Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия

(Халиулин А.) («Законность», 2007, N 9)

ПОЛНОМОЧИЯ ПРОКУРОРА ПО НАДЗОРУ ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

А. Халиулин, заведующий отделом НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ, доктор юридических наук, профессор.

Федеральным законом от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ внесены изменения в УПК РФ и Закон о прокуратуре. Они связаны с созданием нового органа — Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Изменения в УПК и другие законодательные акты внесены также ФЗ от 24 июля 2007 г. N 214-ФЗ. Положение о Следственном комитете при прокуратуре Российской Федерации утверждено Указом Президента РФ от 1 августа 2007 г. N 1004 «Вопросы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации».

С созданием Следственного комитета изменилось соотношение полномочий прокурора и руководителя следственного органа. К руководителям следственных органов от прокуроров переходят следующие полномочия: давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайств в случаях, предусмотренных УПК; давать следователю обязательные для исполнения письменные указания; отменять незаконные и необоснованные постановления следователя; разрешать вопросы об отводе следователя; отстранять следователя от ведения расследования. При этом значительное расширение полномочий руководителей следственных органов касается не только соответствующих должностных лиц вновь создаваемого Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, но и действующих начальников следственных подразделений и их заместителей в органах МВД, ФСБ и ФСКН. В связи с этим возникает вполне закономерный вопрос: сохраняется ли в этих условиях прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и в чем заключаются полномочия прокурора? ——————————— По отношению к прокурорскому надзору за процессуальной деятельностью органов дознания такой вопрос не возникает, так как все полномочия прокурора не только сохранены, но и расширены в соответствии с Федеральным законом от 6 июня 2007 г. N 90-ФЗ.

Анализ законодательства (с учетом внесенных изменений) позволяет сделать вывод, что функция надзора за процессуальной деятельностью как органов дознания, так и органов предварительного следствия по-прежнему закреплена в ст. 37 УПК. Изменился перечень полномочий прокурора (по отношению к органам предварительного следствия), а также формы и методы осуществления прокурорского надзора. Главные изменения — разделение полномочий по надзору за исполнением законов и по руководству предварительным следствием. Существенно изменились полномочия прокурора в стадии возбуждения уголовного дела. Со дня введения в действие ФЗ от 5 июня 2007 г. ушло в прошлое право прокурора давать согласие на возбуждение уголовного дела. Теперь и следователь, и дознаватель, и орган дознания без чьего-либо согласия выносят постановление о возбуждении уголовного дела. Прокуроры, их заместители и помощники вправе (и обязаны) проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях (п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК). В то же время теперь они не вправе проводить проверку сообщений о преступлениях. В соответствии со ст. 144 УПК, это обязанность следователя, органа дознания и дознавателя, которые, как и прежде, обязаны принять и проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и принять по нему решение в соответствии с УПК в течение трех суток. Часть 3 ст. 144 устанавливает право руководителя следственного органа или начальника органа дознания продлевать срок проверки сообщения о преступлении до 10 суток, а если требуется проведение ревизии или документальной проверки — право прокурора (по ходатайству дознавателя) или руководителя следственного органа (по ходатайству следователя) продлить срок проверки до 30 суток. Если в результате проверки было принято решение о возбуждении уголовного дела, то в соответствии с ч. 4 ст. 146 копия постановления следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. При возбуждении уголовного дела капитанами морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителями геологоразведочных партий или зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, главами дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации прокурор незамедлительно уведомляется указанными лицами о начатом расследовании. В данном случае постановление о возбуждении уголовного дела передается прокурору незамедлительно при появлении для этого реальной возможности. Далее в ч. 4 ст. 146 указано, что «в случае, если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление». То, что прокурор имеет право отменять постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное как дознавателем, так и следователем, — исключение из общего правила. В соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК прокурор вправе отменять незаконные и необоснованные постановления нижестоящего прокурора или дознавателя, а постановления следователя вправе отменять руководитель следственного органа (п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК). Кроме того, в ч. 4 ст. 146 указано, что прокурор вправе отменить постановление о возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента получения материалов (а не копии постановления о возбуждении уголовного дела). Это означает, что прокурор вправе требовать представления ему для проверки материалов, на основании которых было принято процессуальное решение о возбуждении уголовного дела. Новая редакция ч. 4 ст. 146 не предусматривает права производить до возбуждения уголовного дела следственные действия, за исключением осмотра места происшествия. Если ранее право производить освидетельствование и назначать судебную экспертизу до возбуждения уголовного дела было закреплено лишь в этой статье УПК, то теперь закон такой нормы не содержит вообще. Право же производить осмотр места происшествия до возбуждения уголовного дела в случаях, не терпящих отлагательства, прямо предусмотрено ч. 2 ст. 176 УПК. В соответствии с изменениями УПК прокурор не возбуждает уголовное дело. По мнению законодателя, это вызвано необходимостью отделить надзор за исполнением законов при расследовании преступлений от самого расследования. Однако в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 37 прокурор вправе выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства. Этим полномочием прокурор пользуется как при выявлении признаков преступления в ходе общенадзорных проверок, так и при проверке законности рассмотрения органами дознания и органами предварительного следствия сообщений о преступлениях. По материалам, поступившим с постановлением прокурора, следователь или дознаватель принимают решение в соответствии со ст. 145 УПК, а прокурор осуществляет надзор за законностью этого решения. Правом возбуждать уголовные дела по общему правилу в соответствии со ст. 39 не наделен и руководитель следственного органа (кроме случаев возбуждения уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц в соответствии со ст. 448). Однако руководитель следственного органа вправе в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 39 создавать следственную группу по уголовному делу, которое было возбуждено следователем, поручать производство предварительного следствия следователю или нескольким следователям. Несколько изменились и полномочия прокурора по надзору за законностью и обоснованностью отказа в возбуждении уголовного дела. Статья 148 устанавливает, что копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела должна быть направлена прокурору в течение 24 часов с момента его вынесения. Это означает, что прокурор также незамедлительно должен проверить законность и обоснованность отказа в возбуждении уголовного дела. Для этого прокурор вправе не только ознакомиться с копией постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, но и изучить материал проверки следователем или дознавателем сообщения о преступлении. Признав отказ следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор выносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Если же будет признано незаконным или необоснованным постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела, прокурор отменяет его и направляет соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями. Полномочия прокурора в стадии предварительного расследования по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия отличаются от полномочий по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания. По отношению к органам предварительного следствия полномочия прокурора установлены законодателем с учетом необходимости соблюдения процессуальной самостоятельности следователя и расширения полномочий руководителя следственного органа по руководству следствием. Прокурор вправе требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия (п. 3 ч. 2 ст. 37). При несогласии следователя с требованиями прокурора руководитель следственного органа представляет прокурору об этом информацию (ч. 4 ст. 39). Прокурор имеет право рассматривать эту информацию и принимать по ней решение, в том числе о направлении через вышестоящего прокурора требования об устранении нарушений федерального законодательства вышестоящему руководителю следственного органа (п. 7 ч. 2 и ч. 6 ст. 37 УПК РФ). При его несогласии с требованиями прокурора заместитель Генерального прокурора РФ вправе направить требование об устранении нарушений федерального законодательства Председателю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации или руководителю следственного органа при федеральном органе исполнительной власти. Если же и ими будет отклонено требование прокурора, окончательное решение будет приниматься Генеральным прокурором РФ. У прокурора сохранились полномочия: изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 11 ч. 2 ст. 37); передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому в соответствии с правилами, установленными ст. 151; изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 12 ч. 2 ст. 37). Важнейшим является право (и обязанность) прокурора рассматривать жалобы на действия (бездействие) и процессуальные решения следователя (дознавателя) и руководителя следственного органа в соответствии со ст. 124 УПК. Право рассматривать жалобы на действия (бездействие) и процессуальные решения следователя получил и руководитель следственного органа. Однако право решать, куда направлять жалобу, принадлежит заявителю. Представляется, если жалоба поступила в прокуратуру, прокурор не вправе пересылать жалобу руководителю следственного органа. Признав жалобу подлежащей удовлетворению, прокурор выносит постановление об удовлетворении жалобы и направляет требование об устранении нарушений федерального законодательства руководителю следственного органа. Если жалоба подана на действия (бездействие) и процессуальные решения дознавателя, прокурор, признав жалобу подлежащей удовлетворению, отменяет незаконное или необоснованное постановление дознавателя либо дает указание о прекращении незаконных действий (бездействия) и восстановлении нарушенных прав заявителя. Законодатель сохранил право прокурора участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении этой меры пресечения; при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, а также при рассмотрении жалоб в порядке, установленном ст. 125 (п. 8 ч. 2 ст. 37 УПК). Участие прокурора в рассмотрении судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу обязательно вне зависимости от того, возбуждено ходатайство дознавателем с согласия прокурора либо следователем с согласия руководителя следственного органа. Прокурор, участвующий в судебном заседании, обязан излагать суду свое мнение (возможно, отличающееся от мнения следователя и его руководителя), руководствуясь лишь требованиями закона. Представление прокурору копий направленных в суд ходатайств и приложенных к ним материалов руководителями следственных органов еще до судебного заседания способствовало бы выработке единой, соответствующей закону позиции участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения перед судом. Прокурор, участвовавший в судебном заседании и не согласный с постановлением судьи, вправе принести на это постановление кассационное представление. Следует отметить, что таким правом обладает только прокурор, участвовавший в судебном заседании, либо вышестоящий прокурор (ст. 354 УПК). Иные должностные лица, в том числе следователь и руководитель следственного органа, права на обжалование судебных решений не имеют. Участие прокурора при рассмотрении судом жалоб в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК, в новых условиях тоже будет иметь свою специфику. Может сложиться такая ситуация, когда в суд обратится заявитель, ранее уже обращавшийся с жалобой к прокурору. В случае, если прокурор выносил постановление об удовлетворении жалобы и направлял руководителю следственного органа требование об устранении нарушений федерального законодательства, однако следователь и руководитель следственного органа не согласились с требованиями прокурора, прокурор, участвующий в судебном заседании, при рассмотрении жалобы того же заявителя должен представить суду копию своего требования и копию ответа руководителя следственного органа, отклонившего это требование. Полагая, что требования заявителя в соответствии с законом подлежат удовлетворению, прокурор должен заявить об этом суду. Если ранее жалоба заявителя, обратившегося в суд, прокурором не рассматривалась, но прокурор, ознакомившись с жалобой до судебного заседания, полагает, что жалоба должна быть удовлетворена, то он вправе отменить незаконное или необоснованное постановление дознавателя либо направить в следственный орган требование об устранении нарушений федерального законодательства. С 7 сентября 2007 г. прокурор не вправе участвовать в производстве предварительного расследования, а также лично производить отдельные следственные и иные процессуальные действия либо принимать уголовное дело к своему производству. Руководитель следственного органа также не вправе производить следственные действия, если он не принял уголовное дело к своему производству (ст. 39 УПК). При принятии уголовного дела к своему производству руководитель следственного органа пользуется полномочиями следователя или руководителя следственной группы, т. е. вправе производить любые следственные действия и принимать процессуальные решения, предусмотренные УПК (ч. 2 ст. 39). Претерпели некоторые изменения и полномочия прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением. В соответствии со ст. 221, прокурор обязан рассмотреть поступившее дело в срок не более 10 суток. Статья 221 УПК установила три возможных варианта решения прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением: 1. Признав, что есть основания для направления дела в суд, прокурор утверждает своей резолюцией обвинительное заключение. 2. Прокурор вправе возвратить уголовное дело следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями. Постановление прокурора о возвращении уголовного дела следователю может быть обжаловано им с согласия руководителя следственного органа вышестоящему прокурору, а при несогласии с его решением — Генеральному прокурору РФ с согласия Председателя Следственного комитета либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти). Вышестоящий прокурор в течение 72 часов с момента поступления соответствующих материалов выносит постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя либо об отмене постановления нижестоящего прокурора. Во втором случае вышестоящий прокурор утверждает обвинительное заключение и направляет уголовное дело в суд. Таким образом, хотя следователь и руководитель следственного органа вправе не согласиться с постановлением прокурора, возвратившего уголовное дело для производства дополнительного следствия, окончательное решение при обжаловании постановления прокурора будет принимать вышестоящий прокурор либо Генеральный прокурор РФ. Необходимо также иметь в виду, что обжалование следователем постановления прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия не приостанавливает течения сроков содержания обвиняемого под стражей, которые должны быть продлены в порядке, установленном ст. 109 УПК. 3. В случае, если поступившее с обвинительным заключением уголовное дело подсудно вышестоящему суду, прокурор своим постановлением направляет дело вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения. В отличие от ранее действовавшей редакции ст. 221 измененный УПК не предусматривает право прокурора прекращать уголовное дело либо уголовное преследование, изменять при утверждении обвинительного заключения объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении, дополнять или сокращать список лиц, вызываемых в суд. Вместе с тем прокурор вправе изложить свои указания по этим вопросам при возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия. ФЗ от 6 июня 2007 г. изменил правовую регламентацию дознания. Дознание проводится по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, по которым ч. 3 ст. 150 УПК устанавливает такую форму предварительного расследования, вне зависимости от того, известно ли на момент возбуждения уголовного дела лицо, совершившее деяние. Изменились и сроки дознания. Теперь дознание может проводиться в течение 30 суток с момента возбуждения уголовного дела, при необходимости этот срок может быть продлен прокурором дополнительно до 30 суток. В необходимых случаях, в том числе связанных с проведением судебных экспертиз, срок дознания может быть продлен прокурором района, города, приравненным к ним военным прокурором и их заместителями до 6 месяцев, а в исключительных случаях, связанных с направлением запроса о правовой помощи в иностранное государство, прокурор субъекта Федерации, приравненный к нему военный прокурор вправе продлить срок дознания до 12 месяцев. Таким образом, дознание возвращено в уголовное судопроизводство России как полноправная форма предварительного расследования. Это в большинстве случаев практически исключит передачу уголовных дел, по которым должно проводиться дознание, следователям. В то же время закон сохранил полномочия прокурора, предусмотренные ст. 150 УПК, передавать уголовные дела, по которым производится дознание, для производства предварительного следствия либо давать письменные указания о производстве дознания по уголовным делам об иных преступлениях небольшой и средней тяжести, помимо указанных в ч. 3 ст. 150 УПК. Как уже было отмечено выше, полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания не только сохранены, но и расширены. Это связано как с изменением порядка и сроков дознания, так и с тем, что дознание в уголовном процессе России традиционно проводилось под надзором (наблюдением) прокурора, о чем указывалось еще в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. Закон сохранил право прокурора: давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий (п. 4 ч. 2 ст. 37); давать согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения (п. 5 ч. 2 ст. 37); отменять незаконные и необоснованные постановления дознавателя (п. 6 ч. 2 ст. 37); отстранять дознавателя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК (п. 10 ч. 2 ст. 37); разрешать отводы, заявленные дознавателю, а также его самоотводы (п. 9 ч. 2 ст. 37). Сохранены (и дополнены) также предусмотренные ст. 226 УПК полномочия прокурора по уголовному делу, направленному дознавателем прокурору с обвинительным актом. В связи с изменениями, внесенными в УПК Федеральным законом от 6 июня 2007 г., на прокурора возлагаются новые обязанности — по проверке законности и обоснованности выдвинутого дознавателем подозрения лица в совершении преступления. В случае, если уголовное дело возбуждено органом дознания или дознавателем по факту совершения преступления и в ходе дознания получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления (ст. 223.1). В соответствии с ч. 5 ст. 223.1 копия уведомления о подозрении лица в совершении преступления направляется прокурору. Прокурор должен проверить, соблюдены ли дознавателем при составлении уведомления требования ч. 2 ст. 223.1, вручена ли копия уведомления подозреваемому, разъяснены ли ему права подозреваемого, предусмотренные ст. 46 УПК, допрошен ли подозреваемый в течение трех суток с момента вручения ему уведомления о подозрении в совершении преступления, соблюдено ли дознавателем при выполнении этих действий право подозреваемого на защиту. При несоблюдении дознавателем указанных положений УПК прокурор должен потребовать устранения нарушений федерального законодательства в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 37. Изменения уголовно-процессуального законодательства потребуют разработки и внедрения новых методов работы, которые позволили бы осуществлять прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов расследования и эффективное взаимодействие прокурора и следственных органов при осуществлении уголовного преследования как в досудебном, так и в судебном производстве. На наш взгляд, необходимо иметь в виду, что основными задачами и прокуроров, и руководителей следственных органов является защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности, всесторонности, полноты и объективности при расследовании преступлений, выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, принятие мер по их устранению. Внесенные изменения в УПК не просто отличаются существенной новизной. Многие нововведения появились впервые в истории отечественного уголовного судопроизводства. В связи с этим необходим постоянный мониторинг практики применения новых норм закона, а также своевременная разработка и внесение предложений по дальнейшему совершенствованию уголовно-процессуального закона и правоприменительной деятельности как прокуроров, так и органов предварительного расследования.

Смотрите так же:  По осаго выплатили мало что делать 2019

Полномочия прокурора при осуществлении надзора в стадии предварительного расследования

14 Декабря 2017

Надзор за законностью деятельности органов предварительного расследования осуществляется независимо от их ведомственной принадлежности. Прокурорский надзор имеет процессуальную форму и выражается в контроле за точным и единообразным исполнением законов органами дознания и предварительного следствия.

При выявлении нарушения норм права органом дознания (дознавателем) закон обязывает прокурора лично вмешаться в производство дознания, отменить незаконное решение и исправить допущенную ошибку. Обжалование указаний надзирающего прокурора вышестоящему прокурору при производстве дознания не приостанавливает их исполнения.

Надзор за предварительным следствием по отношению к дознанию имеет ограниченный характер. Если при производстве дознания прокурор вправе выявлять и отменять любые незаконные решения органа дознания и дознавателя, то при производстве предварительного следствия у него таких полномочий нет. Осуществляя надзор за предварительным следствием, прокурор не вправе давать следователю указания, направлять ход следствия, отменять незаконные решения следователя, давать согласие на прекращение уголовного дела.

Полномочия прокурора (ст. 37 УПК) при осуществлении надзора в стадии предварительного расследования реализуются в формах:
а) указания дознавателю о направлении расследования, об избрании, изменении или отмене меры пресечения, квалификации преступления, производстве отдельных следственных действий, розыске лиц, совершивших преступления, иных процессуальных действий;
б) дачи согласия дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;
в) отмены незаконных и необоснованных постановлений дознавателя, нижестоящего прокурора;
г) отстранения дознавателя от производства предварительного расследования, если им допущены существенные нарушения закона;
д) разрешения отводов, самоотвода дознавателя;
е) направления уголовного дела по подследственности от одного органа расследования другому;
ж) изъятия уголовного дела у любого органа предварительного расследования и передачи его следователю Следственного комитета России;
з) утверждения постановления дознавателя о прекращении производства по уголовному делу, обвинительного акта, обвинительного заключения;
и) возвращения уголовного дела дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения, квалификации действий обвиняемых, пересоставлении обвинительного заключения или обвинительного акта;
к) требования от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия.

Смотрите так же:  Закон об осаго утс

Осуществляя надзор за законностью досудебного производства, прокурор особо сосредоточивает внимание на решениях дознавателя о производстве следственных действий, ограничивающих конституционные нрава граждан, применении мер пресечения, связанных с изоляцией подозреваемого от общества, об окончании предварительного расследования.

После окончания предварительного следствия и поступления уголовного дела в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения (акта) основное внимание прокурор сосредоточивает на полноте, всесторонности, объективности проведенного расследования. При несогласии с полнотой предварительного расследования, объемом обвинения, квалификацией действий обвиняемых прокурор вправе со своими письменными указаниями вернуть уголовное дело для производства дополнительного расследования. Постановление прокурора о возвращении уголовного дела может быть обжаловано вышестоящему прокурору.

Для реализации надзорных полномочий прокурора в досудебном производстве законодательством предусмотрены акты, которые являются формой выражения этих полномочий.

Нормативная основа актов прокурорского надзора содержится в ст.ст. 23-25, 28 Федерального закона от 17.01.1992 №2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» и ч.2 ст.37 УПК.

Акты прокурорского реагирования в уголовном судопроизводстве по существу реализуемых полномочий предполагают письменное их выражение. Они всегда индивидуальны, обращены к должностным лицам органов дознания или предварительного следствия. Важнейшее требование, предъявляемое к содержанию актов прокурорского надзора, состоит в юридическом обосновании и точной, соответствующей полномочиям прокурора, формулировке его предложений.

Прокурорский надзор за досудебным производством и руководство уголовным преследованием лиц, подозреваемых в совершении преступлений, при производстве предварительного расследования объединены общим назначением. Прокурор, осуществляя надзор за точным и единообразным исполнением законов органами следствия и дознания, одновременно реализует свои полномочия по руководству уголовным преследованием.

Подготовлено управлением по надзору за процессуальной и
оперативно-розыскной
деятельностью прокуратуры области

О СООТНОШЕНИИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА И СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Для недопущения злоупотреблений в уголовном судопроизводстве со стороны органов предварительного расследования, а также с целью соблюдения законов, прав и свобод человека и гражданина законодателем в УПК РФ предусмотрена ревизионная деятельность, реализуемая в полномочиях по осуществлению надзора и контроля.

Функция надзора осуществляется исключительно прокурором, функция контроля, в свою очередь, присуща как органам предварительного расследования, так и суду. Таким образом, выделяется ведомственный и судебный контроль.

С принятием в 2001 году и вступлением в силу в 2002 году УПК РФ часть надзорных полномочий прокурора была передана судебным органам для осуществления судебного контроля. Вместе с тем следует иметь в виду, что некоторые из предусмотренных в ч. 2 ст. 29 УПК РФ полномочий суд начал применять в период действия УПК РСФСР, в частности наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию (ст. 174 УПК РСФСР), контроль и запись телефонных переговоров (ст. 174.1 УПК РСФСР). Судебный контроль в УПК РСФСР был дополнительной гарантией соблюдения законности при применении ареста как меры процессуального принуждения в ходе расследования преступлений. В этом, как показала многолетняя практика, он оправдал законодательные надежды и не исчерпал своих возможностей(1). В настоящее время наблюдается тенденция постоянного расширения судебного контроля за принятием следователем процессуальных решений и производством им следственных действий(2). Полномочия по осуществлению контроля в досудебном производстве предоставлены суду на основании ст. 18, ч. 2 ст. 22, ч. 2 ст. 23, ст. 25 Конституции Российской Федерации и имеют своей целью контроль за соблюдением прав и свобод, гарантированных лицу Конституцией Российской Федерации. В частности, ст. 18 Конституции устанавливает, что права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

В досудебном производстве судья не рассматривает дело по существу, он выступает как гарант прав и свобод, предоставленных гражданину Конституцией Российской Федерации. С. М. Даровских указывает, что возможность суда осуществлять контрольно-проверочную деятельность на досудебных стадиях процесса логично вытекает из его правоохранительной функции(3).

В соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК РФ только суд правомочен в ходе досудебного производства принимать следующие решения: об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога; продлении срока содержания под стражей; помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;

возмещении имущественного вреда; производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; производстве обыска и (или) выемки в жилище; производстве выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи; производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УПК РФ; производстве выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях; наложении ареста на корреспонденцию, проведении ее осмотра и выемки в учреждениях связи; наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях; временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК РФ; реализации или уничтожении вещественных доказательств, указанных в подп. «в» п. 1, подп. «б», «в» п. 2, п. 3 ч. 2 ст. 82 УПК РФ; контроле и записи телефонных и иных переговоров; получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами; эксгумации, в случае если близкие родственники или родственники покойного возражают (ч. 3 ст. 178 УПК РФ).

Смотрите так же:  Договор с сша о ликвидации ракет

Прокурором же в досудебном производстве по уголовному делу реализуются полномочия по осуществлению уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. Прокурор относится к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения, а УПК РФ, в отличие от своего предшественника — УПК РСФСР, возлагавшего на прокурора в досудебном производстве исключительно надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, вывел на первый план в деятельности прокурора уголовное преследование(1).

Несмотря на первенство уголовного преследования в перечне функций прокурора, стоит согласиться с некоторыми авторами, которые определяют прокурора как «универсального» участника уголовного процесса, не ограниченного только реализацией функций стороны обвинения. Более того, практически любое процессуальное действие прокурора на досудебных стадиях содержит в себе элементы функций и надзора и уголовного преследования(2).

Относительно соотношения прокурорского надзора и судебного контроля в литературе можно встретить мнение о тождественности указанных понятий, в частности Смолякова И. А. отмечает, что термины «контроль» и «надзор» близки по смысловому значению, поэтому в теории и на практике четкого разграничения этих понятий нет и условно их применяют как идентичные(3). Не соглашаясь с указанным мнением о тождестве контрольной деятельности и надзорной и не углубляясь в исследование этих понятий в уголовном судопроизводстве, отметим, что судебный контроль в сравнении с прокурорским надзором обладает существенной спецификой, которая заключается в следующем:

во-первых, объектом судебного контроля являются органы и должностные лица, организационно не входящие в структуру суда: органы дознания, органы предварительного следствия и прокурор;

во-вторых, предметом судебного контроля являются постановления и действия органов и должностных лиц, которые нарушают или могут нарушить конституционные права и свободы человека либо затруднить доступ граждан к правосудию;

в-третьих, пределы контрольной деятельности находятся исключительно в рамках, определенных процессуальным документом субъекта, обратившегося в суд (жалоба, ходатайство, уведомление);

в-четвертых, УПК РФ устанавливает три повода для осуществления судом контрольной деятельности:

1) жалоба на незаконные и необоснованные действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования, их должностных лиц, а также прокурора, поданная в порядке, установленном главой 16 УПК РФ;

2) ходатайство следователя или дознавателя о принятии судом процессуального решения, ограничивающего конституционные права, свободы человека и гражданина или права и законные интересы организации. Указанные решения перечислены в ч. 2 ст. 29 УПК РФ;

3) уведомление судьи в соответствии со ст. 165 УПК РФ о производстве следственных действий, ограничивающих права, свободы человека и гражданина или права и законные интересы организации, в условиях, не терпящих отлагательства.

Специфика судебного контроля способствует недопущению подмены им прокурорского надзора и ведомственного контроля, а также предотвращению произвола со стороны подконтрольных органов.

Рассматривая жалобу, судья принимает решение в виде постановления о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и обязании устранить допущенное нарушение либо об оставлении жалобы без удовлетворения, а рассматривая уведомление следователя или дознавателя о производстве следственного действия — о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

Судья, реализующий свои полномочия в уголовном судопроизводстве, должен оставаться объективным и беспристрастным арбитром(1). Он не связан позицией следователя при последующем рассмотрении уголовного дела в судебных стадиях. Как отмечает М. Е. Токарева, проверка судом предоставленных ему материалов носит ограниченный характер и не затрагивает оценку достаточности доказательств, подтверждающих событие преступления и виновность лица, подозреваемого либо обвиняемого в совершении преступления(2).

Таким образом, с учетом сущности судебного контроля и прокурорского надзора можно выделить различия и в их свойствах:

1) непрерывность прокурорского надзора и периодичность судебного контроля;

2) широкая сфера приложения прокурорских полномочий по сравнению с судебными(3);

3) инициативность прокурорского надзора и безынициативность судебного контроля.

В теории уголовного процесса нет единства мнений относительно оптимального соотношения судебного контроля и прокурорского надзора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

И. Л. Петрухин указывает, что «при хорошо поставленном судебном контроле прокурорский надзор в некоторых отношениях становится излишним»(4). Н. А. Громов и Ю. В. Францифоров высказывают свои соображения,

с одной стороны, «за» расширение судебного контроля (в силу требований конституционных норм и их соответствия Декларации прав и свобод человека и гражданина 1991 г., бо?льшей объективности судебного контроля, так как суд является органом, не отвечающим за результаты расследования и состояние борьбы с преступностью), а с другой — «против» замены им прокурорского надзора (в силу снижения оперативности принятия решений, возрастания опасности утраты доказательств и разглашения материалов следствия, снижения уровня гарантий прав личности)(1).

Представляется более правильным полагать, в целом соглашаясь с Н. А. Громовым и Ю. В. Францифоровым, что задачей науки уголовного процесса в данном направлении является не решение вопроса о выборе более подходящего средства защиты прав и свобод человека и гражданина, а поиск оптимального их соотношения, которое соединило бы преимущества и возможности прокурорского надзора и судебного контроля, поскольку именно сочетание этих двух ревизионных форм деятельности в уголовном судопроизводстве способствует более полной защите прав и свобод человека и гражданина.

Сложившееся в досудебном производстве взаимодействие прокурора и суда может продолжаться в несколько иных формах и на судебных стадиях уголовного процесса, в частности в связи с необходимостью обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства(2), что способно в целом благоприятствовать защите прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве.

Библиографический список
1. Быков В. М. Следователь как участник уголовного процесса со стороны обвинения / В. М. Быков // Законность. — 2012. — № 7. — С. 3—9.
2. Громов Н. А. О соотношении прокурорского надзора и судебного контроля в стадии предварительного расследования / Н. А. Громов, Ю. В. Францифоров // Следователь. — 2001. — № 3. — С. 11.
3. Даровских С. М. Еще раз о судебном контроле в досудебных стадиях уголовного процесса / С. М. Даровских // Вестник Южно-Уральского государственного университета. — 2007. — № 4. — С. 48—52.
4. Петрухин И. Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием / И. Л. Петрухин // Российская юстиция. — 1998. — № 9. —С. 12—14.
5. Смолякова И. А. Соотношение судебного контроля, прокурорского надзора и ведомственного контроля на досудебных стадиях уголовного судопроизводства / И. А. Смолякова // Вестник магистратуры. — 2014. — №. 6(33). — Т. 2. — С. 115—117.
6. Сычев Д. А. Уголовно-процессуальные функции прокурора, осуществляемые в ходе досудебного производства / Д. А. Сычев // Криминалистъ. — 2013. — № 1(12). — С. 49—54.
7. Токарева М. Е. Прокурорский надзор и судебный контроль как гарантии законности ограничения конституционных прав граждан при расследовании преступлений / М. Е. Токарева // Права человека в России и правозащитная деятельность государства : сб. материалов Всерос. науч.-практ. конф. / под. ред. В. Н. Лопатина. — Санкт-Петербург : Юрид. центр Пресс, 2003. — С. 214—219.
8. Халиулин А. От прокурорского надзора к судебному контролю / А. Халиулин, В. Назаренко // Законность. — 2004. — № 1. — С. 24—28.
9. Шадрин В. С. Современные особенности реализации прокурором функции уголовного преследования в досудебном производстве / В. С. Шадрин // Криминалистъ. — 2015. — № 1(16). — С. 20—25.
10. Шадрин В. С. Уголовное досудебное производство : ответы на вопросы прокуроров и следователей / В. С. Шадрин. — Санкт-Петербург : С.-Петерб. юрид. ин-т (фил.) Акад. Генеральной прокуратуры Рос. Федерации, 2009. — 128 с.
11. Шалумов М. С. Прокуратура в современном российском государстве / М. С. Шалумов. — Кострома : КГУ им. Н. А. Некрасова, 2001. — 132 с.