Закон о банкротстве физических лиц

С 2015 года в России законодательно введены положения о банкротстве физических лиц. Закон о несостоятельности (банкротстве) призван помочь людям, оказавшимся в трудной ситуации.

Уровень просроченной задолженности в России растет с каждым годом. Об этом говорят статистические данные Росстата и Объединенного кредитного бюро.

На сегодняшний день тысячи граждан воспользовались законом о банкротстве физических лиц. Для многих процедура банкротства физических лиц стала избавлением от долгового рабства, бесчисленных звонков коллекторов.

Константин Логинов, Адвокат

В процедуре личного банкротства коллекторы и прочие взыскатели прекращают общение с должниками. Больше это не имеет смысла. Все дело в том, что как только должнику ввели процедуру банкротства, он уже не имеет права платить по кредитам и другим долгам. Об этом говорит закон о банкротстве физических лиц.

Закон о банкротстве физических лиц: основные положения

Итак, закон о банкротстве граждан – это глава в ФЗ «О несостоятельности» (банкротстве), посвященная процедуре в отношении физических лиц.

Несмотря на название главы – банкротство граждан, данная процедура может применяться и к иностранным гражданам, при определенных условиях. Например, гражданин Белоруссии, проживающий на территории РФ и получивший кредит в России, может быть признан банкротом по российскому законодательству.

Материалы по теме

Текст закона о банкротстве (несостоятельности) физических лиц (127 ФЗ)

Законодатель определил условия, при которых должник может признать свою несостоятельность. Это сумма задолженности свыше 500 тысяч рублей и неплатежеспособность. Что означает неплатежеспособность? Это невозможность платить по обязательствам должным образом, то есть без просрочек и в полном объеме. Неплатежеспособность связывают, прежде всего, с низким доходом, потерей работы, состоянием здоровья.

Закон о банкротстве физических лиц определил порядок прохождения этой процедуры. В процедуре банкротства физлица применяются реструктуризация долгов и реализация имущества. Также с кредиторами может быть заключено мировое соглашение, если все стороны по делу сумеют договориться.

Закон устанавливает вознаграждение управляющего. Кроме того, на плечи должника ложатся расходы на публикацию сведений о банкротстве, проведение собрания кредиторов.

Напомним, что с июля 2016 года вознаграждение финуправляющего — 25 тысяч рублей.

Процедура реструктуризации долгов.

Это первая процедура в банкротном деле. Сразу оговоримся, что она не имеет ничего общего с реструктуризацией, которую предлагает должникам банк.

Материалы по теме

Как составить заявление о банкротстве физическому лицу.

Реструктуризация вводится на 6 месяцев. Если говорить теоретически, что предполагается, что неплатежеспособный гражданин может найти работу, доход от которой позволит платить по кредитам. В этом случае может быть утвержден план реструктуризации на срок до 36 месяцев.

В реальности все происходит кардинально иначе. В 99% банкротных дел план реструктуризации не предоставляется. А процедура реструктуризации по сути «номинальная».

В это время финуправляющий проводит работу по анализу финансовой ситуации должника. Управляющий готовит отчет, в котором выражает свою позицию о реальной финансовой ситуации должника.

Закон о банкротстве закрепляет ограничения для должника в реструктуризации. Эти ограничения не столь значительны, как может показаться на первый взгляд. В любом случае, взаимодействие с финансовым управляющим гораздо облегчает течение процедуры банкротства.

Материалы по теме

Процедура банкротства физического лица.

Ограничения связаны только с распоряжением имуществом. Банковские счета после введения процедуры банкротства будут заблокированы. В реструктуризации финуправляющий может разблокировать вам такой счет.

Сделки по купле-продаже, дарению, передаче в залог имущества возможны только с согласия управляющего в письменной форме. Согласие потребуется и в случаях, если должник хочет получить (выдать) займ, кредит, оформить поручительство или заключить договор уступки права требования.

Более подробно о специфике и возможностях процедуры реструктуризации читайте в нашей статье «Процедура банкротства физического лица».

Реализация имущества по своей сути предполагает продажу имущества должника. Разумеется, что не всякое имущество можно продать. Закон (гражданско-процессуальный кодекс) установил иммунитеты или запрет продажи некоторых категорий имущества. На практике, этот список довольно объемный.

Видео инструкция по банкротству физических лиц от финансового управляющего.

К примеру, мультиварка, вентилятор, электронное медицинское оборудование, швейные машины могут быть признаны предметами обихода, продать которые нельзя.

Так называемое залоговое имущество, то есть квартира, земельный участок, автомобиль, купленный в кредит, также будут проданы в процедуре реализации имущества.

В процедуре реализации управляющий должен выявить имущество и составить подробную опись с указанием стоимости каждой вещи. Оценка имущества проводится с учетом степени износа и внешнего вида того или иного предмета.

Имущество должника может быть продано двумя способами. Путем открытых торгов на специальных площадках (для имущества, стоимостью более 100 000 рублей) или путем размещения объявлений, самостоятельного поиска покупателей.

Все вырученные средства финансовый управляющий направляет кредиторам в счет погашения долга гражданина-банкрота.

Изменения закона о банкротстве физических лиц

Последние весомые изменения в закон о банкротстве были приняты летом 2016 года. Эти изменения коснулись размера вознаграждения финансового управляющего. С принятием закона размер вознаграждения составлял всего 10 тысяч рублей. С июля 2017 года вознаграждение составляет 25 тысяч рублей. Также изменился процент вознаграждения с реализованного имущества до 7%.

Закон о банкротстве физических лиц: плюсы

Каждого, кто хоть раз столкнулся с финансовыми затруднениями, интересует вопрос: что же будет после процедуры банкротства, в чем плюсы статуса банкрота.

Освобождение от долгов – вот главный плюс личного банкротства. Это единственный законный способ решить все свои финансовые вопросы. Банкротство применяется ко всем кредитам, займам, штрафам и налогам. Банкротство будет действовать в отношении всех долгов.

Константин Логинов, Адвокат

Есть и второй плюс, о котором мало кто задумывается. У всех нас есть родители, дети, супруги, братья или сестры. Они – наши наследники.

Что произойдет с принятием наследства должника? Они примут не только наследство в виде имущества (как правило, квартира, дача, деньги), но все долги наследодателя. В случае же банкротства этот вопрос заблаговременно будет решен.

Видео: наши услуги по банкротству физ. лиц

(5 оценок, среднее: 4,80 из 5)

Банкротства граждан: поворот в пользу бедных

Путь к эффективности

Поправки, которые нашли поддержку у нижней палаты парламента, делятся на три блока. Самым значимым оказался первый – направленный на увеличение роли реабилитации в банкротстве граждан. Закон о банкротстве физлиц, появившийся в 2015 году, позволил неплатежеспособным гражданам, имеющим просрочку более чем три месяца на сумму более 500 000 руб., избавиться от долгов. На деле же оказалось, что социальные функции закона ушли на второй план и помочь процедура может далеко не каждому, – потенциальный претендент на банкротство должен соответствовать целому ряду критериев. Позиция законодателя двусмысленная, замечает арбитражный управляющий Артем Кадников: с одной стороны, он обязывает гражданина обращаться в суд с заявлением о признании его банкротом, а с другой – допускает возможность того, что должник не будет признан банкротом из-за отсутствия имущества, которое можно продать, чтобы расплатиться с кредиторами. Если же гражданину отказывали в банкротстве, долг только продолжал расти – и ситуация, по сути, оказывалась выгодна только кредиторам.

Ситуация делает процедуру банкротства не столь эффективной, считает Елена Батура, руководителя проектов АБ «S&K Вертикаль». «При этом в продолжении процедур банкротства граждан в этой ситуации могут быть заинтересованы не только сами граждане-должники, но и непосредственно их кредиторы, имеющие набор специальных средств в рамках дела о банкротстве на выявление увода имущества должником от взыскания», – обращает внимание эксперт.

Именно эти недочеты законодательства и правоприменительной практики пытаются исправить сейчас. По сути, речь идет о возврате к изначальной декларируемой позиции разработчиков закона о банкротстве граждан, главной целью которого было освобождение неплатежеспособного должника от бремени долгов, в то время как сейчас во главе угла, по мнению экспертов, оказываются интересы кредитора.

Однако проблема вовсе не в прокредиторских положениях закона, как это может показаться со стороны, обращает внимание Рустем Мифтахутдинов, доцент МГЮА, судья в отставке .

Параграф 1.1 закона о банкротстве граждан имеет впервые в российском праве не прокредиторскую, а продолжниковскую направленность. Причины того, что положения о банкротстве граждан не заработали в должной мере для массового потребителя, заключаются в судебной практике, которая по инерции стала экстраполировать прокредиторский подход, выработанный в отношении юридических лиц, на должников-физических лиц.

Рустем Мифтахутдинов, доцент МГЮА, судья в отставке

Об этом, говорит Мифтахутдинов, свидетельствует одно из дел экономической коллегии ВС, где пришлось указывать судам на очевидный вывод, что процедура банкротства физлица необязательно должна приводить к погашению требований кредиторов. В этой связи совершенно справедливым является положение законопроекта о том, что можно и нужно проводить процедуру банкротства гражданина в отсутствие у него имущества, уверен эксперт.

Как бы то ни было, но реабилитация в рамках банкротства граждан по-прежнему развита очень слабо, признает Олег Зайцев, доцент РШЧП. По его словам, на сегодняшний день она доступна только среднему классу и еще более состоятельным гражданам, а проблемы тех, у кого средств к существованию меньше, она, по сути, не решает. «Валютные ипотечники и ипотечники в целом вообще не воспринимают это как выход», – приводит другой пример Зайцев.

В целом опрошенные «Право.ru» эксперты считают изменения, находящиеся на рассмотрении в Думе, позитивными. Напрямую такое основание, как отказ в признании банкротом гражданина, у которого отсутствует имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов, законом «О несостоятельности (банкротстве)» не предусмотрено, отмечает Татьяна Манакова, руководитель юридического отдела ЮБ «Падва и Эпштейн». Негативные последствия обусловлены действиями непосредственно гражданина должника – тем, что он не предоставляет предусмотренные законом документы или сообщает суду недостоверные или неполные сведения. Манакова обращает внимание на другую сторону проблемы: она отмечает, что с точки зрения правоприменительной практики к числу проблем можно отнести как раз то, что процедура банкротства, освобождая гражданина от обязательств, зачастую не гарантирует удовлетворение требований кредиторов.

Смотрите так же:  Пособия беременным жен

Основной целью законодательства должно являться соблюдение баланса интересов сторон – ведь в число кредиторов гражданина-банкрота также часто входят граждане-кредиторы, и с точки зрения равноправия участников гражданских правоотношений освобождение банкрота от долговых обязательств без представления кредиторам встречного удовлетворения нарушает их права.

Татьяна Манакова, руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн»

Второй блок поправок, внесенных в Думу, должен больше защитить должников банков и микрофинансовых организаций. Процедура взыскания долгов станет более прозрачной и публичной. На практике это поможет избавиться от практики «выбивания долгов» коллекторами без подтвержденных полномочий. Сейчас должник просто получает от кредитора заказное письмо, в котором узнает, что права на его долг переданы третьему лицу. Законопроект предлагает при передаче долга – например, коллекторским агентствам – оповещать об этом должника через сообщение в ЕФРС. Предполагается, что такие сообщения будут содержать не только информацию, обязательную для направления должнику кредитором или привлеченным лицам, но и номера и даты договоров, требования по которым передаются, и ИНН должника. «Отсутствие этой нормы на практике стало инструментом злоупотребления для кредиторов и привлеченных лиц из-за того, что должник зачастую не имеет никакого представления о том, в чьих интересах и на основании чего действуют привлеченные лица. Нововведение не решит проблему всецело, но позволит четко определить круг лиц, участвующих в процессе возврата просроченной задолженности», – говорит Артем Кадников.

Третий блок поправок регулирует деятельность юрлиц по раскрытию информации о своей деятельности. В частности, предлагается, что в реестре буду публиковать информацию не только о должниках, но и о деятельности юрлиц – например, там появятся сведения о продаже предприятия, обеспечительном характере собственности и т. д. Эти изменения должны защитить участников процесса банкротства, прямо на него не влияющих. Более полное и детальное раскрытие информации позволит потенциальным кредиторам и контрагентам оценить свои риски и принять верное решение.

Нерешенные вопросы банкротства

Проблемы в признании граждан несостоятельными остаются. Юлия Литовцева, партнёр «Пепеляев Групп», отмечает, что недопущение отказа в применении банкротных процедур в отношении граждан – это лишь часть решения проблемы, причём, по сути, этот вопрос уже был решен на уровне ВС. «Главное – определить источники финансирования процедур. А это достаточно сложный вопрос, который, возможно, потребует вложений со стороны государства», – замечает Литовцева.

Совершенно очевидно, что законодательство о банкротстве граждан не работает в должной мере. Число завершенных и рассматриваемых в настоящее время дел в десятки тысяч раз меньше числа граждан, соответствующих признакам банкротства. Это связано и с высокой стоимостью, и со сложностью процедуры вхождения в банкротство и осуществления процедур. А в конечном итоге все сводится к проблеме финансирования, которая остается самой болезненной и трудно решаемой.

Юлия Литовцева, партнер «Пепеляев Групп»

Рустем Мифтахутдинов выделяет и другой аспект проблемы – небольшое вознаграждение арбитражных управляющих. «Главной причиной непопулярности потребительского банкротства явилась дороговизна процедуры для гражданина, с одной стороны, и неготовность арбитражных управляющих работать за скудное финансирование – с другой. То есть для гражданина-банкрота 100 000 руб. – много (средняя стоимость расходов – ред.), а для арбитражного управляющего 50 000 руб. – это мало», – объясняет он проблему.

Найденный законодателем компромисс – возможность проведения процедуры без управляющего, если таковой не найдется в разумный срок порождает новую проблему, отмечает Мифтахутдинов: возможность взаимодействия гражданина-непрофессионала с судом. Применение такой компромиссной нормы может потребовать создания обучающих центров, как за рубежом, где граждан бы обучали подаче заявления и попутно финансовой грамотности, считает эксперт: «Инициаторами создания подобных курсов могли бы стать кредитные учреждения, а обучать могли бы, например, студенты юридических вузов в рамках «юридических клиник».

Кроме того, пока из развивающегося законодательства выпадают целые блоки вопросов. Один из них – банкротство супругов. «Это очень большая тема, и тех намёков, которые на сегодня есть в законодательстве, явно недостаточно», – признает Олег Зайцев.

Радик Лотфуллин, советник Saveliev, Batanov & Partners, выделяет другую проблему, связанную с процедурой банкротства граждан, – соотношение уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательств с банкротным законодательством. На эту проблему уже обратил внимание судья Александр Кокотов в особом мнении к определению Конституционного суда РФ № 578-О от 13.03.2018, напоминает Лотфуллин.

«На практике возникают следующие вопросы о порядке исполнения наказания в виде взыскания уголовного штрафа при банкротстве гражданина:

– Приостанавливается ли исполнительное производство по взысканию уголовного штрафа при признании гражданина банкротом?

– Может ли гражданин-банкрот по завершении процедуры реализации имущества гражданина быть освобожден от исполнения требования по уплате уголовного штрафа?»
– Радик Лотфуллин, советник Saveliev, Batanov & Partners.

Татьяна Манакова считает, что с точки зрения развития законодательства о банкротстве гражданина надо лучше регламентировать последствия, возникающие в случае, если после признания гражданина банкротом и освобождения его от долгов обязательства перед кредиторами исполняют залогодатели или поручители. У них по общему правилу возникает право требования к должнику – в то время как одним из последствий завершения процедуры банкротства гражданина является освобождение от дальнейших требований кредиторов, обращает внимание Манакова.

Тем не менее слишком много изменений тоже не на пользу банкротному законодательству, уверена Юлия Литовцева. «Законодательство о банкротстве граждан постигла общая участь российского законотворчества: сиюминутное бессистемное и непрерывное внесение мелких изменений. Многие из них выглядят очень сомнительно – например, законопроект о подаче заявлений о банкротстве граждан через МФЦ. При этом до настоящего времени не принят действительно нужный закон об упрощении процедуры банкротства граждан», – подчеркивает она.

Банкротство граждан становится популярнее

Несмотря на пробелы в законодательстве, процедура банкротства граждан неуклонно набирает обороты. С каждым годом число исков о несостоятельности физлиц растет, сейчас их число превысило заявления о банкротстве компаний. Как ранее сообщало «Право.ru», в 1 квартале 2017 года арбитражи зарегистрировали 7966 таких исков, а в первые три месяца 2018 года – уже 11 131, рост составил 28,5%. Причём разрыв между числом исков увеличивается. В ряде регионов рост числа исков о банкротстве граждан, по сравнению с прошлым годом, превышает 80%. Лидерами по числу банкротств в 1 квартале 2018 года стали Москва, где несостоятельными признаны 757 человек (+81% к 1 кварталу 2017 года), Московская область – 552 банкрота (+51%), Башкортостан – 431 человек (+119%), Санкт-Петербург – 440 человек (+50%) и Краснодарский край – 310 человек (+56%).

Подобный взрыв популярности банкротных процедур среди россиян эксперты объясняли переменами технологии ведения процедур – теперь этим занимаются «хорошо организованные фабрики с разделением труда и экономией издержек, а не «мастерские по индивидуальному пошиву», как было в 2015 году и ранее», замечал Эдуард Олевинский, руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры».

При этом число потенциальных банкротов в процентах к количеству заемщиков с открытыми счетами снизилось с 1,5% в октябре 2015 года до 1,3% на 1 марта 2018 года (по данным ОКБ), и эта тенденция, вероятно, сохранится в 2018 году. Эксперты связывают такой тренд с оживлением рынка розничного кредитования и ростом числа количества новых заемщиков.

Закон о банкротстве физических лиц — статья 213 закона о банкротстве

В настоящее время в РФ действует профильный закон о банкротстве. 10-я глава данного законодательного акта полностью посвящается основам несостоятельности физических лиц. Далее будут описаны основные изменения в тексте закона. Также подробно будет рассмотрена статья 213, посвященная основным положениям банкротства.

Закон о банкротстве физических лиц — изменения 2018

В последние годы федеральный закон действительно претерпел целый ряд изменений. Графа с общими положениями, открывающая текст, утратил юридическую силу. Также из текста были убраны статьи 215 и 215.1. Процедура признания должника банкротом теперь возможна посредством прямого обращения к финансовому управляющему.

Ранее на федеральном уровне была обязательной процедура наблюдения. Длилась она не менее полугода. Теперь, в соответствии со статьей 213, подобные меры обязательны только в том случае, если общая сумма долга превышает 500 тыс. рублей. Здесь можно провести аналогию с банкротством предприятий и всех остальных юридических лиц.

Для более полного ознакомления с еще не вступившими в силу изменениями, рекомендуется читать текст только в последней редакции. На федеральном уровне принимать поправки планируется уже до 1-го мая 2017 года. Закон о банкротстве физических лиц практически каждый квартал претерпевает какие-либо изменения. Это объясняется тем, что вступил в силу он относительно недавно, поэтому некоторые его статьи работают не так, как требуется.

Ознакомиться с 127 ФЗ о банкротстве с последними изменениями можно по ссылке:

Статья 213 закона о банкротстве физических лиц

Статья 213 полностью раскрывает суть всех возможных процедур, проводимых в отношении банкрота в РФ. Если читать текст с начала, то первой процедурой выступает реструктуризация. На федеральном уровне она подразумевает не освобождение физического лица от его обязательств, а лишь пересмотр их основных условий. Делается это как по решению самих кредиторов, так и по решению федерального суда.

В соответствии с указанной 213-ой статьей, после реструктуризации физическое лицо-банкрот обязуется покрыть какую-либо часть своих обязательств. Естественно, что их общий объем должен быть значительно уменьшен. Делается это без реализации имущества, которая выступает здесь отдельной мерой. Все ликвидное имущество банкрота реализуется, а вырученные после нее средства поступают в счет покрытия обязательств или их части.

Смотрите так же:  Возврат магазину пальто

Последним вариантом, предусмотренным статьей 213-ой является мировое соглашение. Оно означает, что кредитор полностью отказывается от всех своих претензий, и следовательно банкрот освобождается от какой-либо ответственности. После его проведения какие-либо притязания со стороны кредиторов не допускаются. Полное содержание статьи 213-ой можно прочитать в самом тексте законодательного акта.

Как оформить банкротство физического лица по закону

Во-первых, следует упомянуть о сумме долга — она должна быть не менее 500 тыс. рублей. И это без исключений. Во-вторых, обязательства по договору не должны исполняться в течение минимум 3-х последних месяцев. Если эти требования соблюдаются, то процедура банкротства обычно начинается с подачи заявления в федеральный суд.

Рассматривать такие обращения в РФ может только Арбитражный суд. Указанное заявление подать может сам потенциальный банкрот, его действующие кредиторы, или финансовый управляющий. После этого оно рассматривается в течение одного месяца, по итогам выносится решение о назначении уже арбитражного управляющего.

С этого момента в РФ и начинается процедура. В течение 3-х месяцев управляющий должен будет проанализировать положение потенциального банкрота, описать все его ликвидное имущество, и составить очередность имеющихся кредиторов. Результаты этой работы в виде документации направляются в тот же Арбитражный суд. В течение 10 суток будет назначен итоговый процесс, по результатам которого будет принято решение о возможных мерах к применению.

Заявление о банкротстве физического лица

Закон РФ о банкротстве физических лиц в статье 213-ой указывает на то, что подобное заявление подается только в установленном письменном виде на специальном бланке. Его можно предварительно взять в канцелярии самого Арбитражного суда, либо обратиться к специалистам-юристам.

В его тексте, в просительной части в подробном виде должны быть описаны все обстоятельства, по которым гражданин-заявитель не может или не сможет в будущем выполнить все требования кредиторов. К заявлению рекомендуется прикреплять данные о неплатежеспособности потенциального банкрота. В конце ставится подпись. Подается оно так же, через канцелярию.

Закон года – банкротство частных лиц

2015 год ознаменовался важными законодательными новациями, одним из которых стал закон о несостоятельности (банкротстве) физических лиц.

Поправки в закон «О несостоятельности (банкротстве») были введены для того, чтобы урегулировать отношения между гражданами и кредитными учреждениями. Учитывая мнения специалистов о том, что долги физических лиц исчисляются миллиардами рублей, предполагается, что это позволит разрулить нынешнюю патовую ситуацию, когда граждане фактически являются неплатежеспособными, не могут цивилизованно выйти из этого состояния.

Принятия данного закона рынок ждал очень долго – не менее десяти, а то и пятнадцать лет. Проблема взыскания долгов с физических лиц не является новой для российской банковской системы, и особенно чувствительной она, как легко догадаться, становится в периоды различных кризисов, когда банки не могут компенсировать «плохие» долги за счет массовой выдачи новых кредитов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что именно в 2014 году работа над законопроектом о банкротстве физических лиц резко активизировалась, а в 2015 году закон вышел на финишную прямую.

Главной задачей закона о банкротстве в принципе является установление четкого и прозрачного механизма проведения процедуры банкротства должника, гарантирующего кредиторам максимально быстрое и максимально полное удовлетворение их требований за счет имущества должника и контролирующих должника лиц.

«Действующая редакция закона, по нашему мнению, предоставляет кредиторам, в том числе кредитным организациям, достаточно инструментов для защиты своих прав и законных интересов», – считает руководитель Главной исполнительной дирекции корпоративного управления и правового обеспечения Банка УРАЛСИБ Нина Семина.

В то же время специалисты уверены в том, что поправки в закон о банкротстве физических лиц сбалансирован, так как защищает и права заемщика, и права кредитора. Они содержат как положения, которые позволяют добросовестным должникам в случае недостаточности имущества реструктуризировать свою задолженность в рамках принятых процедур, так и положения, позволяющие кредиторам взыскать задолженность с недобросовестных должников.

«К плюсам закона можно отнести то, что любые недобросовестные действия гражданина в рамках процедуры банкротства могут привести к отказу в освобождении от обязательств и даже к привлечению недобросовестного должника к уголовной ответственности. Также плюсом является возможность для кредитора оспаривать сделки должника по выводу активов», – поясняет председатель правления РОСГОССТРАХ БАНКа Александр Фалев.

Эксперты отмечают, что, конечно же, о практической эффективности данной законодательной новации пока рано судить: арбитражная практика еще не наработана. Специалисты, опрошенные NBJ, в целом приветствуя принятие поправок, считают, что в закон необходимо дополнительно внести еще ряд изменений.

«По нашему мнению, в закон напрямую следует ввести положения, предоставляющие право залоговых кредиторов оставлять за собой залоговое имущество, в том числе в ходе его реализации посредством публичных торгов, предусмотрев право залоговых кредиторов устанавливать в положениях о реализации залога так называемую цену отсечения. Также, по нашему мнению, следует более четко урегулировать в законе вопрос установления судом начальной продажной цены реализуемого залогового имущества (в настоящее время сложилась различная судебная практика: суды устанавливают от 80% до 100% от цены, установленной независимым оценщиком)», – комментирует Нина Семина (Банк УРАЛСИБ).

«Самой очевидной проблемой является вознаграждение финансовых управляющих. Фиксированная часть вознаграждения финансового управляющего крайне мала (10 тысяч рублей единовременно за проведение процедуры, применяемой в деле о банкротстве). За такую невысокую плату, не покрывающую иногда даже расходы финансового управляющего, сложно качественно вести процедуру банкротства. Мы полагаем, что необходимо изменить систему вознаграждения финансовых управляющих», – считает директор департамента по работе с проблемными активами Связь-Банка Сергей Акинин.

Не пришли банкротиться

Весной 2015 г. Федеральная служба судебных приставов оценивала, что под действие закона о банкротстве физлиц подпадает более 400 000 россиян (это только по вступившим в силу судебным решениям), задолжавших в сумме свыше 2 трлн руб. (цитата по «Известиям»). В сентябре Национальное бюро кредитных историй (НБКИ) сообщало, что формально под действие закона о банкротстве физлиц подпадает 621 900 человек. А зампред Центробанка Василий Поздышев, ссылаясь на экспертные оценки, рассказывал, что «потенциально прибегнуть к процедуре банкротства смогут примерно 400 000–500 000 граждан»: «Закон даст возможность этим людям раз и навсегда решить проблему преследования их кредиторами», – цитировал его «Интерфакс» в октябре 2015 г. Минэкономразвития тогда полагало, что число обращений граждан в суды в рамках закона о несостоятельности может на начальном этапе достичь нескольких сотен тысяч, а затем пойдет на спад.

В реальности на 1 ноября 2016 г. (за 13 месяцев действия закона) было подано около 34 000 заявлений о банкротстве граждан-должников, из них судами принято порядка 19 000 и только 1009 человек за это время смогли списать свои долги, следует из данных портала о банкротствах finzdor.ru.

По оценке Объединенного кредитного бюро, сейчас под действие закона о банкротстве граждан подпадает 593 000 россиян с долгом более 500 000 руб. по одному или нескольким кредитам, платежи по которым не вносились от 90 дней.

«Когда планировался данный закон, все ожидали быструю и большую волну подачи заявлений физлиц, которые захотят списать с себя задолженность, – говорит Илья Ильин из правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры». – Этого не получилось. В среднем в месяц подается около 3000 заявлений о банкротстве, из них самими должниками всего 15–20%».

Банкрот с долгами – 1

В декабре 2015 г. житель Красноярска Андрей Целигородцев подал в областной арбитражный суд заявление о своем банкротстве, сославшись на 768 000 руб. неисполненных обязательств по кредитам и обязательным платежам (штрафам и налогам). В суд он предоставил копии кредитных договоров и справки банков о задолженности, а из имущества указал долю 1/4 в трехкомнатной квартире площадью 60 кв. м (единственное жилье, на которое по закону не может быть обращено взыскание долгов), «Москвич» 1999 года выпуска стоимостью 40 000 руб., холодильник Nord стоимостью 7000 руб. и компьютер «Нэта» за 29 000 руб. Еще он приложил справку о доходах 2-НДФЛ за май – ноябрь 2015 г. на 269 000 руб.

В ноябре 2015 г.
в Арбитражный суд Москвы подал заявление о признании себя несостоятельным Павел Сверак, бывший помощник руководителя ФМБА. Он ссылался на недостаточность имущества и неспособность исполнить денежные обязательства перед кредиторами по долгам в 150 млн руб. В феврале 2016 г. суд признал его банкротом (как не имеющего постоянного источника дохода и неработающего должника), ввел процедуру реализации имущества сроком на шесть месяцев и утвердил финансового управляющего. Тот подал ходатайство о предоставлении ему доступа в место жительства и регистрации должника – квартиру на ул. Большая Якиманка: она Свераку не принадлежала, но там могло находиться его имущество, которое следовало описать. Суд управляющему отказал: по Конституции «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. », а при рассмотрении дел о банкротстве граждан нужен «справедливый баланс между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника (в том числе на достойную жизнь и достоинство личности)». Апелляция оставила это определение в силе.
В октябре 2015 г.
люберецкая компания «Гламин бизнес лтд» попросила признать банкротом гражданина Германии Аркадия Брискина – бывшего совладельца автодилера ГК «Независимость». Брискин в 2010 г. выступил поручителем ЗАО «Гаражный комплекс «Пластик-2000» (он был его гендиректором) по кредиту в Промсвязьбанке, следует из решений судов. Промсвязьбанк переуступил право требования компании «Ретананре трейдинг лимитед», а та – «Гламин бизнес лтд», которая не смогла получить от Брискина $17 млн (суд признал требования в 589 млн руб.). В феврале 2016 г. Арбитражный суд Москвы отказался признавать Брискина банкротом, так как он иностранец. Апелляционная инстанция с этим согласилась, но кассационная отменила это определение и вернула дело на новое рассмотрение: иностранцы пользуются правами и несут обязанности наравне с российскими гражданами, говорится в его решении, а суды не учли, что у Брискина есть недвижимость в России, он был зарегистрирован как индивидуальный предприниматель. В октябре Брискин был признан банкротом, начата процедура реализации его имущества.

Смотрите так же:  Удо за лишение прав в нетрезвом виде

В феврале суд признал Целигородцева банкротом, ввел процедуру реализации имущества на полгода, ограничил его право на выезд из России, утвердил финансового управляющего. В августе суд постановил прекратить производство по делу о банкротстве Целигородцева: его кредиторы (за исключением одного) вовремя не объявились, а перечисленных им за это время денег (486 000 руб. на спецсчет) с лихвой хватило для расчета с единственным утвержденным в реестре кредитором – даже продажи имущества не понадобилось. Источник этих денег в материалах суда не указан.

К этому времени в реестр был включен один кредитор с требованиями в 232 000 руб. – Уральский банк реконструкции и развития, который заявил о долге еще в феврале. В апреле свои претензии на 134 000 руб. предъявлял банк «Восточный экспресс», но суд отклонил иск из-за процессуальных нарушений. В сентябре суд принял к производству рассмотрение требований Сбербанка на 32 000 руб., а Райффайзенбанка на 117 000 руб. – «оставил без движения», потребовав обоснования включения в реестр долгов по прекращенному производству.

Кредиторы еще могут оспорить решения суда, а сам Целигородцев после многомесячных мытарств остался с долгами в 528 000 руб. и пятилетним «мораторием» на новое банкротство с возможностью их списания или реструктуризации. Свои доходы Целигородцев с февраля перечислял на счет, которым распоряжался финансовый управляющий, и только в мае он добился судебного решения о выделении ему управляющим с февраля 2016 г. из конкурсной массы прожиточного минимума – 11 000 руб. в месяц. Апелляционная инстанция также отказалась признать его неплатежеспособным, исходя из утвержденных в реестре требований одного кредитора в 232 000 руб.

«Доводы должника о необходимости завершения процедуры реализации имущества отклоняются судом, поскольку, во-первых, освобождение гражданина от обязательств не является задачей и смыслом института банкротства, во-вторых, судом установлено наличие препятствий для завершения процедуры реализации имущества гражданина, так как оно еще не реализовано, а требования кредиторов уже удовлетворены», – указал суд.

Это единичное дело, когда в ходе процедуры банкротства погашаются все требования кредиторов, включенные в реестр, говорит советник компании Saveliev, Batanov & Partners Радик Лотфуллин. Обычно все наоборот. По итогам реализации имущества должников средний размер погашения требований кредиторов составил всего 0,58% от суммы долга в реестре, по данным правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» на сентябрь 2016 г.

Банкрот с долгами – 2

В марте этого года впервые в российской судебной практике гражданину, уже признанному банкротом, было отказано в списании долгов.

В ноябре 2015 г. житель Новосибирска Валерий Овсянников подал заявление на банкротство – из-за обязательств в 630 000 руб. по четырем кредитам, взятым в 2011–2014 гг. в трех банках, указав из имущества единственную квартиру в 31 кв. м. В декабре суд признал Овсянникова банкротом и ввел процедуру реализации имущества на три месяца, утвердив финансового управляющего. Тот в марте ходатайствовал о завершении процедуры реализации имущества. Судья согласился, ведь кредиторы не заявили свои требования, реестр не велся, имущества должника для включения в конкурсную массу управляющий не нашел. Все мероприятия для завершения процедуры реализации имущества были пройдены, но суд отказался освободить должника от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Официальный доход Овсянникова, который все это время работал грузчиком и получал 18 000–22 000 руб., оказался меньше ежемесячных выплат по кредитам в 23 616 руб. Суд решил, что Овсянников «принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, что явно свидетельствует о его недобросовестном поведении в ущерб кредиторам», обратившись с заявлением только ради освобождения от долгов. И постановил завершить процедуру реализации имущества, отказав Овсянникову в освобождении от долгов. Апелляцию и кассацию Овсянников также проиграл: он последовательно набирал кредиты не для того, чтобы расплатиться по долгам, а чтобы «улучшить свое имущество [недвижимость] для его продажи по более высокой цене», да еще одномоментно прекратил выплаты, при этом не предоставив доказательств ухудшения своего материального положения, указано в решении апелляционного суда.

«Дело Овсянникова получило такой резонанс только из-за того, что было первым, где суд не освободил гражданина от долгов. Но с правовой точки зрения в этом нет уникальности», – отмечает Лотфуллин. Институт банкротства граждан был введен для цивилизованного способа освобождения от долгов и начала жизни с чистого листа, но это не означает предоставления такой возможности и недобросовестным должникам, рассуждает он. Одно дело, когда человек из-за объективных причин становится неплатежеспособным (в силу болезни или потери работы), и другое – когда он набирает кредиты, заведомо понимая неспособность их погасить, объясняет Лотфуллин: «Только в первом случае гражданин вправе рассчитывать, что государство поможет ему освободиться от долгов, что подтверждает судебная практика».

Самостоятельная работа

В ноябре 2015 г. Айгуль Испандьярова, учительница русского языка и литературы с 11-летним стажем из села Кадымцево Челябинской области, обратилась в суд с заявлением о своем банкротстве, указав на долги свыше 1,4 млн руб. перед четырьмя банками. «Решила подать потому, что уже было просто невыносимо жить, – рассказывает она. – Как только первому банку пошла просрочка в один месяц, коллекторы начали атаковать, в школу и домой названивать. Я родила ребенка и потому подала на банкротство, когда четвертый месяц просрочки пошел. Я все готовила сама, денег на юриста не было, села и почитала дела. Сопровождение юриста мне потребовалось, только когда в самом конце управляющий вдруг решил, что у меня какие-то признаки фиктивного банкротства, пришлось тогда просить помощи родителей».

Старший сын – студент, еще на руках двое малолетних детей, из дохода – пособие по уходу за ребенком вместо зарплаты. Но финансовый управляющий заподозрил учительницу в фиктивном и преднамеренном банкротстве, указав в своем заключении: «Положение должника ухудшалось из года в год. Это говорит о неразумной денежно-кредитной политике, которую проводил должник. При таком объеме ежемесячной выручки [около 5000 руб.] должник сможет рассчитаться с долгами в течение 265 месяцев». В описи имущества Испандьяровой – сплошные прочерки. В августе процедура его реализации была завершена, суд освободил Испандьярову от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

В решении отмечается, что «кредитные договоры заключались с целью получения денежных средств и внесения их в качестве первоначального взноса для приобретения жилья» по ФЦП «Социальное развитие села до 2013 г.», «были потрачены на личные нужды и нужды семьи», «на иждивении должника находится трое несовершеннолетних детей», а сама учительница находится в отпуске по уходу за ребенком до 1,5 года и получает пособие меньше 12 000 руб.

«Живу с родителями, накоплений нет, у меня и у мужа (он тоже в госорганизации работал) зарплата была маленькая, свободных денег у нас не было никогда. Хотели купить жилье, кредиты первые брались в 2011–2012 гг., чтобы в госпрограмму попасть. В программу мы попали, но очередь наша не подошла. Потом случился кризис и возникла необходимость в деньгах. Муж потерял работу из-за проблем со здоровьем, я забеременела, были проблемы, а все платно. Позже, когда кредиты брали на выплаты [процентов], на что не хватало, это уже моя глупость».

По ее словам, с управляющим она никогда не встречалась, только переписывалась и звонила. «Одно утешает – все это закончилось благополучно, – говорит Испандьярова. – Конечно, это огромное облегчение, мне уже никто не звонит. И с правовой точки зрения я чувствую себя уже вполне спокойно – у меня есть решение суда, и, если вопросы возникают, я могу предъявить этот документ».

«Институт банкротства граждан создал механизм, который помогает должникам пройти процедуру очищения от долгов, – подтверждает управляющий директор – начальник управления принудительного взыскания и банкротства Сбербанка Евгений Акимов. – При этом важно, что закон устанавливает возможность освобождения от обязательств только для добросовестных должников». Правда, пока «судебная практика по этому вопросу не всегда однозначна», известны случаи неприменения правила об освобождении гражданина от обязательств, хотя признаки недобросовестного поведения должника, прямо указанные в законе (например, предоставление заведомо ложных сведений при получении кредита, сокрытие или умышленное уничтожение имущества), установлены не были, сетует Акимов.