Сан-Стефанский мирный договор и Берлинский конгресс

Форсирование русскими войсками Балкан и успешное развитие русского наступления вынудили турецкое правительство направить к главнокомандующему русской Дунайской армией уполномоченных Сервера-пашу и Намыка-пашу для заключения перемирия; 19 января они прибыли в Казанлык.

Русскому правительству не имело смысла торопиться с заключением перемирия – выгоднее было выиграть время, чтобы продвинуть русские войска возможно дальше по направлению к Константинополю и тем сделать Порту сговорчивее. Турецким уполномоченным были предъявлены выработанные в Петербурге основные мирные условия, без предварительного принятия которых Турцией не могло быть и речи о заключении перемирия. Эти «предварительные основания мира», как их было принято называть, так ужаснули Намыка-пашу и Сервера-пашу, что они отказались их признать, сославшись на отсутствие на это полномочий от султана. Однако безостановочное продвижение русских войск к Константинополю заставило турецкое правительство принять русские предварительные основания мира, и 31 января они были подписаны в Адрианополе вместе с условиями перемирия. При этом Николай Николаевич добился в дополнение к петербургскому тексту предварительных оснований мира, согласия Турции на очищение Болгарии турецкими войсками и сдачу крепостей Виддина, Рущука, Силистрии и Эрзерума, а также некоторых константинопольских укреплений. Все эти русские требования Порта обязывалась выполнить еще до заключения мира. В тот же день войскам обеих сторон были разосланы приказания о приостановке военных действий и о вступлении в силу перемирия.

Известие о принятии Турцией русских предварительных оснований мира было встречено в Англии и Австро-Венгрии резко враждебно. Биконсфильд, мечтавший о захвате когда-нибудь проливов и Константинополя Англией, опасался, как бы русские не предупредили его в этом. Особенно беспокоила его статья предварительных оснований мира, касавшаяся проливов. «Его величество султан, – говорилось в ней, – войдет в соглашение с е.и.в. императором всероссийским для охранения прав и интересов России в проливах Босфорском и Дарданельском».

Биконсфильд объявил, что Англия не признает действительными русские предварительные условия мира и не будет с ними считаться. В подкрепление этого заявления Биконсфильд 8 февраля приказал Хорнби, начальнику английской средиземноморской эскадры, пройти с согласия султана через Дарданеллы в Мраморное море и оттуда угрожать русским высадкой десанта в случае их попытки занять Константинополь. Английская эскадра без согласия султана прошла Дарданеллы, вошла в Мраморное море и 15 февраля бросила якорь у Принцевых островов.

Столь же враждебную по отношению к России позицию заняла и Австро-Венгрия. В русских предварительных основаниях мира австро-венгерское правительство увидело нежелание России считаться с Рейхсштадтским и Будапештским соглашениями. Вопреки этим соглашениям Россия намеревалась создать на Балканах сильное славянское государство – Болгарию, усилить Сербию и Черногорию. В Австро-Венгрии началась демонстративная переброска войск к русской границе. Английское и австро-венгерское правительства потребовали от России передачи всех вопросов мира с Турцией на решение международной конференции.

В этих условиях царское правительство старалось выиграть время, чтобы успеть заключить мирный договор с Турцией и поставить Европу перед совершившимся фактом. Горчаков для успокоения Англии и Австро-Венгрии заявил, что предварительные основания мира являются лишь прелиминарными и что Россия согласна передать на обсуждение мирной конференции те вопросы будущего мирного договора с Турцией, которые имеют общеевропейское значение. Затем, чтобы успокоить Англию насчет проливов, Горчаков объявил, что Россия не займет Константинополя и не введет своих войск на расположенный у Дарданелл полуостров Галлиполи. Наконец, в тех же целях русское правительство отказалось от мысли потребовать от Турции демобилизации армии и передачи России турецкого военного флота.

Русское правительство рассчитывало заключить с турками мир, а затем защитить мирный договор на международной конференции. B основе всех этих расчетов и упований на конгресс лежала все более возраставшая уверенность русского правительства в том, что для России совершенно невозможно ради защиты интересовавших ее положений мирного договора с Турцией вступить в новую войну с Англией и Австро-Венгрией. На конгрессе в одном из германских городов можно было бы при поддержке Германии, как рисовалось царскому правительству, отколоть от Англии Австро-Венгрию за счет незначительных уступок и, таким образом, избежать новой войны; без коалиции с Австро-Венгрией Англия не стала бы воевать, и Россия мирным путем обеспечила бы на конгрессе свои интересы.

Однако, как показал дальнейший ход событий, надежды царского правительства на разрешение при поддержке Германии всех трудностей, связанных с защитой заключенного с Турцией мирного договора на предстоявшем конгрессе, оказались нереальными.

Договор был подписан в Сан-Стефано 3 марта 1878 года. Игнатьев, возглавлявший русскую делегацию на мирных переговора», включил в договор ряд таких положений, которые шли дальше, чем было предусмотрено в русских предварительных основаниях мира. Таким положением являлось в первую очередь предоставление Болгарии выхода к Эгейскому морю и такое начертание ее юго-восточной границы, при котором она проходила на довольно близком расстоянии от Константинополя и проливов. Кроме того, Сербия и Черногория в результате установленных договором территориальных приобретений не только значительно увеличивались, но и получили выгодные стратегические позиции для сопротивления австрийской экспансии. Оба эти положения резко противоречили захватническим планам Англии и Австро-Венгрии.

В отношении русско-турецкой войны установка Биконсфильда состояла в том, чтобы в равной мере добиться ослабления и России и Турции и, воспользовавшись этим, беспрепятственно удовлетворить за счет Турции захватнические аппетиты английской буржуазии. По Сан-Стефанскому договору получалось, что Россия, хотя и была ослаблена на некоторое время в результате войны, в дальнейшем получала перспективу укрепить свои стратегические позиции на Балканах. Поэтому Биконсфильд ставил своей ближайшей задачей коренное изменение тех статей Сан-Стефанского договора, которые приводили к усилению России на Балканах.

Сан-Стефанский договор противоречил и захватническим вожделениям Австро-Венгрии. Мечтой ее правящих классов являлось глубокое проникновение в западную часть Балканского полуострова, подчинение себе Сербии, Черногории, Албании с выходом у Салоник к Эгейскому морю. В целях реализации этой мечты Будапештское соглашение и намекало на выделение западной части Балканского полуострова в сферу влияния Австро-Венгрии. С этой же целью в него было включено требование, чтобы Россия не создавала на Балканском полуострове сильного славянского государства. Между тем Сан-Стефанский договор образванием сильной Сербии и Черногории с общей границей, созданием сильной Болгарии, перехватывавшей своими юго-западными границами доступ к Салоникам, нарушал эти положения Будапештского соглашения, кладя конец захватническим планам Австро-Венгрии на Балканах, Поэтому главными ближайшими целями австро-венгерского прави-тельства являлись всемерное ослабление созданной по Сан-Стефанскому договору Болгарии, разъединение и территориальная урезка Сербии и Черногории, занятие на Балканах стратегических плацдармов для будущих захватов и, в частности, занятие Боснии и Герцеговины.

Остальные положения Сан-Стефанского договора (возврат России юго-западной Бессарабии, взамен которой Румыния получала Добруджу, присоединение к России Батума, Ардагана, Карса, Алашкертской долины, 310 млн. рублей контрибуции в пользу России и пр.) не имели в глазах Англии и Австро-Венгрии крупного самостоятельного значения.

Основной метод английского правительства в борьбе против Сан-Стефанского договора заключался в запугивании России войной. Вначале это запугивание выражалось в довольно своеобразной, скрытой форме: Лондон заявил, что Англия примет участие в конгрессе только в том случае, если Россия со своей стороны согласится предоставить конгрессу право пересмотреть весь Сан-Стефанский мирный договор в целом, а не только его статьи по общеевропейским вопросам. Из этого русскому правительству предоставлялось право сделать вывод, что если Англия не примет участия в конгрессе, она пойдет на разрыв и войну с Россией.

К этому времени русскому правительству стала достаточно ясной призрачность надежд на поддержку Германии. Еще 19 февраля Бисмарк в рейхстаге заявил, что Германия не примет на себя роль арбитра конгресса и готова лишь «по-дружески», «в интересах мира» выполнить долг «честного маклера» – простого посредника между враждующими сторонами. После же подписания Сан-Стефанского мира русскому правительству стало совершенно очевидно, что особой приязнью Бисмарка пользуется не Россия, а Австро-Венгрия.

Слабость надежд на германскую поддержку и созданная Англией атмосфера угроз вынудили царское правительство отказаться от полной защиты договора на конгрессе. Была сделана ставка на уступки какому-либо одному из главных противников России. При этом казалось, что если бы еще до конгресса удалось за счет уступок войти в соглашение либо с Англией, либо с Австро-Венгрией, то их коалиция против России была бы предотвращена и тем самым была бы устранена возможность новой войны; не вошедший в соглашение противник вряд ли ввязался бы в войну один на один.

Исходя из таких новых расчетов, в Петербурге приняли решение прежде всего попытаться договориться с Австро-Венгрией. В Вену был для этой цели направлен Игнатьев. Ему было поручено выяснить, какую цену запросит Австро-Венгрия за свой переход на русскую сторону и за неучастие в намечавшейся новой войне.

Как выяснилось в результате переговоров, Австро-Венгрия требовала многого. Она добивалась: оккупации Боснии и Герцеговины; превращения этих областей в автономное княжество наподобие Болгарии, но под господством Австро-Венгрии; введения подобного же режима в Албании и Македонии вместе с Салониками; возможности заключать с Сербией и Черногорией военные и торговые договоры, которые по существу подчинили бы эти объявленные независимыми государства венскому кабинету; образования с этими последними, а также с вновь созданными княжествами своего рода Таможенного союза, всецело к выгоде великой дунайской монархии». Кроме того, Австро-Венгрия хотела: занять Ново-Базарский санджак, вклинившийся между Сербией и Черногорией, и с этих выгодных стратегических позиций добиться полного стратегического господства над обоими государствами; лишить Черногорию выхода к Адриатическому морю; отодвинуть границы Болгарии от Константинополя; сократить территорию Сербии в пользу Боснии; установить срок русской оккупации Болгарии не в два года, как было предусмотрено Сан-Стефанским договором, а в шесть месяцев. За это Австро-Венгрия соглашалась поддержать Россию на конгрессе.

Требования Австро-Венгрии были признаны русским правительством «непомерными и нахальными». Австрийские требования были отвергнуты, несмотря на «дружеский» совет Бисмарка уступить Австро-Венгрии во всех ее притязаниях на западе Балканского полуострова.

Неудача венских переговоров быстро стала известной Биконс-фильду, и он от скрытых угроз перешел к открытым. Стоявший у Принцевых островов английский флот был усилен военными судами из Ламанша, на Мальте сосредоточивались английские войска из разных мест, даже из Индии. Новый английский министр иностранных дел Солсбери 1 апреля разослал во все страны английским представителям циркуляр, в котором Сан-Стефанский договор расценивался как «несовместимый с законными интересами Великобритании».

Все это заставило русское правительство еще более уверовать в неизбежное приближение новой войны; казалось, ее надо было избежать ценой любых уступок, не считаясь с престижем России, так как сам военный министр Милютин считал, что Россия новой войны не вынесет.

В невозможности и гибельности для России новой войны были уверены и оба русских главнокомандующих, и министр финансов, и канцлер. В этих условиях естественным следствием отказа от сделки с Веной явилась мысль заключить сделку с Лондоном. К этому же толкал русское правительство и сам Солсбери. Он «давно был сторонником соглашения с Россией, но он полагал, что предварительно её следует хорошенько запугать». Когда запугивание возымело свое действие, приспела пора воспользоваться его результатами. Переговоры Петербурга с Лондоном были начаты.

Соглашение с Англией было подписано в Лондоне 30 мая русским послом Шуваловым. По этому соглашению Россия.уступала многое из того, что предусматривал Сан-Стефанский договор. В основном эти уступки шли по линии вопроса, более всего интересовавшего Англию на Балканах, – вопроса сохранения статуса кво не только самих проливов, но и всего, что хоть сколько-нибудь их касалось. Раз Англия в данный момент не могла сама захватить проливы, то английский кабинет добивался, чтобы и Россия не получила на это дополнительных шансов. С этой целью соглашение предусматривало разделение Болгарии на две части. Одна из них, расположенная к северу от Балкан и более удаленная от проливов, хоть и урезалась против установленных Сан-Стефанским договором размеров, но зато сохраняла установленное этим договором государственное устройство. Другая, южная часть, более приближенная к проливам, прежде всего удалялась своими границами от Константинополя и лишалась выхода к Эгейскому морю; кроме того, соглашение оставляло эту часть в составе Турецкой империи, ограничившись лишь предоставлением ей административной автономии и права управления христианским губернатором. В возмещение русских уступок Англия брала на себя обязательство не возражать против возвращения России Бессарабии и присоединения к ней занятых русскими областей в Армении (кроме Баязета и Алашкертской долины), а также Батума. Большинство прочих положений Сан-Стефанского договора (кроме нескольких второстепенных, которые Англией принимались) оставлялось открытыми и передавалось на решение конгресса, в котором Англия, наконец-то, согласилась принять участие.

Сравнение лондонского соглашения с венскими требованиями даже в оценке такого видного представителя царского правительства, как Милютин, говорило не в пользу первого. Он писал, что «…австро-венгерский канцлер допускал Болгарию до Эгейского моря и не требовал разделения Болгарии на две части. Таким образом, английские условия, на которые мы теперь соглашаемся, еще невыгоднее австрийских требований в отношении Болгарии».

Таким образом, отвергнув венские и приняв лондонские условия сделки, царское правительство променяло кукушку на ястреба. Надежда же на английскую поддержку во время конгресса являлась весьма призрачной уже в самый момент подписания соглашения, так как Англия далеко «не во всем остальном», как писал Милютин, обещала поддерживать условия Сан-Стефанского договора (открытые вопросы могли оспариваться Англией).

В итоге можно признать, что для русского правительства основным положительным результатом соглашения Шувалова с Солсбери являлось прекращение на ближайшее по крайней мере время английских угроз войны. Дипломатическое поражение России в сделке с Солсбери являлось в глазах царского правительства наименьшим злом, чем военное поражение России в новой войне.

Смотрите так же:  Договор игоря с греками текст

Берлинский конгресс начал свою работу 13 июня 1878 года. На первом же заседании выяснилось, что центральным являлся вопрос о Болгарии. Решение этого вопроса в общих чертах предопределялось соглашением России с Англией, но детали, особенно уточнение границ на Балканском полуострове, вызвали горячие споры. В итоге Болгария (северная) определилась как государство, хотя и вассальное по отношению к Турции и платящее ей дань, но все же самостоятельное. Болгарией должен был управлять князь, избранный народом, но утверждаемый Турцией с согласия европейских держав. Верховное управление князя ограничивалось конституцией (органический статут). Впредь до окончательной выработки конституции, но не долее девяти месяцев со дня ратификации Берлинского договора, власть в Болгарии должна была принадлежать «Временному управлению» во главе с русским комиссаром, при котором «в помощь» и «для наблюдения» создавалась комиссия из турецкого комиссара и европейских консулов. Срок оккупации Болгарии русскими войсками устанавливался в девять месяцев (вместо двух лет по условиям Сан-Стефанокого договора). Территория Болгарии сокращалась против установленных Сан-Стефанским договором с 163000 до 63000 кв. км, население с 4 млн. человек до 1,5 млн.

Решение по Восточной Румелии (такое название было придумано на конгрессе для Южной Болгарии) в основном также было дано в рамках предварительного соглашения России с Англией. Исключением явилось предоставление султану права ввода в страну турецких войск для защиты ее границ, что русско-английским соглашением отвергалось. Однако внутри страны могла находиться «туземная стража» и местная милиция. Организация управления Восточной Румелией была возложена на Европейскую комиссию. Русские войска могли оккупировать Восточную Румелию не долее девяти месяцев со дня ратификации договора; общая численность русских оккупационных войск в Болгарии и Восточной Румелии устанавливалась в 50000 человек.

Следующим в порядке работы конгресса стоял вопрос о Боснии и Герцеговине. По предложению Солсбери, поддержанному Германией, Босния и Герцеговина «в целях умиротворения» были переданы для оккупации Австро-Венгрии.

Далее конгресс решил вопрос о Сербии и Черногории. Территории, придаваемые Сербии за счет Боснии Сан-Стефанским договором, были отданы Австро-Венгрии, а взамен их к ней были присоединены территории за счет Болгарии. Территория Черногории хотя и увеличивалась вдвое, но по сравнению с Сан-Стефанским договором урезалась на две трети. Выход к морю Черногории предоставлялся, но она лишалась права иметь военный флот; даже полицейский таможенный морской надзор по побережью был возложен на Австро-Венгрию.

Австро-Венгрия получила право содержать свои гарнизоны в Ново-Базарском санджаке, хотя внутреннее управление там и оставалось за Турцией.

Таким образом, благодаря германской поддержке Австро-Венгрия вынудила царское правительство удовлетворить почти все ее требования, несмотря на соглашение России с Англией, заключенное именно для того, чтобы избежать уступок Австро-Венгрии. К такому результату привела неспособность царского правительства вовремя понять роль Германии.

Объективное историческое значение войны 1877–1878 гг. и Берлинского конгресса для России заключалось в том, что вторично (первый раз в Крымской войне) была вскрыта ее социально-экономическая отсталось – результат господства в ней царизма, тормозившего свободное экономическое и политическое развитие страны.

Если Крымская война была одной из причин, толкнувших царизм на буржуазные реформы, то война 1877–1878 гг. наглядно показала, что царизм не способен достаточно полно и последовательно осуществить эти реформы; проведение реформ суживалось, замедлялось, и еще до войны реформационное движение пошло вспять, сменяясь реакцией. И хотя реформы, особенно военная, несомненно, сыграли положительную роль в войне 1877–1878 гг. и во многом способствовали завершению ее военной победой, но их половинчатость и непоследовательность отрицательно сказались в ходе войны. Военная победа России стала возможна после ряда военных неудач.

Берлинский конгресс показал, что Россия при господстве в ней царизма не способна в дипломатической борьбе с передовыми капиталистическими державами закрепить за собой военную победу, Добытую дорогой ценой на полях сражений.

И война 1877–1878 гг., и Берлинский конгресс являются этапами, характеризующими значительное падение самостоятельной роли царизма в области внешней политики Европы со времени Крымской войны.

Последствием русско-турецкой войны 1877–1878 гг. явилось то, что силой русского оружия болгарский народ был освобожден от пятивекового турецкого ига. «Болгария получила свою свободу не от Константинопольских конференций и протоколов, не благодаря слезам европейских гуманистов, а от победоносной русской армии». Само по себе прогрессивное значение освобождения болгарского народа увеличилось еще более вследствие того, что в результате освобождения болгарский народ получил свою государственность. То, что болгарское государство возникло после войны лишь как автономное, сохранившее вассальные отношения к Турции и не ставшее, таким образом, независимым в полном смысле слова, оказалось обстоятельством скоропреходящим и было отменено в ходе дальнейшего исторического развития Болгарии. Точно так же скоропреходящим оказалось искусственное разделение Болгарии на две половины. Северная половина Болгарии, получившая отдельное государственное устройство, явилась тем крепким ядром, вокруг которого через короткий исторический отрезок времени объединились сперва Восточная Румелия, а затем и другие болгарские земли. Вновь возникшее болгарское государство основывалось на одной из самых передовых по тому времени либеральных конституций.

Англия, Австро-Венгрия и Турция после заключения Сан-Стефанского и даже Берлинского договоров предприняли целый ряд попыток к восстановлению турецкого владычества в Болгарии и особенно В южной ее части (Восточная Румелия). Русское правительство, преследуя цели укрепления влияния царизма в Болгарии, в период занятия страны русскими войсками отражало эти попытки усилиями дипломатии и войск. В то же время русское правительство создавало условия для того, чтобы болгарский народ после ухода русских войск из Болгарии мог своими собственными силами также успешно бороться с этими реакционными попытками западных держав.

Национальное освобождение сопровождалось освобождением социальным. Война 1877–1878 гг. устранила на территории Болгарии турка-помещика и власть турецкого феодального государства; государственные и помещичьи турецкие земли перешли в руки болгарского крестьянства. В результате война «…ускорила и закончила аграрную революцию».

Переход турецких помещичьих земель в руки болгарского крестьянства начался сразу по мере продвижения на территории Болгарии русских войск; болгарские крестьяне иногда с разрешения русского гражданского управления (чтобы дать средства прокормления многочисленным беженцам-болгарам, чтобы не пустовала земля), иногда под фиктивным предлогом аренды занимали земли бежавших турецких помещиков. Но тогда еще это занятие турецких земель рассматривалось как мера временная.

После войны и Берлинского конгресса в Болгарии (особенно в Восточной Румелии) обстановка в отношении окончательного решения земельного вопроса сложилась весьма своеобразно. Царское правительство России принципиально стояло за сохранение турецкой феодально-помещичьей собственности на землю. Но с середины 1878 года турецкие помещики, бежавшие перед приходом русских войск, хлынули обратно, особенно в Восточную Румелию, чтобы добиться возвращения им их земель. Это обстоятельство грозило увеличением в Болгарии «мусульманского элемента» и ростом влияния мусульман. Во враждебности последнего России нельзя было сомневаться. Поэтому царское правительство, оставаясь на своей прежней принципиальной позиции в отношении сохранения феодально-помещичьей земельной собственности, ввела два ограничения: первое заключалось в том, что земельная собственность не возвращалась тем лицам, которые были замешаны в преступлениях против болгарского населения, второе – в том, что для возврата земельной собственности требовалось представление документов, подтверждавших право владения землей. Но так как турецкие помещики почти все были замешаны в преступлениях против болгар, а из числа лиц, составлявших в этом отношении исключение, лишь немногие могли предъявить нужные документы, эти ограничения фактически ликвидировали турецкое помещичье-феодальное землевладение. В результате происшедшего, таким образом, аграрного переворота земля оказалась в руках болгарского крестьянства.

САН-СТЕФАНСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР 1878

Дипломатический словарь. — М.: Государственное издательство политической литературы . А. Я. Вышинский, С. А. Лозовский . 1948 .

Смотреть что такое «САН-СТЕФАНСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР 1878» в других словарях:

Сан-Стефанский мирный договор 1878 — Дом, в котором был подписан Сан Стефанский договор Сан Стефанский мир предварительный мирный договор, заключённый в местечке Сан Стефано (западный пригород Константинополя, ныне Ешилькёй (Yeşilköy) в Стамбуле) 19 февраля (3 марта) 1878 между… … Википедия

Сан-Стефанский мирный договор 1878 — прелиминарный договор, завершивший русско турецкую войну 1877 78. Подписан 19 февраля (3 марта) в Сан Стефано (San Stefano, ныне Ешилькёй, вблизи Стамбула) с русской стороны графом Н. П. Игнатьевым и А. И. Нелидовым, с турецкой Сафветом… … Большая советская энциклопедия

САН-СТЕФАНСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР 1878 — завершил русско турецкую войну 1877 78. Подписан 19 февр. (3 марта) в местечке Сан Стефано (San Stefano), под Константинополем, с рус. стороны Н. П. Игнатьевым и А. И. Нелидовым, с турецкой Савфетом пашой и Саадуллой беем на основе заключенного в … Советская историческая энциклопедия

Сан-Стефанский мир — Дом, в котором был подписан Сан Стефанский договор … Википедия

Сан-Стефанский договор — Дом, в котором был подписан Сан Стефанский договор Сан Стефанский мир предварительный мирный договор, заключённый в местечке Сан Стефано (западный пригород Константинополя, ныне Ешилькёй (Yeşilköy) в Стамбуле) 19 февраля (3 марта) 1878 между… … Википедия

Сан-Стефанский мир 1878 — Дом, в котором был подписан Сан Стефанский договор Сан Стефанский мир предварительный мирный договор, заключённый в местечке Сан Стефано (западный пригород Константинополя, ныне Ешилькёй (Yeşilköy) в Стамбуле) 19 февраля (3 марта) 1878 между… … Википедия

Сан-стефанский договор — Дом, в котором был подписан Сан Стефанский договор Сан Стефанский мир предварительный мирный договор, заключённый в местечке Сан Стефано (западный пригород Константинополя, ныне Ешилькёй (Yeşilköy) в Стамбуле) 19 февраля (3 марта) 1878 между… … Википедия

Сан-Стефанский прелиминарный мирный договор — 19 февраля (ст. ст.) 1878 г., между Россией (уполномоченные граф Игнатьев и Нелидов) и Турцией (уполномоченные Савфет паша и Садуллах бей), закончивший русско турецкую войну 1877 78 г. Главные основания мира: 1) признание со стороны Турции… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

1878.03.03 — (по юлианскому календарю 19 февраля) Сан Стефанский , Признание Турцией независимости Румынии, Черногории, Сербии. Образование нового государства Великая Болгария … Хронология всемирной истории: словарь

1878.06.13-7.13 — На Берлинском конгрессе пересмотрен Сан Стефанский . Новый передел Балкан. У Болгарии были отняты Македония, Восточная фракия и ее выход к Эгейскому морю. Остальная территория страны была разделена на две части и осталась подвластной Турции. К… … Хронология всемирной истории: словарь

Сан-стефанский договор и Берлинский конгресс

По Сан-Стефанскому миру создавалось большое неза­висимое болгарское государство — «Великая Болгария», простиравшаяся «от моря и до моря» (от Черного моря до Эгейского) и включавшая в свой состав как северную часть страны, так и южные области (Восточную Румелию и Македонию). При этом турецкие войска лишались права оставаться в пределах Болгарин.

Турция признавала полную независимость Румынии, Чер­ногории и Сербии, а также обязалась предоставить самоуправление Боснии и Герцеговине и провести широкие реформы в других оставшихся под ее властью славянских областях.

В возмещение военных издержек Турция соглашалась уплатить России почти полтора миллиарда рублей контрибуции и в виде частичного покрытия этой суммы уступить ей Батум, Каре, Кардаган и Баязет. К России отходили Измаильский, округ и районы Аккерманского округа Бессарабии, отнятые у нее по Парижскому миру 1856 года. Румыния получала северную часть Добруджи.

Сан-Стефанский мирный договор не был проведен в жизнь. Британское правительство опасалось, что, включив Болгарию в сферу своего влияния, Россия станет Среди­земноморской державой. Вдобавок, новые границы Болгарин так близко подходили к Константинополю, что проливы и турецкая столица оказывались под постоянной угрозой удара с болгарского плацдарма.

Отрицательное отношение Встретил Сан-Стсфанскип договор И со стороны Австро-Венгрии. Предыдущими соглашениями с Россией было ускжлепо, что не будет допущено создание большого славянского государства на Балканах. Именно по этой причине еще Константинопольская конференция разделила, в своем проекте Болгарию на две части. Западная Болгария должна была войти в сферу австрийского влияния.

Британское правительство Дйзраэли начало действовать после того, как русские войска подошли к Константинополю. В Лондоне подняли истерическую шумную кампанию, грозя разрывом дипломатических отношений с. Россией. Англичане отправили в Мраморное море военную эскадру, провели час­тичную мобилизацию флота.

Вслед за этим открыто выступила против Сан-Стефанского договора Австро-Венгрия, притязавшая на обещанные ей Боснию и Герцеговину. Ставший к тому времени премьер-ми­нистром граф Андраши потребовал созыва европейской конференций и в подкрепление своей позиции начал проводить мобилизацию в Далмации и придуиайских областях.

Попытка России создать для Англии затруднения в Аф­ганистане — путем посылки в Кабул военной миссии генерала Столетова и продвижения русских войск к афганской границе — не привела к желаемой цели: Англия не отказалась от требований пересмотра Сан-Стефанского договора.

Надежды России на дипломатическую поддержку Германии также оказались тщетными: в конце февраля 1878 г. Бисмарк высказался за созыв конгресса, оговорив при этом, что он не собирается играть на нем решающую роль.

19 февраля 1878 г. Бисмарк произнес знаменитую речь, в которой заявил, что в восточном вопросе он не более как «честный маклер»: его задача — поскорее привести дело к концу. Таким образом, Бисмарк публично устранился от активной поддержки русского правительства.

Все же, русская дипломатия еще раз попыталась заручиться такой поддержкой. Она напомнила, как тот же Бисмарк усиленно подстрекал Россию начать войну против Турции. Но канцлер теперь советовал России в интересах мира со­гласиться на созыв конгресса.

Русскому правительству не оставалось ничего другого, как примириться с такой необходимостью. Руководство России считало дальнейшую войну нежелательной.

Смотрите так же:  Пушкинский нотариус наследство

Россия, чтобы расколоть складывавшуюся против нее коалицию, решила заключить закулисную сделку со своим главным противником — Англией. Результатом этого явились переговоры, которые 30 мая 1878 г. закончились подписанием англо-русского соглашения, по которому Россия отказывалась от планов создания «Великой Болгарии», а также от некоторых своих завоеваний в Малой Азии.

Болгария отодвигалась от Константинополя за оборонительную линию Балканского хребта. Англия снимала свои возражения против остальных условий Сан-Стефанского договора.

Одновременно Англия сумела добиться от Турции подписания 4 июня 1878 г. конвенции, согласно которой в обмен за обещание помогать ей против России получила возможность оккупировать остров Кипр, населенный, в основном, греками. Тем самым Англия овладела важнейшим стратегическим пунктом в Восточном Средиземноморье.

6 июня между Англией и Австрией было подписано соглашение о совместной политической линии на предстоявшем конгрессе. Оба правительства условились не допускать расширения болгарской территории южнее Балканского хребта и ограничить срок русской оккупации Болгарии шестью месяцами. Англия обязалась поддержать притязания Австро-Венгрии на Боснию и Герцеговину.

Эти соглашения в значительной степени определили расстановку сил на европейском конгрессе, который был созван после того, как и Россия согласилась принять в нем участие.

Международный конгресс открылся 13 июня 1878 г. в Берлине. На нем были представлены Россия, Англия, Германия, Австро-Венгрия, Франция, Италия, Турция, Иран и балканские государства. Представители балканских государств были допущены в качестве наблюдателей. Делегации великих держав возглавлялись министрами иностранных дел или премьерами. Каждая делегация состояла из нескольких чело­век. Председательствовал Бисмарк в качестве хозяина.

Основные контуры решения конгресса были намечены уже в англо-русском соглашении от 30 мая. Но там границы Болгарии были определены лишь в общих чертах.

Между тем, в связи со стратегическим значением Балканских перевалов, это имело весьма серьезное значение. Поэтому вокруг этих проблем шли оживленные дебаты. Спор вызвал также вопрос об объеме прав султана в южной части Болгарии, расположенной к югу от Балканского хребта.

После напряженной дипломатической борьбы, приведшей к нескольким кризисам на конгрессе, через месяц, 13 июля 1878 г., был подписан Берлинский трактат.

На Берлинском конгрессе Англия и Австро-Венгрия при поддержке Германии добились значительного изменения условий Саи-Стефанского договора к невыгоде славянских народов Балканского полуострова. Вместо «Великой Болгарии» создавалось фактически самостоятельное, но вассальное по отношению к султану Болгарское княжество, территориально ограниченное на юге линией Бал­канских гор.

Южной Болгарии (Восточной Румелии) предоставлялась частичная автономия в составе Османской империи, а Македония полностью возвращалась под власть султана. Подтверждалась независимость Черногории, Сербии и.Румынии. Австро-Венгрия получали право на оккупацию Боснии и Герцеговины. Австро-венгерские войска вводились также в Новр-Базарский санджак, расположенный между Сербией и Черногорией. Это было сделано для того, чтобы помешать объединению двух славянских государств.

Австро-Венгрии предоставлялся и контроль над побережьем Черногории. Были подтверждены статьи Сан-Стефанского мира о Добрудже и Бессарабии. Размер контрибуции, налагавшейся на Турцию, сокращался до 300 млн. рублей. В Азии Россия получала Каре, Кардаган и Батум; Баязет возвращался Турции.

Таким образом, не были разрешены полностью задачи национально-освободительного движения балканских народов. Под властью Турции остались области с многочисленным нетурецким населением (Южная Болгария, Македония, Албания, Фессалия, Эгейские острова), Боснию и Герцеговину оккупировала Австро-Венгрия.

Берлинский конгресс, искусственно перекроив карту Бал­канского полуострова, создал многочисленные поводы для новых конфликтов в этом районе и обострения международной обстановки в целом.

Балканские страны и после своего освобождения оста­вались ареной соперничества крупных европейских государств. Европейские державы вмешивались в их внутренние дела, активно воздействовали на их внешнюю политику. Балканы стали «пороховым погребом» Европы.

Несмотря на все это, русско-турецкая война 1877 — 1878 гг. имела большое положительное значение для балканских народов. Ее важнейшим результатом явилось устранения турецкого владычества на большой части территории Балканского полуострова, освобождение Болгарии и оформление полной независимости Румынии, Сербии, Черногории.

Сан-стефанский договор условия

19 февраля (3 марта) 1878 г. в местечке Сан-Стефано (западный пригород Константинополя, с 1926 г. Стамбула) был заключён предварительный мирный договор между Российской и Османской империями, завершивший русско-турецкую войну 1877-1878 гг.

По завершению русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Россия завоевала почти всю европейскую часть Османской империи. Из-за вмешательства западных держав не был лишь взят столичный город Константинополь. Потерпев полный разгром в войне, турецкое правительство обратилось к России с просьбой о перемирии.

19 февраля (3 марта) 1878 г. в Сан-Стефано на основе заключённого 19 (31) января в Адрианополе прелиминарного договора, между Россией и Портой был подписан мирный договор.

Договор состоял из преамбулы и 29 статей. С российской стороны договор подписали бывший русский посол в Константинополе граф Н. П. Игнатьев и начальник дипломатической канцелярии главнокомандующего русской армии на Балканах и будущий посол А. И. Нелидов. С турецкой — министр иностранных дел Савфет-паша и посол в Германии Саадуллах-паша.

Сан-Стефанский мир имел огромное значение для освобождения балканских народов от османского ига. Согласно договору Сербия, Черногория и Румыния получали независимость, их территории значительно расширялись.

Болгария становилась автономией в составе Османской империи, получив право на своё правительство, армию; связь с Турцией ограничивалась уплатой дани. Турецкие войска выводились из Болгарии, русские оставались в ней на 2 года.

Боснии и Герцеговине предоставлялась автономия в рамках Османской империи.

К России отходили Батум, Ардаган, Каре, Баязет и Южная Бессарабия, отторгнутая от неё по Парижскому мирному договору 1856 г. (кроме островов в дельте Дуная).

Турция обязывалась выплатить России 310 млн. руб. контрибуции, создать в Эпире, Фессалии и Албании управление по типу введённого в 1868 г. на Крите и осуществить реформы в Турецкой Армении.

Условия договора вызвали негативную реакцию западноевропейских государств, опасавшихся чрезвычайно возросшего влияния России на Балканах. Австро-Венгрия и Англия заявили, что он нарушает условия Парижского мира. Опасаясь угрозы новой войны, к которой Россия не была готова, российское правительство было вынуждено пойти на пересмотр договора на международном конгрессе в Берлине, где Сан-Стефанский договор был заменён невыгодным для России и Балканских стран Берлинским трактатом.

Лит.: Беляев Н. И. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. М., 1956; Виноградов В. И. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и освобождение Болгарии. М., 1978; Генов Ц. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и подвиг освободителей. София, 1979 ; То же [Электронный ресурс]. URL : http :// militera . lib . ru / h / genov / index . html ; Дебидур А. Дипломатическая история Европы от Венского до Берлинского конгресса (1814-1878). М., 1947. Т 2; Игнатьев Н. П. Походные письма 1877 года. М., 1999 ; То же [Электронный ресурс]. URL : http://militera.lib.ru/db/ignatyev_np/index.html ; Сан-Стефанский прелиминарный мирный договор [Электронный ресурс] // Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова. 1997-2013. URL : http :// www . hist . msu . ru / ER / Etext / FOREIGN / stefano . htm ; Фортунатов П. К. Война 1877-1878 гг. и освобождение Болгарии. М., 1950 ; То же [Электронный ресурс]. URL : http :// militera . lib . ru / h / fortunatov _ pk 01/ index . html .

См. также в Президентской библиотеке:

Подписание Сан-Стефанского мира

Мирный договор, завершивший русско-турецкую войну 1877-1878 гг. Освобождение балканских народов от многовекового османского владычества. Признана независимость Сербии, Черногории, Румынии. Образовано автономное болгарское княжество. День подписания Сан-Стефанского мирного договора — национальный праздник Болгарии.

Вторая половина XIX века связана с дальнейшим обострением балканского кризиса. В 1875 году мощное антитурецкое выступление вспыхнуло в Боснии и Герцеговине. В апреле 1876 года началось восстание в Болгарии, жестоко подавленное турецкими властями. Дальнейшее развитие национально-освободительного движения балканских народов поставило перед европейскими державами на повестку дня вопрос, как о дальнейшей судьбе Османской империи, так и будущей судьбы южнославянских народов. Россия, потерпевшая поражение в крымской войне, стремилась упрочить свой международный авторитет путем усиления своего влияния на стратегически выгодном Балканском полуострове.

Русское общество выражало симпатии и сочувствие к восставшим балканским народам, требуя от правительства помочь «братьям-славянам». В России стали организовываться «славянские комитеты», собиравшие пожертвования в пользу борющихся южных славян, на Балканы отправлялось много русских добровольцев, среди которых были писатель Г.И. Успенский, художники В.Д. Поленов и Е.К. Маковский, известный врач С.П. Боткин. Александр II не хотел войны. Не было закончено перевооружение русской армии, сложным было и финансовое положение в стране. Внутриполитическая обстановка в России также была неспокойной – в стране развивалось народническое революционное движение. Именно поэтому на начальном этапе кризиса российское правительство пыталось решить проблему дипломатическими средствами, используя своих союзников — Австро-Венгрию и Германию. В мае 1876 года Россия, Австро-Венгрия и Германия подписали Берлинский меморандум, по которому эти государства соглашались оказать давление на Османскую империю, чтобы побудить ее начать реформы на Балканах. К этому меморандуму присоединились Франция и Италия. Англия, желая сохранить свое влияние в Османской империи, отказалась присоединиться к этому документу.

Подавление Турцией восстания в Болгарии и вмешательство в балканский кризис Великих держав привело к еще большему его усилению. В июне 1876 года войну Османской империи объявили Сербия и Черногория. Главнокомандующим сербской армии стал русский генерал М.Г. Черняев, приехавший туда добровольно. Сербо-черногорская армия была быстро разгромлена, и Aлександр II вынужден был перейти к более активным действиям. Российское правительство направило Османской империи ультиматум, в котором потребовало от османского правительства немедленного заключения перемирия с Сербией, угрожая в противном случае начать войну. Турецкий султан вынужден был принять российские условия. В г. Константинополе прошли заседания европейских делегаций по выработке условий соглашения с Османской империей. В это же время турецкий султан обнародовал конституцию, утверждавшую равенство всех граждан – мусульман и христиан перед законом. Переговоры в Константинополе велись еще в течение месяца, однако турецкий султан отклонил предложение европейских держав о предоставлении Болгарии, Боснии и Герцеговине прав внутренней автономии. Восточный кризис вступил в свою завершающую фазу. Осенью 1876 года Александр II начал мобилизацию русской армии. Одновременно продолжалась дипломатическая подготовка войны, в задачи которой входило обеспечить благожелательный нейтралитет Австро-Венгрии. 3 (15) января 1877 года в г. Будапеште Россия заключила секретное соглашение о благожелательном нейтралитете с Австро-Венгрией. Австрийское правительство обязалось не только соблюдать по отношению к России нейтралитет, но и воспрепятствовать вмешательству в русско-турецкий конфликт других держав. Взамен этого австрийский кабинет оставлял за собой право занять Боснию и Герцеговину. В это же время российское правительство не оставляло надежды разрешить кризис мирным путем. 19 (31) марта 1877 года в г. Лондоне представители России, Великобритании, Австро-Венгрии, Германии, Франции и Италии подписали протокол, содержавший требование к султану провести реформы на основе решений Константинопольской конференции. Османское правительство отвергло эти требования, посчитав их вмешательством в свои внутренние дела. Началась подготовка к войне. 4 (16) апреля 1877 года между Россией и Румынией был подписан договор, согласно которому русские войска могли пользоваться на территории Румынии железными дорогами, почтовой и телеграфной связью. Румыния обязалась оказывать содействие в обеспечении русской армии продовольствием и фуражем. Россия выступила гарантом сохранения целостности княжества и обязалась возместить все расходы по снабжению своей армии. 12 (24) апреля 1877 года российский император подписал манифест о начале войны с Османской империей.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ В.П. МЕЩЕРСКОГО

Внук известного историка и писателя Н.М. Карамзина В.П. Мещерский — талантливый литератор и публицист, издатель журнала «Гражданин» в своих записках отразил настроения российского общества по отношению к восставшим болгарам и деятельности Славянского комитета. «Людям, сомневающимся в том, что движение умов в пользу славян истинно народное, я бы посоветовал прочитать хотя бы частицу писем, получаемых И.С. Аксаковым как председателем славянского комитета из разных концов и от разных лиц в России. Именно в Москве, сосредоточии русской жизни, возможно это сочувствие в том виде, в каком оно проявляется.

Купец пишет из своей лавчонки на Нижегородской ярмарке: «Да когда же, Бога ради, мы вступимся за братьев посильнее да подействительнее». Там другой купец пишет из глуши Сибири: «Да нельзя ли всем верноподданным сказать царю, что мы готовы до последнего идти за веру, царя и отечество, куда и на кого царь велит». Тут священник дальнего прихода пишет: «Посылаю деньги и пожелания всех прихожан, чтобы Господь услышал наши молитвы — и повел нас в избавление братьев от гнета, скорби и печали». Здесь студент пишет: «Посылаю, что могу, пока сам не приеду в Сербию». Здесь офицеры такого-то полка пишут совокупно: «Нас много, желающих сражаться за освобождение славян; авось будет война; а пока – скажите, Бога ради, можем ли мы ехать в Сербию на средства Славянского комитета и что нужно предпринять? Не ехать как-то стыдно». И таких писем получает И.С. Аксаков сотни в день».

ЭКЗАРХА БОЛГАРСКОЙ ЦЕРКВИ АНТИЛ — АЛЕКСАНДРУ II

Если Его Величество Всероссийский император не обратит внимания на положение болгар, не защитит их теперь, то лучше их вычеркнуть из списка славян и православных, ибо ОТЧАЯНИЕ ОВЛАДЕЛО ВСЕМИ!

ИЗ ДОКЛАДА ВОЕННОГО МИНИСТЕРСТВА

Во время двух частичных мобилизаций – 1 ноября 1876 года и 3 апреля 1877 г. Было сформировано 27 пехотных дивизий, 4 стрелковые бригады, 9 кавалерийских дивизий, донская казачья бригада, 3 саперные бригады и 1 гренадерская дивизия. Таким образом, Дунайская армия предназначенная для действий на Балканском театре, состояла из семи корпусов: 4,8, 9, 11, 12, 13, и 14 – го. Главнокомандующим был назначен брат Александра II великий князь Николай Николаевич, начальником штаба армии — генерал-адъютант Непокойчинский. Главный штаб разработал «Расписание движения войск Дунайской армии для сосредоточения в Бесарабии». Планировалось это мероприятие закончить к 1 января, то есть еще до второй частичной мобилизации. И железные дороги России выполнили это предписание, заняв сверх объявленного срока лишь одну неделю и перевезя 254 тысяч человек, большое количество лошадей и пушек всего за полтора месяца.

Смотрите так же:  Полномочия мажилиса казахстана

ВОЕННЫЕ КОРРЕСПОНДЕНТЫ

Огромный общественный резонанс, который вызвали события на Балканах в России, не мог не отразиться на действиях правящих кругов Петербурга. В действующую русскую армию были впервые официально допущены военные корреспонденты, освещавшие ход военных действий для своих газет. Так, например, в ноябре 1876 года по ходатайству министра внутренних дел А.Е. Тимашева в штаб русской армии в Кишиневе как корреспондент «Правительственного Вестника» прибыл Всеволод Крестовский – автор знаменитого авантюрного романа «Петербургские трущобы». Самым большим штатом корреспондентов располагал знаменитый российский публицист, издатель газеты «Новое Время» А.С. Суворин, а самым популярным российским журналистом стал Василий Иванович Немирович-Данченко, участвовавший во всех основных боях и награжденный за храбрость солдатским Георгиевским крестом и орденом св.Станислава 3-й степени с мечами.

НАЧАЛО ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Основные события войны развернулись на Балканском полуострове. Война началась с вступления русской армии на территорию Румынии. С боями форсировав Дунай, русские армии под общим командованием великого князя Николая Николаевича (старшего), вступили на территорию Болгарии, встретив восторженный прием населения. После форсирования Дуная русские армии были разделены на три части: отряд под командованием генерала Гурко должен был перейти Балканский хребет и зайти в тыл турецкой армии в районе Адрианополя. Отряд генерала Криднера должен был занять Плевну и Никополь. Отряд под командованием наследника российского престола Александра Александровича должен был занять Рущук. В составе русских войск действовало и болгарское ополчение, которым командовал русский генерал Н.Г. Столетов.

«СИДЕНИЕ» НА ШИПКЕ

Выполняя планы российского командования, отряд Гурко овладел древней болгарской столицей г. Тырново. Русской армии предстоял сложный переход через Балканские горы. В июне 1877 года русские войска достигли Шипки – важного и хорошо укрепленного перевала. Турецкие армии, боясь окружения, покинули этот перевал. Армия Гурко перешла на территорию Южной Болгарии, однако, встретив там многочисленную армию Сулейман-паши, вынуждена были отойти назад к перевалу. В начале августа 1877 года началось знаменитое шестидневное шипкинское сражение. Расстреляв все патроны, немногочисленные героические защитники «Орлиного гнезда» отбивали атаки превосходивших сил турок камнями и прикладами. Положение спасли прибывшие части под командованием Радецкого и Драгомирова. Сулейман-аша вынужден был отступить. Начался один из самых героических эпизодов этой войны – оборона Шипки от превосходящих сил турецкой армии. В этой обороне принимали участие и болгарские ополченцы. После нескольких неудачных штурмов турецкой армии началось зимнее «сидение» на Шипке, где русские солдаты и болгарские ополченцы проявили небывалое мужество и стойкость. Оборона перевала преградила туркам вход в Северную Болгарию и имела ключевое значение для успешного завершения войны. Потери личного состава во время «зимнего сидения» составляли от 40 до 60%, но турецкой армии так и не удалось пройти в северную Болгарию.

Летом 1877 года, одновременно с битвой за Шипку, развернулось сражение за крепость Плевну – один из главнейших стратегических пунктов. Сюда сходились пути из Рущука, Систова, Софии; отсюда шел путь на Шипкинский перевал. В этих боях отличились войска под командованием М.Д. Скобелева – талантливого военачальника и человека большой личной храбрости. Однако три штурма крепости окончились неудачей. Особенно кровопролитным был третий штурм Плевны 30-31 августа 1877 года, которому предшествовала интенсивная четырехдневная артиллерийская подготовка. Несмотря на то, что ценой огромных потерь, русским частям удалось овладеть турецкими редутами перед Плевной, из-за ошибок командования и генерала П.Д.Зотова, который так и не ввел в бой основные силы русской армии, они были оттуда выбиты. Генерал П.Д. Зотов так и не решился ввести в бой основные силы даже, несмотря на то, что «ключи Плевны» — редуты Абдул–Бей и Режди-Бей были взяты русскими солдатами под командованием генерала Скобелева, который лично, на белом коне, водил полки в атаку. 22 батальона бились с превосходящими силами противника на глазах 84 русских батальонов, которые из-за нерешительности Зотова, так и не были введены в бой. На редуте Абдул-бей был оставлен батальон Владимирского полка, причем с его командира, майора Горталова, Скобелев взял слово ни при каких условиях не отступать с редута. Когда стала очевидна невозможность продолжения штурма, Скобелев послал к Горталову приказ об отступлении, сказав при этом, что освобождает его от взятых обязательств. «Скажите генералу Скобелеву, что русского офицера может освободить от взятого слова только смерть», — ответил майор Горталов. Отпустив оставшихся в живых солдат, он вернулся на редут, где был поднят турками на штыки.

Потери русских войск составили ок. 13 тыс. человек, в то время как турки потеряли ок. 3000 чел. Скобелев возмущался: «Наполеон радовался, если кто-либо из маршалов выигрывал ему полчаса времени. Я выиграл им целые сутки – и этим не воспользовались!»

Началась осада крепости, руководство которой было поручено Э.И. Тотлебену – герою севастопольской обороны 1854–1855 гг. В начале декабря 1877 года, истощив продовольственные запасы, турецкая армия под командованием Осман-паши сдалась в плен.

Для русских войск был открыт путь в Южную Болгарию. Армия двинулась к Софии. Исход войны был предрешен. Известный германский фельдмаршал Мольтке узнав о падении Плевны, спрятал карту, по которой он следил за ходом военных действий на Балканах, сказав: «До будущего года!»

ВОСПОМИНАНИЯ Н.П. ИГНАТЬЕВА

Известный русский дипломат Н.П. Игнатьев, подписавший от имени России Сан-Стефанский мир, оставил интересные заметки о ходе военных действий. Вот, например, как он описал сдачу Плевны и командующего турецкой армией Османа-паши: «Ура! Осман со всею своею армией сдается безусловно, выговаривая лишь, чтобы имущество офицеров турецких им было оставлено( черта военных нравов – единственная забота главнокомандующего) Осман храбро атаковал все утро гренадерскую роту, ранен в руку и, наконец, прекратил огонь , удостоверившись, что прорваться невозможно. Волынский и Литовский полки овладели с боя тремя турецкими редутами и взяли 3 тыс. пленных с пашой. Осман прислал своего адъютанта к Ганецкому сказать, что он болен и просит прислать генерала к нему. Ему было отвечено, что пусть пришлет вместо себя другого пашу. Вообще все турки, в особенности офицеры, были унылы и посматривали горько на наших. Действительно, даже нам тяжело смотреть на людей, исполнивших храбро и самоотверженно свой долг и поставленных в печальную необходимость сложить оружие. Тут царское лицо просияло. Государь снял фуражку и крикнул вместе с нами, крестясь, «ура!». Все друг друга поздравляли, как в светлый праздник. Казаки, конвой, ямщики, придворная прислуга – все заорало «ура!». После завтрака Османа привезли к государю. Он ранен в левую ногу ниже колена в то время, когда лошадь его была под ним убита. Его умное и интересное, энергическое и исхудалое лицо всем понравилось. Роста небольшого, вошел он скромно, опираясь обеими руками на плечо своего адъютанта и ординарца главнокомандующего князя Б. (последний собственноручно изрубил трех турок и известен своею силою), так как ступать мог лишь на одну ногу. Рана его была открыта и только перевязана, вместо сапога башмак, и штаны разрезаны. Сказал, что у него было в строю в последнем деле от 27 до 28 тыс., что он попытался прорваться, хотя знал, что безнадежно, но для удовлетворения военной чести до конца. Государь возвратил ему саблю. Когда Осман проходил через двор, наполненный нашими и румынскими офицерами, то все ему кланялись, толпясь и бросаясь, чтобы близко рассмотреть. Вдруг кто-то крикнул: «Осман, браво!», и наши стали повторять и даже аплодировать. Бестактная манифестация эта озадачила Османа, но потом он стал приятно улыбаться личностям, аплодировавшим ему под нос!»

ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ В ЗАКАВКАЗЬЕ

Командование русскими войсками на кавказском театре военных действий фактически осуществлял М.Т. Лорис-Меликов. (Формально командующим считался Михаил Николаевич – младший сын Николая I.) В мае 1877 года русскими войсками были взяты крепости Баязет и Ардаган, а в ноябре 1877 года, после упорного сражения в районе Аладжинских высот, пала ключевая турецкая крепость Карс. После этого русская армия вышла к Эрзуруму.

Одной из героических страниц военных действий на Кавказе стала оборона в июне 1877 года русскими войсками Баязета от превосходящих сил противника под командованием Фаика-паши. Немногочисленный гарнизон крепости стойко отражал атаки неприятеля, однако, в цитадели не было воды, и комендант крепости подполковник Пацевич на военном совете предложил сдаться, но был застрелен собственными офицерами, решившими сопротивляться до конца. Гарнизон крепости был спасен на 24 день осады генералом Тергукасовым, разбившим войска Фаика-паши.

САН-СТЕФАНСКИЙ МИР

Взятие Плевны явилось переломным моментом в ходе войны. В начале 1878 года русские армии взяли Адрианополь. 19 февраля (3 марта) 1878 года в 12 километрах от Константинополя, в местечке Сан-Стефано, был подписан мирный договор. Согласно статьям Сан-Стефанского мира Сербия и Черногория провозглашались полностью независимыми государствами. Болгария становилась автономным княжеством. Также получали автономию Босния и Герцеговина. К России возвращалась часть Бессарабии, отторгнутая от нее в 1856 году, на Кавказе к российским владениям присоединялись крепости Ардаган, Батум, Баязет, Карс. Османская империя должна была выплатить 310 млн руб. контрибуции.

БЕРЛИНСКИЙ КОНГРЕСС

Естественно, что западные державы, не желая допускать такое усиление России, выступили с резким протестом против условий этого ми- ра. В феврале 1878 года английская эскадра вошла в Мраморное море, начала военные приготовления и Австро-Венгрия. Российское правительство, опасаясь продолжения войны уже с новыми противниками, вынуждено было дать согласие на проведение мирной конференции для пересмотра условий Сан-Стефанского мира, которая открылась летом 1878 года в г. Берлине под председательством О. Бисмарка. Под нажимом Англии и Австрии Россия вынуждена была пойти на ряд значительных уступок. Подписанный 1 (13) июля 1878 года Берлинский трактат предусматривал следующее:

1. Признавалась автономия Болгарского княжества, однако его территория была ограничена к северу от Балкан по Дунаю. К югу от Балкан, в составе Османской империи образовывалась автономная провинция – Восточная Румелия под управлением генерал-губернатора, назначаемого турецким султаном из славян.

2. Австро-Венгрия получила право оккупировать территорию Боснии и Герцеговины, а Великобритания заняла остров Кипр, впоследствии превратив его в военно-морскую базу.

3. Независимость Сербии, Черногории и Румынии подтверждалась, при этом территории Сербии и Черногории были увеличены.

4. Россия сохраняла за собой устье Дуная, крепости Ардаган, Карс и Батум. В прежнем размере подтверждалась контрибуция.

После Берлинского конгресса внешнеполитическая деятельность Александра II приняла новое направление. В результате нового договора Россия утратила значительную часть преимуществ, приобретенных ею по Сан-Стефанскому трактату, между тем как Австрийская империя, не принимавшая участия в войне, заняла на Балканском полуострове положение, по меньшей мере, равное положению России. В то время уже старый канцлер А.М. Горчаков говорил, что Берлинский конгресс – «самая черная страница его карьеры», а Aлександр II заметил, что «господин фон Бисмарк забыл свои обязательства, данные в 1870 году». Таким образом, решения Берлинского конгресса стали источником новых, не менее острых конфликтов на Балканах в конце XIX – начале ХХ века.

Тем не менее, эта война занимает особое место в ряду многочисленных русско-турецких конфликтов. Именно благодаря ей произошло освобождение балканских народов от многовекового турецкого владычества. Особое значение эта война имела для болгарского народа, впервые получившего права автономии. Как память о той войне, стоят величественные памятники в Москве и Софии, на Шипке и в Плевне, именами ее героев названы улицы, площади и бульвары российских и болгарских городов.

В ПАМЯТЬ ВОЙНЫ 1877-1878 гг.

В память войны 1877-1878 гг. была учреждена медаль, изготовлявшаяся из трех разных металлов по степени участия в этой войне. На ее лицевой стороне находилось изображение христианского креста, попиравшего исламский полумесяц и даты 1877-1878. Самой почетной являлась серебряная, которой награждались участники обороны Шипки, Баязетской крепости и штурма крепости Карс. Медаль из светлой бронзы выдавалась всем, принимавшим участие в боевых действиях, а из темной бронзы выдавалась участникам войны, не принимавшим участия в боях. Награждались этой медалью все военнослужащие, независимо от чина и рода войск, а также болгарские ополченцы.