сам намерен произвести его.

Смотр состоялся 20 июня. В последний раз гвардейцы, жандармы и лёгкая кавалерия выстроились перед террасой Марли в своих парадных мундирах. Людовик XIV показал всем, что он достоин своих солдат. Несмотря на преклонные лета и недавно перенесённую болезнь, он вышел к своей кавалерии. На короле был такой наряд, какой он обыкновенно носил в пору своей молодости. Европейские дипломаты понимали, что поспешили с выводами о скорой кончине французского монарха.

Между тем приближался День святого Людовика. Король переехал в Версаль. Накануне у него был большой обед. По бледности и исхудалости его лица было видно, что трёхмесячная борьба, выдерживаемая им для доказательства того, что он ещё жив, приближалась к концу. Под конец застолья Людовик XIV почувствовал себя плохо. У него началась горячка. На следующий день лекари нашли пульс короля в таком ужасном состоянии, что, не колеблясь, посоветовали ему принять святое причастие. Тотчас послали за отцом Ле Теллье и кардиналом де Роганом.
Два придворных священника, семь или восемь факельщиков духовного звания, два лакея Фагона и один – мадам де Ментенон вошли к королю. Вскоре к ним присоединились сама маркиза и около десяти придворных.

После того, как Людовик XIV причастился, его соборовали елеем. Потом все вышли. В спальне короля остались лишь мадам де Ментенон и канцлер Вуазен (1654—1717, с 1714 года – канцлер). К постели монарха принесли столик и бумагу, на которой он написал четыре или пять строчек. Это была приписка к завещанию в пользу герцога Мэнского.

Людовик XIV, около 1705 года. Бюст из воска, работы Антуана Бенуа.

После Людовик XIV попросил пить. Утолив жажду, он позвал маршала де Вильруа. Когда тот пришёл, король сказал ему:

– Маршал, я чувствую, что скоро умру; когда меня не станет, отвезите вашего нового государя в Венсенн… и прикажите исполнять мою волю.

Отпустив Вильруа, король велел позвать своего племянника, герцога Орлеанского, который согласно завещанию короля должен был стать регентом при малолетнем Людовике XV. Когда принц пришёл, король дал знак, чтобы все отошли подальше от кровати, и так тихо разговаривал с ним, что никто не слышал, о чём он говорил. Уже позже герцог Орлеанский пересказал слова дяди: «Если дофин умрёт, то ты, брат мой, будешь государем, и корона будет принадлежать тебе. Я сделал такие распоряжения, какие считал благоразумнейшими; но так как всего предвидеть невозможно, то, если что окажется нехорошо, можно будет изменить». Потом Людовик XIV высказал слова любви и благодарности сыну своего младшего брата.

Король явно не был уверен в своём племяннике, как в истинном государственном муже. Да, Филипп II Орлеанский выказал себя хорошим полководцем, но это ещё ни о чём не говорило. Король знал о его разгульном образе жизни и тяге к одним лишь удовольствиям и увеселениям (правда, Людовик XIV, намеренно не пускавший племянника в сферу государственного управления, сам частично способствовал тому). К чему может прийти королевство с таким правителем, одному Богу было известно. Людовик XIV опасался повторения Фронды.

После король говорил со своими узаконенными сыновьями – герцогом Мэнским и графом Тулузским. За ними последовали принцы крови, которым Людовик сказал всего по нескольку слов.

Понедельник, 26 августа, был апогеем величия, спокойствия, набожности и чувствительности умирающего короля. В течение двух последних дней Людовик XIV говорил только слова любви, призывая к миру и согласию. В понедельник король обедал в постели в присутствии всех тех, кто имел к нему вход. А когда стол убрали, велел всем подойти ближе.

– Господа, – обратился монарх к придворным, – я доволен вашей службой; вы служили мне верно и с большим желанием мне угодить. Я очень сожалею, что недостаточно, как мне думается, вознаградил вас за это, но обстоятельства последнего времени мне не позволили это сделать. Мне жаль расставаться с вами. Служите моему наследнику с таким же рвением, с каким вы служили мне; это пятилетний ребёнок, который может встретить немало препятствий, ибо мне пришлось их преодолеть множество, как мне помнится, в мои молодые годы. Я ухожу, но государство будет жить всегда; будьте верны ему, и пусть ваш пример будет примером для всех остальных моих подданных. Будьте едины и живите в согласии, в этом залог единства и силы государства; и следуйте приказам, которые будет отдавать вам мой племянник. Он будет управлять королевством; надеюсь, что он это будет делать хорошо. Надеюсь также, что вы будете выполнять свой долг и будете иногда вспоминать обо мне.

В этих словах проскальзывает некая неуверенность в будущем регентском правлении, раскрывается основа основ королевского правления. Людовик XIV имел в виду, что королевская служба – это не только усердие и верность, но и привязанность и любовь. Присутствующие «со слезами на глазах», с пониманием слушали обращение своего государя.

Филипп II Орлеанский.

После король попросил привести к его постели своего будущего преемника. И в присутствии мадам де Ментенон и некоторых придворных сказал ему:

– Моё дорогое дитя, вы станете великим королем, но счастье ваше будет зависеть от того, как вы будете повиноваться воле Господа, и как вы будете стараться облегчить участь ваших подданных. Для этого нужно, чтобы вы избегали как могли войну: войны – это разорение народов. Не следуйте моим плохим примерам; я часто начинал войны слишком легкомысленно и продолжал их вести из тщеславия. Не подражайте мне и будьте миролюбивым королём, и пусть облегчение участи ваших подданных будет вашей главной заботой.

За этим последовал совет слушаться отца Ле Телье и мадам де Вантадур:

– И никогда не забывай о том, чем ты обязан герцогине Вантадур. Сударыня, – продолжил он, обращаясь к гувернантке, – позвольте мне поцеловать принца.

В какой-то мере эта исповедь была подсказана духовником, который несколько превысил свои полномочия. Король признался в грехах, в которых он не повинен. Войны в царствование Людовика XIV были абсолютно законными (исключением может быть лишь Голландская кампания). В их продолжительности зачастую стоит винить врагов короля Франции, а не его самого. Он, напротив, всегда жаждал мира и хватался за любую возможность, чтобы сесть за стол переговоров. В этих его словах читается величие христианского стремления к добровольному самоуничижению.

В среду, 28 августа, после своего пробуждения король простился со своей верной подругой, мадам де Ментенон.

– Милостивая государыня, – сказал король, – меня утешает в смерти только то, что мы скоро опять соединимся.

Когда Ментенон уходила, король обратил внимание на двух молодых лакеев, которые, стоя у его постели, плакали.

– О чём вы плачете? – спросил Людовик XIV. – Разве вы думали, что я бессмертен? Что касается меня, то я никогда так не думал, и вы должны были, при моей старости, давно приготовиться к тому, чтобы меня лишиться.

На следующий день королю сделалось лучше. Он даже съел два бисквита и выпил немного столового вина. В этот день Сен-Симон посетил герцога Орлеанского и нашёл его дворец совершенно пустым: все были у короля.

На другой день, 30 августа, Людовик сделался слабее прежнего. Мадам де Ментенон, видя, что Его Величество уже начал терять рассудок, пошла в свои апартаменты. За ней устремился начальник королевских телохранителей де Кавуа. Он взял её бумаги, сказав, что выполняет приказ герцога Орлеанского. Людовик XIV ещё не испустил последний вздох, а власть уже перешла в руки будущего регента.

– Если вы желаете идти к королю, то имеете на это полную свободу; если же вы этого не желаете, то мне приказано проводить вас в Сен-Сир, – добавил офицер.

Мадам де Ментенон, ничего не сказав в ответ, приказала раздать свою мебель прислуге и покинула Версаль, так и не дождавшись смерти своего второго мужа.
Следующий день, 31 августа, был ужасен. Король только изредка, и то на короткое время, приходил в себя. Заражение крови, дойдя до колена, охватило бедро. Около одиннадцати часов Людовику XIV сделалось так плохо, что над ним уже начали петь отходные молитвы. Это напоминание о близкой смерти привело монарха в себя, и он присоединил свой голос к хору. По окончании молитв король сказал кардиналу де Рогану:

Смотрите так же:  Что такое гражданство термин

– Это последняя молитва Церкви.

Потом он много раз повторял слова:

– Nunc et in Hora mortis (Пришла пора умирать).

Наконец вскрикнул в последнем порыве:

– Боже! В помощь мою вонми, и помощи ми потщися.

Это были его последние слова. Сказав их, Людовик XIV лишился чувств. Всю ночь он провёл в предсмертных мучениях, которые кончились в воскресенье, 1 сентября 1715 года, в четверть девятого утра, за четыре дня до полных семидесяти семи лет и на семьдесят втором году царствования.

«Он отдал Богу душу, – написал маркиз де Данжо, – без малейшего усилия, как свеча, которая погасает».

Тело Людовика XIV было вскрыто его лейб-хирургом Марешалем. Найдя все части королевского тела целыми и здоровыми, он сказал, что без этой гангрены, сразившей короля, он не знает, от какой бы болезни мог умереть король. У Людовика не было ни одного повреждённого органа. У него нашли ёмкость желудка и кишок вдвое больше, нежели у других людей. Этим объясняется то, что у него всегда был отменный аппетит и что после самого обильного употребления пищи он никогда не болел.

Внутренности Людовика XIV отправили в собор Парижской Богоматери, сердце – к иезуитам, а тело – в Сен-Дени. Не было никаких пышных похорон и процессий. Под покровом ночи, когда траурный кортеж с гробом направлялся из Версаля в усыпальницу французских королей, вдоль дороги можно было встретить группы простолюдинов, устроивших радостные гулянья. «Я видел небольшие тенты, стоявшие по дороге в Сен-Дени, там пили, пели, смеялись», – вспоминал молодой Вольтер, ставший свидетелем этих нелицеприятных сцен. Увидев непристойную радость неблагодарных французов, один из придворных, провожавших короля в последний путь, не смог скрыть своего возмущения. Он открыл окно кареты и презрительно бросил разгулявшейся черни: «Квакайте, жабы, теперь, когда Солнце зашло».

Версаль 2 завещание короля

Анна Австрийская и кардинал Мазарини

Поразительно, до каких глупостей могут дойти мужчина и женщина, если им приходится таиться.

20 апреля 1643 года Людовик XIII, чувствуя близкую кончину, призвал к себе членов парламента и зачитал им, в присутствии Анны Австрийской, свою последнюю волю, весьма оскорбительную для королевы:

– Пока мой сын не достигнет совершеннолетия, королевством будет управлять регентский совет, а не регентша. В этом совете королева будет обладать правом одного голоса, и все решения будут приниматься большинством голосов.

Анна Австрийская смертельно побледнела, а в комнате установилось тягостное молчание.

Уже давно всем было известно, что Людовик XIII не доверяет своей супруге; но никто и помыслить не мог, что она подвергнется подобному публичному унижению. Однако этим дело не кончилось. Король вновь заговорил и, обращаясь к членам парламента, слабым голосом произнес, «что королева все испортит, если станет регентшей, как покойная королева-мать».

На этот раз Анна Австрийская в слезах бросилась к изголовью мужа. Однако Людовик XIII приказал ей подняться, ибо он хорошо ее знал и испытывал к ней презрение.

Общее смущение еще более усилилось.

Чтобы действовать наверняка, монарх потребовал от Анны поставить свою подпись под только что прочитанным завещанием. Сам же он еще прежде начертал собственноручное примечание: «Изложенное выше есть моя последняя твердая воля, которую всем надлежит исполнять».

Королева подписала, рассудив, что в подобный момент спорить не следует; но на следующий же день после смерти короля, случившейся 15 мая, она явилась в парламент и, добившись отмены королевского завещания, получила «право свободно и полновластно распоряжаться делами королевства» на время малолетства Людовика XIV, «призывая на свой совет особ безупречной честности и обладающих опытом, число коих она сама определит… но при этом никоим образом не будет обязана следовать решению, принятому большинством голосов».

Это был настоящий государственный переворот.

Сразу же ко двору стали во множестве стекаться те, кто был изгнан Людовиком XIII. Все они нашли королеву преобразившейся. Всего за несколько дней легкомысленная и ветреная женщина обрела подлинно королевское величие.

Впрочем, она вовсе не жаждала власти и, отменяя королевское завещание, преследовала только одну цель: поставить во главе государства своего любовника. Первым министром стал Мазарини.

Весь Париж был потрясен до глубины души. Никто не ведал, с помощью каких пружин удалось удержаться кардиналу, который открыто признавался, что хочет вернуться в Италию. Когда же стали известными «Мемуары» Ла Порта, камердинера Анны Австрийской, то все поняли, что королева и Мазарини с первой же минуты действовали заодно. С тех пор начались весьма нелестные толки относительно привязанности королевы к этому министру, обладавшему очень красивой наружностью.

Всегда вольные в речах, парижане стали без стеснения говорить, что «каждый раз, когда Мазарини пускает в ход свою «пипку», он потрясает устои государства».

Король Людовик XIII

В самом деле, все были убеждены, что эту женщину сорока двух лет и этого итальянца, который был на год младше, связывают самые нежные узы. Над любовниками потешались в открытую, а школяры, дерзкие и непочтительные во все времена, именовали регентшу «шлюхой кардинала». Вскоре это прозвище вышло за пределы Латинского квартала и было подхвачено кумушками на рынке, а также мелкими торговцами. Тогда мадемуазель де От-фор решилась намекнуть ее величеству, что в городе ходят дурные слухи.

Анна Австрийская была умна. Она ответила, улыбаясь:

– Все эти толки не имеют под собой никаких оснований. По той простой причине, что кардинал не выносит женщин. Он родом из страны, где у мужчин совсем другие наклонности.

Из чего следует, что регентша, дабы отвести от себя подозрения, готова была обвинить любовника в содомском грехе.

Однако никого это не обмануло, и Ла Порт, а затем мадам де Бриен также сочли своим долгом уведомить Анну о том, что в народе продолжает ходить худая молва о ее связи с кардиналом. Но если первого постигла такая же неудача, как и мадемуазель де Отфор, то второй, напротив, удалось добиться некоторой откровенности.

– Признаюсь тебе, что люблю его, – сказала королева, покраснев до ушей, – даже больше того: люблю пылко, но чувства мои не затронуты; это мой разум пленился возвышенной красотой его ума.

И она поклялась на образке, что отныне прервет любую беседу с Мазарини, если тот позволит себе завести разговор на темы, не связанные с государственными делами.

Однако поздним вечером она вновь впустила в свою спальню кардинала, который, как и в прошлые ночи, утолил все ее желания.

Вспомнила ли она о своем обещании, пока любовник «наполнял ей корзинку», как изящно выражались в те времена?

Такое трудно предположить…

В одно октябрьское утро 1643 года парижане узнали, что Мазарини выиграл в пикет дворец Тюбеф.

Мгновенно из уст в уста начали передаваться шутки, весьма нелестные для регентши.

Когда же стало известно, что первый министр собирается переехать из Клевского дворца, что стоял рядом с Лувром, на улицу Тюбеф, простонародье шумно возликовало.

– Семейка-то развалилась, – судачили кумушки, прыская со смеху. – Королева и кардинал расстаются.

Радость оказалась недолгой. 11 октября Анна Австрийская, которой не терпелось вернуть приятное соседство, покинула Лувр и обосновалась в Пале Кардинал, подаренный королю герцогом де Ришелье: теперь, чтобы попасть к регентше, Мазаринн нужно было всего лишь пройти через сад. Министр приказал пробить потайную дверь в стене, окружавшей сад, и ничто отныне не препятствовало ему каждую ночь «задавать корм» вдове Людовика XIII.

Бедная женщина, давно лишенная мужской ласки, ждала этого момента с нетерпением, которого не могла скрыть. Прижавшись лбом к стеклу, она неотрывно глядела в сад и бледнела, едва заслышав шуршание сухих листьев под шагами Мазарини.

Однажды он не пришел. Не помня себя от тревоги, регентша послала на улицу Тюбеф верного Ла Порта. Камердинер вернулся с ужасной вестью: кардинал заболел желтухой.

В народе эта новость вызвала веселое оживление, и вновь стали распространяться язвительные шутки по адресу Анны Австрийской.

– Без причины никто не желтеет, – говорили тогда.

Но и на этот раз королеве удалось пресечь досужие разговоры.

Проявив изумительную отвагу, она заявила 19 ноября в присутствии всех членов совета, что «ввиду недомогания господина кардинала, ввиду того, что ему тяжело каждый день проходить через сад, дабы попасть в Пале Рояль, и учитывая, что ежечасно происходят события, о которых ему следует докладывать, она считает необходимым предоставить ему апартаменты в Пале-Рояль, дабы иметь возможность должным образом обсуждать означенные дела».

Решение королевы было одобрено под рукоплескания господ министров.

Министры имели полное право аплодировать, ибо на сей раз влюбленные соединились под одной крышей.

Кардиналу отвели покои во дворе, который выходит на улицу Бонзанфан; отныне счастливому любовнику, чтобы попасть к королеве, нужно было лишь подняться по потайной лестнице.

Необыкновенная отвага со стороны женщины, которая еще два месяца назад краснела при одном упоминании Мазарини и стремилась всеми средствами – вплоть до самых экстравагантных – скрыть свою связь с ним, настолько удивила публику, что вскоре в городе стали шептаться, что любовники вступили в тайный брак.