Адвокат: у экс-главы Коми Гайзера нет счетов в офшорах на Кипре

СЫКТЫВКАР, 9 ноября. /Корр. ТАСС Наталия Казаковцева/. Информация о якобы принадлежащих Вячеславу Гайзеру офшорных счетах не соответствует действительности. Об этом сообщила ТАСС его адвокат Дарья Евменина, комментируя публикации в СМИ об обнаруженных у фигурантов дела Гайзера, в том числе у бывшего руководителя Коми, счетов на Кипре.

«Нет, эта информация не соответствует действительности, за год работы следствие не нашло (у Гайзера) ни офшорных счетов, ни тем более кошельков. Более того, все его имущество арестовано, а это именно то, которое декларировалось: принадлежащая Гайзеру и его супруге, семье однокомнатная квартира в Москве, однокомнатная квартира в Сыктывкаре, гараж и садовый участок в Коми, который ему уже давно не принадлежит, они его продали более 10 лет назад. Мы обжаловали постановление суда (об аресте имущества), на данном этапе суд проверяет законность вынесения постановления», — сказала Евменина.

Она подчеркнула, что «никаких счетов нет и не было». «Следствие упорно говорило, что найдет, но прошел год, ничего не нашли, так ничего и нет. Эти кипрские компании действительно фигурируют в нашем деле, но это компании Зарубина (Александра Зарубин, бывший зампред правления группы компаний «Ренова» — прим. ТАСС), Вячеслав Гайзер вообще не имеет к ним никакого отношения. Мы не раз пытались, просили доказательства следствия, как именно они определили, что Гайзер является участником этих компаний», — отметила адвокат.

Она добавила, что компании сами могут дать четкий ответ, кто является их бенефициаром. «Гайзер не является бенефициаром этих компаний и вообще не имеет никакого отношения к ним», — добавила Евменина.

Показания «казначея»

Ранее СМИ сообщили, что о наличии кипрских счетов дал показания заключивший досудебное соглашение бывший зампредседателя правительства Коми Константин Ромаданов, которого следствие называет «казначеем» преступного сообщества.

Евменина отметила, что фигурирующие в деле в качестве подозреваемых Ромаданов и так называемые «финансисты- технологи» Демьян Москвин, Наталья Моторина, а также экс- сенатор Евгений Самойлов заключили досудебное заседание. Она не исключила, что, возможно, кто-то из других фигурантов также дает признательные показания.

«Но именно эти люди: Самойлов, Ромаданов и Моторина признались по эпизоду с гостиницей «Авалон». В дальнейшем эти признательные показания не были подтверждены следственным путем, уголовное дело прекращено в связи с отсутствием состава преступления, несмотря на эти (признательные) показания», — сказала адвокат.

По словам Евмениной, дело по факту мошенничества с «Авалоном» прекращено и возбуждено новое — о получении взятки, причем на основании тех же признательных показаний (Самойлова, Моториной и Москвина).

Гайзер требует разъяснить суть обвинения

Адвокат Гайзера также сообщила, что экс-глава Коми до сих пор требует разъяснить ему суть обвинения.

«Обвинение по-прежнему нелогичное, не связанное, очень много в тексте опечаток, повторений. Мы до сих требуем, чтобы следствие разъяснило суть, что они обязаны сделать по УПК РФ, но ни один следователь этого сделать не может. Мы письменно это просили, просили в суде. Нам говорят просто: «читайте обвинение». А обвинение состоит из кусков», — сказала она.

По словам Евмениной, нет новых данных и о другом резонансном деле — в отношении бывших и нынешних руководителей входящего в состав «Реновы» энергохолдинга «Т Плюс» Михаила Слободина, Евгения Ольховика и Бориса Вайнзихера.

Они обвиняются в даче более 800 млн рублей взяток бывшим руководителям Коми «за установление выгодных энерготарифов». Ольховик и Вайнзихер находятся под арестом, Слободин — в международном розыске.

По словам адвоката, по делу «Т Плюс» Гайзер является свидетелем, его допросили единственный раз, допрос состоял из одного вопроса и ответ был в одну строчку.

Гайзер был арестован 20 сентября 2015 года, ему предъявлено обвинение по четырем статьям УК РФ: «Организация и участие в преступном сообществе», «Мошенничество», «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных в результате совершения преступления» и «Получение взятки в особо крупном размере».

По данным следствия, размер причиненного им ущерба превышает 1 млрд рублей.

Адвокат Гайзера о жизни экс-главы в СИЗО: «Он очень сильный духом и жаловаться не привык»

Адвокат Вячеслава Гайзера Вячеслав Леонтьев раскрыл подробности «дела Гайзера». Заодно он рассказал, как чувствует себя бывший глава. Интервью с юристом опубликовал Комиинформ.

В конце прошлого года в Замоскворецком районном суде Москвы наконец-то начали рассматривать громкое «дело Гайзера», на расследование которого потребовалось больше двух лет. За эти два года в деле менялось количество эпизодов и фигурантов, с некоторых участников так называемого «ОПС» уже успели снять все обвинения, а некоторым, напротив, предъявляют все новые и новые. В конечном итоге на скамье подсудимых оказались 14 фигурантов, среди которых и сам бывший глава.

Наши коллеги из агентства «Комиинформ» встретились в Москве с адвокатом Вячеслава Гайзера — Вячеславом Леонтьевым. В интервью они выведали у него интересные подробности дела, расспросили, как сменяли друг друга версии следствия, и даже справились о здоровье бывшего губернатора.

— Начнем с цифр. Сколько томов в деле, сколько предполагается допросить свидетелей?

— Томов в деле 467. Свидетелей со стороны обвинения на сегодня заявлено 220, из них 177 находятся в Коми.

— Их будут вызывать в Москву?

— Явку свидетелей обеспечивает суд. Кто-то будут вызывать в Москву, кого-то допросят посредством интернет-связи.

— В суде прозвучала информация о том, что Вячеслава Гайзера обвиняют по семи эпизодам. Расскажите о них подробнее, что конкретно вменяют бывшему главе региона?

— Вячеславу Михайловичу вменяют участие в преступном сообществе, два эпизода мошенничества — один связан с «Птицефабрикой Зеленецкая», второй — с Сыктывкарским производственным комбинатом. Есть два эпизода взятки и столько же эпизодов, связанных с легализацией преступно нажитых доходов.

— За что, по версии следствия, получал взятки ваш подзащитный?

— По версии следствия, в одном случае взятка была за согласование назначения Сердитова директором Сыктывкарского ЛВЗ. Второй эпизод связан с якобы получением Ромадановым доли в гостинице «Авалон», но вменяют ее Гайзеру, в том числе, потому что он якобы состоял «преступном сообществе».

— Каковы суммы взяток?

— По эпизоду с гостиницей «Авалон» — 160 миллионов рублей, по Сердитову — 36 миллионов 160 тысяч рублей. По Сердитову на самом деле очень странная история.

— В чем странность, на Ваш взгляд?

— По версии следствия, Сердитов платил 500 тысяч рублей ежемесячно с мая 2009-го по март 2011-го за то, что его назначили директором вышеназванного предприятия. С марта 2011-го он стал руководителем администрации главы и до конца 2011-го года платил так же по 500 тысяч рублей.

— Гайзеру лично?

— Нет. Похоже, Сердитов путается в показаниях. То он передавал деньги Гайзеру, то Ромаданову, то Ромаданову через его помощника Соколова. Каждый раз показания давались по-разному. Сам Ромаданов так же, согласно путаным показаниям, различными способами получал деньги. Сам Соколов то говорит, что что-то получал, то говорит, что не получал. Все показания очень противоречивы. Безусловно, встает вопрос: если все спецслужбы и правоохранительные органы несколько лет вели разработку, почему ни один факт передачи денег и ни один разговор на эту тему не были зафиксированы. Здесь еще и остается вопросом — за что Сердитов якобы продолжил ежемесячные выплаты, уже став чиновником.

— А что касается эпизода с гостиницей «Авалон»?

— Ситуация анекдотичная. Изначально Самойлов обвинялся в мошенничестве. Состояло оно, по версии следствия, в том, что он получил заем у Фонда поддержки инвестиционных проектов Коми заведомо безвозвратно, как изначально указывало следствие. Он получил этот заем на свою структуру — ИК «Таврический». В последующем ее обанкротил, так и не вернув долг. Вернул он Фонду только часть — чуть меньше половины. Далее происходит следующая метаморфоза: Самойлов, несмотря на его признательные показания, выходит из дела. Эпизод по мошенничеству прекращается. В том числе, и в отношении Вячеслава Михайловича. А следствие возбуждает новый эпизод: якобы честный предприниматель Самойлов, честно приобретя гостиницу «Авалон», а точнее долю в ней, передает «преступному сообществу» взятку в виде этой самой доли.

— Каково обоснование этой взятки?

— Якобы за общее покровительству Самойлову. Плюс ему взамен как будто бы предоставили удостоверения внештатного советника Вячеслава Михайловича, что, кстати, позволяло ему входить в здание администрации главы республики, не более того. За эту « опцию » он якобы отдал долю стоимости 160 миллионов рублей, оформив ее на помощника Ромаданова, который эту долю впоследствии продал. За 90 миллионов рублей ее приобрела бывшая супруга Алексея Чернова. У нас была очная ставка с Ромадановым, который так и не ответил на вопрос — куда он дел 90 миллионов, полученных от супруги Чернова. Поэтому эпизоды со взятками для нас как юристов удивительны. Ведь они не подтверждаются никак. Кроме слов Самойлова и Сердитова. И не имеют никакого логического объяснения. Непонятен источник денег и основания для платежей.

Смотрите так же:  Банкротство с нуля

— Как получилось, что Самойлов вышел из дела?

— Он дал массу признательных показаний. Сознался в том, что давал взятки всем, начиная с представителей «Газпрома», заканчивая всеми должностными лицами, которых только знал. В последующем его фигура, вероятно, была использована в различных целях, за что, по всей видимости, он был «исключен» из «преступного сообщества», а именно, по версии следствия, вышел добровольно. Именно поэтому в отношении него, как объяснялось, дело было прекращено. А этот «неудобный» эпизод с мошенничеством, в котором Самойлов имел неосторожность сознаться, прекратили, потому что оказалось, что в нем нет состава преступления. У нас было похожее дело, когда Вячеслава Михайловича обвиняли в даче взятки мэру города Зенищеву якобы за то, что транспортная компания выиграла конкурс. В результате, не найдя ничего, вынесли постановление о прекращении в отношении моего доверителя уголовного преследования. Как выяснило следствие, у Гайзера не было бизнес-интересов, и, как дальше написано в постановлении, «в том числе в транспортной сфере».

— Что по остальным эпизодам можете пояснить?

— По «преступному сообществу», если очень коротко, то следствие выдает соподчиненность внутри правительства Коми за неформальные преступные связи, рассуждая о том, что это и есть преступная деятельность. Для меня как для юриста это странно, плюс есть масса вопросов, связанных с формальной стороной: например, где логика в том, что что «преступное сообщество» создали в 2005 году, а начали «преступную деятельность» только в 2011 году, когда приватизировали и продавали «Зеленецкую». Так, в Фонд поддержки инвестпроектов Коми вносились десятки предприятий, а украли якобы только одно.

— Когда все только начиналось, у Вячеслава Гайзера изъяли деньги, личные вещи, золото, документы на самолеты.

— Мы опровергли эти данные в суде и СМИ еще на этапе избрания мер пресечения и этапе обжалования обысков. У Вячеслава Михайловича изъяли деньги в размере его двухмесячной заработной платы. Изъятые часы — это в основном часы российской фирмы «Полет», подаренные на юбилей ФСИНа, или сувенирные часы, полученные в подарок от президента. В момент задержания на нем были дорогие часы «Роллекс» стоимостью порядка трех тысяч долларов, их, кстати, вернули. Что касается документов на покупку каких-то самолетов, о которых Вы упоминаете, то объяснение простое: в представительстве Республики Коми в Москве была найдены рекламные буклеты. Заявлять о том, что он намеревался покупать самолеты, странно. Плюс на сегодня представители следствия не заявляют, что Гайзер владеет какими-то иностранными компаниями или имеет иностранные счета. В нашем деле есть известный бизнесмен — Александр Зарубин. У него в офисе, конечно, были обнаружены документы на оффшорные компании, которые ему принадлежали. Впоследствии данные (включая «картинки» с задержаний и обысков у фигурантов других громких дел) смешались. На сегодня у Вячеслава Михайловича арестованы: двухкомнатная квартира в Сыктывкаре, участок с гаражом в шесть соток. Слухи о том, что выявили «подпольного миллионера» явно преувеличены. Дошло до смешного на одном из этапов следствия.

— Расскажите, что имеется в виду.

— При избрании и продлении меры пресечения на всех фигурантов каждый раз предоставлялась справка с одинаковой формулировкой: «Имеет счета за границей, может скрыться, есть связи в правоохранительных органах». Когда продлевали меру пресечения свыше двух лет, справка была изменена. Появился пункт о том, что у Гайзера, по сведениям оперативных служб, есть «обширные связи в кругах экстремистов», в связи с чем он «представляет опасность для общества». Я не выдержал и пошутил, что подзащитный два года содержится в Лефортово с людьми, которые обвиняются в экстремизме или терроризме и видимо, за два года он и «наработал вышеуказанные связи». Очевидно, что аргументов продлить арест уже не было, отсюда и абсурдные данные. Вячеслав Михайлович очень надеется на то, что в суде все-таки мы объективно рассмотрим все вопросы, потому что в ходе следствия по существу дело не рассматривается. Ранее, на этапе избрания и продления меры пресечения, суд не может входить в суть дела и рассматривать вопрос, виновен или не виновен: суд просто определяет, необходимо содержать человека под стражей или нет.

— Ваш подзащитный рассчитывал на рассмотрение дела в республике?

— Конечно, он на это надеялся. И хотел, чтобы процесс проходил в Коми, чтобы жители республики могли приходить на процесс, слушать и сами оценивать установленные обстоятельства. С точки зрения закона, если лицо обвиняется в нескольких преступлениях, дело подсудно суду, на территории которого совершено большинство из них либо самое тяжкое. Из семи эпизодов пять, по версии следствия, совершены в Коми. Самое тяжкое, касающаяся участия в преступном сообществе, тоже.

— Какой из эпизодов к республике не относится?

— Легализация. Это вопрос перечисления со счета на счет.

— Как менялось само «дело Гайзера» и с каких позиций?

— Оно менялось с точки зрения наличия того или иного обвинения. Изначально эпизод с «преступным сообществом» касался только «Птицефабрики Зеленецкой». Потом появился СПК, якобы купленный по завышенной цене, потом — взятки. Любопытные факты: птицефабрика была приватизирована и в последующем созданы совместные предприятия, куда был внесен этот пакет акций. По результатам деятельности совместного предприятия с инвестором были решено расходиться, потому что совместно развивать эту отрасль не получилось. В результате республика получила деньги, на которые приобрела хлебозавод и молокозавод, принадлежащий частным лицам. Оставив у себя 18 процентов акций «Зеленецкой», 82 процента республика уступила частному инвестору. Часть акций до сих пор принадлежит республике. Хлебозавод и молокозавод на сто процентов стали республиканскими. Изначально в вину вменялся несоразмерный обмен. Мы стали говорить о том, что к этой сделке Вячеслав Михайлович не имеет никакого отношения. Он ее не совершал, он глава республики и не подписывал сделок. Следствие же говорит о том, что он «способствовал приватизации», а именно внесению в Фонд этого предприятия. Но ведь приватизировалась и масса других предприятий, был соответствующий закон о переводе ГУПов в АО. И на тот момент птицефабрика на сто процентов принадлежала республике. Никакого риска утраты не было. Тогда в чем заключается преступление? Приватизация законна, внесение уставного капитала законно. Следствие же говорит так: иногда для совершения преступления достаточно совершить несколько последовательных законных действий. В итоге птицефабрику якобы «похитили».

— Для чего это все, на ваш взгляд? Само «дело Гайзера»?

— Не могу ответить. Я спрашивал Вячеслава Михайловича, есть ли у него враги, кто мог это инициировать, но он не может пояснить. Есть только предположения. Наверно, есть интересанты. Можно посмотреть, какие результаты есть на данный момент: что изменилось, кто что получил. Допустим, легализацию вменяют путем постройки гостиницы, как предполагает следствие, на деньги Зарубина. Компания, которая ее строила, принадлежала Хрузину — тоже фигуранту дела. На сегодня, пока Хрузин в тюрьме, компания уже отошла каким-то третьим лицам. Он сейчас заявляет по этому поводу в правоохранительные органы, чтобы узнали, кто, как, на основании чего переписал акции. У нас возникает большой вопрос. Известно, что Антон Фаерштейн умер в тюрьме. Он возглавлял компанию, которая владела пакетом акций «Зеленецкой». Так вот, уже после его смерти кто-то проводил собрание акционеров по доверенности от компании «Метлизинг». Кто-то что-то подписывал.

— Вам известно, что сейчас происходит с Ромадановым?

— Он знакомится с материалами дела.

— Как в течение двух лет живет Вячеслав Михайлович? Каково его психологическое состояние? Здоровье?

— Все нормально. Он держится. По здоровью: у него очень сильно испортилось зрение. Сейчас мы добиваемся того, чтобы его осмотрел квалифицированный врач. В изоляторе достаточно тусклый свет. Читать там очень тяжело. В остальном все в порядке. Даже если у него есть некоторые проблемы со здоровьем, он не жалуется и предпочитает об этом не рассказывать. Часто, когда человек попадает в СИЗО, то вспоминает все болячки гипертрофированно. В случае с моим подзащитным это не так. Он очень сильный духом и жаловаться не привык.

— Как содержится все это время бывший глава? В чем специфика Лефортово?

— Лефортово — специфичное место. В камерах содержатся по двое, по трое. Помещение, где содержится сейчас Вячеслав Гайзер, — это маленькая комната с двумя кроватями, санузлом и небольшим окошком. В течение дня разрешается одна прогулка продолжительностью в один час. Вячеславу Михайловичу соседей меняли несколько раз. В основном это были люди, которых обвиняют в экстремизме, терроризме. Раньше у него были совсем юные двадцатилетние сокамерники. Немного времени он побыл с экстрадированным из Италии, бывшим главой «Росграницы». Хоть немного пообщался с человеком примерно своего возраста и квалификации.

Смотрите так же:  Как правильно оформить частный дом в собственность

— Как часто вы видитесь и хватает ли времени для общения?

— Конечно, не хватает. Со свиданиями с защитниками в России плохо. Началось все вообще с того, что адвокатов не пускали в СИЗО. Мы рассказали об этом в СМИ. Нас поддержали коллеги, которые ежедневно сталкиваются с проблемой недопуска. Благодаря массовой поддержки прессы и профильного сообщества о проблеме недопуска защитников в СИЗО узнал президент РФ на Совете по правам человека. В целом в Лефортово много людей и мало кабинетов. В результате сначала встречи получались пример раз в неделю, потом раз в десять дней. Сейчас все то же самое.

— В чем конкретно обвиняется бывший начальник управления информации администрации главы Коми Павел Марущак?

— Насколько мне известно, он обвиняется только по 210 статье. В том, что, используя, служебное положение, создавал положительный образ президенту и партии. Он сам занимает активную позицию и будет ее отстаивать. Вместе с адвокатом их смущает формулировка «использовал служебное положение» и «создавал положительный образ», учитывая, что объектом его работы был не преступник, а работодатель. Он освещал деятельность в том ключе, в каком она и происходила. Никаких фактов никто не переворачивал.

— Так было ли вообще «преступное сообщество», как бы вы ответили?

— Что такое «преступное сообщество» в бытовом понимании? Это «братва 90-х». Люди, которые не работают, живут по понятиям, только совершают преступления и с этой целью объединились. Сейчас же нам говорят, что люди, руководившие республикой, у которых были должностные инструкции и функционал — члены «преступного сообщества». На Ваш вопрос отвечу — нет.

Экс-глава Коми Гайзер наймет новых адвокатов

Гайзер заявил сегодня на заседании суда буквально следующее: «Прошу суд освободить от участия в процессе моих адвокатов, выражаю благодарность своим защитникам за проделанную работу с 2015 года по сегодняшний день». Таким образом, он уведомил суд о смене адвокатов с 1 июля 2018 года.

Причину смены защитников Гайзер не пояснил. Его теперь уже экс-адвокат Вячеслав Леонтьев также не стал комментировать причины такого решения.

«Адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем, без согласия доверителя, в том числе о причинах расторжения соглашения», — сказал он.

Леонтьев пояснил, что согласно статье 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. И уточнил, что по закону обязанность адвоката хранить профессиональную тайну является одним из основополагающих принципов адвокатской деятельности.

По данным следствия, предполагаемые члены преступного сообщества занимались незаконным присвоением имущества Республики Коми и взяточничеством.

Среди наиболее крупных сделок, которые, по версии следствия, провернули обвиняемые — присвоение 100 процентов акций принадлежащего республике ОАО «Птицефабрика Зеленецкая», а также средств ОАО «Фонд поддержки инвестиционных проектов Республики Коми» на сумму более 67 миллионов рублей. Бывший заместитель председателя правления корпорации «Ренова» Александр Зарубин, по данным следствия, стал главным организатором и руководителем сообщества. Но его нет на скамье подсудимых: он сбежал от нашего правосудия за границу. Он объявлен в международный розыск.

В суде был допрошен экс-зампред правительства Коми Константин Ромаданов. Он раскрыл некоторые детали того, как функционировал «неформальный бюджет» группы. По его словам, порядка 80 процентов криминально собранных денег расходовались на выборные кампании всех уровней власти, а частным лицам производились как ежемесячные, так и единовременные выплаты. Причем суммы эти были весьма значительные. Один только предшественник Гайзера на посту главы республики — Владимир Торлопов — получал полтора миллиона рублей в месяц.

Адвокат гайзера

Сегодня из-за неявки в суд одного из адвокатов фигурантов «дела Гайзера» государственный обвинитель не смог приступить к зачитыванию обвинительного заключения. По окончании судебного заседания, на котором не было вынесено решения по ходатайству следствия о продлении ареста имущества фигурантов дела, на вопросы журналистов ответил адвокат Вячеслава Гайзера Вячеслав Леонтьев.

По его словам, бывшему главе Коми вменяется семь преступлений: участие в организованном преступном сообществе, два эпизода мошенничества в особо крупном размере, две особо крупные взятки и два эпизода отмывания преступных доходов.

Защитник подчеркнул, что следствие организатором преступного сообщества считает только предпринимателя Александра Зарубина, а Гайзеру отводит роль участника ОПС.

Экс-глава Коми обвиняется в хищении в составе организованной группы более 80% акций ОАО «Птицефабрика «Зеленецкая» и доли участия в ООО «Сыктывкарский промышленный комбинат».

По мнению следствия, в 2008 году Вячеслав Гайзер способствовал назначению Александра Сердитова генеральным директором ОАО «Сыктывкарский ликеро-водочный завод», в обмен за что ежемесячно с мая 2009 по март 2011 года получал вместе с другими участниками группы от Сердитова по 500 тыс. руб. В марте 2011 года Гайзер утвердил Сердитова на должность заместителя руководителя администрации главы и правительства Коми, поставив генеральным директором «СЛВЗ» родственника Сердитова – Владимира Тяпкина. При этом еще более полугода продолжил получение от Сердитова по 500 тыс. руб. каждый месяц.

С 2012 года и вплоть до сентября 2015 года по указанию Гайзера Сердитов передавал по полмиллиона экс-премьеру правительства Коми Константину Ромаданову. В общей сложности Гайзером и Ромадановым с 2009 по 2015 год от Сердитова получено 36 млн руб.

Другая взятка, по мнению следствия, получена экс-главой в виде 50% доли участия в уставном капитале ООО «Автоцентр». Гайзеру и его первому заместителю Алексею Чернову, считает следствие, передал это имущество экс-сенатор от Коми Евгений Самойлов за общее покровительство с их стороны предпринимательской деятельности на территории республики. В последующем с целью легализации 50% доли участия был совершен ряд сделок, в результате это имущество было оформлено на бывшую супругу Чернова.

Легализация от хищения ОАО «Птицефабрика «Зеленецкая» заключается в том, что в период с июня 2011 года по май 2015 года дивиденды по акциям на сумму 1,45 млрд руб. были перечислены на счета различных юридических лиц и использовались в различных финансовых операциях.

Как прокомментировал изданию BFM.RU политолог, уроженец Коми, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев, очевидных бенефициаров дела Гайзера нет.

— С точки зрения каких-то экономических бонусов никто их не получил. Что касается крупных целевых компаний, работающих в Республике Коми, они решают проблему на другом уровне, им судьба главы региона в этом смысле ничего не дает. Была разрушена сложившаяся система электорального контроля принуждения, которая была в Коми достаточно высокой. Скажем, в 2011 году был регион с такими почти кавказскими результатами. Бенефициаром стала, скорее, оппозиция, потому что Республика Коми в результате оказалась нормальным голосующим регионом, которым она перестала быть при Гайзере. Электоральные последствия для власти негативные. С точки зрения качества проведения политики в регионе — тоже, потому что, когда вы вымываете львиную долю управленческого аппарата квалифицированного, он у вас не сможет заместиться очень и очень долго, — сказал Александр Кынев.

МОСКВА, 27 дек – РАПСИ. Замоскворецкий районный суд Москвы до мая 2018 года продлил срок ареста имущества экс-главы республики Вячеслава Гайзера, обвиняемого в получении взяток в особо крупном размере, сообщил РАПСИ адвокат Вячеслав Леонтьев.

«Мы заявляли изначально, что земельный участок уже 15 лет не принадлежит моей семье. Эти данные за два года не были проверены, хотя документы были представлены. Моя супруга приобрела имущество до 2005 года. Хочу обратить внимание, что общая сумма моих средств составила 2 миллиона 800 тысяч рублей. До прихода во власть я руководил коммерческими банками, что позволило моей семье приобрести квартиру в Москве», – отметил во время заседания Гайзер. По словам адвоката, помимо денежных средств под арестом также оказались две квартиры в Москве и Сыктывкаре.

Как ранее сообщала пресс-служба Генпрокуратуры РФ, в преступное сообщество, по версии следствия, вместе с Гайзером входили его заместитель Алексей Чернов, председатель Государственного совета Республики Коми Игорь Ковзель, член Совета Федерации РФ – представитель от правительства Республики Коми Владимир Торлопов и еще 10 лиц. Все они в зависимости от роли и степени участия обвиняются в создании и участии в преступном сообществе, получении взяток, мошенничестве и легализации имущества, полученного преступным путем.

По данным следствия, руководители и участники сообщества совершали преступления, направленные на завладение высокорентабельными предприятиями региона либо установление контроля над ними с целью незаконного обогащения. Так, в 2010 году фигурантами была организована приватизация ГУП «Птицефабрика Зеленская», после чего акции этого предприятия стали принадлежать подконтрольному им юридическому лицу. В целях легализации дивидендов акционерного общества на сумму порядка одного миллиарда рублей соучастники провели ряд сделок с этими деньгами.

Смотрите так же:  Временное пребывание иностранного гражданина в рф

Отмечается, что обвиняемые были причастны и к хищению денежных средств ОАО «Фонд поддержки инвестиционных проектов». Так, Республике Коми был причинен ущерб на сумму 3,5 миллиарда рублей, подчеркнули в СК РФ. Однако следствием уже были приняты меры к обеспечению возмещения ущерба потерпевшей стороне и арестовано имущество на вышеупомянутую сумму.

Кроме того, следствием были установлены случаи получения взяток участниками сообщества: в 2013 году они получили две 25% доли стоимостью 160 миллионов рублей в уставном капитале «Автоцентр» от предпринимателя за общее покровительство. Впоследствии эти доли были переоформлены на подконтрольное обвиняемому Чернову юридическое лицо ООО «Отель-Сервис» и таким образом легализованы. Сам Гайзер в 2008 году способствовал назначению установленного следствием лица на должность директора ОАО «Сыктывкарский ЛВЗ», за что получил 37,5 миллиона рублей.

В августе прошлого года один из фигурантов дела – гендиректор «Комижилстрой» Антон Фаерштейн – умер в московском СИЗО «Матросская тишина».

Погибшего подельника экс-губернатора Гайзера не захотели признать мертвым

Но суд все равно продолжил рассматривать дело бывшего главы региона

14.05.2018 в 16:51, просмотров: 2718

Внезапная смерть фигуранта беспрецедентного дела, в котором оказалась замешана вся верхушка власти Республики Коми с ее главой Вячеславом Гайзером, в понедельник, 14 мая, чуть не сорвала в очередной раз заседание в Замоскворецком городском суде. Несмотря на отсутствие официального признания гибели в ДТП «фасовщика денег» Алексея Соколова, суд продолжил рассмотрение дела и продлил арест имущества, а также меры пресечения всем фигурантам дела до 27 августа.

ДТП, в котором еще 7 мая погиб находившийся под домашним арестом гендиректор компании «Комплексное управление проектами» и по совместительству доверенное лицо бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова, продолжили обсуждать и в понедельник (напомним, что предыдущее заседание, на котором сообщили печальную новость, было решено перенести на 14 мая). Тогда выяснилось, что несчастье произошло вечером на одной из улиц Новороссийска. Соколова, который ехал на мопеде, сбила иномарка, выехавшая на встречную полосу.

Соколов, напомним, обвинялся в создании преступного сообщества, участии в нем с использованием своего служебного положения. Свою вину он признал и успел рассказать о том, как в группировке распределялись денежные средства. Так, по его словам, с 2006 года по поручению Ромаданова он лично вел учет черной кассы, составлял таблицы доходов и расходов денежных средств. Также у Соколова была своя система учета платежей — в таблице он отмечал конверты с суммами и инициалами. Так, например, Соколов смог вспомнить такие инициалы, как ГВМ (Гайзер Вячеслав Михайлович), ЧАЛ (Чернов Алексей), которые соответствуют именам ряда фигурантов дела.

В понедельник в суде адвокаты подсудимых просили снова перенести судебное заседание, так как никаких данных, подтверждающих смерть Соколова, они не получили.

— В связи с неявкой Соколова документы не представлены, и он сам снова не явился. Необходимо отложить заседание, — заявила защита подсудимого Валерия Веселова.

— Насколько мне известно, в суд поступили ксерокопии документов о смерти Соколова. Но до настоящего времени суд официально участников заседания об этом не уведомил, — в то же время отметил и защитник подсудимого Алексея Чернова.

В то же время судья резонно заключила, что о смерти Соколова было заявлено на прошлом заседании и «оснований, что он явится, нет».

Напомним, что это не первая смерть в громком деле. В 2016 году в СИЗО погиб директор компании «Метлизинг» Антон Файерштейн.

Когда вопрос с Соколовым был разрешен, суд вернулся к просьбе прокуратуры продлить арест имущества и меры пресечения всем фигурантам уголовного дела до 27 августа. Прокуратура настаивала на том, что дело относится к категории особо тяжких и многие свидетели по делу еще не были допрошены. Таким образом, находясь вне камеры изолятора, обвиняемые смогут воспользоваться своими связями и повлиять на них, надавить и использовать в своих интересах.

Впрочем, у фигурантов дела было свое видение ситуации. Так, например, экс-начальник управления информации региональной администрации Павел Марущяк принес в суд документ о том, что его многодетная семья (у мужчины на иждивении четверо несовершеннолетних детей) является малоимущей.

— Документ свидетельствует о том, что у меня нет средств, которые помогут мне скрыться или надавить на свидетелей. уполномоченный орган проверил и установил юридический факт о том, что я малоимущий, — сказал судье Марущяк, протягивая из клетки бледно-розовый лист бумаги. Мужчина также поинтересовался у суда, почему к нему нельзя применить «хотя бы домашний арест», если сторона обвинения так боится его давления на свидетелей. Марущяк также успел пожаловаться суду, что «конвойный полк проигнорировал решение суда» об осуществлении особого порядка доставки обвиняемых, так как у некоторых есть опасные заболевания.

Адвокат Вячеслава Гайзера тем временем отметил, что его подзащитный заслуживает более мягкой меры пресечения. Во-первых, он был неоднократно награжден и отмечен президентом, ФСБ и по иронии судьбы ФСИН. Во-вторых, у Гайзера есть где отбывать домашний арест в Москве — жена подсудимого дала согласие на то, чтобы муж жил в ее квартире на улице Таллинской. Вся территория возможного пребывания Гайзера, кстати, отметил защитник, оборудована камерами видеонаблюдения, а также обнесена забором. Кроме того, у бывшего главы Коми за почти трехлетнее пребывание под стражей резко ухудшилось зрение, ему теперь требуется операционное вмешательство.

Кстати, несмотря на неутешительные прогнозы врачей, бывший высокопоставленный чиновник имел вполне цветущий вид для человека, прибывшего из изолятора, — гладко выбритый, в выглаженной рубашке, в солидном пиджаке.

— Почти полгода идет судебное разбирательство, допрошены почти все свидетели, и ни один из них не заявлял о том, что я пытался, находясь на своей должности, под следствием, под арестом, влиять на ход следствия на свидетелей и участников процесса. Таких доказательств не прозвучало, — заявил главный фигурант дела Гайзер. Он также отметил, что и некоторые его «друзья по несчастью» обвиняются по аналогичным статьям, но при этом находятся под домашним арестом.

— Каким образом отличается положение этих людей от моего? Почему они могут обвиняться и находиться под домашним арестом, а я не могу? — искренне удивлялся подсудимый.

Слабое здоровье — похоже, удел многих фигурантов этого дела. Значительно хуже, чем у Гайзера, обстоят дела у находящегося в СИЗО предпринимателя Валерия Веселова. По словам его адвоката, у мужчины имеется онкология, в связи с чем поставлена «сетка на желудке». Кроме того, Веселов инсулинозависимый и даже в суде «сам себе колет инсулин, иначе может впасть в кому».

— Веселов нуждается в постоянном медицинском наблюдении, — сказал его адвокат, напомнив, что «жизнь человека бесценна и купить ее ни за какие деньги нельзя».

— Экс-замглавы Коми Алексей Чернов, в свою очередь, заверил суд, что не обладает «четырьмя внутренними паспортами», как ранее об этом заявляло следствие, и никогда не был в Южной Корее, на чем ранее оно настаивало.

Он также заявил, что его отец — известный киноактер, который, по мнению стороны обвинения, якобы мог помочь ему сбежать или повлиять на ход следствия, к тому времени «уже как четыре года был мертв».

Адвокат Чернова в то же время попросил суд отпустить его подзащитного под залог. В качестве залога защитник предложил 3,5 миллиона из своих собственных средств.

В итоге суд выслушал все стороны и постановил продлить меры пресечения всем фигурантам дела до 27 августа, а также продлить арест на имущество (в деле фигурируют десятки миллионов рублей, ценные бумаги, акции, десятки квартир, гаражей и автомобилей).